Знаете, я до сих пор помню тот день. Тогда с самого утра что-то не ладилось: ссора с родителями, заваленная контрольная, промозглый ветер… И одно желание: поскорее вернуться домой, в свою комнату, закрыть дверь и слушать Doroдо самого вечера. Но чтобы добраться до дома, нужно было трястись в холодном «ПАЗике» ещё около часа. Унылые лица попутчиков не добавляли оптимизма. Казалось, будто у всех этих людей настолько плохи дела, что сил улыбнуться просто нет. Впрочем, именно у меня так и было. До 14 часов 4 минут. Я уже почти уснул, как со мной часто бывает в автобусах. Но что-то странно-необъяснимое заставило меня открыть глаза. Вошла Она. И всё изменилось в этот самый момент. Рыжая девчонка с раскрасневшимися от мороза щечками села напротив, улыбаясь своим мыслям или мне…Пассажиры недовольно косились на неё, злясь за то, что она нарушила их депрессивно-опечаленное настроение. Ну ещё бы! Ярко-зелёный пуховичок, желтый лак на ногтях, красные ботинки заставляли улыбнуться против своей воли. А если честно, улыбаться ей было чертовски приятно. Она достала из сумки миниатюрную Flipbook, открыла, убрала переливающуюся закладку и начала читать, погружаясь в книгу всё глубже и глубже. Сон как рукой сняло. Я не мог отвести взгляд от неё, такой яркой, такой другой. Иногда по ее щеке скатывалась слезинка, которую она тут же смахивала. А уже в следующий момент хихикала, прикрывшись рукой. Я не мог отвести от неё взгляда. В какой-то момент она подняла глаза и посмотрела на меня своими огромными карими глазами, такими, по-детски наивными и подмигнула. Слышите? Подмигнула. Мне, совершенно незнакомому человеку в общественно транспорте. Мои губы непроизвольно вытянулись в улыбке, и я впервые почувствовал, как покраснели мои уши. Она жестом указала на них и засмеялась, заставив меня смущаться и отвести взгляд. Я почувствовал себя неловко и отвернулся к окну, за которым проплывал безрадостный серый пейзаж. Шуршание бумаги заинтриговало меня, яобернулся. Она искала что-то в блокноте, видимо, чистую страницу, нашла, и начала писать карандашом. Мне показалось неудобным следить за ней, поэтому я сделал вид, что задремал. Спустя пару минут она коснулась меня. Так просто и непринужденно. Я открыл глаза и увидел неумело накарябанную надпись: «Ты забавный». Люди с соседних мест с интересом смотрели на нас. Я немного наклонился к ней и чуть слышно ответил: «Ты тоже». Она лишь засмеялась и ничего не сказала, только снова достала блокнот.
-Пойдем гулять? – было написано дрожащей рукой. Я взглянул в её огромные глаза, в которых видел своё отражение, и кивнул. Мы вышли на следующей остановке.
На улице по-прежнему было слишком холодно для прогулок, но её это не смущало. Она с помощью блокнота попросила меня рассказать смешную историю.
Я не такой умелый рассказчик, если честно, но это всё казалось каким-то ненастоящим, иррациональным, готовым упорхнуть, как бабочка от маленького ребенка, тянущего ручонки. Она была волшебной, лёгкой, простой и сложной одновременно. Я ей рассказал историю из своей студенческой жизни, она слушала внимательно, улыбаясь, а в конце смеялась так долго и искренне, что я не верил, что она не лукавит.
-Ты замерзла? – я обеспокоенно посмотрел на неё. Она отрицательно замотала головой.
-Скажи что-нибудь. Ты стесняешься меня? – мне так хотелось услышать её голос, каждую нотку, каждый звук. А она лишь заплакала.
-Тише, тише, не плачь, я не хотел тебя обидеть, - я попытался обнять её, но она отстранилась. Только взяла карандаш и нацарапала одну-единственную фразу: «Прости, я не умею».

Поделиться: