Экранизация повести Григория Федосеева
тоже тому виной
Эвенкийских традиций череда,
Таёжное величие лесное.
Страх детства не уходит никогда.
И может вновь и вновь лишать покоя.

И это лишь вступление…

Неторопливый ритм, и где-то хруст,
И что у путника в руке так громыхает?
То котелок, сейчас он просто пуст.
Злой дух Ямбуя, он тебя уж поджидает.

Твой котелок как гонг…

Ты за водой, а там к тебе медведь.
Твой котелок его призвал к обеду.
Огромны когти и клыки, то Смерть
Злой дух Ямбуя принял жертву эту.

Теперю боюсь греметь…

В мои четыре в зоопарк пошли.
Злой дух Ямбуя ждал в тиши звенящей.
Всё те же когти, как ножи клыки.
Смеётся мама: он не настоящий,

А чучело для фото…

Не верю. Знаю – стоит подойти,
Он клацнет пастью, разорвёт не медля.
И примет жертву. Больше не уйти,
Ещё чуть-чуть… упущен шанс последний…

Не подойду!

А мать смеётся и толкает всё вперёд,
Ей движет вековой уклад, наверно.
Детишек жертвовать давно привык народ,
А уж она всегда во всём примерна!

Толкнула всё-таки…

Я и теперь себя жалею так,
Когда смотрю на этот зверский снимок.
Злой дух Ямбуя, возвышаясь как маяк,
Раскинув лапы, будто ждёт обнимок.

И мелкая в слезах…


Поделиться: