Безусловно, известие о том, что Кирилл не хочет встречи, сильно подкосило Нику, но она постаралась смириться. Девушка просто запретила себе думать о чем-то личном, о возможности каких-либо отношений, выходящих за рамки обычного общения, и радовалась тому, что у неё есть такой замечательный друг – сопереживающий и чуткий, внимательный и заботливый, милый и забавный.
- Но все же я не понимаю, - сказала как-то поздним вечером Ася, устраиваясь на диване с чашкой кофе, - как можно любить человека и не хотеть его увидеть?
Вероника отвлеклась от написания очередной сказки, которую требовал Кир, и откинулась на спинку стула. Парня она уже отправила спать, пожелав спокойной ночи и сладких снов, и теперь занялась новой историей, чтобы порадовать его с утра.
С тех пор, как Кирилл вернулся домой, их разделяли не только километры, но и часовые пояса. Это было немного неудобно, но приходилось привыкать.
- Если честно, я этого тоже не понимаю. Может, он любит не так сильно, как я? Это ведь я всегда бросаюсь в крайности и если отдаюсь кому-то, то полностью, без остатка.
- И вот это ты зря, - заметила подруга. – Нельзя становиться настолько зависимой от парня. Что будет, если он вдруг решит прекратить всё это?
Ника посмотрела на нее.
- Много чего будет – птички, цветочки, солнышко… Тут надо спрашивать чего не будет, - с горькой усмешкой ответила она.
- Опять кого-то цитируешь? – поинтересовалась Ася, уловив что-то смутно знакомое.
- Ага, только не помню кого именно.
- Ну, ты точно писатель!
- Да уж! Я и сама начинаю в это верить – слишком часто мысли складываются в витиеватые фразы и в голове мелькают разные сценки. А рассуждать я вообще могу часами!
- Это же хорошо.
- Хорошо… - отстраненно подтвердила Вероника, задумавшись о другом. Потом медленно произнесла:
- Всё когда-нибудь заканчивается, и я допускаю вариант, что нас с ним жизнь разведет, но я этого не хочу и приложу все усилия, чтобы подобное не случилось. Потому что без Кира…
- Ты скатишься опять в свою апатию и полный пофигизм? – предположила Ася.
- Боюсь, что да.
- Паршиво. Я хочу живую и адекватную подругу, а не безразличную сомнамбулу.
- А уж я-то как хочу быть живой! – Ника прикрыла глаза. – Я даже представить не в состоянии насколько плохо мне будет. Я знаю, что в итоге выживу – живучая ведь, - она грустно улыбнулась, - но меня до чёртиков пугает мысль, что всё это закончится и Кирилл исчезнет. Ты же видела, как меня ломало, когда он сказал, что не хочет встречи…
Да, тогда Асе понадобились все её запасы успокоительного, чтобы Нику перестала бить дрожь, а с лица пропала призрачная бледность. Она еще никогда не видела спокойную и уравновешенную подругу в таком состоянии.
- Я давно подозревала, что я попала сильнее, чем он, - сказала Вероника. – Он молодой и красивый, у него есть друзья, сестрёнка. Если мы перестанем общаться, он не останется один, ему будет проще, а вот я… Кир ведь мой единственный друг, понимаешь? У меня никогда с парнями не было таких близких дружеских отношений.
И это действительно так. Друзей у Ники вообще было мало. Ася – лучшая подруга еще со школы, а вот с мальчиками она всё же сохраняла некую дистанцию, убедившись на опыте, что противоположный пол редко способен удержаться в рамках дружбы.
- Может, он меня не так уж и любит? – с болью в голосе спросила девушка.
- Опять ты загоняешься, - Ася закатила глаза. – Любит! Ты это знаешь, он это знает, я это знаю! Даже моя кошка и то это знает! Так что перестань выдумывать!
Ника сделала глубокий вдох.
- Постараюсь…
Думать ей было вредно – к этому выводу она пришла уже давно, но всё же не могла остановить постоянную круговерть мыслей.
- Ты ведь в курсе моей философии о том, что за всё в жизни нужно платить? – Вероника развернулась, положив руки на спинку стула и опершись на них подбородком. – За свой образ жизни нетипичной домохозяйки я заплатила здоровьем, за писательство – богатым опытом неудач и разочарований, что лишь укрепили мою веру в дурацкое «всё будет хорошо», и вот сейчас… - она ненадолго умолкла.
- Мы с ним как-то обсуждали это… Он сказал, что за него я плачу своими нервами, - Ника улыбнулась, как и всегда, когда речь заходила о Кирилле. – Я заявила, что он того стоит, а это чудо обиделось!
- Да, нервы он тебе изрядно треплет, - согласилась Ася.
Подруга неопределенно дёрнула плечом.
- Я подозреваю, что счёт, который жизнь выставит мне за Кира, будет непомерно большим. Я могу этого не выдержать, но, даже зная о последствиях, я не в силах отказаться от него. Возможно, было бы лучше мне уйти, пока еще не слишком поздно – хотя, по-моему, всё же поздно – но я просто не смогу. Если я сделаю это, то буду жалеть всю жизнь.
- И как тогда поступить?
- Откопать свой пофигизм и наплевать на будущее, наслаждаясь настоящим, - Ника опять улыбалась, но в глазах застыла грусть. – На старости лет будет что вспомнить!
- Да уж, старушка ты наша! – рассмеялась Ася.
- А что? Буду же… лет через пятьдесят! – разговор закончился на шутливой ноте, что ничуть не умаляло его серьёзности.
Вскоре после этого Вероника вернулась к сестре, но её итак затянувшийся отпуск тоже подходил к концу, и девушка часто гуляла по городу и любимой набережной, запоминая ставшие родными улочки, или просиживала в парках, переписываясь с Киром, жмурясь от солнца и подставляя лицо дувшему с моря ветру, пахнущему тиной и солью.
«А где ты жил, когда был здесь?» - спросила она в один день, присев на лавочку, чтобы отдохнуть и полюбоваться на опавшую листву, живописно разбросанную по зеленой траве.
«Почти в центре», - Кирилл написал название улицы.
«О, так я там чуть ли не каждый день мимо проходила!»
«Прикольно! Может, мы даже виделись, но тогда еще не были знакомы!»
- Хм, - Ника с сомнением закусила губу.
«Вряд ли, я хоть и не имею привычки разглядывать прохожих, но уж точно обратила бы внимание на парня с длинными волосами!»
Но мысль была интересной и волнующей. Они ведь ходили по одним и тем же улицам, могли быть в одних и тех же местах, сидеть на одной скамейке!
Она покосилась на лавку рядом с собой, представив, что совсем недавно здесь был Кир.
«Это так странно», - написала Вероника.
«А скажи-ка мне номер дома, я хочу посмотреть на него».
«Я не помню», - сокрушенно признался парень.
Ника лишь вздохнула, в очередной раз поражаясь избирательности его памяти – номера, пароли в сети и вообще любые цифры категорически не желали задерживаться в голове.
«Ну там был розовый дом, потом чёрные ворота, а вот следующий – наш».
- Ну хоть что-то, - скудные сведения всё-таки дали подсказку, где искать необходимое здание.
Бросив последний взгляд на лавочку и невидимого, но возможного соседа, девушка поспешила в центр. Вопреки ожиданиям найти дом оказалось несложно – соседние ворота, заросшие плющом, были прекрасным ориентиром! Но лишь завидев их, Ника замедлила шаг, почему-то разволновавшись.
- Что это еще за глупости? С чего мне бояться какого-то дома, если я уже сто раз мимо него ходила?
«Нашла?» - поинтересовался Кирилл.
«Да», - ответила она и заставила себя подойти ближе.
Металлический забор, какие-то декоративные завитушки на выкрашенных в серебряный цвет воротах, кирпичные столбики, отделяющие их от калитки, и трехэтажный коттедж с красной треугольной крышей за ними.
С виду совершенно обычный дом – в городе таких навалом – но в тоже время единственный в своём роде.
Обе комнаты второго этажа имели выход на балкон, огороженный чугунными перилами. Сейчас он пустовал, но летом там, наверняка, стояло плетеное кресло или маленький диванчик, чтобы можно было загорать и наблюдать за суетой на улице.
- Он жил здесь, - прошептала Ника, замерев посреди тротуара и разглядывая дом. Прохожие обходили её стороной, недоумевая и ворча, что она мешает пройти.
- Кирилл. Жил. Здесь, - повторила раздельно, словно стараясь запечатлеть эти слова где-то в сознании, чтобы было проще сопоставить их с ощущением трепетного волнения.
«А где была ваша комната?» - напечатала Вероника.
«На втором этаже».
Она еще раз осмотрела балкон, вглядываясь в занавешенные окна.
- Кир…
Если бы это была одна из историй Ворона Лика, то всё произошедшее далее можно было бы объяснить магическим воздействием или вмешательством каких-нибудь высших сил – в фэнтези любое событие легко списать на волшебство или происки злых колдунишек. Но, хоть Ника и писала фантастические книги, в реальной жизни она никогда не встречалась с необъяснимыми и мистическими явлениями.
На воротах висела синяя табличка, сообщающая о количестве комнат и человеко-мест – такие выдавались всем гражданам, сдающим своё жильё во время курортного сезона.
Однако сейчас её закрывало объявление с категоричной надписью «на зиму не сдаётся!».
На первый взгляд в этом не было ничего странного - осенью наплыв отдыхающих спадал и город затихал, вплоть до весны, когда с теплом и повышением температуры сюда вновь приезжали толпы отпускников – но сестра рассказывала Нике, что понятие «на зиму» включает в себя всё с конца сентября до начала мая месяца.
- Он же недавно уехал, - озадаченно пробормотала девушка. – Дней десять назад всего!
«Кир, а когда вы съезжали, хозяйка не говорила, что закрывает дом?» - спросила Ника.
«Нет, наоборот, она уже новых постояльцев ждала».
- Бред какой-то. Может, я ошиблась, и они не здесь жили?
«А что?»
«Не знаю, просто странно как-то…» - в полной растерянности написала она.
По описанию это был именно тот дом, и других похожих рядом не наблюдалось.
- Но если они уехали на позапрошлой неделе, то почему он закрыт уже полтора месяца?! – Ника огляделась по сторонам, будто надеясь, что кто-то сможет ей ответить на этот вопрос.
- Я либо чего-то конкретно не догоняю, либо свихнулась и мне пора в психушку.
«Чего странно?» - Кирилл не понимал в чем проблема.
- Надеюсь, он будет меня любить, даже если я выставлю себя совершенно чокнутой…
«А скажи, пожалуйста, какое сегодня число?»
«Эмм… пятое».
- Точно так.
«А месяц?» - Ника зажмурила один глаз и втянула голову в плечи, словно боясь, что ей сейчас треснут по лбу.
«Детка, вообще-то август на дворе нынче».
Опять-таки в книгах в подобные моменты часто сверкают громы и молнии или же земля уходит из-под ног. В реальности не произошло ровным счётом ничего – солнце всё так же лениво выглядывало из-за облаков, а люди спешили по своим делам, Вероника же стояла, приоткрыв рот от удивления и ощущая, как бешено колотится сердце.
- Август, - задушено прохрипела она. – Август, вашу Машу!.. Пора лечиться…
«Ты шутишь, да?» - промахиваясь по клавишам, с трудом напечатала Ника.
«Не понял».
Девушка начала судорожно вспоминать, обсуждали ли они когда-нибудь погоду или последние события происходящее в мире? Оказалось, что нет. За всё их общение они говорили о чём угодно, но только не о нынешних явлениях. Никогда не звучало каких-то дат или привязки ко времени.
- Разве такое бывает?
Кирилл прислал уже несколько сообщений, требуя объяснений, но Вероника не знала, что ему ответить. Как сказать человеку, что разница часовых поясов, из-за которой они переживали, сущая ерунда по сравнению с открывшейся истиной?
Разделяющие их четыре часа вдруг превратились в три месяца!
Хотя нет, между ними всегда были три месяца, только они об этом не знали!
- Этого не может быть! Это ведь не какой-то там фильм или книжка, где вечно твердят о временных потоках и пространственно-временном комтинууме, который нельзя нарушать! Это жизнь! Моя жизнь! Совершенно обычная и скучная!
«Ника!!!» - телефон надрывался от постоянных посланий.
«Я здесь».
«Фух… Куда пропала? Что случилось?» - Кир жаждал ответов.
«Всё в порядке… кажется».
«Так, ну-ка выкладывай!»
- Может, не стоит? – спросила она у самой себя. – Хотя если я промолчу, то точно свихнусь.
«Кирилл, я знаю, что это звучит как бред сумасшедшего, но постарайся мне поверить, ладно?»
«Угу».
«Ты сказал, что у тебя пятое августа, и если ты не шутишь и не обманываешь, то… я сама ничего не понимаю, но… у меня сегодня пятое ноября. Осень. То есть на три месяца позже, чем у тебя».
«В смысле?» - парень оставался спокоен, потому что еще не осознал всей сути открытия Ники, а вот она уже была не способна сохранять невозмутимость.
«В прямом. Пятое ноября! Двенадцатого я уезжаю домой, семнадцатого у меня день рождения. Сейчас ноябрь!!!»
«Но… такого ведь не бывает! Мы в разном времени, что ли?»
- Спокойствие, только спокойствие, как завещал нам дедушка Карлсон, - размеренно дыша, шептала Вероника. – И мне нужно присесть, - перейдя через дорогу, она прошла в небольшой скверик у библиотеки и села на низкую лавочку.
«Если смотреть по фактам, то получается да, но я не понимаю, как подобное могло произойти?!» - стараясь рассуждать здраво, написала девушка.
«Мне в голову приходят только машины времени, разломы между мирами и параллельные вселенные».
«Ага, скажи – у вас в небе не летают розовые слоны, а солнце не зеленое случайно?» - с губ Ники сорвался нервный смешок.
«Да вроде нет. Я специально в окно выглянул!»
- Он еще и шутить может…
«Всему должно быть объяснение – это я тебе как автор говорю. Нельзя отправить героя к чёрту на кулички в другой мир или свалить на него великую миссию по спасению вселенной, не расписав в подробностях за какие такие заслуги/прегрешения ему оказана столь великая честь (читай – наказание) и почему выбрали именно его, а не соседа с другого подъезда! Без «обоснуя» тебя читатели тапками закидают!»
«Значит, и у нас есть обоснуй, только мы его еще не знаем», - согласился Кирилл.
«Но мы же не в сказке живем! Я не героиня приключенческой эпопеи, я обычная девушка!» - только чуть успокоившись, Ника вновь разволновалась.
«Тогда герой – это я, а ты моя прекрасная спутница!» - наверняка гордо задрав нос, заявил он.
Вероника не могла не улыбнуться.
- Ладно, хватит истерить! Я взрослый, сознательный человек и должна вести себя соответственно!
«Давай просто подумаем и вспомним, как всё началось?» - предложил Кир.
- Как началось? – она закусила губу. Как ни странно, но день своего знакомства они тоже раньше не обсуждали.
- О чём мы вообще умудрялись постоянно разговаривать?! – поразилась Ника.
«Я гуляла, промокла под дождем и зашла в кафе».
«А мы были на пляже, а потом тоже пошли в кафе, нас там знакомая ждала».
- Мы были в одном и том же кафе? – по спине пробежали мурашки, как и в тот раз, когда она представила, что Кир мог бы сидеть с ней рядом в парке.
«А я случайно туда забрела – хозяин сказал, будто знает, что мне нужно, я и повелась, слишком уж настроение тогда паршивое было».
«И как, он дал то, что нужно?» - привычный улыбающийся смайлик.
«Да, горячий чай оказался весьма кстати!»
«Ахах», - и несколько хохочущих рожиц.
Следующие сообщения они написали и отправили почти одновременно:
«Мне скучно было, вот я и нацарапал свой номер социалки на столе. Какой-то мужик меня спалил, но ничего не сказал, лишь подмигнул заговорщически».
«Хозяин сам мне столик выбрал, там я увидела номер и решила посмотреть, на чью страницу он приведет».
- Минуточку, - цепко ухватив за хвост проскользнувшую мысль, Ника спросила:
«А как быстро после этого ты получил моё сообщение?»
«Да практически сразу. Поэтому-то я даже не подумал, что ты меня по этому номеру нашла».
- Вот оно! – азартно воскликнула девушка. Разум принялся подкидывать различные сюжетные линии и мудреные фразочки, как всегда бывало, когда Ворон Лика находил отличную идею для своей очередной истории.
«Я понятия не имею, с помощью чего это произошло (предположение о магии вызывает лишь фырканье моей скептической половины), но я уверена, что то кафе и столик являются отправной точкой всего этого. Там сошлось наше время!»
«Хмм… похоже на то. Хотя всё это реально тянет на типичнейшее фэнтези».
- Это точно! – согласилась Ника. - Кому рассказать – ведь не поверят! Тогда и не стоит, а то гарантированно в дурку попаду…
Она еще раз посмотрела на дом за серебристым забором.
«Знаешь, а ведь хозяин кафе, похоже, меня не обманул. Я действительно нашла то, что мне было нужно – тебя…»


Поделиться: