Зелененький шарик оповещал о том, что Кирилл сейчас в сети. На его странице вместо фотографии стояла картинка какого-то нарисованного парня, личных данных тоже особо не было.
Вот она, сетевая анонимность в действии.
В принципе, так поступали многие, даже сама Ника у себя указала лишь дату рождения, да ссылку на писательский сайт, заменив фото наброском книжной героини. Так было проще.
Неожиданно для самой себя, девушка набрала сообщение, невесомо прикасаясь к поверхности сенсорного экрана, и нажала кнопку «отправить», испуганно положив телефон на столик. Обычно она никому не писала первой – не было стоящей причины завязать разговор или же банально боялась показаться глупой и неинтересной.
Ответ пришел на удивление быстро.
«Почему это чужую? Может, это я сам такой умный?»
В конце скалился широченной улыбкой смайлик, то ли символизируя изрядное чувство юмора написавшего, то ли его не меньшую самоуверенность. Ну, а может, у человека просто хорошее настроение.
- Да уж, знаю я таких умников, - насмешливо фыркнула Ника, печатая послание.
«Всякое бывает, конечно, но автор всё же не вы».
Помедлив немного, она добавила улыбающуюся рожицу, чтобы не показаться совсем уж хмурой занудой.
«Вы сомневаетесь в моих умственных способностях?!»
И следом подряд несколько шокированных смайлов, отличающихся только размером выпученных глаз. Вопреки своему недавнему унылому состоянию девушка хихикнула.
- Ну прям оскорбленная невинность!
«Упаси боги, разумеется, нет!»
«То-то же!»
«Но автор всё равно не вы» - и мордашка с высунутым языком.
«С чего же такая уверенность?»
«С того, что автор – я».
За этим последовала продолжительная пауза, и Ника успела пожалеть о своей опрометчивости.
- Может, не стоило признаваться? Поболтали бы еще о всякой ерунде, - вечно сомневающаяся натура девушки тут же напомнила о себе.
Она обхватила ладонями кружку с чаем, не сводя глаз с телефона. Экран уже погас, но Ника продолжала сверлить его взглядом. Наконец, он завибрировал, оповещая о новом сообщении.
«Извини, отвлекли. Значит, говорите, вы тот самый Ворон? Врешь, небось?!» - путаясь в «ты» и «вы», написал Кир.
Губы сами собой растянулись в счастливой улыбке. Ответил.
«Я никогда не вру… ну почти. Да и смысл? Так что да, Вероника – это тот самый Ворон Лика».
«Вау! Круто! Вы - мой любимый автор!»
«Спасибо, мне приятно».
Смайлы в конце предложений уже ставились вполне естественно.
«Ну еще бы!»
- Точно самоуверенный, - покачала головой Ника, но почему-то ей это даже нравилось, хотя обычно подобное поведение людей её раздражало.
«Давай на «ты»? Так будет проще, да и не привык я, чтобы ко мне на «вы» обращались».
«Хорошо, я не против».
«Я давно хотел тебе написать на сайте, да все не решался», - признался Кирилл.
«Почему же?»
«Ну… не знаю».
«Зря. Я всегда отвечаю на отзывы и очень им рада».
«Ну… я как-то стеснялся…»
- Да ладно?! – она удивленно вскинула брови. Представить парня смущенно переминающимся не получалось при всём богатстве её воображения.
«Я вовсе не страшная и ничуть не кусаюсь!» - и та самая хохочущая рожица.
«Верю! Ты пишешь слишком добрые книжки, чтобы быть злой или страшной».
Ника пожала плечами:
«Обычные книжки. Бывает и лучше. Я не считаю, что пишу что-то уж совсем выдающееся».
И она действительно так не считала. Да, её истории были интересными, местами забавными, но, скорее всего, слишком наивными. В жизни самой Вероники никогда не происходило ничего даже отдаленно похожего на то, о чем она писала в книгах. Скорее всего, именно по этой причине она вообще решила стать писателем – чтобы хоть как-то разнообразить скучные будни и окунуться в мир, где есть настоящие чувства и веселые приключения. Где существует искренняя любовь, дружеская верность, честь и отвага, где люди сражаются за то, во что верят, и готовы отдать свою жизнь за близкого человека.
Да, разменяв четверть века, девушка осталась мечтательной фантазёркой, продолжающей надеяться, что когда-нибудь случится чудо и ей повстречаются именно такие надежные и преданные люди.
«Обычные?!!» - похоже, Кирилл был возмущен до глубины души.
«У тебя чудесные герои! И истории про них ты придумываешь классные! Я последнюю книгу вообще взахлеб прочитал, всего за ночь!»
Как всегда, когда её хвалили, Ника смутилась и немного растерялась, так что попыталась перевести беседу в более нейтральное русло.
«За ночь? Вот это да! Я бы так не смогла, хотя читать очень люблю!»
«Это плохо так быстро читать, не успеваешь насладиться сюжетом, героями», - посетовал Кир.
Девушка его прекрасно понимала:
«Ага, поэтому я часто перечитываю любимые книги. Некоторые уже даже наизусть знаю».
Разговор складывался легко и непринужденно. Вероника не переставала этому удивляться. Она никогда не была особо общительным человеком и не любила рассказывать о себе, особенно более-менее личные вещи, предпочитая отговариваться ничего не значащими фразами и удерживать собеседника на некой дистанции, оставаясь предельно вежливой, доброжелательной, но недоступной, а сейчас…
Кирилл не говорил ничего особенного, не задавал каких-то каверзных вопросов и не пытался вытянуть какую-либо информацию, он просто рассказывал про себя, что-то спрашивал мимоходом, шутил, заканчивая почти каждую фразу смеющейся мордочкой, и ему хотелось отвечать, поддерживать разговор, чтобы эта переписка длилась как можно дольше.
Так Ника узнала, что Кир студент, но выбранная специальность ему не нравится, да и не выбирал он, это родители настояли. Еще он учился в художественной школе, но бросил незадолго до выпускных экзаменов. Что он обожает сладости и не выносит молоко, любит холодное оружие и боится высоты.
Разговор давно перешел за грань нейтралитета чужаков, став более доверительным и личным. И Вероника открывалась, постепенно рассказывая то, что не говорила почти никому. Что ей грустно и одиноко, что она устала быть сильной и отчаянно нуждается в поддержке и внимании. Что она убегает в придуманные ею миры, спасаясь от гложущей пустоты внутри.
В ответ Кирилл поведал о своих проблемах – о напряженных отношениях с отцом, о том, что он их оставил. Девушка посочувствовала и призналась, что её родителя не стало, когда ей было 13.
Они делились печалью и болью, утешая друг друга.
За окном снова потемнело, но уже не от грозовых туч – дождь прекратился еще когда она только пришла, и даже лужи за это время успели подсохнуть – а от сгущающихся сумерек. Девушка просидела в кафе несколько часов и не заметила этого.
Недопитый чай давно замерз, дома Нику ждала к ужину сестра, а она всё продолжала сидеть, глядя на светящийся экран и порхая пальцами по электронной клавиатуре.
«А я спать хочу!» - оповестил Кир.
«Ну так ложись» - теперь все предложения заканчивались смайликом. Незаметно для себя Вероника переняла его манеру общения.
«Не хочу».
«Это как так? Ты же только что сказал, что хочешь».
«Хочу, но… не хочу. Мне лень».
«И где логика?» - вздохнула девушка с улыбкой.
«Нету!» - радостно заявил он, ничуть не смутившись.
Ника тихонько рассмеялась.
«Эх…»
«Чего вздыхаешь?»
«Ты, наверно, считаешь меня идиотом? Болтаю всякую чушь, ною, как малолетка…»
«Вовсе нет! И мыслей подобных не было!» - горячо возразила она.
«Ты доверился мне, и я очень это ценю! Возможно, я не посоветую чего-то толкового, но выслушать могу. А иногда это тоже помогает».
«Ты такая милая! Я уже по уши влюблен, а общаемся мы… пару часов».
Девушка несколько раз прочитала написанное, пытаясь разобраться во всколыхнувшихся внутри чувствах. Ей было не свойственно поддаваться эмоциям, да и особо влюбчивой Вероника никогда не была, но вот Кирилл как-то умудрился зацепить что-то такое давно и надежно спрятанное, о существовании чего Ника успела благополучно забыть.
«Естественно, как в сестру», - пояснил Кир.
- Естественно, - пробормотала она, пребывая в лёгком смятении. Все же если ты несколько лет находишься в своеобразном апатично-депрессивно-равнодушном вакууме, сложно быстро перестроиться на новый лад.
«Просто ты мне очень нравишься» - гласило очередное сообщение.
Ника решила сказать, как есть. Лукавить и ходить вокруг да около она не любила, предпочитая говорить прямо и честно.
«Спасибо! Приятно слышать подобное, ты мне тоже нравишься, хотя обычно мне бывает трудно общаться с новыми людьми. У меня просто характер сложный, поэтому, наверно, и не получается отношения с кем-то построить. Да и не цепляет никто».
«Нормальный у тебя характер! Вот у меня полная ж… ээ… жизнеугнетающая ситуация! Я же сам сатана! Бойся, смертная! Ха-ха-ха!»
Девушка громко захохотала.
«Ой, да! А можно я не буду падать ниц, и расшибать лбом пол в священном экстазе? Заработаю себе сотрясение, кто тогда будет твои любимые книжки писать?»
«Нуу… ладно, можно», - милостиво разрешил Кир.
«Вот какой я добрый!»
«Да, да! Самый добрый, великодушный и просто замечательный!»
«Ня! Какая я прелесть всё-таки!» - Ника не ошиблась в своем первоначальном мнении, что парень весьма самоуверен.
«Ладно, детка, меня тут родня одолела, я отойду ненадолго».
«Хорошо»
Девушка выглянула в окно, только сейчас заметив, как там темно.
«Да и мне пора домой возвращаться».
Поискав взглядом, и не найдя хозяина кафе, Вероника оставила пару купюр, расплачиваясь за чай, и покинула уютное заведение, которое так неожиданно изменило её жизнь.
Всю дорогу она сжимала телефон в руке, боясь не услышать тихое жужжание и пропустить долгожданное сообщение. Но и этого казалось мало, и Ника периодически обновляла свою страницу в социалке, чтобы убедиться, не написал ли ей Кир.
Она не узнавала саму себя, понимая, что уже соскучилась по своему собеседнику и очень хочет продолжить их общение.
На перекрестке возле дома толпились люди, и стояло несколько машин. Люди в форме отгоняли зевак. Вероника разглядела иномарку с вмятиной на капоте и лежащий на дороге мотоцикл. Скорой видно не было, так что, вероятно, никто не пострадал.
Аварии здесь случались довольно часто – из-за отсутствия светофора водители, бывало, не уступали друг другу дорогу, но, к счастью, обычно ущерб ограничивался помятым транспортом.
Девушка передернула плечами и поспешила свернуть на свою улицу.
Телефон, наконец, завибрировал.
«Я снова здесь!»
Нике вдруг стало тепло.
«С возвращением!»
«Я со всеми разобрался и теперь я только твой!»
«Здорово! А у нас тут авария возле дома. Байк и машина столкнулись…» - поделилась она увиденным.
«Не рассказывай!!!»
Вероника была немного озадачена. Вроде ничего такого она не сказала, но почувствовала острый негатив нового знакомого.
«Прости».
«Нет, это ты извини… просто я не люблю байки. Ну как не люблю?.. мне нравится на них смотреть, но я… я их боюсь».
Девушка догадалась о возможной причине такой реакции.
«Я понимаю» - написала, коря себя за то, что затронула эту тему.
«И что же ты понимаешь?» - спросил Кир несколько зло.
«Ну, мотоциклы недолюбливают из-за сопряженного с ними риска», - осторожно заметила она.
Ответа не было долго. Ника успела зайти домой, поздороваться с сестрой, разогревающей ужин на кухне, стянуть куртку и ботинки и пройти в комнату, нервно кусая губы.
И вот уже привычное гудение телефона.
«Несколько лет назад мой двоюродный брат разбился на байке… у меня на глазах…»
- Вот я дура! – она с досадой стукнула себя по лбу.
«Мне очень жаль! И прости, что напомнила».
«Да ничего. Просто… мне его не хватает. Он был такой… самый лучший!»
- Ник, ты есть будешь? – в дверях показалась сестра.
- Да, сейчас иду. Переоденусь только.
Продолжая печатать сообщение, она сняла чуть влажные джинсы и натянула спортивные штаны, заменив свитер на обычную футболку.
«Не сомневаюсь! Наверно, вы были очень близки и ты, безусловно, любил его. Я сожалею твоей потере, но, как бы горько это ни было, этого не изменить. Тебе остается только жить дальше и помнить о нем. Хранить в памяти всё время, что вы проводили вместе, то, чему он тебя учил, о чём вы разговаривали. Так он всегда будет рядом с тобой».
Опять продолжительная пауза.
«Спасибо! Мне было очень грустно, а сейчас, не поверишь, сейчас я сижу, как дурак, пялюсь в телефон и глупо улыбаюсь».
«Я рада, если смогла хоть как-то тебя поддержать», - Ника и сама улыбнулась, вызвав недоуменный взгляд сестры.
Далее разговор перешел на более общие темы, но он продолжался. Ежеминутные сообщения отправлялись в оба конца, пестря смайликами и обилием восклицательных знаков. Ника вполуха слушала болтовню сестры, иногда отвечая совершенно невпопад, и не могла оторваться от телефона.
Это было так странно и непривычно, но очень-очень приятно! Девушка чувствовала невероятную лёгкость и душевный подъём. Уже долгое время она не испытывала ничего подобного. Никто не цеплял её настолько сильно, ни о ком ей не хотелось узнать каждую мелочь, и ни с кем обсуждение заурядных вещей типа того, какой кофе тебе больше нравится, не казалось таким интересным.
Вероника забыла о своей меланхолии, о том, что должна написать новую главу книги, и не замечала ничего вокруг. Сестра махнула на неё рукой, устроившись смотреть любимый сериал, а она всё печатала, закусив губу, пытаясь сдержать улыбку, с которой читала каждое полученное сообщение Кирилла.
Уже глубокой ночью, накрывшись одеялом с головой, чтобы светом телефона не мешать сестре спать, Ника осознала в полной мере, какой невероятный день она провела и как была счастлива.
«Детка, ты спать собираешься?» - милая фамильярность, которая ей безумно нравилась.
«Да, а ты?»
«Я уже в процессе. Глаза сами закрываются».
Всё случившееся сегодня не укладывалось в голове, и горький опыт прошлых разочарований не мог не высунуть свою уродливую морду и не испортить столь чудесное настроение.
«Можно тебя кое о чем попросить?» - робко спросила девушка.
«Разумеется!»
Собрав всю свою волю, жутко нервничая и боясь сделать что-то не так и всё испортить, она всё же набрала:
«Мне с тобой очень интересно и весело! Ты мне правда нравишься, и я бы очень хотела, чтобы мы и дальше общались, но… если ты вдруг передумаешь, если больше не захочешь, то… предупреди меня, пожалуйста. Просто скажи, что всё. Можешь не объяснять причин, я не стану допытываться, но предупреди, ладно? Не исчезай молча. У меня уже было нечто подобное, и я не вынесу, если это повторится. Пообещай мне, прошу…»
С замиранием сердца Вероника ждала ответа.
«Милая… я могу пропасть на день или два, но я обязательно напишу! Я знаю, каково это… проходили уже. Мы с тобой знакомы всего день, а я уже не могу без тебя, без твоих слов».
Волна облегчения пробежала по напряженному телу. Вопреки себе она поверила обещанию Кирилла.
«Да, я тоже успела к тебе привязаться, как это ни странно. Я понимаю, что иногда не бывает возможности выйти в сеть, но одно дело знать, что человек просто не может здесь появиться и другое - ждать, надеяться и не понимать что произошло. Я так больше не хочу.
Спасибо, что согласился!
А теперь я, пожалуй, пойду спать, а то глаза слипаются».
«Ага! И я».
«Сладких снов, солнце!» - пожелала Ника.
«Мм… я счастливая лужица!»
«С чего это?»
«Давно так не называли», - признался Кир.
- А уж меня-то как давно, - прошептала девушка.
«Всё, разбежались по кроваткам!» - приказал он.
«Да, да. До завтра… надеюсь…»
Вероника отключила социалку и, напоследок глянув на время, убрала телефон под подушку.
Полчетвертого ночи. Или утра, кому как больше нравится.
Она проболтала с по сути незнакомым парнем до половины четвертого! Это же нонсенс!
- Интересно, как он выглядит? – за целый день никто из них почему-то не спросил про внешность другого. – Ладно, завтра узнаю.
Повернувшись на бок, она закрыла глаза и вскоре уснула с лёгкой улыбкой на губах, что не покидала её с момента знакомства с Кириллом.

Поделиться: