- Кир, ну сколько можно?! – прикрикнула совсем еще юная девушка, переминаясь у подножия лестницы в небольшом коридорчике.
- Иду! – отозвались сверху.
- Ма там уже, наверно, тепловой удар заработала! – продолжала ворчать она, от нечего делать разглядывая свое отражение в зеркале и размышляя, успеет ли переодеться, пока брат возится в комнате, или она и в лёгком платьице выглядит очень даже миленько? Придя к выводу, что в такую жару одежды должно быть по минимуму, а белый хлопок гораздо лучше плотной джинсы, девушка решила оставить всё, как есть.
- Кириииилл!
- Да иду я!
По лестнице загрохотали шаги, и вскоре показался сам виновник задержки и ворчливого настроения сестры. Он был года на три-четыре старше, но смотрелся совершеннейшим мальчишкой. На нем красовались обычные непримечательные шорты и футболка, но парень и без того обязательно привлек бы ваше внимание в любой толпе.
Во-первых, он был очень высок. Почти под два метра ростом – без каких-то десяти сантиметров.
Второе, что сразу же бросалось в глаза – это длинные, доходящие до середины спины, волосы. Светло-русые, с выкрашенными в алый цвет кончиками.
Согласитесь, увидев такого на улице, вы бы обязательно задержали на нём взгляд, а то еще и обернулись бы вслед с явным интересом – если вы молодая девушка или парень – или же неодобрением, как представитель более старшего поколения. Но в любом случае проигнорировать подобную внешность было невозможно.
- А маме нечего было выходить так рано, - Кир прошел мимо сестры и распахнул входную дверь, скривившись от дохнувшего снаружи жара.
Несмотря на относительно ранний час – всего-то девять утра – температура уже явно перевалила за отметку в тридцать пять градусов и собиралась подняться еще выше.
- Сдался вам этот пляж? – уныло спросил он. Кондиционированный воздух дома привлекал его куда больше, чем сомнительная перспектива тащиться до моря по такому пеклу. К тому же вставать в подобную рань было вообще выше его понимания. – Мне лень.
- Тебе всегда лень, - отмахнулась сестричка, толкая Кирилла в спину.
- Ленка! – возмущенно воскликнул тот, чуть не свалившись с крыльца.
- Я уже шестнадцатый год Ленка, - сказала она равнодушно, беря его за руку и таща за собой к поджидающей у ворот матери.
Светлана выглядела очень молодо, и не всякий бы принял её за мать таких взрослых деток. Она хорошо следила за собой, и смотрелась весьма эффектно с ярко-рыжими волосами, в белой шляпе с широкими полями и свободном сарафане. Женщина была гораздо ниже сына, и в чертах его лица мало что напоминало о ней. Вот Лена – та практически её копия, а Кирилл пошел в деда – такой же высоченный и жилистый.
- Опять хвост не собрал? – посетовала она. – Потом будешь с мокрой головой ходить и обязательно простынешь, только же вылечили тебя!
- Лееен, а ты же меня любишь? – заискивающе протянул парень.
Сестра с тяжким вздохом закатила глаза.
- Дам я тебе резинку, дам.
Кир расплылся в широченной улыбке, которой позавидовал бы сам Чешир, и чуть ли не вприпрыжку поскакал через дорогу, торопясь заглянуть в сувенирные палатки.
В этом был весь он – бесшабашный, веселый, невероятно самодовольный и невообразимо очаровательный. Перед ним невозможно было устоять. Когда Кирилл вот так мило улыбался, заглядывая тебе в глаза, ты был готов сделать для него что угодно, парню не пришлось бы даже просить.
Ради этой задорной мальчишеской улыбки и восхищенного взгляда серо-голубых глаз вообще делалось очень многое.
Трудно сказать, понимал ли сам Кир, какое влияние он оказывал на людей, но, бесспорно, ему нравилось чужое внимание. Он любил, когда его хвалили и говорили, какой он хороший и замечательный. По сути, это было бы приятно любому человеку, но самооценка Кирилла взлетала просто до небес, а и без того раздутое самомнение позволяло ему быть невероятно самоуверенным и… делиться этой уверенностью с другими.
Те, кто были рядом с ним, входили в узкий круг его семьи – не только кровных родственников, но и близких друзей – попадали под его влияние и незаметно для себя начинали меняться. Становились более открытыми и жизнерадостными. Даже самые закоренелые циники и сомневающиеся в себе пессимисты, общаясь с Киром, превращались в веселых и беззаботных интересных собеседников.
Ему хотелось соответствовать. Быть лучше, самосовершенствоваться, чтобы он – весь такой ослепительный в своем великолепии – мог тобой гордиться. Это желание было чисто импульсивным, и вряд ли кто-то мог бы его объяснить, но факт оставался фактом – Кирилл мягко и ненавязчиво менял людей, помогая им раскрыться и стать лучше.
Хотя если бы кто-то сказал об этом парню, он бы лишь посмеялся, не приняв подобные утверждения всерьёз. Врожденная самоуверенность не застилала ему глаза, и Кир не кичился собой. Его позиция сводилась к тому, что «да, я классный, но далеко не подарок!». И это было истинной правдой.
За фасадом самодовольного красавчика скрывалась цельная личность со сложным характером. Он был отнюдь не так прост, как могло показаться на первый взгляд. Не зря ведь существует поговорка про тихий омут.
Так вот, в омуте Кирилла водились не просто какие-то там мелкие черти, а сам сатана!
Тем, кто хорошо его знал, иногда даже приходили в голову мысли о раздвоении личности. Иначе как еще объяснить, что добрый, отзывчивый, сопереживающий человек, пусть при этом жутко ленивый и постоянно хотящий спать, который обожал детские мультики, не представлял жизни без сладостей и не мог обойтись без обнимашек, вдруг становился отстраненным и холодным, отвечал на вопросы коротко и по существу, а то и вовсе отмалчивался, стремясь уйти ото всех и остаться в одиночестве? Или же мог с изощренным садизмом ударить по самому больному месту, морально уничтожив другого, или использовать более банальный метод и хорошенько врезать кому-нибудь в морду.
Парадокс.
Хотя, наверно, у каждого есть светлая и тёмная половина, которые постоянно борются между собой и определяют, какие поступки – хорошие или плохие – человек будет совершать в своей жизни.
Все мы натуры противоречивые.
Но Кир редко задумывался над такими философскими вопросами. Он предпочитал жить сегодняшним днем и радоваться тому, что есть.
Жаркое солнце, призывная гладь бирюзового моря и обжигающий песок под ногами – что еще нужно для счастья в чудесный летний денёк?
Парень стянул футболку, заприметив несколько явно заинтересованных взглядов от девушек в купальниках, но привычно их проигнорировал.
- Ха! Девчонки сейчас опять в очередь выстроятся, чтобы с тобой познакомиться, - хмыкнула Лена.
- Да ну их, - Кирилл пользовался популярностью у противоположного пола и даже считался бабником, но мало кто знал, что это всего лишь досужие домыслы и на самом деле девушек у него было не так уж и много.
- Не утоните, не обгорите и не потеряйтесь. Обедать будем в одном кафе тут недалеко, мне Катерина посоветовала, кстати, она будет нас там ждать, - раздала указания Светлана, удобно устраиваясь на шезлонге, намереваясь позагорать и прикрывая лицо полями шляпы.
- Ладно, - ребят вполне устраивал такой подход матери. Они уже взрослые, и им гораздо интереснее проводить время вместе, без родительского надзора. Ну а на крайний случай Кир и сам отлично присмотрит за сестрой.
Быстро переодевшись, они с веселым гиканьем побежали к воде, противореча самим себе и мигом преобразившись из взрослых и сознательных в задорных и безалаберных. Но так ведь гораздо интереснее? Тем более, когда еще дурачиться, если не в отпуск?
Лена держалась ближе к берегу, а вот Кир отплыл гораздо дальше. Его раздражала суета в прибрежной полосе, все эти мамочки с визгливыми детишками и красующиеся перед девчонками парни, да и сами дамы, старающиеся не испортить водой макияж, тоже безмерно напрягали. Хотелось… свободы. Очутиться подальше от всей этой суматохи, раскинуть руки, позволяя водной стихии мягко, но надежно поддерживать его, увлекая за собой к горизонту.
Кирилл очень любил воду. Он часами мог плескаться в море, речке, озере и даже ванне – размеры водоёма не имели значения. Вот и сейчас он словно выпал из реальности и встрепенулся только, когда сестра подплыла ближе и ехидно заметила, что такими темпами он рискует превратиться в лягушку.
Парень вздохнул и с головой окунулся под воду, окончательно намочив волосы.
- Ну и смысл было у меня резинку отбирать? – поинтересовалась Лена, когда он вынырнул.
- Ой, забыл, - отфыркиваясь, улыбнулся Кир.
- Чудо ты!
- Ну уж какой есть, - ничуть не смутился он.
Выбравшись на берег, Кирилл распустил и отжал волосы, рассыпав красно-русые пряди по плечам и спине. Парочка девиц захихикали, стреляя глазками, и оживленно зашептались. Их воодушевление было вполне понятным – молодой красивый парень, высокий, с рельефными мускулами, вырисовывающими кубики пресса на животе, смуглой кожей, тронутой легким загаром, на которой призывно сверкали капельки воды, и мечтательно-отрешенным видом.
Ну прям ходячий секс-символ нового времени!
Одна из девушек томно взмахнула ресничками и повела плечиком, когда Кир проходил мимо, другая – симпатичная брюнетка - была посмелее и даже приоткрыла рот, намереваясь что-то сказать и завязать беседу, но маленькая вездесущая вредина, что постоянно отваживала от обожаемого брата навязчивых девиц, была всегда начеку!
- Йуху! – с громким криком она запрыгнула ему на спину, хватая за шею и обнимая ногами. Кирилл пошатнулся от неожиданности и чуть не свалился носом в маячащее прямо перед ним декольте той самой брюнетки.
- Детство кое-где заиграло, что ли? – смеясь, спросил он, подхватывая сестрицу под коленями, чтобы она не упала.
- Нооо, мой верный конь! – прикрикнула Ленка, дергая за длинные волосы, как за поводья.
- Шо?! – прифигел парень. – Я те дам, конь! – он сделал вид, что собирается скинуть нахалку.
Девчонка испуганно завизжала прямо ему в ухо, а потом столь же громко захохотала, окончательно оглушив.
- Хватит вам с ума сходить, - одернула Светлана, когда шумные детки, наконец, добрались до нее, переполошив весь пляж. – Переодевайтесь давайте. Мне Катя звонила.
- О, отлично, а то я уже есть хочу, - Кирилл быстро вытерся и стал просушивать волосы полотенцем.
- Ты всегда есть хочешь! – подколола Ленка.
Он бросил в неё мокрое полотенце и, прихватив свои вещи, под возмущенный вопль направился переодеваться.
Сестрица, безусловно, была права. Растущий организм Кира требовал много вкусных и питательных элементов, и горе тому, кто рискнул бы стать между ним и едой! Особенно, если бы это был торт со сгущенкой и мёдом.
В животе заурчало, отзываясь на мысли о торте, и парень поспешил вернуться к своим родным, чтобы уже самому торопить их в кафе. Ленка лишь посмеивалась и специально медленно складывала полотенце, расправляя несуществующие складочки. Кирилл не выдержал и, отобрав у сестры сумку, абы как запихнул туда все вещи и даже вызвался сам их нести, только бы они, наконец, покинули пляж.
Как и обещала Катя – мамина подруга – идти оказалось совсем недалеко. Уютное кафе, хотя скорее это был небольшой ресторанчик, встретило их вожделенной прохладой и занятыми столиками. Парень разочарованно вздохнул, но Светлана разглядела у окна свою знакомую и решительно направилась к ней.
- Привет! – Катерина была бывшей одногруппницей Светы и раньше жила с ней в одном городе, но потом вышла замуж за военного, а его перевели служить в этот курортный рай.
- Привет, дорогая, - женщины обнялись, обрадованные встречей.
- Здрасти, тёть Кать, - поприветствовали её ребята.
- Кирюшка, вот ты вымахал! Выше моего Андрея уже небось, - заметила она, имея в виду своего мужа.
- Ну как-то так, - парень развел руками, усаживаясь ближе к окну. Лена села рядом, а подруги расположились напротив, тут же начав оживлённо беседовать.
Подошедший официант раздал меню и, давая им время на раздумья, поспешил пока обслужить других клиентов.
Кир быстро определился, а вот перед Леной встал тяжелый выбор – блинчики с вишней или яблоками? Брат лишь хмыкнул – он-то взял бы и то и другое, не заморачиваясь – и скучающим взглядом окинул помещение.
Ничего особенного – люди зашли перекусить и пообщаться, кто-то, так же как и они, пришел с пляжа, кто-то вернулся с экскурсии по городу. Мужчины, женщины, дети – обычные отдыхающие, приехавшие сюда со всей страны.
Официант вернулся, записал все их пожелания – Лена всё же выбрала вишневую начинку – и удалился на кухню. Кир опять заскучал.
Мама весело болтает с подругой, сестра затеяла гляделки с каким-то мальчишкой за соседним столиком, а ему чем заняться?
Парень вновь оглядел кафе. Ничего интересного за пять минут, прошедших с последнего осмотра, не появилось.
- Эх, - вздохнул он, раскручивая в руке столовый нож, и вдруг шкодливо улыбнулся. Мысль, конечно, дурацкая, но почему бы и нет?
Состроив самую невинную мордашку и высунув от усердия кончик языка, Кирилл начал выцарапывать на деревянной столешнице номер своей страницы в социалке.
Девять простых цифр.
Закончив свою диверсию, парень воровато покосился на мать, но та ничего не заметила, продолжая разговор, а Ленка была слишком увлечена тем пареньком. Довольный собой, Кир отложил нож и откинулся на спинку стула, обведя цифры кончиками пальцев.
Глупая детская выходка, но она показалась ему забавной. Хотя зачем он это сделал, Кирилл вряд ли бы смог ответить даже самому себе.
Мельком брошенный в зал взгляд вдруг зацепился за полного мужичка с пышными усами. Тот смотрел прямо на него, хитро улыбаясь.
Парню стало немного неловко, наверняка, толстяк видел, что он сделал. Но, вопреки ожиданиям, не стал возмущаться или жаловаться на порчу имущества, а просто заговорщицки подмигнул. Кир расслабился, а тут как раз и официант подошел, неся их заказ, так что о своей проделке он почти тут же и позабыл.
- Ням! Вкуснятина! – Ленка уплетала свои блинчики. Брат поддержал её согласным мычанием, жуя отбивную под острым соусом.
- Дзинь! – телефон в кармане шорт тихонько звякнул, оповещая о полученном сообщении. Кирилл слегка удивился – он думал, что вышел из сети, когда собирался на пляж, но, похоже, нет.
Не переставая жевать, он вытащил телефон и раскрыл приложение с социалкой.
«Кто тут еще?» - подумал, открывая сообщение от некой Вероники.
В тексте была процитирована фраза из его статуса с весьма нахальным комментарием:
«Над нами только небо! А под нами мгран в берлоге!» Во народ наглый пошел! Даже значок цитаты не ставят, присваивая себе чужую гениальность!


Поделиться: