Дождь с переменной интенсивностью лил уже неделю. Вдоль тротуаров текли ручейки мутной воды, унося с собой опавшие листья и мелкий мусор. Люди натянули плащи и куртки, спрятались под зонтами и проклинали противную погоду, а так же необходимость выходить из дома в такое ненастье.
Ника стояла у окна, тоскливо глядя на затянутое тучами небо, и в который раз спрашивала себя, зачем она вообще приехала в этот город?
Предполагалось, что она проведет чудесный отпуск, наслаждаясь солнышком на морском берегу, а вместо этого девушка была вынуждена сидеть целыми днями в четырех стенах, маяться от безделья и вздыхать от тоски.
Из-за последнего было совсем тяжко.
- Эх, правду говорят – от себя не убежишь, - вздохнула Ника. Она подошла к столу, прибавила громкость в колонках и, закрыв глаза, начала медленно кружиться. Тёмные волосы рассыпались по плечам, множество браслетов из кожаных шнурков с бусинками и цепочки с подвесками на левой руке отозвались мелодичным звоном.
Обычно это помогало ей выбросить из головы все мысли и отвлечься. Она просто вращалась на месте, пока все вокруг не сливалось в сплошную цветастую полосу, а голова не начинала кружиться.
«Не думай, не думай», - твердила девушка про себя, и слова огненными буквами вплавлялись в сознание.
Не думай… сказать легко, а вот сделать гораздо сложнее.
- Парадокс белой обезьяны какой-то! – в сердцах бросила она, резко останавливаясь. Перед глазами всё слегка плыло, а непрошеные мысли сидели на своих местах и ехидно скалились над безуспешными попытками прогнать их прочь.
- Да пошло оно всё!
Желание прогуляться возникло спонтанно. Прихватив телефон и наушники, Ника натянула куртку и выбежала из дома. Моросящий дождик тут же закапал по макушке.
- Отдохнула, называется, - забормотала себе под нос, распутывая наушники. – Сменила обстановку, развеялась… нашла новых друзей, влюбилась, мать вашу!
В последней фразе проскочила резкая горечь, и тщательно сдерживаемые эмоции хлынули наружу.
- Как же я устала! – кривые дорожки слёз потекли по щекам, смешиваясь с каплями дождя.
Плакать под дождем. Это так банально и глупо. Словно в каком-то анекдоте или дурацкой «ванильной» истории. Слёзы в дождь уже давно воспринимаются как некая новомодная тенденция, и люди почему-то забыли, что слёзы - это просто слёзы. Выплеснутые эмоции, сжирающие душу, кровь, прозрачными струйками стекающая по щекам из разбитого сердца.
Сколько можно быть сильной? Как долго получится притворяться, что всё в порядке?
Когда сознательно отказываешься от части своих эмоций и запихиваешь их в самый дальний уголок сознания, пряча в тёмный чулан с большущим замком на двери, ты теряешь себя. Поначалу это вроде хорошо – ты становишься сдержаннее, спокойнее - но освободившееся пространство занимает Пустота. Именно так, с большой буквы. Она медленно поглощает твои чувства и мысли, забирает улыбки и радостный смех, меняет любопытство и интерес на апатию и безразличие. Тебе больше не больно, тебе теперь никак. И вот это – самое страшное…
Дождь усилился. Ника машинально подняла воротник куртки, но даже не убрала с лица намокшие пряди волос. Да и разве перспектива подхватить простуду так уж серьёзно выглядит, когда к тебе подбирается Пустота?
Девушка сделала музыку еще громче, басы и виртуозная дробь барабанов почти оглушали, хрипловатый голос солиста, наконец, смог отогнать гложущую тоску, и Ника сосредоточилась на нем, повторяя про себя немудреные слова.
В кармане завибрировал телефон, и пришлось вытащить один наушник, чтобы ответить на звонок.
- Да, мам… Нормально… угу, дождь еще идет… нет, я сижу дома…
Дальше последовала длинная пауза, в течение которой девушка выслушивала наставления матери и ее заботливые пожелания. Рассказывать о своих проблемах Ника не любила, поэтому никогда не жаловалась друзьям и уж тем более родителям. Зачем их расстраивать? Вот и сейчас она пыталась поддерживать разговор, чтобы мама ни о чем не догадалась.
- У меня все хорошо, я завтра позвоню… да... Пока!
Секундная заминка и вот оба наушника на своих местах и снова оглушают мягким баритоном под аккомпанемент клавишных. Так-то лучше!
Ника шла прямо по лужам, разбрызгивая грязную воду, как когда-то в детстве, только сейчас это было не забавное развлечение, а отголосок охватившего ее безразличия. Дождь промочил куртку и противными каплями стекает за шиворот, руки замерзли, хоть и спрятаны в карманы, в ботинках тоже как-то подозрительно мокро. Ну и что? Если её угораздит подхватить простуду, это станет всего лишь дополнительным бонусом в копилку прочих неприятностей.
Девушка самой себе напоминала вышвырнутого на улицу котенка. Вот он жил в теплом доме, его кормили, гладили, о нем заботились, покупали звенящие шарики и резиновых мышек, а потом вдруг взяли и выгнали из дома. И уже неважно, какая блажь пришла в голову хозяевам и как после этого они могут спать спокойно в своих отапливаемых квартирах, зная, что тот, кто им доверял и был безгранично предан, теперь прозябает в подворотне. Дрожит от порывов холодного ветра и зябко жмется к мусорному баку, надеясь хоть так укрыться от непогоды, и задает себе один-единственный вопрос – «за что?!». Ведь он ничего не сделал, он просто любил всем своим маленьким сердечком, а его взяли и выкинули…
Нику тоже бросили. Правда давно, но память о предательстве была еще свежа. Может, если бы это случилось лишь однажды, у нее получилось бы забыть, но когда раз за разом повторяется одно и тоже, различаясь только несущественными деталями, сложно оставаться милой и жизнерадостной. Сложно вообще оставаться хоть какой-то.
Вымощенная плиткой дорожка поворачивала в сторону набережной, и Ника безучастно шла по ней, думая свои невеселые думы.
Вот у продуктов и вещей есть срок годности, после которого они уже непригодны в пищу или не могут выполнять предназначенные им функции. Съешь несвежий пирожок и заработаешь отравление. Купишь просроченную краску, а она комком засохнет на дне банки и будет бесполезна.
Время не щадит никого и ничего. Даже каменные замки через века осыпаются грудой булыжников, разваливаясь на части. Бумага истлевает пылью, ткань сгнивает. Люди умирают. Прах к праху. Бесконечный круговорот жизни и смерти.
Так же говорят, что у всего есть предел. Предел терпения, предел боли, предел того, что ты можешь выдержать.
У кошек девять жизней. На десятый раз, свалившись с балкона высотки, пушистая вертихвостка уже не приземлится на лапы, а останется лежать на земле, бездыханной. Девять – её предел.
«Так есть ли предел у меня? – размышляла Ника, зябко передергивая плечами. – Что еще со мной должно случиться? Сколько обмана и разочарований я смогу вынести? Сколько раз мне всадят нож в сердце и провернут рукоять?»
Предел боли – как физической, так и душевной – это уже было. Предел чувств – пик радостной эйфории и глубины отчаяния, да, тут можно смело ставить еще одну галочку. Предел Пустоты?..
- Я к нему подбираюсь, - одними губами прошептала девушка.
Она остановилась, прислонившись к мокрому парапету, огораживающему дорожку с одной стороны. Справа – старое кладбище, слева – обрыв и море. Живописно.
- Сколько еще?
Ответа на этот вопрос, конечно же, не прозвучало. Да и кто бы мог ответить? Вода, взявшая город в плен, окружившая его у берегов и льющаяся с небес, словно мечтающая смыть жалких людишек с лица земли? Ей-то какое дело до простой девчонки, запутавшейся в жизненных перипетиях?
Это только в сказках бывает, что к отчаявшейся героине на помощь приходят прекрасные принцы, могущественные волшебники, заколдованные звери или, на худой конец, сами силы природы, спеша спасти, вразумить, защитить или даже жениться.
Но Ника, хоть и любила читать книги про магию и различные приключения, прекрасно осознавала, что в настоящей жизни такого не бывает.
Принцев не существует. Это лишь выдуманный образ, которым влюбленные наивные девчушки наделяют своего кавалера, искренне веря, что он самый-самый хороший и замечательный. Сильный, добрый, смелый и т.д. и т.п., а потом горько плачут по ночам, когда сказочный персонаж превращается в банального козла и уходит от тебя к другой мечтательнице.
Девушка сделала глубокий вдох, на пару секунд задержала дыхание и медленно выдохнула. Как ни странно, но прогулка действительно помогла. Ветер выдул из головы назойливые мысли, словно затхлый смрад с заплесневелого чердака, освежив опустевшее помещение дождевой свежестью. Чувства же притупились, замерзнув вместе с дрожащим телом.
- Простуда гарантирована, - пробормотала Ника. В наушниках заиграла новая песня, она поправила воротник куртки и направилась вниз по набережной.
Дождь постепенно стихал, и далеко на горизонте, в затянутом тучами небе, появился небольшой просвет, даря слабую надежду на то, что солнце всё же не забыло об этом городишке и еще порадует жителей своим теплом.
Владельцы сувенирных магазинчиков и многочисленных кафешек скучающе смотрели в окна, между собой посмеиваясь над торопливо идущими куда-то редкими прохожими, и совсем уж удивленно провожали взглядом Нику. Она шла не спеша, без зонта, ссутулившись и рассеянно глядя в никуда. Шла, не замечая ничего вокруг, погруженная в себя.
Вдруг девушка остановилась, чертыхнулась сквозь зубы и вытащила наушники.
- Как там было? «Вишенка безжалостности, поверх мороженого из безысходности, каким был весь мой день»? Да, определенно, сдохнувший плеер - это именно та самая недостающая вишенка.
Без музыки гулять было совершенно бессмысленно. Сырость и промозглый ветер с моря, не заглушаемый более грохочущими басами, навевали тоску и уныние, от которых Ника и стремилась убежать.
- Придется идти домой, - вздохнула она без особого энтузиазма.
Скоро должна вернуться с работы сестра, и предстоит еще один вечер в компании слегка навязчивой родственницы под болтовню телевизионного сериала. Класс! Лучше не придумаешь, угу…
- Девушка, красавица, - окликнули вдруг. Ника, чуть притормозив, посмотрела на мужчину средних лет, стоящего на пороге кафе.
С заметным животом и пышными усами он был одет в простую рубашку и брюки, совершенно не похожие на форму официанта или повара. Возможно, это был сам хозяин заведения, от нечего делать решивший затащить к себе в кафе хоть кого-нибудь.
«Красавица, да уж, - хмыкнула про себя. - Мокрая курица – вот кто я сейчас! Носом шмыгаю, да еще и тушь, наверняка, размазалась».
– Не проходи мимо! Милости прошу к нам! – продолжал зазывать дядечка.
Ника отрицательно покачала головой, вежливо улыбнувшись.
- Я знаю, что тебе нужно! – брошенная в спину фраза почему-то заставила её обернуться.
- Как вы можете это знать, если я и сама понятия не имею? – неожиданно для себя спросила девушка.
Мужичок растянул губы в хитрой улыбке.
- А вот зайди и узнаешь.
Помедлив немного, Ника пожала плечами и поднялась на невысокий порожек. Мужчина придержал дверь, пропуская её вперед.
- Не сюда, - усач замахал руками, отгоняя её от столика в центре зала, - лучше садись здесь, - указал на другой, у окна.
- Как скажете.
Повесив мокрую куртку на спинку соседнего стула, Ника села напротив, пытаясь руками привести в порядок слипшиеся пряди волос. Салфеткой промокнула лицо, убедившись, что нет темных разводов от туши, а значит, вид у нее более-менее приличный.
Словно специально дав ей время на все эти манипуляции, усатый дядька появился в поле зрения, как только она закончила.
- Ну и что же мне, по-вашему, нужно? – поинтересовалась с изрядной долей скептицизма.
- Хмм… - мужчина смешно подвигал бровями с видом пророка, собирающегося поделиться мудростью, ниспосланной свыше. – Горячий чай!
- Ха-ха! – Ника весело рассмеялась, впервые за несколько дней. – Да, вы правы, чашка чаю сейчас была бы очень кстати.
- Вот видишь, - он лукаво подмигнул и поспешил выполнить заказ.
Повернувшись к окну, девушка вновь улыбнулась. Небо разделилось на две части – в одной клубились хмурые тучи, давя своей серостью на город, а в другой – со стороны моря – сияло солнце, искрясь в темной пока еще воде.
Контраст был настолько резким, что казалось, будто здесь столкнулись два совершенно разных мира или даже времени – холодная, промозглая осень и жаркое, солнечное лето.
- Красиво, - заметила Ника, бездумно проводя пальцем по вырезанным на столешнице цифрам.
«Цифрам?»
- Прошу! – мужичок поставил перед ней дымящуюся чашку и, еще раз подмигнув, скрылся в районе кухни.
- Спасибо, - запоздало поблагодарила она, рассматривая четко видный номер.
Девять цифр. Для сотового телефона мало, для обычного домашнего – много. На дату тоже не похоже.
Может, кому-то просто было скучно? Но в таких случаях обычно выцарапывают собственное имя или аббревиатуру любимой группы, ну или же сакраментальное «здесь был Вася!», но никак не бессмысленный набор цифр.
Обхватив ладонями кружку, девушка сделала маленький глоточек. Язык несильно обожгло, по горлу скользнуло приятное тепло, быстро распространившись по всему телу.
- Ммм… - Ника с наслаждением вдохнула аромат каких-то трав, по вкусу распознав только ромашку и шиповник.
- Так это же социалка! – внезапно озарило её. – Первые две цифры прям как у меня!
Вытащив из кармана телефон, она быстро вышла в сеть и вбила в поиск таинственный номер. Через пару секунд ей открылась страница некоего Кирилла с хорошо знакомой цитатой в статусе: «Над нами только небо, а под нами – мгран в берлоге!»
Не ответить на такое Ника просто не могла.

Поделиться: