Глаза двухнедельного жеребенка блеснули в темноте. Несмотря на то, что уже был конец мая шёл снег вперемешку с дождём. Сильный ветер гудел в верхушках черных как смоль сосен, что ещё больше пугало Грозу (так звали жеребенка). Она потопталась на месте и громко заржала, но ответа не было. Гроза всего лишь на мгновение остановилась, чтобы перевести дух как её мама исчезла. И сейчас этот жеребенок светло-песочного окраса вглядывался в вечернюю темноту весь, дрожа ни то от страха, ни то от холода. Стемнело ещё больше, и лишь белая полоса на её мордочке виднелась в сумерках. Гроза испуганно заржала и пошла в ту сторону, где в последний раз видела Люсю (так зовут её маму, уже зрелую гнедую кобылу со звёздочкой во лбу). Длинные и тонкие ноги Грозы путались в траве и увязали в грязи, но она напористо шла вперед. Тут на её мордочку упала ветка, и что-то отчаянно запрыгало по дереву. Гроза испуганно заржала и бросилась вперёд. Белка же сама испугалась этого ржания и переметнулась на другое дерево. Гроза была так напугана, что совсем не разбирала дороги, её беспощадно хлестали колючие ветви сосен, а треск сучьев от её копыт только подгонял Грозу вперёд. И вот он выскочила из леса и остановилась. Её сердце бешено колотилось, разрывая грудь, которая сжималась и разжималась от сильного дыхания. Что было позади? Черная стена леса. Что впереди? Поляна и неясные очертания домов в темноте. Как она маленькая лошадка может знать, что ей нужно именно туда? Но она знала! Может быть, это лошадиное чутье кто знает. Гроза рысцой помчалась к трассе, что разделяла лес и дома. Когда она была почти рядом с дорогой, всё осветилось ярким светом фар, и с рёвом пронеслась машина. Гроза метнулась от нее прочь, взобралась на холм и земля исчезла под её ногами. Она упала в заброшенный колодец около пяти метров. Она не разбилась, балка, что лежала в колодце спасла её жизнь. Гроза спустилась по ней, как по горке и плюхнулась на дно. Целую ночь, она провела в сырости, изредка издавая жалобное ржание.
Вот уже и солнце приветливо спустилось в колодец, но жеребенка это не радовало, раны на его теле болели, и из них сочилась кровь, он был голоден, и больше всего на свете ему хотелось к маме. Гроза подняла свою голову наверх, через круглое отверстие она увидела голубое небо. Гроза снова издала уже совсем тихое ржание, как на него откликнулись. Лошадь спустила свою голову в отверстие и пронзительно заржала. К ней подбежали люди и, отогнав Люсю от колодца, увидели полуживого измученного жеребенка. Они обвязали его веревками и вытащили на поверхность. Внимательно осмотрев, её мужчины, очень удивились и обрадовались, что на ней нет ни одного перелома! Пока они осматривали Грозу, она лежала на боку, и изо всех сил тянулось своей мордочкой к маме, которая виновата, смотрела на неё своими большими лошадиными глазами.
На следующий день наш космонавт (так её прозвала бабушка) готовился ко второй перевязки. Её снова уложили на бок и стали смазывать раны мазью. Тело лошадки напрягалось от боли, но она благородно терпела. Её красивая шкурка на ногах и животе была содрана. На шее, ногах и лбу были сильные ушибы и раны. Она стала «страшненькая» после падения, но осталась ЖИВАЯ, а это было самым главным! Тем более шерстка заросла, снова скрывая старые шрамы, а потом Гроза и вовсе полиняла и стала совсем рыжей.
Но самое необычное связанно с именем. Всё-таки люди правы, как корабль назовешь, так он и поплывет. Я назвала лошадку в честь героини моего любимого мультика «Спирит: душа прерий», там индейская кобыла Гроза также находится на грани смерти, но всё же оказывается жива. Так же случилось и с нашей Грозой.

10 Июнь 2012 г. 22:44

Поделиться: