– Ты боишься собак? – спросил пес.
– Я ничего не боюсь! – сказала девочка.
– Тогда тебе наверно совсем одиноко в этом мире, где тебе совсем нечего бояться.
– Вовсе не одиноко, – уверенно сказала девочка. – Я уже привыкла.
***
– Как заряжать пистолет? – спросила она пса. – Нужно набить много-много патронов в ствол?
– Нет, – засмеялся пес, – патроны нужно вставлять в обойму. Вот, смотри.
– Понятно, – сказала девочка и выстрелила в висок.
– Да, в висок всегда проще, – задумчиво сказал пес.
***
– Когда-нибудь я уйду к своим, – сказал пес. – Знаешь, мне тут совсем одиноко. Это не мой мир.
– Не твой, - согласилась девочка.
– А там, – мечтательно сказал пес, – там – по-другому. Там свои. Знаешь, как их не хватает здесь?
– Знаю, – сказала девочка, хотя она и не знала, потому что у нее не было своих.
***
– Девятый этаж? – спросил пес, выглядывая в окно.
– Десятый, – сказала девочка. – Сегодня я решила перестраховаться.
– Ясно, – сказал пес, глядя на ее распластанное на асфальте маленькое тельце.
***
– Все предают, – спокойно сказала девочка. – В этом их смысл. Поэтому нельзя ни к кому привязываться.
– Поздно, – грустно сказал пес. – Собаки слишком быстро привязываются, и в этом их смысл.
– Тогда мне их жаль, – сказала девочка.
– А ты разве не хочешь ни к кому привязаться? – спросил пес.
– Нет. Это слишком больно, – ответила она и потрепала пса за ухом.
– Тебе никогда не бывает одиноко?
– Я привыкла. Я всегда только одна, и мне никто не нужен, – сказала девочка и прижалась к густой шерсти пса, пахнущей репейником и далекими полями.
***
– Знаешь, а я рада за тебя, – сказала девочка, аккуратно вытаскивая запутавшиеся в шерсти пса колючки. – Ведь там тебя ожидают свои. И если ты перешагнешь порог – там будут они. Они тебе скажут: черт возьми, как же тебя давно не было. И ты им скажешь: да. И вы поймете друг друга.
Пес покачал головой.
– Ничего не выйдет.
– Почему? – девочка удивленно посмотрела на него.
– У меня нет своих. И никогда не было.
– Как так? – девочка огорченно смотрела в его глаза. – Значит, ты меня обманул?
– Я обманул себя, – грустно сказал пес. – Только себя.
***
Пес любил играть на гитаре. Сидеть в пустой квартире и играть на давно расстроенной гитаре. Он ощущал прелесть фальшивых нот и исковерканных аккордов, дрожащего голоса и дребезжащих струн, это чувство, которое никому не было под силу, чувство, которым он обладал в одиночку. И в этом был весь он.
***
Девочка увидела только записку. «Ухожу к своим».
В тот вечер она умирала одна. Без пса. И это был последний раз.
Когда умираешь в одиночку – это навсегда.

Поделиться: