Все следующее после разговора с дядей время я пробыл в состоянии глубокой задумчивости и, возможно, депрессии. Я думал об испытании, что выпало на мою долю, о том, что лишь я один способен положить всему этому кошмару конец. Меня пугало будущее, в котором я в своем воображении представлялся с занесшим над амулетом молотком. Я ужасно нервничал и не мог спокойно сидеть на месте, а потому носился из одного угла комнаты в другую. После чего уставал и по несколько часов апатично лежал на полу, глядя, как ночная темнота, сменяясь рассветными лучами солнца, снова заволакивает потолок. Включать свет мне не хотелось.
Несколько часов назад ко мне заглядывал брат, желающий узнать, что же такого дядя хотел мне сказать. В его понимании, думаю, все представлялось довольно непонятно: то я, по ведомым лишь мне причинам, заявляюсь в его клинику с требованием позволить навестить дядю, то, после моего визита у того случается истерика, после которой он три дня приходил в себя, то он сам же просит поговорить со мной. Но я, конечно же, отмолчался, ссылаясь на то, что мой разговор с дядей строго конфиденциален и касается только нас двоих. Я старался говорить максимально вежливо, чтобы не обидеть его, ведь он, по доброте своей, разрешил мне жить в своей клинике, покуда я не решу все свои проблемы.
От моего бессмысленного времяпровождения меня отвлек стук в дверь. Кому не спится ночью? Вставать мне не очень хотелось, и поэтому я просто проигнорировал. Но тут я услышал голос брата, зовущий меня по имени, и что-то в этом голосе меня встревожило, и я, встав с пола, отпер дверь.
На пороге стоял бледный, как белая скатерть брат.
- Что случилось? – Встревожено спросил я.
- Иди за мной. – Сдавленно произнес он.
Я испугался. Сразу стало понятно, что что-то случилось. Я пошел за ним, и, когда его ноги привели нас к прикрытой двери дяди, мои опасения во много раз возросли. Он толкнул дверь и вошел внутрь. Я шагнул за ним через порог, и увиденное заставило меня пошатнуться. В палате стояло несколько санитаров, окруживших накрытое простыней тело дяди.
- Нет, нет, нет… - забормотал я.
Этого не могло случиться, не могло. В ушах стоял звон, а в глазах потемнело. Я медленно зашагал к мертвому телу дяди.
- Как это произошло? – Дрожащим голосом спросил я, наперед зная ответ.
- Перерезал себе вены. – Слабо проговорил брат.
Я не мог в это поверить.
- О чем вы беседовали? Ты последний с ним разговаривал.
- Это обязательно сейчас нужно спрашивать? Я уже говорил, что не могу…
- Что ты ему сказал! – Взревел брат.
Я в шоке отшатнулся. Было понятно, что до этого он кое-как сдерживался, чтобы не закричать.
- Успокойся, ты…
- Как только ты пришел, ему стало хуже! Что ты ему тогда сказал, в первый раз?! Он впал в истерику, и его состояние совсем стало плохим! А после последнего разговора, он покончил с собой! Говори немедленно!
- Я не…
Брат подскочил ко мне и взял за грудки.
- Что он тебе сделал? Ты пришел его мучить, пришел добить его, он и так много страдал, что он тебе сделал?! Как ты можешь быть таким эгоистичным? Пришел сюда, с намерением решить свои проблемы, вне зависимости от того, какой ценой ты их решишь? Тебе было совсем плевать на состояние дяди? Плевать, что с ним происходит, главное устроить себе благо? Эгоистичный ублюдок!
Он с силой толкнул меня, от чего я врезался в стену.
Я был в шоке. Он совсем ничего не знал, ничего не понимал, но, тем не менее, накричал на меня, оскорбил, обвинил в том, в чем я не был виноват. Меня взяла злость, и я двинулся на брата. Но тут меня перехватили два санитара, каждый из которых раза в три больше меня.
Брат повернулся ко мне спиной и тихим голосом произнес:
- Выметайся отсюда. Чтобы утром тебя здесь не было. Не уйдешь сам, мои ребята выкинут тебя отсюда. И я не гарантирую, что тогда ты уйдешь невредимым.
Я был так разъярен, что не помнил, как дошел до своей комнаты. Я не стал дожидаться утра и начал собирать свои немногочисленные пожитки.
Да как он мог! Незнающий о своем невежестве, он винит меня в том, чего я не делал! Свои проблемки? Это уже давно не только мои проблемы, и не только проблемы дяди, а проблемы всех людей. Быть может, я спасаю бесчисленное множество людей от чего-то ужасного. Да и как он мог подумать о том, что мне было плевать на состояние дяди?
Ах, дядя. Забрал тебя этот амулет, выпил из тебя все соки. Как же ты был прав. Я и понятия не имел о том, что последняя ночь застанет тебя так скоро. Но понимал ли ты?
И тут меня озарило! Он знал о том, что следующей ночью умрет, он чувствовал! Наверное, поэтому решил все рассказать мне, иначе знания были бы утеряны.
Мне так жаль, что я не смог спасти его. Но моей вины в том не было: после нашего с дядей разговора амулет не открывался ни разу.
И тут в моей голове возник вопрос. Почему амулет открывается только тогда, когда меня преследуют ночные мучения; когда только из меня он вытягивает силы? Потому что я являюсь его хранителем? Или же по другой причине?
От всего произошедшего за сегодня у меня жутко разболелась голова. Я хотел проститься с дядей, но меня к нему просто не пустили бы, и потому я со своим небольшим саквояжем вышел из больницы.
На улице лил страшный ливень, а я не удосужился позвонить в такси. Что ж, неподалеку отсюда есть небольшая гостиница, откуда я смогу его вызвать.
Путь до нее оказался невероятно сложным: ветер, с неба льют тонны воды, а грязная дорога размякла от дождя и превратилась в какую-то трясину.
Однако все мои старания оказались напрасными: управляющая сказала, что их телефон, видимо из-за такой погоды, не работает. Зато, предложила снять номер на ночь, а уже утром, когда буря утихнет, вызвать такси. Я согласился, снял небольшую комнатку на третьем, последнем этаже и принял душ.


Утро встретило меня щемящей болью в груди, тоской по дяде и чувством безысходности. Было желание лишь снова забыться во сне, и вовсе не оттого, что хотелось спать.
Ночная буря сменилась утренним солнцем, робко заглядывающим в мое окно.
Я вытащил из-под подушки амулет, который положил туда в страхе, что его украдут (мало ли что можно ожидать в этих дешевых гостиницах), и засунул поглубже в чемодан.
Я спустился вниз, и заказал такси, которое, к моему большому удивлению, довольно быстро подъехало и повезло меня в мою небольшую двухкомнатную квартирку.
К тому моменту, как я приехал и разложил по местам все свои вещи, наступило два часа дня, и я решил лечь спать. Не было настроения ни дышать свежим воздухом, ни что-то читать.
Я проснулся в восьмом часу вечера, будто по сигналу. И внезапно понял: сегодня меня ждет мучительная ночь. И от осознания этого я закричал. Мной завладела паника, я был вовсе не готов к этому.
«Скорее, наглотаться снотворного» - подумал я. Вот только ни снотворного, ни успокоительного у меня с собой не осталось, да и в доме не было. Зато было спиртное.
И я им воспользовался.

Поделиться: