- Почему ты такой?
- Какой? – удивленно поворачиваю голову на соседнюю подушку.
За окном порывы ветра с шумом пытались сломать деревья. В пол седьмого утра, воскресенье это казалось безумной насмешкой природы. Ветер грозно завывает и пытался пролезть в любые щели, но все его усердие оканчивались лишь легком покачивание шторы.
- Ну такой… такой…как ты есть. - Слышится обиженный и растерянный женский голос. Сама же обладательница голоса, не отрывая от меня взгляда, пытается удобно умоститься на небольшой подушке.
- И тебя только сейчас начало это не устраивать? – с насмешкой гляжу на собеседницу.
- Да сейчас. – Ты фыркаешь, и уже не понимая моего спокойствия, садишься на кровати, гордо сбросив с себя кусок одеяла.
- Мы, кажется, говорили, что оба не дети. И знаем, в какой стороне от этой комнаты расположен выход. Если тебя что-то не устраивает, ты можешь уйти. А если ты уйдешь и не оставишь на столе ключи я смогу сменить замок, что так давно собирался сделать. Этот некстати заедает.
- Вот видишь. Ты груб и противен. Почему ты стал таким? – женский голос становиться резким.
- А за это, ты можешь поблагодарить всех, кто меня окружал, они сделали меня таким, каким я есть сейчас. Ни больше, ни меньше.
- Но …
- А еще можешь поблагодарить себя.
- А себя-то за что?
- Ты ведь тоже сыграла не малую роль в моей жизни. Хотя… Подожди ка. Если пользоваться твоей теорией ты ангел, что явилась ко мне с небес. Но можешь поблагодарить и себя.
- За что?
- По твоей теории, если бы ты пришла раньше, может быть я бы не стал тем, кем я есть сейчас. Ты бы освятила мою жизнь и наполнила ее светом! Фу... Бред! Но, так или иначе, ты не пришла, и я стал таким, каким я есть. Так что в список благодарности не забудь вписать и свое имя.
- Ты был другим, когда мы встретились? – ты резко освобождаешь соседнюю половину кровати, и начинаешь метаться по комнате, пытаясь собрать в голове все то, что еще недавно считала бытом. Печально. Печально, что с таки стараниями занятая тобой территория, вновь возвращалась в мои полноценные владения. А точнее в полновластие тишины и покоя.
- Нет. К сожалению не был. Ты так и не смогла меня изменить. Просто тогда на твоих руках было мало информации, но ты решила пойти ва-банк, и разыграть эту партию на доске. А мне было скучно, да и любопытно посмотреть на твои неумелые стремления. Ты запрыгнула в мой дом, в мою постель, и даже попыталась зацепиться за мою жизнь, но коготки были слишком коротки. Ты получила ключи, полку в шкафу и щетку в ванной. А потом ты узнала, что я не зарабатываю миллионы, ненавижу шум, и привык жить так, как я привык. И вся та сказка, которую ты себе сама придумала рассыпалась на пепел, и сгорела в огне духовой печи. Но я не врал тебе, и не обещал большего, чем мог дать.
- Ты негодяй, и сволочь! – наконец начинают слышаться нотки истерики. А в меня летит теплый свитер, в прошлом, так небрежно оставленный на полу.
- Ты не первая кто это говорит, и думаю не последняя. – Свитер таки пришлось убрать, а взгляд перевести с потолка на метушащуюся невдалеке особу. - Лучше одевайся и ничего не забудь. Особенно ту маску с невинной улыбкой, и ложь в которую могут поверить лишь те, у кого ни разу не было женщин. Если уж врешь, то ври естественно, а не так будто тебе куда-то засунули ершик для мойки бутылок.
- А если я… А если мы?
Как ни странно, но страшно понимать, что у человека есть еще какие-то надежды. После такого.
- Нас нет, и никогда не было. Я не уверен в том существую ли я. А если меня нет, то и нас не может быть.
- Это всего лишь оправдание. – Попытки одеть капроновые колготки оканчивается обворожительными стрелками, которые подошли бы разве что школьнице. После чего, данная вещь летит в один из углов комнаты. Слава Богам юбку и пиджак тебе так легко не искалечить.
- Может быть. Но от того что я в него верю оно приобретает вес, намного больший чем все твои слова. – Говорить становиться все сложнее, но если уж начал, то приодеться идти до конца.
- Но ведь я люблю тебя. – Ты останавливаешься посреди комнаты, смотря на меня глазами потерянного щенка. И на миг, мне даже хочется забыть все свои слова, и прижать тебя к груди, легко как раньше. Но минутная слабость проходит, не давая порыву даже поднять меня с кровати.
- Опять ложь. Да еще и преем ниже пояса. Ты хоть знаешь что такое любовь. Ты хоть когда-нибудь любила. Никогда не бросайся такими словами. Лучше уйди молча, чем скажи такое и соври. Не мне судить тебя, но я видел, что такое любовь и знаю, как она выглядит. Твоя так называемая любовь это привязка к тому, что делало тебе хорошо.
Ты вытираешь слезы и начинаешь собираться. Вешаешь на шею серебряный крестик. Интересно где твой Бог, когда он тебе сейчас так нужен. Я протягиваю руку, а ты роняешь в нее ключи.
- Какая же ты сволочь?
- Никогда не повторяйся солнышко, никогда. Как захлопывается дверь, ты сама знаешь. И не злись, морщины тебя уж точно не украсят.
Дверной замок щелкает. Ветер все так же назойливо, но при этом как то размеренно и степенно колышет синюю штору. А я смотрю в белый потолок. Все предсказуемо и обосновано. Ветер неожиданно затихает и я, закрыв глаза, проваливаюсь в темноту.

Поделиться: