Тускло освещенная, ничем не примечательная комната. Горит прикроватное бра, отбрасывая причудливые тени на стены. За окном воет ветер – зима в разгаре, а до весны еще так далеко. На столе громоздятся кипы книг и исписанных тетрадей. На полу валяется ручка без колпачка, по-видимому, выкатившаяся из какой-то тетрадки. За стеной раздаются голоса – у соседей, наверное, торжество. Но хозяин маленькой квартирки спит. Светильник позволяет видеть его бледное лицо – давно уже не молодого, верящего в себя юноши, но еще и не старческое. Просто усталое. Темные с проседью волосы мягкими завитками спадают на лоб. Тонкие, четко очерченные губы. Худощавые руки, покоящиеся на одеяле. Да, мужчина спит. Ему не мешают ни веселые песни соседей, ни заунывный вой ветра. Его сон спокоен, но далеко не безмятежен, потому что и во сне его черты остаются сосредоточенными и какими-то напряженными. В них отсутствует покой, которым обычно отличаются лица спящих людей.
Часы бьют – двенадцать раз. Их размеренный бой рвет на части ночь – бом, бом, бом. И с последним ударом комната неожиданно преображается. Сперва кажется, что это свет бра усилился. Но нет, это уже не прежние тусклые отблески, а мягкое, теплое свечение. Оно постепенно наполняет собой каждый угол комнаты. Приглядитесь! Вроде бы оно исходит от тетрадок на столе.
Одна из них задрожала и распахнулась. Свет усилился, и теперь ясно было видно, что исходит он от обычных разлинованных страниц. Что-то звякнуло, и вместо растянутых синих строчек на листе оказалась маленькая комнатка. Хорошенькая девушка сидела на стуле и читала книгу. Внезапно она вздрогнула – да-да! Именно вздрогнула, как бы странно это не звучало по отношению к книжной картинке. Тем не менее, девушка осмотрелась и осторожно – вы бы не поверили своим глазам, но всё же – поставила ножку на край страницы и ловко выбралась из тетрадки на стол. Секунда – и девушка уже стояла на полу рядом со столом и ничем не отличалась от живого человеческого создания.
- Люк, - тихо позвала она, - Маг, Нинель. Где вы? Хватит спать.
В тот же миг распахнулись еще несколько тетрадок, и их герои, потягиваясь и зевая, появились на столе. Какими разными они были! Если первая девушка была хорошенькой блондинкой, то её подруга оказалась высокой и властной брюнеткой в старинном платье. Их друзья тоже не походили друг на друга. Один из них – совсем еще мальчишка, в одежде, подходящей для юнги, сбежавшего в комнату с корабля. И корабль тоже нашелся – на тетрадной странице, откуда он сошел. Второй же был явным обитателем суши, в длинном черном плаще и высоком цилиндре, с лицом человека, чья жизнь окутана тайной.
- Зачем ты разбудила нас, сестрица Иветта? – недовольно спросила Нинель, поправляя складки платья.
- Неужели соскучилась? – подмигнул юнга – Люк.
- Нет, - вздохнула Иветта, отступая, чтобы была видна кровать. – Взгляните.
- Он спит, - уверенно ответила Нинель.
- Он кажется уставшим, - подошел ближе к кровати Люк.
- Он что, болен? – спросил Маг, прикасаясь ко лбу мужчины.
- Болен самой страшной для писателей болезнью, - вздохнула Иветта. – Он больше не верит – ни в себя, ни в нас.
- Откуда ты знаешь? – нахмурилась Нинель.
- Мне рассказала Крошка.
- Что за Крошка? – поинтересовался Люк, поднимая с пола ручку и опуская её на стол.
- Героиня его новой книги. Пока её зовут Крошка, но она должна вырасти и стать принцессой. Как её будут звать в будущем, наш Автор еще не определился.
- Счастливая, - с легкой завистью вздохнула Нинель. – У неё еще все впереди.
- Ты зря завидуешь, - сказала Иветта. – Её жизнь замерла на седьмой странице и не двигается дальше.
- Почему это?
- Потому, что Автор больше не хочет писать. Потому, что его никто не поддерживает и не понимает. Потому, что он одинок. Вот почему.
- Вздор! – встряхнула Нинель копной темных волос. – У него же есть мы. Зачем ему кто-то еще?
- Боюсь, мы тоже ему больше не нужны.
- Ну и пусть, - топнула ножкой девушка. – Пусть не пишет. Какое мне до этого дело? Я уже создана. Мой путь описан. Все остальное – ерунда.
- Ты что? – подскочил Люк со стула. – Хоть думай, что говоришь. Если Автор не будет писать дальше, мы все просто погибнем. Он и нас выбросит – за ненадобностью. Чем меньше он верит в нас, тем меньше у нас сил. Разве ты не чувствуешь, что мы слабеем? И бедная Крошка никогда не станет взрослой, настоящей героиней. Разве тебе её не жаль?
- Мне-то? Ни капли, - всё-таки с ноткой сомнения в голосе ответила Нинель. – Я – отрицательный персонаж. Не мне жалеть вас, положительных.
- Как ты можешь? – мигом погрустнела Иветта. – Ты же наша подруга. Мы знакомы столько лет. Никогда не думала, что ты такая бессердечная.
- Я не бессердечная, - покачала головой Нинель. – Просто я не понимаю, что вы все так с ним носитесь. Он свое дело сделал – вдохнул в нас жизнь. Теперь мы самостоятельные и вполне живые. А вот будь он нормальным автором, он обеспечил бы нас читателями. Знаете, как мне надоела эта комнатушка? Я тоже хочу увидеть мир, а вынуждена сидеть запертой в тетрадке. Вот почему? Почему наш Автор запер нас здесь? В чем мы виноваты? Или недостаточно хороши? Что в нас не так? Я ведь совершенно доработана.
- Не злись, - заговорил молчаливый Маг. – Автора тоже можно понять. Он просто боится вынести нас на суд людей. Его же столько раз отвергали. Ты не помнишь этого, а меня лично в издательстве отправили в корзину.
- И меня, - отозвался Люк. – Хотя лично я не считаю свою историю плохой. Когда Автор читал её своей дочке, у неё глаза светились от интереса.
- Она была ребенком.
- Правильно! Ведь мы все – герои сказок. Мы и созданы для детей. Но пойми же ты, Нинель. Если о нас никто не будет читать, мы погибнем – угаснем вместе с верой в нас. Раньше веры Автора хватало, чтобы поддерживать в нас жизнь. Но что будет с нами теперь, когда её почти не осталось?
Нинель задумалась. Молчали и её друзья, пока Люк не сказал:
- Правда, надо что-то делать. Вот только что? Чем мы можем ему помочь? Мы ведь даже не люди.
- Но мы – его друзья, - мягко ответила Иветта, подходя к кровати и присаживаясь у изголовья. – Ой, а это что за тетрадка у него под подушкой? Я её раньше не видела.
- И я, - подтвердил Маг, изучая краешек зеленой обложки.
- И я, - кивнул Люк.
- Давайте посмотрим, - предложила Нинель, и прежде, чем кто-нибудь успел сказать хоть слово, ловко вытащила тетрадь из-под подушки.
- Подожди, не открывай её, - прошептала Иветта. – Мало ли, кто там живет. Он может быть совсем не добрым.
- Всё равно любопытно, кого же спрятал от нас Автор. Наверное, это кто-то особенный.
- Да, давайте откроем, - нетерпеливо отозвался Люк, так же, как все, раздираемый любопытством. – Если он злой, мы разбудим Автора, и герою придется убраться назад.
- Но… - всё еще сопротивлялась Иветта, только было уже поздно.
Нинель открыла тетрадь, и в комнату шагнул молодой человек самой примечательной внешности. Одежда незнакомца была потрепаной и порядком изношеной, но его куртка была расшита звездами из фольги, а огромная высокая шляпа делала его юное миловидное лицо довольно комичным. Однако примечательной была совсем не одежда. Просто внешне новый герой был как две капли воды похож на Автора в молодости, когда вера его была сильна, а сердце открыто для людей.
- Ты кто? – первой опомнилась Иветта. – Из какой ты истории?
- Рад встрече с вами, - комично, но так мило поклонился молодой человек. – Меня зовут Сказочник, поэтому и история моя называется «Сказка о Сказочнике». Она еще не закончена, поэтому не могу сказать ничего более определенного про её сюжет.
- Очень приятно, - ответила блондинка. – Я – Иветта из «Милой торговки». Это – Люк из «Бравого юнги» и Маг из «Волшебной истории».
Молодые люди пожали друг другу руки.
- И Нинель из «Злой принцессы», - представила Иветта залившуюся краской подругу.
- Безумно рад нашей встрече, - снова поклонился Сказочник, и всем показалось, что его огромная шляпа вот-вот слетит.
- Но позволь тебя спросить, Сказочник, - говорила Иветта, - почему ты так похож на нашего дорогого Автора?
- Всё очень просто, - улыбнулся герой. – Во мне он изобразил самого себя. Я – его второе «Я», если хотите. Отображение его чаяний и надежд.
- Тогда, можно считать, нам повезло! – радостно воскликнула Иветта. – Кто, как не ты, должен подсказать нам, как помочь Автору?
- Признаюсь честно, я задумывался об этом, - присел Сказочник на старый стул у стола. – Мне известно о нашей общей беде. Хотя проблем-то, по сути, не одна, а целых две.
- Две? – удивленно повторила Нинель.
- Две? – не менее удивленно прошептала Иветта.
- Именно, - склонил голову их новый друг. – Первая, - загнул он палец, - как помочь Автору снова поверить в себя и в нас, как заставить его вернуться к творчеству. Вторая – как выжить героям старых сказок. Как сделать так, чтобы люди впустили нас в свои сердца.
- Ты много говоришь, - отозвался Маг из своего затененного угла, - но где же конкретные предложения? В словах мало толку, когда за ними стоит пустота.
- Не перебивай его, - вмешалась Иветта. – Продолжай, милый Сказочник.
- Собственно, и предложений у меня будет два. Для первого подойдет и сегодняшняя ночь, а для второго придется дождаться завтрашнего вечера.
- Говори, говори, - поторапливали его все.
- Нужно доказать Автору, что его творения кому-то нужны, - заговорщицки шепнул Сказочник. – Я предлагаю вот что. Нам нужно напечатать несколько его историй и отправить в издательство.
- А если их отвергнут? – скептически спросила Нинель.
- Да, если их отвергнут? – повторил Люк. – Что мы тогда будем делать?
- Их не отвергнут, - уверенно сказал Сказочник, и искусственные звезды на его куртке словно засияли ярче. – Мы об этом позаботимся. Нам нужно донести наши сказки до детей. Если у сказки появятся читатели, издателям не останется ничего другого, как собрать сказки Автора в книжку для детей.
- В твоих словах есть смысл, – кивнул Маг.
- Но на словах всё просто, а на деле? – не особо верила Сказочнику Нинель.
- А на деле нам придется постараться, прекрасная героиня, - с легким поклоном ответило второе «Я» Автора. – Вот только нам понадобится помощь.
- Еще бы! Мы ведь не умеем печатать, - вздохнула Иветта.
- Я умею, - с энтузиазмом ответил Сказочник и подскочил со стула. – Как-никак, мы же с Автором практически единое целое.
Юноша подошел к старенькому компьютеру и нажал на кнопку пуска. Машина мерно загудела.
- Маг, позаботься, чтобы Автора не разбудил шум, - попросил наш герой. – Можешь сотворить какое-нибудь сонное заклинание?
- А то! – с довольным видом ответил Маг и принялся бормотать что-то, водя руками над головой Автора.
- А нам что делать? – спросила Иветта.
- Подождите секундочку, - умостился Сказочник возле компьютера. – От вас требуется только продиктовать мне ваши истории, а я постараюсь их напечатать. С кого начнем?
Все замерли в нерешительности. В комнате воцарилась тишина. Даже шум за стеной утих, и вьюга, казалось, улеглась, либо тоже прислушалась к происходящему внутри.
- Хорошо, - наконец, решился Люк. – Давайте начнем с меня.
Юнга принялся усердно пересказывать каждое слово своей истории. Свечение, исходящее от его тетрадки, усиливалось по мере того, как буквы оживали на экране. И вот уже в тусклом свете бра по комнате кружились изображения кораблей и неведомых островов, высоких волн и синего неба. Из других тетрадей также потихоньку появлялись герои – пираты, волшебники, юные леди и мудрые старики. Все они столпились вокруг Сказочника и Люка, наблюдая, как давняя история обретает свое второе рождение.
- Я тоже так хочу, - сказал розовощекий мальчишка.
- И я, - закивала головой актриса из разорившегося театра.
- И я.
- И я.
- И я! – поднялся шум.
- Тише, тише, - обернулся Сказочник. – Выстройтесь в очередь и не шумите. Иветта, Нинель, Маг, Мальчик, Актриса… Если вы будете кричать, у нас ничего не выйдет. Начинай, Иветта.
И закипела работа. Буквы и картинки возникали в воздухе, сменяя одна другую. Сказочник печатал без устали историю за историей, и довольные герои расходились по своим тетрадкам. Наконец, последняя волшебница захлопнула свою потрепанную обложку.
- Наконец-то, – снял Сказочник смешную шляпу и вытер лоб. – Теперь нужно распечатать листы и незаметно выскользнуть из дома.
- Но нам надо спешить, - предупредил его Маг. – Я не знаю, сколько еще продлится мое волшебство.
- Тогда скорее, - выглянул Сказочник за тяжелую штору. – Уже рассвело.
- Подожди, - остановил его Маг. – Но ведь мы не знаем ни одного адреса издательства.
- Это не проблема! – воскликнул Люк. – Я помню адрес, по которому когда-то отправляли мою рукопись. Правда, там её отвергли, но попытаться можно. А если еще Маг добавит немного волшебства…
- Нет, здесь волшебство не пойдет, - ответил Сказочник. – Мы должны действовать честно. Всё-таки за пределами этой квартиры расстилается мир людей, и надо быть осторожным, чтобы сохранить баланс между нашими мирами. Всё, что допустимо в родных стенах, недопустимо за их пределами. Люк, напиши адрес на листе бумаги, а я схожу на почту.
- Я с тобой, - отозвался Маг. – Так, на всякий случай.
- Спасибо, друг, - улыбнулся Сказочник. – Тогда распечатываем рукопись – и идем.
Сказочник зарядил стопку белых листов в машину, именуемую им принтером, и получил готовый текст. Автор даже не услышал шума, производимого машиной – видимо, волшебство Мага всё еще действовало. Иветта перевязала листы лентой, удерживавшей её белокурые волосы, чтобы рукопись не разлетелась.
- Удачи вам, - прошептала она, восторженно глядя на смелых товарищей.
- Она нам пригодится, - подмигнул ей Сказочник, а Маг спрятал листы под плащ, и они оба исчезли за входной дверью.
Пока их не было, оставшиеся дома герои разложили тетрадки по местам и в беспокойстве бродили от окна к окну, ожидая увидеть друзей.
- Может, что-то пошло не так? – то и дело повторяла Иветта.
- Или они заблудились, - пожимала белыми плечами Нинель.
- Угомонитесь, - прикрикнул на них Люк, хотя и сам ужасно волновался.
Неожиданно Автор зевнул и повернулся лицом к стене.
- Волшебство перестает действовать, - в ужасе прошептал юнга. – А их всё нет!
Иветта на цыпочках подошла к окну.
- Идут! – радостно обернулась она к друзьям.
И действительно, через пару минут Маг и Сказочник тихонько прокрались в комнату.
- В тетрадки! Быстрее! – встретила их Иветта. – Он вот-вот проснется.
Только герои успели спрятаться, как Автор потянулся и открыл глаза…
***
День Автора тянулся привычной чередой. До девяти он лежал в кровати и думал. Сегодня он мог себе это позволить, потому что на работе выдался выходной. Значит, снова весь день в четырех стенах… Это раньше он чего-то ожидал, надеялся на чудо, а с возрастом перестал.
Завтрак в полном одиночестве, как всегда. Подобный распорядок выходного дня давно не менялся. Автор сполоснул чашку, поставил её на место, пару раз прошелся по комнате из угла в угол и сел к письменному столу. Он открыл синюю тетрадь и перечитал последние строчки, даже не подозревая, как радостно забилось сердце Крошки. Ведь она всё еще надеялась стать принцессой!
«Бедная девочка с корзинкой цветов шла по унылому серому городу», - вывел Автор и постарался сосредоточиться, но перед его мысленным взором не появилось ни девочки, ни города, ни цветов. Он даже не знал, что это были за цветы – ромашки? Тюльпаны? Незабудки?
Автор сокрушенно обхватил голову руками и замер. Как можно писать, если и сам не знаешь, о чем пишешь? Раньше картинки послушно проходили перед глазами, а теперь осталась только пустота. А из пустоты не вытащишь и слова.
Дверь открылась, и молодая девушка ворвалась в его одинокую квартирку.
- Папа, опять ты торчишь за столом! – недовольно воскликнула она. – Лучше бы прогулялся, чем корпеть над своими бессмысленными тетрадками.
- Для начала здравствуй, Лиза, - вздохнул Автор.
- Привет, - уселась девушка на кровать. – Ну, и что на этот раз строчишь? Очередную небылицу?
- Ничего я не строчу, - вновь горестно вздохнул Автор. – Кончились мои истории. В голове сплошная пустота, и ничего не могу с ней сделать.
- А зачем надо что-то делать? Пап, ну подумай сам – кому нужна твоя писанина? Она и гроша ломаного не стоит.
- Тем не менее, когда-то тебе нравились мои сказки.
- Это было давно, - скептически фыркнула Лиза. – А сейчас мне твои истории не нужны. Признай, что твои сказки – отживший век. И вся макулатура на твоем столе не более чем хлам.
- Этому хламу я отдал всю жизнь.
- А кто тебя просил? Кому это было нужно? – не успокаивалась девушка. – У тебя есть нормальная работа. А всем этим, - презрительно оглядела она комнату, - только пол во время ремонта застилать.
- Знаешь, что?! – вспыхнули щеки Автора. – Я не позволю тебе так говорить о моем творчестве!
- Творчестве? – схватилась за бока его дочь. – Ха-ха и еще раз ха. Да таким творчеством у нас полстраны занимается. А толку?
- Не говори глупостей. Что ты вообще понимаешь? – ударил Автор кулаком по столу. – Что понимаешь ты, за все жизнь не написав ни строчки?
- Не преувеличивай, - пожала плечами девушка. – Я в школе довольно сносно писала стихи.
- Лучше уйди, - покачал Автор седеющей головой. – Уйди, пока я не пожалел, что у меня есть дочь.
- Да пожалуйста! – подскочила Лиза, словно она только этого и ждала. – Вот и уйду! И живи со своими тетрадками!
Девушка выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью, а несчастный Автор лег на кровать лицом к стене и весь день пролежал так, думая, что лучше бы ему никогда не знать, что такое сочинять истории.
Наконец, на город опустился вечер. Автор уснул – на этот раз самым обычным сном. Тетрадки мигом засветились.
- Он спит? – раздался звонкий голосок Иветты.
- Тише ты, - шепотом ответил Маг. - Сон в такое время суток необычайно чуток.
- Хорошо, хорошо, - ответила девушка, выбираясь и поправляя складки платья. – Сказочник, где ты?
- Я здесь, - шагнул в комнату юноша. Он подождал, пока все соберутся, и продолжил: - Друзья мои, осталось самое сложное – убедить людей в том, что мы им нужны. Вы сами видели – наш Автор в отчаянье. Необходимо действовать! Будите тех, кто готов выйти в зимний холод. Пусть они наденут теплые накидки. Люк, а ты можешь взять куртку Автора. Только не шумите.
Иветта и Нинель принялись будить друзей, а Маг шепнул Сказочнику:
- Я имел возможность убедиться, что ты мудрый человек. Надеюсь, и сейчас ты знаешь, что делаешь.
- Я просто хочу помочь, - с грустью ответил Сказочник. – Мне жаль Автора. Я ведь его понимаю, как никто другой.
- Верю, что у тебя всё получится, - сказал Маг.
- Мы готовы, – подбежала к ним Иветта в меховой накидке. – Веди нас.
Сказочник шагнул вперед и оценил толпу собравшихся – маленький трубач в забавном жилете, величественная королева в меховом манто, старый фокусник со своей помощницей, две юные цветочницы, мудрый волшебник, солдат и наши друзья – вот все, кто был готов защитить своего Автора.
- Очень хорошо, - улыбнулся Сказочник. – Спасибо вам, друзья. Спасибо от меня и от Автора. А теперь все за мной.
Пестрая толпа высыпала на улицу. Впереди шел Сказочник, которого не пугал ни сильный мороз, ни кружащийся снег. За ним с гордо поднятой головой шествовал трубач, то и дело поднося к губам свою трубу и оглашая улицу протяжным звуком.
Небольшая компания добралась до ближайшей площади, и Сказочник остановился.
- Труби, - сказал он трубачу.
Загудела труба. Люди останавливались поглазеть на живописную компанию, а Сказочник тем временем начал:
- Всем! Всем! Всем! Только сегодня и только сейчас у вас есть возможность услышать лучшие истории лучшего автора нашего города. А может быть… Нет, не может быть, а точно лучшего сказочника всей страны.
Некоторые заинтересованно поглядывали на героев. Некоторые без малейшего внимания проходили мимо. Но толпа вокруг нашей компании постепенно росла, и Сказочник начал представление.
- Первым номером нашей программы, - весело, не смотря на мороз и холод, говорил он, и звезды сияли на его куртке, - история о милой торговке Иветте, рассказанная ею лично.
- Ой, я первая, да? – залилась краской девушка. – Хорошо. Я начну. Давным-давно я жила в далекой стране, и было ей имя Карнавалия. Я жила бедно, но, уж поверьте мне, была счастлива…
Иветта рассказывала и рассказывала, а картинки из её пусть книжной, но такой настоящей жизни оживали в воздухе, кружились, завораживали зрителей. Вскоре вокруг детищ Автора яблоку негде было упасть. То и дело раздавался звонкий жизнерадостный голос Сказочника:
- А теперь прошу внимания! Сказка о волшебном кубке в исполнении Волшебника, владельца кубка.
Снег засыпал его темные волосы, словно на них легла такая же проседь, как и у Автора. Щеки алели от холода. Но Сказочник чувствовал себя счастливым в кругу друзей и весело улыбался.
Наконец, последняя сказка была рассказана, и последний герой окончил свое выступление.
- Спасибо за внимание, дорогие зрители, - поклонился Сказочник, почти касаясь шляпой земли. – На этом всё.
- Как это всё? – удивленно спросила девочка в первом ряду.
- Как это всё? – не менее изумленно переспросила её мамочка, и со всех сторон полетели изумленные восклицания.
- А где же нам найти ваши сказки? – догадался спросить кто-то.
- Надеюсь, скоро вы сможете найти их на книжных полках, - ответил юноша. – Запомните имя нашего Автора.
- Мам, ведь ты купишь мне эту книжку? – спросил взъерошенный мальчишка.
- Конечно, куплю, – ответила его мама, обычно очень строгая, но сегодня оттаявшая, потому что в воздухе витало столько настоящего волшебства.
- И мне.
- И мне!
- И мне!
Дети и взрослые разошлись, собираясь завтра же разыскивать в магазине нужные книги, а Сказочник и его друзья пожали друг другу руки.
- Мы сделали всё, что от нас зависит, - сказал молодой человек. – Теперь остается только ждать…
***
Прошла ночь, и прошел день, еще одна ночь и еще один день. Сказочник, Иветта, Маг, Нинель и Люк ходили по квартире Автора взад и вперед, пока он был на работе.
- Неужели всё зря? – сокрушенно качала головой Иветта. – Неужели ничего не получилось?
- Подожди, - уверенно, но мрачно говорил Маг. – Это только в сказках всё происходит быстро.
- Но сколько можно ждать? – говорил Люк. – Автору с каждым днем всё хуже и хуже. Я уже с трудом могу выбраться из тетрадки.
- И я, - подтвердила Нинель. – А ведь мы так старались.
- Терпение, друзья мои. Терпение, - успокаивал их Сказочник, но и его голос уже не был ни веселым, ни убедительным.
Неожиданно все замерли – происходило нечто из ряда вон выходящее. Старый, почти никогда не звонивший телефон вдруг зазвонил.
- А если это из издательства? – прошептала Иветта. – А Автора нет!
Но в ту же минуту входная дверь распахнулась. Герои еле успели спрятаться в тень. Это был Автор, и Автор поспешно взял трубку.
- Алло, - хрипло ответил он. – Да, это я. Что? Вы хотите издать мои сказки? Я не совсем понимаю, о чем вы говорите… Да, да, конечно. Я завтра к вам зайду. Спасибо.
Автор положил трубку. Его лицо светилось от счастья.
- Это просто чудо какое-то, - прошептал он, и вдруг позади него что-то скрипнуло.
- Эй, кто здесь? – обернулся мужчина. – Кто здесь? Выходите немедленно!
Нашим героям не оставалось ничего другого, как выйти из своих убежищ. Они стояли, опустив глаза в пол, и гадали, узнает ли их Автор. И Автор узнал.
- Боже милосердный! – всплеснул он руками. – Вы ли это? Или, может, я сплю? Иветта, Маг, Нинель, Люк. Нет, я точно брежу!
- Вы не бредите, милый Автор, - скромно ответила ему Иветта. – Это и правда мы, ваши герои. Приятно, что вы нас узнали.
- Да как же я мог вас не узнать, если именно такими я вас и представлял? Даже лица, даже детали одежды. Я определенно сошел с ума. Как такое может быть? Не сошли же вы с книжных страниц?
- Именно сошли, - сказала Иветта.
Автор прикоснулся к ней – девушка казалась настоящей. Затем ущипнул себя за руку – нет, он явно не спал.
- Иветта, - крепко обнял он её. – Я так рад! Но подождите. А издательство? Как мои сказки попали в издательство?
- Это всё он, милый Автор, - указала торговка на Сказочника, скромно притаившегося в тени.
- Спасибо тебе, - шагнул к нему Автор. – Ты не представляешь, что для меня сделал. Но постой! Твое лицо определенно знакомо мне, вот только откуда? Ты ведь не один из моих героев, верно?
Друзья удивленно посмотрели на Сказочника. Он весь преобразился. Звезды на его куртке сияли, как настоящие, и лицо его словно озарилось неведомым светом.
- Ты прав, - мягко улыбнулся юноша. – Я – не один из твоих героев и не твое создание. Но всё же мы с тобой неразрывно связаны. Я – это ты, твоя вера в этих вот героев, в твои сказки. Ты отрекся от меня, ты изгнал меня из своего сердца. Но теперь, я чувствую, мне можно вернуться домой.
- Прости меня, - прошептал Автор, и слезы появились в его глазах – таких же добрых, как у Сказочника. – Прости меня. Я не хотел оставить тебя без пристанища.
- Ничего, - опустил юноша руку ему на плечо. – Мои злоключения в прошлом. И твои, я надеюсь, тоже. Теперь ты знаешь, что чудеса бывают. Благодари за это своих героев – не забывай, что они живые, и очень тебя любят. Друзья, - обернулся он к притихшим персонажам, - простите мне мой маленький обман. И прощайте. Не грустите – я всегда буду рядом с вами, в сердце вашего Автора. А вы, надеюсь, будете жить вечно и в других сердцах.
Иветта вытерла слезы и крепко обняла Сказочника. Нинель и Люк последовали её примеру, не сдерживая эмоций, а Маг лишь сердечно пожал ему руку и сказал:
- Я знал, что ты – необычный персонаж и настоящий герой.
- Пора, - склонил голову Сказочник. Он шагнул к Автору, взял его руки в свои – и звезды на его куртке засияли так ярко, что все присутствующие были вынуждены закрыть глаза. Когда они их открыли, Сказочника в комнате уже не было.

На этом позвольте мне закончить сказку о Сказочнике. Если вам не безразлична судьба Автора, скажу – дальше он жил счастливо. Пусть он больше и не сталкивался со своими героями лицом к лицу, они всегда были рядом с ним – в его сердце и воображении.
А от себя позвольте пожелать вам верить в сказки, какими бы ни были будни, потому что именно наши мечты делают всех нас немножко волшебниками.


Поделиться: