Ночь. На улицах города давно горят фонари, освещая маленькие снежинки, кружащиеся в темном небе. Они, одна за другой, кружатся в смелом хороводе немыслимой гибели. Это так прекрасно, что в тоже время ужасно. Ведь им суждено жить лишь считанные минуты, а замет они растают, так и не познав всего в этом мире. Но, зная это, снежинки продолжают веселиться, не смотря ни на что. Беззаботные создания Высших. Неужели им так нравится наблюдать за тем, как погибают невинные? Впрочем, так было, есть и будет. Таковы правила жестокой реальности. И не нам суждено их исправить...

-Такая беззащитная, но, сколько жизней уже успела испортить своим существованием, - размышлял вслух Дэйр, наблюдая за своей особой жертвой. Естественно, когда в агентство обращается сам Высший маг, то ничего хорошего не жди. Ну, если не считать приличного гонорара, половина которого выплачивается перед устранением мелких пешек. Но эта персона, мирно попивающая чай в собственной квартире - сущая демонесса. Так ловко обставить вокруг пальца столько чиновников не каждый может. Особенно когда этот "не каждый" - девушка.

Сам ничего не понимая, он продолжал наблюдать за этой ведьмой, хотя мог убить ее давным-давно. Но, Дэйр лишь следил за своей жертвой: записывал ее действия, повадки, с кем общается и что замышляет. Вот только докладывать полученную информацию он не собирался. Почему? Долго размышляя по этому поводу так и не нашел ответа на волнующий вопрос. Но, киллер знал одно: ему нравилось наблюдать, причинять ей боль, заводить в тупики и просто усложнять итак не простую жизнь ведьмы. Возможно, в глубине души Дэйр был садистом.

- Итак, - хмыкнул вампир, не отрывая взгляда от жертвы, - пришло время поиграть.

С этих слов и начинался самый настоящий ад для юной ведьмы. Но, она уже привыкла к этой жестокости. Он, словно маньяк, всячески изнурялся над девушкой: то письмо с угрозами в почтовый ящик подкинет, то ванну в крови измажет, а то и вовсе подошлет кого-нибудь для того, чтобы она окончательно забилась в угол и не вылезала оттуда. Но, увы, у нее слишком настойчивый характер. Даже тонув в собственной лужи крови, она будет настаивать на своем.

Вот и сегодня ведьму ждал незабываемый концерт. Все необходимое уже давно томилось на своих местах в ожидании выхода. Да и сама девушка заметно нервничала. Естественно, ведь все это происходило в одно и то же время. Один кошмар повторялся каждую ночь. Окутывая ее сознание, страх медленно поглощал ее. Словно петля, висящая на шее у самоубийцы. Но, она, как истинная магичка не боялась этого, и с гордостью встречала страх. Зная, что когда-то он станет для нее последним.

- Ирена, - прошептал киллер, приземляясь на ее балкон, - надеюсь, тебе понравятся мои трюки, в сегодняшнюю ночь.

А тем временем девушка, оглядываясь по сторонам, шла в ванну. Снова его трюк с фальшивой кровью, которой он тщательно выводил следующие слова: "Приятного купания, моя любимая жертва. Надеюсь, что ты не утонешь от моих объятий".

- Чертов Дьявол! - выругалась Ирена, щелкнув пальцами, тем самым убрав кровавое послание. - Гори в аду, шутник! Увы, но ванну я уже приняла, так что ты опоздал.

С этими словами она, умыв побелевшее лицо, собиралась покинуть ванну, как тусклый свет потух окончательно. Да, не стоило ей так говорить. Ведь вампиры - обидчивые создания, а значит, что очень любят мстить обидчикам. Бедная девушка, зря она пошла на журналистику. Теперь страдает за былые грехи других. Раскрывая правду, сама стала добычей для нее. Так и сойти с ума недолго.

А Дэйр, не боясь быть разоблаченным, медленно, но уверенно приближался к перепуганной жертве. Она, словно мотылек в банке. Так же бьется за свою свободу, которой никогда не будет. Она - рабыня своих нравов. Пусть независима, но, как известно жизнь не любит таких. Поэтому и страдает ведьма за свой характер. Мир не любит непокорных. Свобода - словно клетка, выбраться из которой под силу не всем.

Немного магии и его обычные, длинные, как у пианиста руки, превращаются в длинные когти коршуна. Медленно обхватывая шею девушки, оставляет пару красивых полос. Она с замиранием сердца ждет, что же произойдет дальше. По ее щекам начинают течь маленькие дорожки слез. Она боялась. Игры со смертью слишком жестоки. Они, как наркотик: медленно убивают жертву изнутри.

- Боишься? - прошептал у самого уха киллер, - правильно делаешь.

И он, довольный работой, скрылся в ночной тени, давая девушке немного придти в себя. Но лишь до утра. Ведь новый день вот-вот наступит, а значит, что в скором времени все повторится. Он снова придет к ней, запугает до ужаса и покинет, оставляя в пугающем одиночестве. Бедная девушка, зря ты пошла на такую работу.

Она, измотанная последними происшествиями, пошла в свою большую, но холодную кровать. Где ее ждало безвыходное одиночество, преследующее всю жизнь. Возможно, завтра ей в очередной раз откажет парень, оставаясь с девушкой в дружеских отношениях. Приятности всегда рядом с ней, не оставляя ни малейшей щелины для счастья.

В очередной раз ей снился один и тот же сон, в котором мама была жива. Где у нее была семья, друзья и любящий человек. Жаль, что в настоящем такого никогда не было, нет, и не будет. Она по-прежнему одна в этой одинокой и холодной постели.

- Прости меня, - прошептал вампир, - не знал, что ты так устаешь. Прости, но таковы условия, которые не я создал и мне их не разрушать. Но ты прекрасна в этом лунном свете звезд.

С этими словами Дэйр оставил одинокую алую розу на ее кровати. Как же похожи они: цветок и девушка. Оба обворожительны и прекрасны. Вот только в мире столько всего, что может одним лишь прикосновением убить. Но, розы - царственные цветы, которые привыкли жить в непонимании. Они, как и эта спящая красавица жаждут выжить. Поэтому и цепляются за все, что можно.
- С Днем рождения, принцесса этого вечера, - прошептал Дэйр, нежно целуя порезанную шею Ирены, тем самым заживляя раны, - жаль, что ты - моя жертва, а я - твой убийца. Как же хочется, чтобы все было по-другому.


Поделиться: