Тропинка мирно петляла под лапами, сверкая зелеными от своей наглости лопухами, росшими по обочинам. Мальчик уверенно держал поводок, довольный своей ответственной миссией. Меня давно уже считали старым и умным псом, поэтому отпускали гулять со мной ребенка. Я мысленно фыркнул: «кто еще кого выгуливает». В груди тугим комком притаилась боль. Она, словно змия уже давно травила не только тело, но и душу, заставляя мыслить холодно и расчетливо. Решится, сегодня я должен решится. Тоска и отчаянье нахлынули вместе с воспоминаниями. Милая пара, гуляя подбирает бело-рыжего пса. «На время» - уговаривают они себя, - «пока хозяин не найдется». Но щенок рос, хозяева не находились. И я остался жить с ними, ведь они меня любили, ласкали... заплетали длинную шерсть в косички, за что я, наверное, и получил свое странное имя — Колосок. Кличка, подошедшая больше лошади, неожиданно приглянулась всем домочадцам, и я так и остался Колосок. Хм, кошкам на смех.
Шли годы, увы, не бесследно. Все чаще стали беспокоить лапы, - от боли я скулил по ночам. «Да, наш Колосок уже не тот»- уныло качала головой бабушка. «Ничего, он еще молодой, мы еще повоюем!» - наигранно бодро отвечал папа, незаметно мешая в кашу обезболивающее. Спустя какое то время к нам пришел странный человек — ветеринар. От него веяло болью и страхом. Деловито осмотрев меня, он сказал: «будем резать!» - от чего вся семья побледнела как снег. «А иначе никак нельзя?» - испуганно спрашивает мама. В ответ страшный человек качает головой - «Никак!». Горестный вздох. «Супостаты!» - в сердцах воскликнул дедушка - «Им лишь бы резать. Не переживай, Колосок, выкрутимся как ни будь». Потом меня повезли в мрачное здание. Страхом пахло гораздо отчетливей. Из кабинета вышла старушка, держа на руках завернутую в одеяло кошку. От них пахло кровью... и смертью. Да, именно тогда я впервые ощутил этот жуткий запах и испугался. Обе, хозяйка и кошка, посмотрели на меня с жалостью, мол, мы уже отмучились - твоя очередь. Я заскулил, протяжно, надеясь на чудо, но его не последовало. Всхлипнув, мама потрепала меня по загривку «я с тобой, не бойся я рядом...» Стало немного, совсем немного легче, и я с уверенностью шагнул в пропасть кабинета. Что было дальше помню смутно. Противный «укольчик»... холод железного стола... блеск лезвия … и яркие, безумные глаза врача...
Бррр. Я тряхнул головой, развевая наваждение. Хотя, тот взгляд, он часто преследовал меня во сне, когда я с визгом, как маленький щенок, просыпался в коридоре. Родители выбегают из комнат, и даже малыш, мило утирая кулачком, заспанные глазки подбегает ко мне. Я смущенно отворачиваюсь - сон, просто сон. С ложным спокойствием отворачиваюсь, мол, нет причин беспокоится, ребенку завтра в школу и все такое. Все постепенно расходятся, тушат свет. И я чувствую ее запах. В полутьме коридора слышный только мне. Запах смерти...
Шло время, я притворялся, что все нормально, не зная, что бужу всю семью по ночам своими всхлипами. К моему огорчению родители заметили неладное. Посоветовались, решили вызвать ветеринара. Меня аж передернуло. Опять безумные глаза — словно мясник. Но на этот раз был другой - добрый, приветливый. Он спокойно приблизился ко мне и осмотрел. «Все хорошо, дружок, не бойся». «Не боюсь» - ответил я и повернулся, подставляя ему брюхо. Он почесал его, просто, как мальчишки чешут дворового пса — любя, лаская и терзаясь не в силах помочь. По грустной улыбке я понял — он тоже ее видит. Смущенно кашлянув, доктор отвел родителей в сторону. Те прильнули к нему с надеждой, будто ждали, что он бросит им кость, но он горько помотал головой. «Неужели ничего больше нельзя сделать?!» - в отчаянье воскликнул папа. «Вы можете больше не мучить его» - спокойно, осознавая свою роль палача, произнес доктор - «если решитесь — я сделаю укол». И получив неуверенный отказ, поспешил по другим вызовам. «Мы же не можем?! Мы же правда этого не сделаем?!» - тихонько рыдала мама. «Нет, конечно же нет. Но, проклятье, как нам жить, видя как наш Колосок медленно умирает?!» - эти слова папы стали для меня решающими.
И вот шагая по дорожке, я мысленно прощался со своей семьей, с домом, с парнишкой, который еще верил, что я выздоровею. Нет, я не хочу видеть его слез... я решился!
– Нет, Колосок, стой! - резко рванув в лес, я сбил мальчишку с ног.
– Стой! Не уходи! - всхлипнул он, и помчался за мной. Я петлял между кустов и деревьев, играя в свои последние догонялки. С размаху перескочив через бурелом, я хотел скрыться в чаще, но на прощанье обернулся. Его глаза, полные слез, смотрели на меня с непониманием и укоризной. Я чувствовал, что придаю его. Еще секунда и я кинулся бы обратно, но... Им будет больно видеть, как я медленно умираю. Они будут плакать, все. Слез прольется куда больше. Поверь, малыш, когда вырастешь ты все поймешь и простишь. Разве ты никогда не терял игрушки, я знаю, что никогда не был для тебя игрушкой, но все же. Просто представь что я ушел, я просто потерялся. Не плачь, верь, что я жив, пусть это будет и неправда. Прощай малыш. Я люблю тебя!







Посвящается моей любимой собаке Маюшке.
Жизнь и смерть идут рука об руку. Рано или поздно, наступает момент, когда нудно уйти с последней. Наступает пора для слов, поступков, прощаний... Но, ни одни слова не смогут заменить настоящую любовь. Ту, которую дарит человеку собака...

Поделиться: