Нет никакой радости. Все тексты о её противоположности, и в одинаковом одиночестве выстраиваются плиткой радуги.
Качающаяся башня, в которую словлен резкий, мечущийся страх, качается и нарастает;
Ударяется об переменчивые ветра, ёмкость, в которой нет физического выхода, в которой ты находишься всегда.
В ней происходит всё самое главное, к чему тебя нет, и что тебя не отпускает; там есть всё, что у тебя есть и чего бы ты желал.
Но, несмотря на все спасения и разнообразия, которые тебе приносит заточение, тебе иногда начинает это надоедать. Близнецы эмоций и событий, которые выросли в твоём воображаемом психическом диагнозе, вылезли на нетерпение, и тогда ты срываешься, и бежишь по ступенькам вниз, надеясь, что на этот раз ты добежишь до радостных дверей без замка. Выскочишь в прелестное место. Падаешь и плачешь.
Всасываешь все силы молодых мышц и бежишь вдвойне, теперь уже наверх, но продолжаешь видеть одно и то же, узость собственного мира и непробиваемые каменные стены.
Глаза бегают и бьются, взглядывая в ножи. С твоих ног стекают и оставляют лужи позади, слёзы из раздражённых глаз, и кровь из глазных орбит, развивающих потрескавшимися веками катаракту психа.
Ты останавливаешь опасность, вспоминая про инстинкты, и снова переносишься в ресторан, где тебя кормят омаром.
Теперь ты не в башне, но опять на крючке. За тобой наблюдают и медленно подводят к новому, от которого ты ещё более убедишься, что другого мира не существует; что невидимый мир - нереален, и глуп; и ты в него никогда не попадёшь, потому что это невозможно. Но снова вернешься в одиночество и сожаление, и всё начнётся снова.


Унылый, дерганый псих умирающего организма. Вычисленный и предсказанный ходячий интеллект, покачивается по шкале собственного манипулирования. Создаёт и создаётся в своем мёртвом альтер эго.
Пара параной в моей привычке прожигать дни своей нерешительной, утерянной жизни. Волны насекомых из высохших джунглей летят по сторонам, ударяясь об вытянутые руки; толкают своих детей, спешат к цветам под пурпурным Солнцем.
Оказывается, что проникающие вещи вылетают из других дыр. Всё, что отдавалось в разочарованные последствия, хотело получить и выплеснуть наслаждаемое.
Никто не выживет в своём спасении; как бы он не кричал.
Когда тьма тебя засасывает, ты боишься и находишь мёртвое. Сходишь со своих щёк во впадину своего рта, и там, дрожа, кричишь, пока не прогонишь весь воздух и контроль из своего страха; и тогда ты пойман в ловушку, где время тянет себя ленивее всего, необратимое внимание потерялось и устремилось в неизвестное место, где играет колыбельная песня растущих звонов. Там тьма одиночества тебя поедает, она неуправляема и безопасно убийственна; и никто от неё не убежал, не умерев.
Я вижу яркий свет... меняется на тусклый...я еду на велосипеде, встретиться с ней...я подъезжаю под серое дерево...путь позади обрывается на кадры и проблески форм...раздражается на бессмысленность... с монолитным трудом я останавливаю колёса возле лавочки...слезаю, замечая свою полнейшую неадекватность и её поблекший взгляд...я думаю, что это наркотики...так сильно разрезавшие моё восприятие...но я не уверен..........я вытянул руки, продолжая смотреть в её расстроенные глаза, надеясь на помощь...я вижу её сострадание и небезразличность....я шагаю к ней....ничего не имеет значения...меня раскидывает на части...и только она в состоянии меня собрать....только она мне сейчас нужна!!.......мои ноги подкашиваются...всё размазалось в хаотизме красок...я падаю, теряясь в нужных и единственных объятьях....и умираю.

Поделиться: