Запись №1. 1 июля 2043 г. 14:09.

Раскаленная гравийная дорога обжигает ноги даже сквозь толстую подошву ботинок. Я иду без перерыва уже часов шесть, не меньше. Как ни крути, но днем передвигаться безопаснее и проще. А сохранность собственной шкуры превыше всего. Солнце палит так нещадно, словно хочет сжечь меня заживо. Когда-то здесь были поля, которые конечно никто не обрабатывал, и они в итоге заросли травой. Здесь паслись коровы, росли деревья, здесь хотя бы была жизнь: своя, особая, размеренная, никуда не спешащая. А теперь это чертова пустошь. Пустошь, которой, кажется, нет предела. Огромные куски безжизненной земли, на которой вряд ли что-то вырастет, чередуются с небольшими пятачками редкой и короткой травы. Испепеляющее солнце и ветер, который гоняет пыль. Килограммы и тонны пыли. Эти трещины и разломы в земле. Зачем я сейчас это рассказываю? Вы ведь все равно меня не слышите. Не слышите ведь?! И вряд ли когда услышите. Для кого я диктую эти бессмысленные записи? Кого я обманываю? Кто меня услышит? Быть может эти батарейки пригодились бы мне еще где-нибудь? А я трачу энергию, которой итак не осталось. И на что? На всякую ерунду. От этого только настроение становится хуже.

Запись №2. 1 июля 2043 г. 20:13.

Ночевать под открытым небом небезопасно. Тем более, судя по надвигающимся тучам, ночью будет дождь. И слава богу, дождя уже недели две не было. Главное — успеть добраться до ближайшего поселка, там должны остаться незанятые уцелевшие дома. Еще важнее — не нарваться на мародеров. Я вышел утром, когда только начало светать и прошел за день около 35 км. Значит треть пути уже за спиной. Еще два дня, и я буду на месте. В школе учили, что скорость пешехода 5 км/час, но мне что-то не верится. Либо я такой нестатистичный, либо погрешности на отдых и усталость они не учитывали. Все равно я доволен собой.
Жара уже спадает, и это придает сил. Кажется мои ноги распухли до слоновьих размеров, голени ломит. Болит так, словно кость вот-вот треснет напополам. Еще и рука жутко саднит, остановлюсь где-нибудь — обязательно сменю повязку. До поселка еще около трех километров, думаю за час доковыляю.

Запись №3 1 июля 2043 г. 22:32.

Наверное я везучий, раз нашел подходящий дом. Не сглазить бы. Людей в округе не было заметно — оно и к лучшему. Я нашел какой-то старый ржавый таз и на всякий случай подставил его под водосток крыши. Точнее под то, что осталось от водостока. Пришлось его маленько подлатать, благо проволока во дворе валялась. Ты слышишь меня, диктофон? Точнее тот, кто это может услышать. Не выбрасывай банки из-под консервов, положи в них немного мелких камушков, закрепи веревкой поверх двери. Ты же не хочешь, чтобы тебя навестили незваные гости? То-то же. Не ложись близко к окнам и двери, забаррикадируй дверь, проверь подполье, чердак, дыры в полу и крыше, не зажигай яркий свет. Не за что. А я спать, надо отдохнуть перед завтрашней дорогой.

Запись №4. 2 июля 2043 г. 7:53 утра.

Всю ночь я просыпался от разных шумов. Сначала пошел дождь, потом кто-то скребся в дверь и скулил — наверняка собака. А где собака, там по логике должен быть человек. А с ними я бы не хотел встречаться. Последние несколько лет изменили все, что я знал. Или обнажили истинную суть? Впрочем, хватит заумных слов и рассуждений: вам наверное интересно что произошло? Хотя, если вы сейчас живы, ну или были живы хотя бы около года назад, то должны знать. Ну а если вы, господа, с другой планеты, я охотно расскажу что произошло. Все равно ведь мне нечего делать, я просто иду.

Кхм, итак. Я считаю. . . считаю, что сама Природа восстала против нас. Да, именно Природа с большой буквы. Я считаю, что мы — большинство людей — были заразой на этой планете. Просто в один прекрасный момент Она не вытерпела и бам! Города развалились. Серия огромных землетрясений произошла везде, где только можно. Даже в районах с низкой сейсмической активностью. Представляете? Ураганы, цунами, торнадо, бури морские и песчаные, наводнения — все произошло так неожиданно. Даже начинаешь верить в высшие силы.

Первые репортажи мы увидели по телевизору: цунами в Японии, мощные ураганы в США ну и так далее. Чуть позже единственным источником информации стало радио. Видимо все спутники на орбите отключились. Как раз тогда начались ужасные ветра. Нет, раньше они тоже дули, причем с каждым годом все сильнее. Виной тому, на мой взгляд, массовая вырубка леса. Мы прятались группами в домах и убежищах, потому что ни один человек не смог бы выйти в такой ветер и не потеряться. Мы собирались у маленького приемника и вслушивались в голоса, прерываемые помехами. А потом голоса стихли. Надобность во всей аппаратуре отпала: ни электричества, ни сотовой связи. Только постоянный шум ветра за окном. А потом начало трясти. Трясло так сильно, что казалось, будто из самого ядра планеты хочет вылезти огромное чудище. Словно вся артиллерия мира ударила в одну точку. Мы начали терять товарищей, здания обваливались, люди грызлись друг с другом за кусок хлеба. Мы голодали и мучались от жажды. И когда мы уже были готовы съесть одного из умерших наступила тишина. Сначала я подумал, что мы все умерли, даже обрадовался немного. Но судьба видимо решила «пошутить» в очередной раз, ведь, выбравшись на поверхность и столкнувшись с теми, кто чудом остался жив, я еще раз пожалел, что не умер.

Забудьте о взаимопомощи и крепком плече товарища. Ничего этого вы больше не увидите. Все, что предстанет вашему взору, это разрушенные города и одичавшие, обезумевшие, голодные, покалеченные и оборванные местные жители. Видимо нашей группе просто повезло найти убежище.

Весточек из других, даже близлежащих городов, почти не было. А то, что удавалось узнать оптимизма не внушало. Как дела у остальных жителей нашей необъятной Родины я тоже не знаю. Пробыв в разрушенном городе почти восемь месяцев и разжившись кое-какими необходимыми предметами, я решил уйти вместе с группой. Я вырос в этих краях и знаю, что на юго-востоке не было городов, только небольшие деревни и поселки с населением максимум в несколько тысяч душ. Я знаю, что там есть реки, озера и все необходимое. По крайней мере, были. Но мою инициативу никто не поддержал. Наивные, они ждут пока правительство примет меры и спасет их. А может уже нет никакого правительства?

Я решил уйти один. На то самое озеро, на котором мы с братом рыбачили в детстве. Очень тихое и красивое место. Быть может и он сейчас там?

Запись № 5. 2 июля 2043 г. 13:27.

Либо я перегрелся на солнце, либо схожу с ума от одиночества. Хотя, я не видел никого всего два дня, и этот факт меня нисколько не расстраивает. А эта проклятая пустота давит, давит и давит. Я стараюсь отвлекаться от этих мыслей и думать о чем-нибудь приятном: горячая ванна, чистая и мягкая постель, холодное пиво. Но от нахлынувших воспоминаний становится только хуже. Я дойду до озера и выпью его до дна.

Запись №6. 2 июля 2043 г. 19:47.

Ну вот, накликал беду. После сегодняшнего дневного марша я никак не ожидал нападения. Деревня выглядела пустой и безжизненной, но откуда не возьмись появились эти двое. Парни, на вид лет 17-18. Глядя на эти рожи, нетрудно было догадаться, что настроены они не дружелюбно. Видит Бог, я пытался избежать драки, но . . . Все как всегда. Не то чтобы я жадный, но свои запасы — это свои запасы. Не понимаю: неужели у них в деревне (!) нечего есть? Видимо развлечься решили. Молодежь . . . Когда я рубанул своим кортиком по груди одного из них, второй ударил меня ножом. Я не успел как следует увернуться, поэтому задел он меня неплохо. Хитрец, отправил своего товарища первым, а сам не растерялся. Но все равно дилетанты, хех. Теперь придется валить отсюда, и чем быстрее, тем лучше, а то сбежится деревенский люд.

Запись №7. 2 июля 2043 г. 23:12.

Плевать на все! Не могу больше идти, рана нуждается в еще одной перевязке. Пусть и сдохну сегодня, зато высплюсь.

Запись №8. 3 июля 2043 г. 9:34.

Рана ужасно болит. Нет аппетита. Спал сегодня как убитый, хоть и под открытым небом. Осталось пройти километров двадцать. Батарейки садятся, поэтому говорю второпях.

Запись №9. 3 июля 2043 г. 14:40.

Каждый шаг дается с огромным трудом, но я знаю, что дойду. Я должен. От чего-то бросает в жар, сейчас бы пивка. . . холодненького, освежающего.

Запись № 10. 3 июля 2043 г. 19:22.

Не могу поверить! Я дошел! А нашел это место! С тех пор озеро стало больше, видимо очередной разлом. Я пришел, но никого нет. Странно. Но это к лучшему. Рядом есть лесок, я сделаю удочку, заготовлю дрова к зиме, в ближайшей деревне я видел пару приличных домов — займу один из них. Брат, жаль, что тебя здесь нет. Помнишь, как ловили карасей прямо с этого берега? Скоро будет багровый закат, который ты так любил, помнишь?
Эй, товарищи из города, слышите меня? Знаете кто вы? Вы придурки! Ха-ха-ха! Я же говорил, что дойду! Выдели бы вы это место. Кх! Кх! Кх! Кровь? Почему у меня кровь во рту? О боже! Где парень держал свой нож? В коровьем навозе что ли? Рана опять открылась и жутко болит, а мухи к ней так и липнут. Нужно остановить . . . кровь. Господи! Как же больно! Мне надо отдохнуть, я только прикрою глаза на минутку и сразу открою. Нужно отдохнуть. . . Нет сил. . .

Через несколько часов к озеру приблизился отряд из 5 человек, они вышли из-за холма, а в руках у них было два зайца. Увидев распростертое на траве тело, отряд прибавил скорость. На вид парню было лет 25. Щетина на щеках, темные волосы, защитные очки убраны на лоб, лицевая повязка на шее. Он лежал с закрытыми глазами, поэтому со стороны казалось, что человек просто прилег отдохнуть.

? Живой? - спросил высокий мужчина лет тридцати, обращаясь к кудрявому парню, моложе его лет на пять.
? Неа, - ответил он, нащупывая пульс. - Часа два уже как.
? А что у него в руке? - сказал мужчина, присаживаясь на корточки. - Ого, диктофон.
Немного покопавшись в нем он увидел девять записей и включил самую первую. Из динамика раздался приятный, но слегка охрипший голос. Когда последняя, девятая запись, оборвалась, группа еще с минуту сидела в тишине и молчании. Наконец, высокий мужчина встал и сказал кудрявому: «Нужно похоронить его. Хватаем и несем в деревню». Люди без лишних вопросов выполнили приказ своего лидера. Возвращаясь обратно, они молчали, лишь у самой деревни подросток лет пятнадцати на вид обратился к лидеру группы и спросил:

? Помните его слова в самой первой записи? Он еще говорил: Кто меня услышит? Неужели он ни на что не надеялся?

Мужчина посмотрел на подростка, и на секунду парню показалось, что в глазах наставника сверкнула слеза. Мужчина сказал:

? Вот такой он был. Мой младший брат.

М.Д.

Поделиться: