Меня лечили, привязав к кровати
Твоими складками ещё дрожащих губ.
И вкалывали безразличие. Проклятья
Не попадали зуб на зуб.
Весь душный сумрак побелённой кельи
Давил на грудь подушками отказ.
Посыльный ангел бился на панели,
Подстреленный дуплетом страстных глаз.
А снег в окно врывался белым светом,
Но чёрным был в обугленной палате.
Где тень мучений гордой стати
Твоей мне посыпала душу пеплом.
И бред стоял в ушах горячечным уделом,
Крича восторженным, влюблённым, смелым
Фальцетом хриплым, как со стороны.
Но твои губы в облаке багряном были сведены.
Я был в руках жестокой власти.
И выгорел дотла.
В пустых глазах осела мгла.
Пигмалион разъят на части.

Поделиться: