По узкой каменистой тропе шли два путника. Судя, по их пыльной одежде и усталому виду в пути они были уже давно. Один из странников был старый, он имел снежно-белую коротко остриженную бороду и пепельные волосы, собранные на затылке в тугой пучок – но если б не седина волос старика можно было принять за молодого. Все говорило за это: энергичная пружинистая походка, прямая как гитарная страна спина, широкие плечи налитые силой, и большие карие глаза, светившиеся жизненной энергией. Спутником старого был молодой человек совсем еще юноша. Молодой плелся позади старика, неуклюже переступая своими длинными как у аиста ногами и время от времени узловатым кулаком оттирал пот, с высокого лба грозивший пройти барьер из тонких изогнутых бровей и попасть в большие слегка выпуклые глаза. Эти очи-линзы в купе с аркообразными бровями создавали впечатление, что юноша вечно чему-то удивляется. В очередной раз, остановившись передохнуть, молодой огляделся. Желтый солнечный шар перевалил за горизонт, ветер с большой скоростью гнал стаи рваных облаков, но внизу у самой поверхности не ощущалось, ни малейшего дуновения. Вокруг тропы дыбились подобно океанским волнам гряды остроконечных скал, между которыми петляла малоприметная дорога, на обочине тропы росла желтоватая трава. Она была настолько жухлой, что казалась или уже мертвой или готовящейся простится с жизнью.
- Этой дороги не видно ни конца, ни края, она нас никуда не приведет, – недовольным тоном произнес молодой. – Может, повернем обратно?
Старый остановился и посмотрел на спутника, во взгляде его сквозило безмятежное спокойствие.
- Каждая дорога ведет к чему-то, ибо если есть начало дороги, то есть и ее конец. Как не бывает людей, живущих просто так, так и не существует дорог ведущих в никуда.
Старик повернулся и вновь пошел по тропе, юноша побрел, вслед за ним глубоко задумавшись.
- А зачем мы с тобой живем? В чем смысл нашей жизни? – Внезапно вопросил молодой.
Старик ответил не оборачиваясь.
- Как знать может мы и родились только для того что б оказаться здесь в этом месте и времени и дойти до конца этой дороги. Быть может это и есть смысл нашей жизни.
- Но ведь это, бессмысленно! Простое движение, наша ходьба по этой дороге не может быть смысл жизни, – с горячностью возразил юноша.
- Движение ради самого движения, конечно, не может быть смыслом жизни, но движения вперед по избранной дороге, имеющее конечную цель может служить смыслом человеческой жизни.
- И какая же у нас цель? Что нас ждет в конце пути?
Старик вздохнул.
- Я не знаю. Священные писания говорят, что в этих краях с незапамятных времен существует твердыня вечности. Внутри нее сокрыт некий артефакт дарующий богатство и могущество.
- Богатство – это хорошо, видно артефакт из чистого золота, – глаза юноши вспыхнули алчным блеском.
Солнце, описав круг по небу, стало клониться к закату. День подходил к концу, так само и дорога, по которой шли путники, подошла к своему финалу. Тропа упиралась в серебристую скалу, вздымавшуюся на добрую сотню метров ввысь. В центре каменного великана виднелась широкая лестница, искусно высеченная в скальном теле. Ступеньки поднимались на 30 метров вверх до пещеры разверзнутой, словно пасть чудовища.
У подножья скалы царило царство смерти, сотни человеческих скелетов лежали там не погребенными. То были останки древних воинов, белыми костяшками пальцев, продолжали они сжимать ржавые мечи и топоры, широко открытые челюсти воинов, схваченные судорогой в предсмертном крике словно бы продолжали излучать ту последнюю боль и первобытный страх пред порогом неведомого.
- Сколько людей дрались насмерть за право подняться в твердыню. Значит, мы на верном пути нас ждут сокровища, – произнес юноша.
- Бедные люди, зло сожгло их души, – печально изрек старик, – и стало причиной их гибели.
Старый и молодой поднялись по ступенькам и, включив фонари, вошли в просторную пещеру. Прямой как стрела коридор с гладкими стенами уходил в таинственный сумрак. Через шагов коридор круто свернул направо и окончился круглой залой с шарообразным потолком. В центре помещения высился трехгранный обелиск высотой в два человеческих роста, он был такой черный, что казалось, это был ночной мрак сгущенный, а затем окаменевший. Своей острой, как лезвие меча гранью он указывал прямо на двоих мужчин застывших у входа. Обе видимые стороны обелиска были испещрены золотистыми знаками.
- Где моё сокровище! – не своим голосом закричал молодой.
- Вот цель нашего путешествия и это настоящее сокровище.
Старик подошёл к монолиту и возложил на него руки.
- Ты что свихнулся старый!? Кусок камня не может быть сокровищем.
- Простой камень не может быть сокровищем, но если к нему приложит руку человек… Прозрей, левый бок обелиска покрыт древнеегипетскими иероглифами, а правый хараппскими письменами.
- Кто такие эти хараппанцы? – спросил юноша.
- Хараппская цивилизация существовала в долине реки Инд в 2500-1800 гг. до нашей эры. Высокая культура имела свои города, и письменность с неизвестных причин хараппанцы оставили свои города и исчезли с лика земли, с собой они унесли и тайну письменности, не подающейся дешифровке.
- И что с того? – промямлил юноша.
- Глупец! – вскричал старый. – Это колоссальное историческое открытие. Сей артефакт текст-билингва с его помощью хараппанская письменность будет дешифрована. Врата знаний откроются перед человечеством, мы познаем то, что было тайной тысячелетия. Вот истинное сокровище, которое я не обменяю за все золото мира.
Молодой подошёл к обелиску.
- И что же начертано на нём, ты сможешь прочесть?
Старик стал водить пальцем по символам и негромко читать.
- Когда сошли девять потоков прародителей, из глубин Вселенной явились в наш мир Сыновья смерти. Жили они в летающих городах и крепостях, и было их неисчислимое множество. Как только их грады зависнули между небом и землей Сыновья смерти простерли свои руки над миром людей и стали истреблять смертных в один миг, обращая многолюдные города в прах. Гибель грозила всему роду человеческому. Не желая допустить гибели смертных людей, Сыновья мудрости снизошли на земную твердь. Великие избрали лучших мужчин и лучших женщин, чистых помыслами и душой и дали им напиток бессмертия, дарующий вечную жизнь и великие знания. Так впервые смертные стали богами. Сыны мудрости вложили в длани юных богов оружие невиданной силы. Все как один вышли боги против Сыновей смерти на Великую войну и истребили их всех, уничтожив их летающие крепости. Но крупицы зла, бывшие в человеческой душе, превратились в семена, которые в свою очередь пустили побеги. Гордыня, зависть, ненависть, похоть, алчность и страх испепелили души богов, лишившись внутренней тени, вечные тела обратились в пепел.
Я Ра – фараон обоих миров последний из богов, перед своей кончиной сотворил сей обелиск и вложил в него свое оружие и нектар бессмертия. О, смертные если вашему миру будет грозить гибель, изберите одного человека, который в своих мыслях и желаниях был чист от зла. Пуская он, распечатает твердыню и возьмет мой дар, став богом он отвратит смертельную опасность. Но горе будет тому, кто коснется нектара со злыми умыслами.
- Господи что за бред! Ха-ха-ха! – рассмеялся молодой. – Какие Сыновья смерти? Какие боги? Летающие города и напиток бессмертия. Ха-ха! Древние ваятели, что ли баловались наркотическим зельем.
Старый промолчал, он обошел обелиск и осветил его сторону, обращенную к стене.
- Смотри здесь письмена, которых я никогда раньше не видел. Это забытая письменность, – с воодушевлением произнес старый.
Юноша обошел обелиск и глянул на странные вычурные символы. Знаки были утоплены в камень наподобие кнопок в клавиатуре.
- Этот иероглиф я знаю, – прошептал старик. – Это Око Ра, а под ним символ вечности.
Старый дотронулся до иероглифа вечности он легко вошел в камень и осветился изнутри ровным зеленым светом.
В это же время кроваво-красное солнце опустилось за зубцы скал, и горная долина окунулась во тьму.
Черный обелиск дрогнул, в середине него раздалось тихое шипение, верхняя часть артефакта разошлась на три части, открыв взору платформу, на которой стояла золотая чаша в форме опрокинутой усеченной пирамиды. Кубок до краев был наполнен небесно-голубой жидкостью. На чаше светились неземным блеском некие знаки.
- Боже мой, так это правда! – воскликнул старик.
- Золото! Наконец-то мы нашли золото! – глаза молодого человека загорелись огнем, крылья ноздрей хищно затрепетали.
Старик, округлив глаза, смотрел на дивную чашу.
- На ней начертано: «Я есть добро и любовь. Прими меня и я открою пред тобой врата вечности».
Старый протянул руку к чаше. Глаза молодого полыхнули, крепко сжавши металлический фонарь, он высоко поднял его и со всей силы опустил его на голову старика. Раздался ужасный хруст, во все стороны брызнули капли алой крови. Старый рухнул наземь.
- Отправляйся в вечность старик, а золото оставь мне, – прохрипел юноша, трясущимися руками он схватил кубок. – Мое. Мое золото. Никому не отдам.
Голубая жидкость в чаше стала покрываться пеной.
- Так вот он, какой эликсир бессмертия, – прошептал молодой.
Зажмурив глаза, он поднес кубок ко рту и одним духом его осушил. В то же мгновенье чаша выскользнула из ослабевшей руки. Молодой человек упал на колени все его тело било судорогой, глаза закатились, обнажив белки. Но спустя несколько секунд все прошло, юноша поднялся на ноги и огляделся вокруг, так как будто видел все впервые. Внезапно он залился чистым громким смехом. Смеясь, молодой почувствовал, как над его головой формируется ореол из неведомой энергии, он ширится и разрастается, протягивая невидимые нити-щупальца по всей пещере, по всей долине, по всему континенту, по всей планете. Эти нити вошли в каждое живое существо на планете, и юноша понял, что он может ими управлять.
- Ха-ха-ха! Теперь я Бог! – гремел его голос. – Я всемогущ, я вездесущ! Я владыка мира!
Молодой бог взмахнул рукой и тотчас груды золота и драгоценностей забили всю пещеру по пояс.
- Это все мое! Мое! – восклицал юноша и загребая золото горстями и подкидывая его верх.
Ту внимание юного бога привлек золотой жезл, до половины погруженный в обелиск. Молодой извлек жезл из камня, на конце его живым глазом горел красным кристалл.
- Так вот какое оно оружие богов, – сам себе сказал юноша и направил жезл вверх. – Откройся небо.
В тот же миг верх скалы исчез, впервые в круглый зал заглянули звезды.
- Ха-ха! – Засмеялся молодой бог.
Прищурив глаза, он направил оружие на самую яркую звезду, и она потухла, навеки исчезнув с лица вселенной.
- Го-го-го! – загоготал юноша. – Я повелитель всего сущего.
Выбрав ещё одну звезду, бог прицелился в нее, но неожиданно его рука онемела, лицо побагровело, на лбу вздулись жилы, все тело страшно затряслось. Невидимые щупальца-лучи, исходившие от него, покинув планету, устремились с все возрастающей скоростью во все стороны вселенной. Соприкоснувшись, на невообразимо далеком расстоянии от Земли с чем-то непознанным они стали причиной такой реакции молодого бога.
Юноша стал издавать нечленораздельные звуки, глаза его стали метаться, по коже словно бы пошли морские волны.
- Да пропади ты… – резко выкрикнул новый бог.
Все сокровище в пещере развеялось как тьма от света, а вслед за ним рассыпались в прах золотой кубок и жезл. Руки и ноги юноши стали обугливаться и чернеть, дико закричав, он, опустился на пол, его тело превращалось в пепел. Вдруг молодой прекратил кричать, все черты его лица стали дышать спокойствием, он взглянул на убитого им старика и в глазах его заблестели слезы.
- Прости меня, – одними губами прошептал юноша. – Я познал смысл жизни. Он заключается в…
Молодой человек не успел договорить, неведомая сила испепелила его плоть. Лишь на каменном боку обелиска, который он коснулся перед смертью остался отпечаток его лица. Умиротворенное лицо, приоткрытые губы, чуть выпуклые глаза, изогнутые радугой брови из-за которых его лицо казалось вечно удивленным.

Поделиться: