Я решил записать историю Исхода не для того, чтобы опубликовать. В учебниках изложена версия, которая меня, честно говоря, возмущает. Просто я хочу, чтобы мои дети знали правду.

В то время я служил в охране Президента (так называли главу государства). Мои родители давно уже доживали свой век на скудную пенсию и только мои заработки не позволяли им умереть от голода. То, что я постоянно находился при Президенте, позволило мне наблюдать происходящие события непосредственно.
Все началось в то злосчастное утро, когда чеченские сепаратисты в очередной раз устроили диверсию в метрополитене.
К счастью, на этот раз погибло три человека., но все равно настроение Президента было не очень радужным. именно поэтому доклад Пулковской обсерватории, поступивший ночью, пролежал на его столе до обеда.
И только после того, как мы выпили традиционную бутылку, Президент решил заняться государственными делами.
- Альберт, - сказал он, уткнувшись в доклад астрономов. - Может, ты скажешь, зачем эти яйцеголовые решили меня побеспокоить?
Я взял бумагу и прочитал:
ОБНАРУЖЕНЫ ДВА НЕИЗВЕСТНЫХ КОСМИЧЕСКИХ ТЕЛА. МАССА ПОРЯДКА ПЯТИСОТ ТЫСЯЧ ТОНН. К ЗЕМЛЕ ПРИБЛИЗЯТСЯ ЧЕРЕЗ ДВЕ НЕДЕЛИ.
Я пожал плечами:
- Наверное, они хотят назвать вашим именем какой-нибудь астероид. Надеются, что вы увеличите ассигнования.
Президент опрокинул третий стакан и находился в приподнятом настроении.
- Фиг им, а не денег, - рявкнул он. - Когда моим именем назвали водку, то тоже думали, что я снижу налоги...
Я рассмеялся. Мне вспомнилась эта история, когда горе-торговцам пришлось не только выплатить все сборы, но еще и заплатить приличную сумму за использование столь популярного имени. Мало того, мы уже полгода выпивали каждый день по по две бутылки и еще оставалось с сотню ящиков.
В этот момент в дверь осторожжно постучали. На пороге стоял бледный секретарь, держа в руках какую-то бумагу.
- От президента США, - писканул он, и, зажмурившись, протянул Президенту бумагу.
Президент, в глазах которого отражалось как минимум уже четыре секретаря, звучно отрыгнул и протянул руку куда-то в сторону, туда, где, по его мнению, находилось правительственное послание.
Я осторожно вытащил из ослабевшей рукибумажку и протянул Президенту, потом аккуратно, пинком под зад, выпроводил секретаря, столь неудачно вмешавшегося в традиционную пьянку. Когда дверь захлопнулась, я взял бумимагу и прочитал:
НЕОБХОДИМО ОРГАНИЗОВАТЬ СОВМЕСТНУЮ КОСМИИЧЕСКУЮ ЭКСПЕДИЦИЮ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ИНОПЛАНЕТНЫХ КОРАБЛЕЙ, ПРИБЛИЖАЮЩИХСЯ К ЗЕМЛЕ.
- Что еще за инопланетные корабли? - недовольно буркнул Президент.
- Наверное, о них и сообщалось в докладе Пулковской обсерватории, - осторожно начал я.
- Там говорилось о метеоритах, - Президент сплюнул прямо на ковер.
- Наверное, этот вопрос лучше переадресовать в Байконур, - предложил я. - пусть они сами договариваются с НАСА.
- А оплачивать всюэту музыку будут янки, - хихикнул президент.

Янки действительно оплатили всю экспедицию, поскольку из нашего бюджета можно было извлечь только долги. Правда, Президент решил лично присутствовать на церемонии старта космического челнока, хотя и использовал все время зарубежной поездки для дегустации местных спиртных напитков.Сам старт он пропустил, поскольку валялся в гостиничном номере в доску пьяный.Мне пршлось объявить о его недомогании, что сразу же вызвало вспышку активности оппозиционных газет, требовавших, чтобы Президент ушел по состоянию здоровья. Наивные, чтобы пить так, как пьет наш Президент, здоровье надо иметь воистину богатырское. Да, честно говоря,при старте ничего интересного и не произошло. Пили там только,шампанское, а мой шеф такиее продукты не переваривал.
Он проспал выход на орбиту и старт с орбиты. И только в момент рандеву Президент находился в Хьюстоне. Впрочем, он все равно ничего не соображал и только глупо улыбался, пожимая бесчисленные протянутые руки. На огромных экранах появились два металлических шара.
- Не похожи они на тарелки, - пьяно хихикнул Президент. И тут, неожиданно, челюсь его упала, а глаза по-рачьи уставились на экран. Я очень удивился, поскольку впервые увидел своего шефа трезвым. Впрочем, когда я повернул голову, то почувствовал, что моя челюсть тоже падает куда-то вниз, а глаза грозят покинуть рамки, предназначенные им природой. На борту одного металлического шара ярким золотом горели буквы ЛЕНИН, на борту второго - СТАЛИН.

После того, как по всем диапазонам прозвучало требование о встрече с генеральным секретарем ВКПб, янки попытались атаковать космические корабли. Те, не замечая ядерных взрывов, плавно подошли к Земле и зависли над Москвой.
Президент, злой и трезвый,, с утра вызвал к себе руководителя ФСБ, и теперь держал в руках хорошо сделанный партбилет.
- Может, тебе тоже, - предложил он.
- Не надо, - гордо отказался я. - Мы с вами будем представлять нерушимый блок коммунистов и беспартийных.
- Ладно, - махнул рукой Президент. - Какие там международные новости?
А новости были весьма интересные. Прибалтийские страны хранили молчание, но данные разведки свидетельствовали, что что все коренное население уходит из городов и прячется в лесах. Русскоязычные выражали бурное ликование, но занимались в основном мародерством. Киев, забыв государственный язык, на чистейшем русском назвал все происходящее московской провокацией. Согласно данным разведки, Украина раскололась на две половины - восточную и западную, готовясь к гражданской войне. Гкрмания сделала осторожное заявление и, на всякий случай, восстановила берлинскую стену. На Кубе началось массовое гуляние, из Флориды устремились обратно эмигранты, громко стуча себя в грудь и клянясь в вечной любви к Кастро. Китай хранил гордое молчание, обиженный тем, что ни один корабль не назван именем Мао. Численность коммунистических партий возросла в сотни раз.
- А что у нас? - Президент тихо радовался, что не только в нашей стране настолько паршивое положение.
А у нас в коммунистической партии состояло уже больше половины населения. Новые русские откапывали спрятанные партбилеты и зарывали клады, громко славя марксизм-ленинизм. По стране прокатились погромы, везде искали агентов империализма. Ярким пламенем горели совместные предприятия, на фонарных столбах гроздьями висели враги народа. Только в москве пока еще все было спокойно, но внимательный взгляд отметил бы, что на улицах половина прохожих явно носила пару дней назад военную форму. Если не считать поваленных памятников и сбитых мемориальных досок, то в целом жертв не наблюдалось. Санкт-Петербург в газетах теперь назывался только областным центром Ленинградской области. Аналогичное название получили также многие города, переименованные в ходе перестройки. Многие улицы лишились названий, что повергло в тихую панику почтальонов. Хорошо погрели руки только хозяева мусорных свалок, продав все памятники Ленину и Сталину. Полностью затихли бои на Кавказе, захлебывалось от счастья грузинское правительство. Все ждали новых сообщений с космических кораблей.
О происхождении стальных монстров ходило множество слухов. И построены они тайно на деньги КПСС, и коммунисты соорудили картонные муляжи. Но только Президент, обладая полной информацией, ничего не знал. Специалисты ФСБ только разводили руками, стыдливо пряча секретные документы. Над Лубянкой стояло облако дыма - в очередной раз уничтожали архивы. Очередь в Мавзолей протянулась через всю Москву.
Президент снова извлек на свет партибилет и, повертев его в руках, бросил на стол. Шеф вздохнул и поставил на стол бутылку водки. Катастрофа катастрофой, а традиции блюсти нужно.

Мы сидели в кабинете и смотрели по телевизору старый фильм, состряпанный в тридцатых. Телевизионщики опустошили все архивы, стремясь заполнить эфир. В тот момент, когда на экране бушевала раздольная колхозная жизнь, неожиданно на секунду погас свет. Затем экран засветился, но теперь его уже заполнило благообразное мужское лицо.
- Говорит космический корабль "Ленин". Нам необходимо встретиться с генеральным секретарем ВКПб. Встреча состоится на Красной площади возле Мавзолея в двенадцать часов дня.
И снова на экране появился председатель колхоза, торжественно провозглашавший, что Светлое будущее начнется завтра, благодаря неустанной заботе товарища Сталина.
В кабинет проскользнул начальник ФСБ и что-то прошептал Президенту на ухо. Лицо шефа перекосилось от бешенства.
- Мерзавцы! Почему не сказали сразу, до перестройки, - лицо Президента отражало все краски спектра.
Начальник ФСБ что-то смущенно пробормотал и ужом выскользнул из кабинета, пряча в нагрудном кармане помятый партибилет.
- Что случилось? - спрсил я. ненавязчиво подсовывая шефу стакан.
Президент одним глотком опустошил посуду и рявкнул:
- Эти космические корабли прибыли из ГУЛАГа!
Мои волосы встали дыбом, грозя мне лысиной до конца жизни.
В двенадцать частов дня возле Мавзолея стояла генеральный секретарь ВКПб, дама, которую только недавно выпустили из сумасшедшего дома. Теперь она гордилась многочисленностью своей некогда микроскопической партии. Сейчас Валентина Сидорова обладала властью побольше, чем у Президента. Ее сторонники заполнили все улицы вокруг Красной площади.
Когда куранты пробили двенадцать ударов, возле Мавзолея тихо опустилась летающая тарелка, из которой выпрыгнул моложавый мужчина, одетый в военный френч. Его сапоги бодро стучали по асфальту, причем с каждой минутой лицо генерального секретаря прояснялось все больше и больше, пока не стало соперничать с летним солнцем. Затем мужчина, махнув на прощпание рукой, скрылся в своем аппарате и летающая тарелка взмыла в небо.
Президент, словно напроказивший школьник, трусцой побежал к Сидоровой и выдохнул:
- Ну как?
Валентина презрительно сплюнула на брусчатку:
- Нормально, - потом ткнула сухоньким кулачком в лицо Президенту. - Чтобы завтра Храма Спасителя в Москве не было!
- Но как... - шеф замялся, поскольку не ожидал такого конкретного требования. Он усиленно дышал перегаром, прорабатывая все возможные варианты.
- Не мое дело! - Сидорова еще раз сплюнула и поднялась на броневик. Машина заурчала и медленно двинулась с площади. За ней шагала толпа, распевая "Интернационал".

Большинство государственных структур все еще подчинялось Президенту, поскольку больше подчиняться было некому. Именно поэтому обитателям металлических монстров пришлось вести переговоры именно с моим шефом. Он беседовал с главнокомандующим коммунистической эскадры (да, именно так называл себя тучный мужчина, прибывший на летающей тарелке), а я в это время пытался разговорить телохранителей. Успехов особых не наблюдалось до тех пор, ока я не выставил пару бутылок из личных запасов шефа. После принятия на грудь пары стаканов, один из телохранителей с воистину русским именем Иван просветил меня насчет загадосной истории космических кораблей со столь антидемократическими названиями.
Большевики вовсе не желали делиться своим открытием с империалистическим окружением. К сожалению, они не могли использовать полученные знания для произыводства нового оружия, поскольку не разобрались в возвышенной науке создателей ковчега. Небольшая экпедиция посетила ковчег с помощью сибирского космического корабля и подтвердила, что он может принять на борт до двадцати миллионов человек. В умах большевиков сразу же зародились грандиозные планы покорения вселенной. Сталин приказал тщательно засекретить все данные экспедиции и объявил о начале грандиозной операции "Космическая коммуна". Чтобы сохранить секретность, все добровольцы увозились на стартовую площадку в Сибирь, а для всего мира состряпалась версия об ужасах большевитских концентрационных лагерей. Чекистам пришлось изрядно потрудиться, собирая кости со всех кладбищ, чтобы инсценировать массовые расстрелы и захоронения. Правда нужно сказать, что уголовников и империалистических подпольщиков никто не щадил. Именно для них и построили в Сибири несколько концентрационных лагерей, ужаснувших мир.
После того, как последние добровольцы ступили на палубу космического ковчега, началась и эвакуация всех причастных к секрету. После того, как корабль покинул солнечную систему, в СССР осталось всего несколько десятков человек, посвященных в тайну. Большинство из них погибли в время войны, а после смерти Сталина обо всем забылось. Конечно, оставались в партйных архивах документы, но их сожгли во время ГКЧП. О, теперь я понимал, почему путчисты так ехидно хихикали на суде. Они знали, что вскоре вернется космический ковчег, чтобы забрать пополнение для звездного ГУЛАГа!
Кстати, за время полета ученые смогли разобраться в науке инопланетян и даже значительно ее продвинуть вперед. Теперь можно было совершить межзвездный перелет всего за двадцать лет Если верить Ивану, то в созвездии Креста коммунистическая партия процветала, во чио мне лично верилось с большим трудом.
Когда командир коммунистической эскадры закончил переговоры с Президентом, то вид у моего шефа был такой, словно его на протяжении нескольких лет кормили кислыми яблоками.

Вскоре по телевидению передали, что в Балашихе создается эвакуационный пункт, откуда "истинные пролетарии будут эвакуированы из империалистического ада". Среди простого народа коммунистическую колонию окрестили "Светлым будущим", и толпы стариков, детей и инвалидов устремились в Подмосковье. Большевики объявили, что могут забрать всех желающих, поскольку привели к Земле более сотни ковчегов. После такой пропаганды вся страна устремилась в Подмосковье. И не только Россия - страны СНГ, Европа, Америка, Австралия опустели наполовину. Большевики сказали, что на борт ковчега они не будут брать ни негров, ни азиатов, чем продемонстрировали звериный оскал интернационализма. Впрочем, в Китае по этому поводу не слишком печалились. О, только потом я понял, что большевики с самого начала вынашивали дьявольские замыслы. Вначале нас только радовало, что страна освобождается от оппозиции. Как жестоко мы заблуждались! Отрезвление пришло, когда в небо взмыл последний корабль, и по телевидению пообещали, что через двадцать лет ковчеги снова вернутся, чтобы забрать тех желающих, которые к тому времени успеют родиться. Вначале все мы ликовали, что избавились от страшной опасности, газеты торжественно переименовали Крест в ГУЛАГ и изгалялись, предсказывая судьбу тех несчастных, что выбрали светлое будущее.
А ведь самыми несчастными оказались мы!

На второй день после Исхода оказалось, что наши бизнесмены не умеют работать, они привыкли только торговать. Все, кто заставлял работать заводы и пахал землю, были уже на пути в Светлое будущее, каким бы оно ни было. В стране начался экономический кризис. Стремясь спасти хоть что-нибудь, Президент закопал свои запасы водки и объявил, что продает все природные ресурсы Китаю.

И вот я, честный труженик коммуны Мао, ковыряюсь в черноземе великого Китая, выращивая пшеницу. Великим Китаем мы между собой ехидно называем то государство, что носит имя СССР и простирается на всех континентах, кроме Америки. Да, янки сумели уцелеть, но я думаю, что после второго Исхода им уже так не повезет
И, знаете, теперь мне тоже хочется в светлое будущее. Я выхожу ночами из барака и разглядываю небо, пытаясь отыскать созвездие ГУЛАГ. В нашем полушарии его не видно и, когда я в очередной раз в этом убеждаюсь, то тихонько вою на Луну, мечтая о втором Исходе.

1996г.




Поделиться: