Нам казалось, канатами прочными сплетены мы предельно тесно,
но попадали на обочинах и в груди что-то тихо треснуло.
Двое так лежать и остались, двое – скрылись во тьму и ветер.
Я с пластиной в груди из стали. Ты и сердце мое – в кювете.
Оборвались канаты нитями, оставляя единственно общую
заклейменность автоводителями вечнопризрачными автостопщиками.

Поделиться: