Небольшой переулок с исписанными матом стенами этим вечером был особенно пустынен. На самом деле в этом не было ничего удивительного, ведь погода вынуждала людей закрыться в своих квартирах, смотреть телевизор с помехами и убаюкивать детишек. Ливень не прекращался весь день, что придавало этому месту особый оттенок. Вокруг не было ни души, и лишь раскрытый порванный зонтик преодолевал разлившуюся на весь переулок лужу. В одном из зданий и расположилась забегаловка «Путь», откуда посетители в этот дождливый вечер никак не хотели уходить.
И, казалось, что этот переулок навсегда останется пустынным. Но вот из арки показался человек. Было трудно рассмотреть его лицо, так как он прикрывался плащом от дождя. Этот человек быстро проскочил по лужам и забежал в бар. Лишь тогда его можно было рассмотреть. Он был светловолос, серые глаза созерцали мир познающим взглядом, а строгие губы и высокий лоб придавали ему аристократизма. Этого человека звали Игорь Ротников. Он был выпускником финансовой академии и уже пять лет работал в банке. Однако даже сам Игорь с трудом мог понять, что же его вынудило сейчас зайти в этот бар, который находился не в самом видном месте, да и не отличался никогда особо хорошей репутацией. Просто ему в кои-то веки захотелось разнообразия. Ротников осмотрел взглядом бар и понял, что ему все тут нравится: сигаретный дым, витающий в воздухе, характерный гул, создаваемый шумными посетителями, потертые кресла, дешевые картинки на стенах и бар с небольшим ассортиментом выпивки. Именно к бару Игорь и направился, заказал кружку пива и присел за отдельный столик в самом дальнем углу у окна. Медленно он принялся пить свое пиво, продолжая изучать каждую деталь в забегаловке. Все здесь было для него ново, а особенно люди, посетившие это заведение. Он с любопытством вслушивался в разговоры грузчиков о низкой зарплате, в пошлые шутки пьяных компаний, изучал абсолютно всех. Его внимание привлек человек, который только что отошел от бара. Это был высокий бледнолицый человек со смолянисто-черными волосами. Он подошел к столу, за которым сидели два мужчины и о чем-то болтали, выхватил у одного из них бутылку пива прямо из рук и одним махом опустошил ее. Затем бросил ее обратно на стол ошарашенных мужчин.
-Эй, ты… - Едва только попытался возразить обиженный, как бледнолицый человек схватил его за голову и ударил лицом о стол. Этого было достаточно для того, чтобы второй мужчина поднял своего друга и вместе с ним выбежал из бара. Теперь тот человек уселся за освободившийся столик, закинув ноги на стол и допивая очередную бутылку пива. Прошло не так уж много времени, и он заметил на себе пристальный взгляд Игоря.
-Чего ты на меня смотришь, урод? – воскликнул он.
В тот же момент Игорь резко отвернулся и принялся смотреть в окно, будто ничего и не было. Все свои надежды он сейчас возлагал на то, что этот человек больше не вспомнит о нем. Но не тут-то было – он уселся прямо напротив Игоря.
-Я более, чем уверен, что если бы сейчас у нас возник конфликт (если это можно так назвать), ты бы либо убежал, либо начал просить прощения, либо я бы тебя избил до полусмерти.
-Откуда тебе знать?
-Откуда?! Да у тебя на лбу написано, что тебе нужна помощь. – Рассмеялся он.
-Что ты имеешь в виду? – недоуменно спросил Игорь
Однако незнакомец молчал и едва заметно ухмылялся, затем протянул Ротников свою руку.
-Будем знакомы! Меня зовут Аскольд.
В другой день при такой ситуации Игорь бы попросту встал и ушел, однако в этот вечер он был странным образом расположен к общению с этим человеком, и он крепко пожал руку новому знакомому.
-Меня зовут Игорь.
-Я почему-то так и думал. – Сказав это, Аскольд вновь закинул ноги на стол. – Ну, рассказывай, что усердно служащий банковский рабочий забыл в этой дыре?
-А как ты догадался, что я банковский рабочий?
-А я, как видишь, уж больно проницательный. У тебя выражение лица такое, будто ты ни разу не задавался вопросом о судьбе простых рабочих. Сразу видно, что окончил престижный университет и устроился на работу, даже не прилагая для этого усилий.
-В общем, так оно и есть. – Скромно улыбнулся Игорь. – Просто вдруг захотелось смены обстановки. Вот и зашел сюда.
-Безумно интересно. – Съязвил Аскольд и повернулся к бармену. – Эй, Сашок, обнови нам с товарищем.
-Мне уже хватит!
-Да ладно тебе! Алкоголь объединяет людей. Скажи мне лучше к чему эта смена обстановки. Тебе что не нравится твоя жизнь?
-А тебе твоя? – неуверенно, но резко спросил Игорь.
-Моя жизнь?! – он засмеялся. – Скажем так, если бы ты оказался сейчас в тех условиях, в которых проживаю я, ты был бы глубочайше шокирован, но я уверен, что тебя то уж точно своя жизнь не устраивает – просто ты этого еще не понял. А вот я живу свободной жизнью. Я счастлив, а ты нет.
-С этим можно поспорить. Я вполне счастлив. У меня есть собственная квартира, любящая девушка, хорошая работа, где все сотрудники меня любят, и я стараюсь ни в чем себе не отказывать. – При этом Ротников горделиво выпятил грудь.
-Квартира и у меня есть, а девушка твоя определенно сейчас «гуляет» с каким-то раскаченным красавчиком. Да и о сотрудниках говорить даже нечего. Все они приветливо улыбаются тебе при встрече, чтобы ты улыбался при встрече им, потому что тоже уповают на то, что ты будешь их любить и уважать. Все скучно и бесперспективно.
Игорь вскочил со стула.
-Не смей так говорить! Ты ничего обо мне не знаешь!
-Это ты ничего даже сказать обо мне не можешь. Не нервничай ты так! Вот. Выпей еще и тебе полегчает! – Аскольд протянул Ротникову еще одну кружку пива. – А ведь ты себя считаешь человеком добрым, борющимся за справедливость?!
-Ну… да. – Стал успокаиваться Игорь.
Аскольд еще некоторое время буравил его пронзительным взглядом, а затем предложил:
-Пойди и ударь со всей силы вон того человека у стойки! – это звучало, как приказ.
-С чего это? Он ничего плохого не сделал. – С опаской произнес Игорь.
-Он нигде не работает, висит на шее у жены, бьет ее и своего младшего сына. Старшего сына он избил до смерти, но в суде этого человека оправдали из-за недостачи доказательств. Не это ли плохой человек?
Услышав это, Игорь Ротников осторожно повернулся к стойке и по-новому посмотрел на этого человека, ощутив к нему явное отвращение. Но он ничего не мог с собой поделать.
-Я… я не смогу…
Аскольд, в чьих глазах загорелся какой-то непонятный огонек, теперь вновь поник, и устало произнес:
-Теперь ты видишь, что зло в этом мире преобладает над добром. Даже ты, безобидный добрый человек, не способен полностью отдаться добру. Так почему бы не отдаться злу, как этот человек?
-Это было бы неправильно…
-Эх… над тобой еще надо работать.
Так они и общались до глубокой ночи, пока не уплелись из бара, едва передвигая ноги.
-Я тебе обязательно позвоню! – Сказал Аскольд, когда выпустил Ротникова из дружеских объятий.

Проснулся Игорь рано, чему послужил то ли громкий звонок будильника, то ли шум включенного компьютера, который мешал спать, то ли непреодолимая жажда. И действительно, первым делом он ринулся на кухню к раковине и принялся пить прямо из-под крана. И лишь утолив свою жажду, он выключил компьютер, на экране монитора которого он к большому своему удивлению обнаружил след от крови. Сперва это ошеломило молодого банкира, но затем он обнаружил и сам «источник» - его ладонь была перебинтована, но через бинт все равно бурым пятном просочилась кровь. Когда он умудрился так пораниться, да еще и монитор испачкать – было неизвестно. Несмотря на отвратительное настроение и самочувствие, Игорь все равно не поленился найти пару носков, которая «распространилась» по всей квартире, надеть брюки, рубашку, пальто, начинающее вонять плесенью из-за того, что прошлой ночью Игорь его так и не высушил, и отправиться на работу. У подъезда, по своей привычке, караулила соседка тётя Рита, не упускающая из виду ни одного нового события. Она лукаво посмотрела на сонное лицо Игоря и промолвила:
-Здравствуй, Игорёша! Как же это ты умудрился так «отдохнуть»? Я от тебя такого не ожидала!
-Здрасьте! Я просто общался с другом. – Отрезал Ротников, стиснув зубы, чтобы не сказать грубого слова.
Расположение духа у Игоря было отвратительное и оно не особо изменилось, когда он пришел на работу. В глаза сразу ударил яркий свет неоновых ламп, которые распределились на потолке, подобно решеткам на клетке. А когда встречавшиеся на пути коллеги жали ему руку, Игорь будто видел отражение этих ламп в их напускных приветливых улыбках, более походивших на хищный оскал. Он сам не мог понять, почему его все так сильно раздражало, но ничего поделать с собой не мог.
Весь день он выслушивал нытье надоедливых клиентов: это были и пенсионеры, которые не могли расслышать его слова, или люди, которые пришли сообщить, что не имеют возможности погасить кредит. Сколько бы Ротников не объяснял им, что если они не погасят кредит, то на этой неделе к ним придут приставы и конфискуют имущество, они все равно не переставали лить слезы.
К концу рабочего дня он чувствовал себя как выжатая губка. Бросив какую-то неосторожную фразу на наставление начальника «почаще улыбаться клиенту», он устало поплелся домой. Едва только Игорь вышел из банка, как раздался звонок на мобильном. Это была его девушка Ира. С упоением Ротников сейчас осознал, что лишь это имя на дисплее телефона способно вызывать в нем позитивные чувства.
-Алло.
-Ты уже оклемался после вчерашнего? – укоризненно спросила девушка.
-Что? А откуда ты знаешь?
-Ну ты даешь! – Ира сильно изумилась. – Ты мне вчера звонил, когда был невменяемым и умолял меня, чтобы я тебя спасла.
Игорю понадобилось не так много времени, чтобы удивление сменилось чувством стыда.
-Я тебе звонил? О, Господи… Ирочка, извини меня! Я даже не помню… Кошмар какой!
-Как тебя угораздило так напиться?!
-Да я даже не думал столько пить… Просто отметил встречу с новым знакомым. Прости меня, пожалуйста.
-Заезжай за мной – сходим куда-нибудь. Заодно и обсудим, что теперь с тобой делать. – К счастью, Ире было свойственно всегда сохранять чувство юмора, а поэтому от этих слов Игорь будто расцвел.
-Уже лечу!
И ускоренным шагом он направился к остановке, сел в маршрутку и, усевшись на сиденье, стал размышлять о предстоящей встрече. В этот момент вновь зазвонил телефон. На этот раз звонил Аскольд.
-Как твое здоровье? – уточнил Аскольд сонным голосом.
-Уже вроде хорошо. Сам-то как?
-Я только проснулся. Вот думаю, куда бы сходить. Как насчет того же бара через час?
-Нет, Аскольд. Я сейчас к Ире еду, так что не выйдет.
Ответа не последовало, потому что вчерашний знакомый почему-то бросил трубку.
«Странно это» - подумал Игорь, но затем вновь вернулся к утешительным мыслям.

Этой ночью Игорю Ротникову снился довольно странный и непривычный сон. Во сне он летал на многоголовом красном драконе (голов было то ли шесть, то ли семь), над огненной пропастью. И этот дракон сперва поднимался высоко к небу, так что солнце слепило глаза, то опускался обратно к пропасти и сбрасывал Игоря в эту пропасть, но затем ловил его и снова начинал возить его на своей спине. И так он, казалось, и летал всю ночь над бездной, пока не зазвонил будильник, знаменуя начало нового дня.
И вновь последовала скучная утренняя проза, свойственная Игорю: носки, рубашка, брюки, зубная щетка, бутерброды, обувная ложка, ботинки и тетя Рита у подъезда.
А вот на работе кое-что было уже не таким, как прежде. Едва он ступил на серый линолеум помещения банка, как к нему ринулся начальник:
-Ротников, ты совсем обнаглел? Ты вообще считаешь деньги банка? Тебе вчера клиент должен был вернуть кредит с набежавшими процентами. – Начальник почти орал.
-Он вернул.
-Вернул?! Там не хватает десяти тысяч. Эти деньги ты мне отработаешь!
-Но…
-Марш за свое рабочее место и только попробуй допустить еще хоть мельчайшую ошибку!
Начальник резко развернулся и ушел в свой кабинет, а Ротников, сжав зубы, направился к своему столу и принялся за работу. На самом-то деле, погашенный кредит с теми десятью тысячами (Игорь никогда не допускал ошибки при расчетах и помнил, что сумма была полной) он положил на стол своему «разлюбезному» начальству, а потому теперь он негодовал от такой дикой несправедливости.
К его столу стали подходить коллеги.
-Игорь ты как? Чего он так взъелся?
-Ну что, Ротников, доигрался?!
-Может тебе деньги одолжить? Только вернешь с процентами. Хе-хе…
-Сколько у тебя по математике было в школе?
Игорь слушал их нелепые реплики и начинал злиться все сильнее и сильнее, пока не дошел до предела.
-ПОШЛИ ВЫ ВСЕ! ТВАРИ! – Ротников буквально вопил и был уверен, что начальник вот-вот выскочит из своего кабинета и начнет брюзжать слюной. Так и произошло.
-Что за вопли?
-«Что за вопли?!» – передразнил Игорь, достал из ящика стола лист бумаги принялся писать заявление об увольнении.
-Перестань дурить, Ротников!
-Вот. – Он вручил заявление в руки бывшему начальнику. – Набивай свое жирное брюхо за счёт кого-то другого.
Теперь этот парень, когда-то бывший банковским служащим, схватил пальто и вышел, прочь из банка. Он не думал о своих действиях и, вместо того, чтобы пойти домой, он направился прямиком в забегаловку «Путь». Зайдя туда, Игорь сразу почувствовал себя намного лучше. Когда он купил себе две кружки пива, то услышал позади себя знакомый голос:
-О! Игорь, ты решил угостить меня пивом?
Ротников повернулся к Аскольду, а тот, увидев встревоженное лицо недавнего знакомого, сразу изрек:
-Так, идем, расскажешь, что случилось!
И он рассказал все о событиях последнего часа.
-Мне кажется, что ты поступил правильно. Работа у тебя скучная, начальник – скотина… Ну и что, что зарплата была приличной?! Теперь почувствуешь себя простым человеком. Будешь разгружать вагоны, зарабатывать грыжу…
-Ты умеешь вдохновить. Теперь мне стало намного легче, и я сейчас вспорхну как бабочка. – Игоря определенно понесло, что не особо удивило Аскольда.
-Да ладно тебе! Тебе ведь все дороги открыты. В любой другой банк устроишься в два счета, разве это проблема?! Это так… житейский случай.
-Ты прав. – Произнес Ротников, вздохнув с облегчением. – Ты определенно прав. Я молод, умен и красив…
-Такого я не говорил. – Ухмыльнулся его собеседник.
-…И все у меня выйдет.
-Вот и решили. Не пойму только, почему ты с такой миной кислой пришел.
На этом и закончились их попытки поговорить о недавнем «житейском случае». Далее они начали стремительно пьянеть и говорить о всякой чуши, при этом часто переставая вникать в суть собственного разговора. Так бы они и сидели до самого утра, если бы в один прекрасный момент Аскольд не поднялся и, восторженно подняв указательный палец, не заявил всей публике:
-Все! Мне п-пора до-мой!
-Не-не-не! – стал отрицать Игорь, подорвавшись и схватив того за плечо. – Я домой не хочу. Там ску-у-учно.
-Ну так, идем ко мне, там весело… наверное.
-Решено. Держим курс к берегам Аскольда.
И они, шаркающим неспортивным шагом, направились к старому аварийному дому, в котором чаще можно встретить бабушек, к которым изредка заезжают их дети и внуки, чем парня возраста Аскольда. Однако, как не прискорбно, но это и в самом деле был дом, где проживал знойный товарищ Игоря. И может при виде этой сомнительной обители он бы и передумал туда заходить, но этой ночью его словно невидимая рука влекла туда. Собственно, рука была видима и вполне осязаема, ведь это Аскольд тащил на себе «уставшего» парня, чтобы тот не рухнулся на мокрый асфальт.
Сама квартира Аскольда также не привлекала избалованного взгляда Игоря. Это была сплошная комната с оборванными обоями, где успешно разместилась и кухня, и спальня, и гардеробная (туалет, слава Богу, был прикрыт занавеской). Собственно, в комнате была всего одна кровать, электрическая плита, вешалка для одежды и старый холодильник с открытой дверцей. Примечательной была картина, написанная, очевидно, дилетантом. Там была изображена какая-то расплывчатая фигура, которая падала со скалы или еще откуда-то (наверняка Игорь определить не смог).
-Ну, располагайся! – любезно предложил Аскольд, а сам пошел оправиться, не скрывая всех, прилагающихся к этому процессу, звуков и возгласов.
Сам же Игорь взвалился на кровать и попытался закрыть глаза. Однако это сопровождалось немыслимыми вертолетами, а потому он твердо решил выйти на балкон и подышать свежим воздухом. Воздух там оказался действительно свежим, сравнительно с затхлой комнатой Аскольда.
-Что, дружище, полюбовался уже моими роскошными палатами?! Ха! – Изрекал владелец этих вышеупомянутых «палат», пока тщетно пытался закрыть упрямые двери балкона.
-А то… я п-просто счастлив. Вот, честно! – язвил Игорь заплетающимся языком.
-Зря ты так утрируешь. Для счастья большего не надо. – Произнеся эти слова, он достал из-под рубашки пистолет, что на какое-то мгновенье вытрезвило и шокировало Игоря.
-Ты чего?! Зачем это?
-Успокойся и смени пеленки, Игорек! – молвил тот, ухмыляясь. – Он же пневматический. Хочу тебе показать, как я порой люблю тут забавляться. Уверяю тебя, ничего более уморительного и придумать нельзя.
И Аскольд приблизился к краю балкона, нацелил ствол на безобидного кота, мирно возлежащего на каменном заборе, и нажал на курок. В тот же момент кот издал пронзительный визг, свалился с забора и убежал, роняя капли крови на влажную землю. Похоже, этот поступок и в самом деле удовлетворил Аскольда, и он отметил событие злым, холодным смехом.
Вот только Игорь не выразил особой радости. Он вообще ничего не выразил, а встретил это несвойственным для него пьяным равнодушием.
- А ну-ка, дай с-сюда! – Возразил он и выхватил у своего порочного друга эту игрушку.
Вряд ли Игорь был в состоянии адекватно оценить ситуацию. Он направил свою руку туда, где могли бы находиться коты. Однако выстрелу сопутствовал уже не кошачий вопль, а вопль пожилой женщины. Парень был не в состоянии сдвинуться с места и просто наблюдал, как она пошатнулась и упала. Если бы Аскольд не затащил его обратно в пропахшую плесенью комнату, то Ротников так бы и остался на балконе.
-Так! Слушай меня внимательно! – стал утешать его друг. – Ты ни в чем не виноват, ты не планировал стрелять в нее, и пневматическая пуля просто никак не могла её убить. Все хорошо…
Но Игорь заснул намного раньше, чем Аскольд закончил свои разглагольства, довольно быстро поверив своему надежному другу.

Проснулся парень там же, где и заснул – в грязной, вонючей комнате, но Аскольда рядом не было. Чувствовал он себя крайне сомнительно. Он не мог сказать, что ощущает угрызения совести, но и не мог поверить, что это сделал именно он, а не кто-то другой. Никогда и никому он не наносил увечий (кроме одноклассника, который получил смачный пинок лакированным острым ботинком). Он поднялся, бросил последний взгляд на подозрительную картину и вышел из мрачного убежища. Пока он нашел выход с улиц, по которым вчера прогулялся в почти бессознательном состоянии, казалось, прошла целая вечность. Благо, спешить ему теперь было некуда, и он спокойно продолжил путь к своему дому. Но у подъезда его ожидал сюрприз, от которого Игорь рад бы был отказаться. На лавочке, как всегда, восседала тётя Рита, а рядом с ней стояла Ира, скрестив руки на груди.
-Может, ты объяснишь, почему до тебя невозможно дозвониться и никто не знает, где тебя искать?
-Я был у Аскольда. – Стал пояснять обеспокоенный такой встречей Игорь. – У меня произошел «казус» на работе и мне нужно было отдохнуть.
-Конечно же, - вмешалась тётя Рита, - если пить каждый день, то без вот этих «казусов» никак не обойтись.
-Но ты ведь мог хотя бы позвонить, чтобы я не волновалась. – Продолжила Ира и утихла, начав принюхиваться. – Чем от тебя так воняет?
-Фиалками! – на удивление грубо ответил парень, начав самого себя винить за это.
Но зато тётя Рита была рада очередной возможности влезть в разговор.
-Фиалками?! Как ты с девушкой разговариваешь?! Да ты её недостоин! Какой смысл тебе существовать на белом свете, дурачина сопливый?!
Увы, это было последней каплей, и Игорь сорвался:
-То же самое буду говорить я на твоих похоронах, старая карга!
Обе присутствующие были подвержены глубочайшему шоку. Тётя Рита сразу убежала в подъезд (очевидно для того, чтобы рассказать всем о дурном характере их соседа).
-Как… Как ты мог? – Ира только хлопала глазами и недоумевала.
-Прости, Ирочка! Я не прав. Прости! Я люблю тебя! – и попытался подойти к ней, чтобы обнять, но в ответ она отвесила ему пощечину.
-Не подходи ко мне! Как это вообще возможно? Ты ведь не был таким.
-Так случилось… - Игорь даже не знал, как ему оправдываться.
-Прошу тебя, не общайся больше с этим Аскольдом! За две встречи с ним ты изменился в худшую сторону.
-Но ведь он мой друг. Я не могу.
-Тогда я даю тебе возможность подумать до конца недели. Если к концу недели вы еще будете друзьями, то считай, что между нами все кончено.
Она развернулась, ударив Игоря по лицу длинными каштановыми кудрями, и ушла прочь, не проронив больше ни слова.
Это событие окончательно выбило этого когда-то беззаботного паренька из колеи, и весь следующий день он провалялся в кровати, борясь с похмельем и дурными мыслями. Самым непонятным для него было то, что этот выбор действительно казался сложным. Словно они с Аскольдом чем-то связаны. Словно кровными узами. Так он и провалялся с чувством отвращения к самому себе и своему окружению, пока не сомкнул глаза, чтоб заснуть так крепко, как уже давно не спал. От чего его вдруг окутала такая необъяснимая пелена спокойствия ответить было сложно.
Спал он до тех пор, пока утром (а верней ближе ко второй половине дня) не раздался звонок. Звонил Аскольд, предлагая пропустить по стаканчику в «Пути». В свою очередь Игорь твердо решил, что эту ситуацию просто необходимо обсудить со своим другом.
Надев первую попавшуюся под руку не глаженую одежду, он отправился в бар. Аскольда он встретил у оккупированного им столика. Тот улыбался, протягивая кружку холодного пива. Сам же Игорь выглядел огорченно и первым делом рассказал о том ультиматуме, который поставила ему Ира.
-Да уж. – Протянул Аскольд. – Я так и знал, что её рано или поздно сожрут амбиции. Поверь мне, если бы она тебя и в самом деле любила, то не заставляла бы делать выбор между собой и твоим преданным другом.
-Я не могу так просто в это поверить. Не говори так, прошу тебя! – произнес Игорь практически умоляющим голосом. – Я люблю её!
В ответ его друг лишь фыркнул.
-Посмотри на меня! Похоже на то, что я не счастлив? – и, дождавшись отрицательного верчения головой, продолжил. – А как тебе кажется, я люблю кого-нибудь, кроме самого себя? Я отвечу сам. Мне не нужна эта ваша мирская любовь, потому что она притупляет работу мозга, мешает мыслить рационально, привязывает к кому-либо, а это дурно сказывается на самомнении и чувстве свободы. И чем сейчас сопли пускать, лучше еще выпей. Станет легче, уверяю тебя.
Этому соблазну было легко поддаться, а потому спустя полчаса Игорь уже во всю пытался доказать правоту политика, за которого голосовал на выборах. Спустя еще полчаса в нем вдруг разыгрались отрицательные эмоции, за чем последовало горячее заявление:
-Хочу набить кому-нибудь морду! – Игорь провокационно оглядел публику, но все просто молча смотрели на него, либо старались не обращать внимания.
-Нет, Игорек! Тут тебе ловить нечего. – Воскликнул Аскольд и потащил его к выходу, провел через арку и направил своей крепкой рукой к банку, из которого Ротников недавно благополучно уволился. – Подожди, пока эта свинья выйдет за очередной порцией фуа гра. Думаю, тебе это понравиться.
И правда, спустя пять минут его бывший начальник выкатил свое пузо через автоматические двери банка, направившись к автомобилю.
-Здраствуй, жирный ублюдок! – в один голос «добродушно» поздоровались Аскольд и Игорь.
-Ротников?! Ты?! Какого дьявола ты здесь делаешь? – начал было трясти четвертым подбородком бывший босс, но в тот же миг упал на землю с разбитым лицом.
Казалось бы, этим Игорь мог вполне удовлетвориться, но не тут-то было. Он принялся избивать упавшего ногами, наступая тяжелым ботинком ему на лицо, ребра и прочие ранимые места. И в один момент все переменилось. Из банка выбежали два здоровых охранника, и теперь уже Игорь почувствовал себя на месте бывшего шефа. Они принялись избивать его и делали это до тех пор, пока Ротников не потерял сознание.
Находясь в этом бессознательном забвении, он чувствовал себя, по меньшей мере, неприятно. Ему казалось, что он тянется к свету, где то вдалеке, но дотянуться было невозможно. И все сильней и сильней его окутывало пламя, въедаясь своими острыми языками в кожу, плоть, утаскивая Игоря куда-то туда, где ему находиться, определенно не хотелось. Когда он окончательно пал в эту страшную пропасть, то, наконец, очнулся.
Парень спал на неудобной металлической кровати, в комнате у Аскольда (этот запах был хорошо узнаваем). Сам же Аскольд стоял и смотрел в окно таким взглядом, какого Игорь еще никогда не видел на лице своего друга: за кажущейся вдумчивостью затаилось безумие. Обратив внимание на тщетные попытки Ротникова поднять свое избитое тело с кровати, он произнес голосом, который теперь уже тоже стал совсем иным:
-Тебе повезло, что я находился рядом, иначе сейчас бы ты лежал в совершенно другом месте.
-Что… Что произошло? Почему я здесь? – недоумевал парень, схватившись за ноющую голову.
-Да брось! Ты все помнишь. – Ухмыльнулся непоколебимый Аскольд. – Ты тут уже неделю валяешься. А этому банкиру здорово досталось. Прямо скажем, сейчас он умирает в реанимации, а, следовательно, тебя будут искать, мой друг. Уже ищут и поэтому ты здесь.
-О Боже! Нет…
-Не к тому ты сейчас обращаешься. – Произнес мрачный друг с насмешкой. – Бог тут совсем не причем.
-Что?
И тут образ Аскольда стал каким-то непонятным, расплывчатым. Подобную нечеткость Игорь списал на головную боль.
-Видишь ли, я был с тобой не полностью откровенен. – И он принялся ходить вдоль комнаты, а Ротникову казалось, что вслед за ним тянется чёрный туман. – Но я тебе признателен, ты помог мне выиграть очередное пари. В эту эпоху высоких технологий человек стал более чувствителен к моему воздействию. И спасибо тем же высоким технологиям, что позволили мне заставить тебя подписать контракт в электронном виде. Достаточно было тебе просто оставить каплю крови на мониторе твоего компьютера, и контракт вступил в действие.
-Что ты несешь, дружище?! – не понимал Игорь. – Ты выпил, что ли?!
-Посмотри туда и ты поймешь, кто я. – И Аскольд медленно поднял руку, указав на картину.
В тот же момент картина словно ожила и на ней теперь было видно, как создание с красной кожей и крыльями, как у летучей мыши падало на землю, отчаянно пытаясь схватиться за облака, которые теперь были для него невесомыми. Он летел, вопил, пока, наконец, не упал в ущелье, закрывшееся сразу, после его падения. И картина вновь замерла, а Игорь повернулся к Аскольду, который теперь стал гораздо выше, а за его спиной алели отвратительные крылья.
-Ты… ты… - не мог выговорить напуганный парень.
-Меня называют по-разному: Сатанаэль, Люцифер, Мефистофель, Дьявол и есть еще множество имен. Но ты можешь называть меня просто Аскольд. Ведь мы же друзья, верно?!
Однако Игорь не мог вымолвить и слова.
-Да чего же вы все так пугаетесь в первый раз?! – Издевался Дьявол. – Тебя было так просто соблазнить. Мой тебе совет на будущее – не пей! Хотя, какое у тебя может быть будущее?!
И он закатился диким, леденящим душу, хохотом, который был похож то на рёв быка, то на предсмертные вопли.
-Контракт был прост. Ты пообещал, что если ты поддашься моему соблазну, то твоя душа на веки будет моей. Правда, подписав его, ты потом начал своей девушке наяривать, молить о помощи. Но спасти тебя невозможно. И теперь впереди у тебя будет долгая и мучительная вечность.
-Нет! Нет! – кричал Ротников. – Я не поддамся! Я все исправлю!
-Бедное, невинное (в прошлом) дитя. – По-отечески произнес Дьявол. – Ты уже поддался и теперь там, наверху, тебя никто не примет. Также как и в этом грешном мире тебя никто больше не примет. Только лишь я распахну свои холодные объятия, когда ты будешь находиться на смертном одре. А ведь ты был так наивен, так легко велся на все мои незамысловатые уловки. Это было просто, но занимательно. Я даже привык к тебе и твоей никчемности.
Но Игорь больше не хотел этого слушать, он поднялся и хромая направился к выходу.
-Куда ты идешь? У тебя больше никого нет.
-Есть. У меня есть. – Как заклятье повторял этот потерянный человек.
-Ошибаешься! – Воскликнул Аскольд и вновь принялся хохотать.
Но Игорь уже спускался по лестнице и знал наверняка, куда он идет. Он знал, что у него есть любимая, которая должна его простить. Она не могла поступить по-другому, ведь, наверняка, тоже любила его. Он шел к ее дому, потому что больше идти ему было некуда. И вот, когда ему уже был виден ее дом, он увидел автомобиль у самого подъезда. Рядом стояла Ира, вместе с владельцем этого автомобиля. Когда он подошел ближе, то что-то оборвалось в его груди. Это была последняя надежда на спасение, но и ее не стало. Они стояли в обнимку и целовались, а Ира казалась куда более счастливой с этим незнакомым Игорю парнем, чем когда-то с ним.
За последнее время он привык к ярости, но сейчас она дошла до предела. Подобрав чугунную трубу, оставленную рядом с батареей у мусорного бака, он кинулся к ним. Новый парень Иры даже не понял, что произошло, ведь уже в следующее мгновенье отшатнулся, схватившись за сломанную руку и крича.
-О Боже, что ты делаешь? – кричала испуганная Ира. – Не трогай его! Сволочь! Ненавижу тебя!
Но эти слова только разжигали в Игоре ярость, и он продолжал бить несчастного трубой, пока тот окончательно не испустил дух.
-Нет! Нет! НЕТ! – Ира попыталась наброситься на убийцу, но тот совершенно автоматически замахнулся трубой и пробил девушке череп.
Первое время Ротников сам не мог понять, что произошло. Он просто стоял над двумя бездыханными телами и не мог понять, что одно из них принадлежит самому дорогому для него человеку, что он убийца, что для него теперь все безвозвратно кончено.
Он упал на землю, свернулся в позу эмбриона и принялся безостановочно повторять одни и те же три вопроса: «Зачем? За что? Почему?». Так он и пролежал в окружении двух мертвецов, пока жители дома, пораженные и напуганные этим зрелищем, не вызвали милицию и скорую помощь. Когда они подоспели, то их взору открылось то же ужасное зрелище. Обезумевший парень не мог остановиться и все быстрее и быстрее повторял:
-Зачем? За что? Почему? Зачем? За что? Почему? Зачем? За что? Почему?
Первым делом его забрали на допрос, однако ничего толкового правоохранительным органам услышать не удалось. Следователю удалось разобрать только что-то, вроде «Я прислужник Сатаны, убейте меня!» или «Он еще здесь! Я знаю, он еще здесь и вы будете следующим!». Подобные показания не могли воодушевить милицию, и поэтому Игорь Ротников был быстро препровожден на попечение нашей благородной медицины.
Первое время ему было тяжело. От того, что каждый день он был привязан к кровати, каждый день его пичкали таблетками и уколами, а каждую ночь ему снилась любимая. А еще каждый этот бесполезный день приближал его смерть, за которой должна была последовать бесконечная огненная пучина.
Но спустя три года ему стало проще. Во-первых, его больше не привязывали, и он был в состоянии сам справлять нужду. А во-вторых, ему теперь было гораздо проще поверить, что у него была врожденная шизофрения, развивающаяся на протяжении всей его жизни, чем в то, что он и в самом деле пил пиво с Дьяволом (эта фраза здорово веселила врачей, хоть они и пытались сдержать смех).
Он начал привыкать к больничной обстановке, к врачам, агрессивным медбратам и пациентам. Один больной, однажды, увлеченно рассказывал ему о том, что на северном полюсе, где он неоднократно бывал, разместилась армия пришельцев, которые вскоре должны уничтожить все человечество. Это известие вселило в Игоря надежду, что, по крайней мере, в ад он попадет не один. Он стал много читать, наверстывать упущенное.
В один июльский знойный день к Ротникову в палату зашла медсестра и сообщила радостное известие:
-Ротников, с сегодняшнего дня у тебя новый врач, так что будь вежливым!
Парень уверил ее, что будет паинькой, и она ушла, чтобы вновь заняться привычным для нее мытьем больничных уток.
Весь день Игорь негодовал.
-«Где же этот новый врач?» - думал он про себя.
И вот ближе к вечеру к нему зашел высокий человек, в белом одеянии и стерильной маске. В руках он держал историю болезни.
-Вы Игорь Ротников? – прохладно произнес тот.
-Да, это я! – больной оживился при виде нового человека.
-Будем знакомы! Я Ваш новый врач и меня зовут Станислав Петрович. Хотя, - задумался он и снял маску, - Вы можете называть меня просто Аскольд. Мы же друзья, верно?!










02.08.2011

Поделиться: