ушел в себя, а ты и там.
слепая нежность.
в стены вписано твое имя,
как оценки в школьный дневник.
я снимаю с себя дела,
я проваливаюсь в бесконечность
смысла одной из тобой
подаренных книг.
ты рождаешься в них,
чтобы наутро растаять пеной.
буквы дрожат,
- или это дрожит рука?
я признаюсь,
что счастлив лишь здесь,
на краю хрущевской вселенной,
пронизанной солнечной пылью
от пола до потолка.
и тогда я открою окно
и, объятый костром сирени,
закричу в лицо миру,
не прячась за равнодушный
взгляд, что на самом деле
я счастлив лишь на половину,
пока вторая
ловит твое дыхание
на подушке.





Поделиться: