Мне было всего пять лет. Я как обычно гулял в солнечном дворике. Что я только не делал в нём. Играл в мяч, прятки, догонялки. А когда все ребята уходили по домам, я заходил в свой подъезд и сидел на первом этаже, вместе с дядей Серёжой. Он как обычно покуривал свою трубку. Мы болтали обо всём. О спорте, о деньгах и, конечно же, о Шурике.
Из рассказов дяди Серёжи я узнал, что Шурик был крохотным щенком с чёрно – белой окраской. Он жил вместе с хозяевами квартиры номер четыре. Но потом, когда хозяева переехали, Шурика перестали видеть. Через два года огромный пёс стал возвращаться в свой старый дом. Ведь Шурик уже привык к нему. Вечером его загоняли обратно в «клетку», которая возле нового дома хозяев. Шурик очень любил свободу. И по ночам можно было услышать его жалостный плач. Утром его отпускали. И он мчался в наш уютный дворик.
Мои соседи и я привыкли к гостю. Давали грызть кости, кормили мясом. А после славного обеда Шурик давал ласкать себя. Я смеялся, когда видел его беленький животик. Мне нравилось его чесать. В то время, он был уже стар и не мог кувыркаться так весело, как рассказывал дядя Серёжа. Но я всё равно видел в его чёрных глазах любовь и преданность…
Этот день был самым печальным для меня. Как - то раз я вышел из своей квартиры на улицу. Но когда я спустился на первый этаж, то я увидел нечто. Огромный чёрный гроб стоял возле квартиры номер три, где жил дядя Серёжа. Я надеялся, что это не он. Хоть кто! Но не он. Но, правда, оказалось ужасной…
Через два дня были похороны. Я очень сильно хотел зарыдать, но я вспомнил слова дяди Серёжи и я удержал свои слёзы.
Шурик стал появляться всё реже и реже. Ведь именно дядя Серёжа был любимцам Шурика. Последний раз я видел Шурика осенью, когда я пошёл в первый класс. Он тихо скулил возле двери дяди Серёжи. Его поседевшая шерсть торчала в разные стороны. Я остановился и не знал что сказать.
-Прости, но, его уже нет… - Тихо и жалостно сказал я.
Шурик будто понял мои слова, и он стремглав выбежал из подъезда. Причём, не в сторону дома. На следующую ночь я услышал собачий стон, в котором чувствовалось боль и отчаяние…"

Поделиться: