«За все нужно платить» - шептал голос в голове, заставляя сердце трепетать от ужаса.

Его голос стал для нее неотъемлемой частью жизни. Вот уже который год она слышит его в голове. Каждый раз, когда солнце заходит за горизонт ее жизнь прекращается в сущий Ад. Он ни на секунду не оставлял ее, напоминая о ненавистном долге. Он был ее кукловодом, который никогда не опустит свою куклу. Ведь для него она была всем, но в тоже время и ничем. Впрочем, его игры всегда славились непониманием. Он просто любил ломать жизни смертным, в то время как сам ненавидел свое бессмертие.

Солнце только начало подниматься, как на одиноком мосту появилась она – странная незнакомка в свадебном платье. Вот только лицо у нее было далеко не счастливым. Идя навстречу солнцу, девушка постоянно щурила красные от слез глаза. Макияж, который пару часов назад украшал ее лицо – полностью размазался по лицу. А белоснежная фата и вовсе потеряла свой первоначальный блеск, упав в пару метрах от девушки.

- Я ненавижу тебя, - шептала она в пустоту. – Ты сделал меня своей без моего согласия.

«Ты всегда была моей. С той самой минуты, когда твои тонкие пальчики прикоснулись к черным перьям моих крыльев» - шептал голос, откровенно посмеиваясь.

А ему ведь действительно было смешно. Он же никогда не воспринимал человеческую жизнь за что-то стоящее. Нет. Для него это было слишком непонятное чувство. Конечно, как может это понять тот, кто живет вечность?

Но разговор, больше похожий на бред сумасшедшего, нарушила неземная музыка. На мосту, словно по щелчку пальцев появился он – таинственный скрипач. Скрипач Дьявола, который в очередной раз наигрывал какую-то веселую мелодию. Ветер то и дело становился сильнее, растрепывая темные волосы музыканта, словно заставлял их двигаться в такт.

- Кто бы сомневался, - шептала девушка, нисколечко не удивившись, - он бы никогда не появился сам. Всегда подсылает своих верных псов. Не ты ли ему когда-то продал душу во имя былой популярности?

На что незнакомец лишь блаженно улыбнулся, склонившись в грациозном поклоне. Но, если приглядеться – его глаза по-прежнему оставались бездушными. В них не было и намека на жизнь. Еще одна безвольная душа Ада.

- Готовы отдавать запоздалый долг, миледи? – и, посмотрев на огромную башню с часами, расположенную неподалеку, добавил: - часики тикают беспощадно. Время бежит неумолимо. Ты хотела быть счастливой, но в итоге пострадали близкие тебе люди. Как думаешь, не эгоистично ли?

- Он и так забрал у меня слишком многое, чтобы требовать.

И ведь верно. Она хотела как лучше. Хотела, чтобы все остались счастливы, но… но время отдавать долг подошло слишком быстро, тем самым не оставив и мгновения, чтобы насладится счастливыми минутами. И теперь ей приходится расплачиваться слишком многим. Ведь он знает, где у нее находятся слабые стороны. Знает, куда нужно нанести удар, тем самым сломить человека. Ведь люди на самом деле очень слабые создания. Они умеют чувствовать. Они знают цену времени.

- Это ты слишком долго жила в собственных грезах, совершенно забыв о том, что рано или поздно тебе придется отдавать долг. Тебя предупреждали, что он не любит ждать. Это напоминает ему о том, что он живет намного дольше, чем все вы вместе взятые, - и, посмотрев на восходящее солнце, решил спросить то, что беспокоило его все это время: - Страшно?

- Нет, - честно ответила девушка. – Смешно.

- Редкостная реакция, - откровенно насмешливо улыбнулся он. – И что, даже не будешь устраивать слезливых сцен о пощаде? Не будешь просить отсрочки и предлагать все, что только можешь?

- Нет. Уж лучше быть кратковременной куклой в его руках, чем вечным псом, верно выполняющим просьбы хозяина.

И снова она была права. Собственный страх порой страшнее, чем то, что нас ожидает. Но уж слишком долго он прислуживал Господину, чтобы покинуть его. Так долго, что уже и забыл, как все начиналось. Забыл,



И это не могло не пугать. Незнание – худший враг. Оно убивает медленно и беспощадно, словно червяк, поедающий яблоко. Его внешний вид еще долгое время может оставаться неизменным, в то время, как внутри уже все давно съедено. И. даже если тебе удастся выиграть эту борьбу, то шрамы останутся навсегда. Их уже нельзя будет залечить.

- Он ждет, - тихо напомнил скрипач, указывая на куранты.

- У него вечность впереди, так что он давно потерял счет времени, - и, подойдя к бортику моста, принялась вглядываться в проплывающую под мостом речку. – Сыграй что-нибудь особенное на прощание. Прошу.

- Как пожелаете, миледи, - блаженно ответил скрипач. – Эту мелодию для вас он выбирал. Лично.

Свадебный марш. Как прозаично, господин Сатана. Впрочем, чего и следовало ожидать от короля сарказма. Он любил черный юмор. Ему нравилось превращать обычную человеческую жизнь в спектакль. А впрочем, порой это действительно необходимо. Ведь если бы не он, то наша жизнь была слишком скучна и неинтересна.

Секунда. Всего на мгновение спящий город пронзил всплеск реки.

А потом все безмолвно замерло, словно ничего и не произошло. Лишь скрипач, весело рассмеявшись, заиграл веселую трель Сатаны, которую сам когда-то и сочинил. Еще одна душа оказалась во власти его господина, которому он будет прислуживать вечность.

- Нарисуй ее улыбающейся, - тихо прошептал мне скрипач, рассматривая холст. – Так он просил. Лично.

- Любимая игрушка?

- Хуже, - и, опять посмотрев куда-то вдаль, добавил: - тут замешаны чувства, которые в сто раз сильнее любой ненависти. Ну, зато теперь она уж точно будет только в его власти.

И, улыбнувшись, как ни в чем не бывало, растворился в утреннем тумане. Словно его и не было.

***

«Безумная история» - скажите вы. Что же, возможно. Но разве безумие и не есть та самая грань реальности, которую мы просто не хотим принимать? Быть может, нам стоит задуматься об этом?



- Нет, - честно ответила девушка. – Смешно.

- Редкостная реакция, - откровенно насмешливо улыбнулся он. – И что, даже не будешь устраивать слезливых сцен о пощаде? Не будешь просить отсрочки и предлагать все, что только можешь?

- Нет. Уж лучше быть кратковременной куклой в его руках, чем вечным псом, верно выполняющим просьбы хозяина.

И снова она была права. Собственный страх порой страшнее, чем то, что нас ожидает. Но уж слишком долго он прислуживал Господину, чтобы покинуть его. Так долго, что уже и забыл, как все начиналось. Забыл, какая смерть его ожидает в случае неповиновения. И это не могло не пугать. Незнание – худший враг. Оно убивает медленно и беспощадно, словно червяк, поедающий яблоко. Его внешний вид еще долгое время может оставаться неизменным, в то время, как внутри уже все давно съедено. И. даже если тебе удастся выиграть эту борьбу, то шрамы останутся навсегда. Их уже нельзя будет залечить.
[конец]

Поделиться: