Александр Васильевич Чуль был человеком немного забывчивым и рассеянным. Но это не мешало ему просыпаться каждое утро и радоваться новому дню.
Но всегда ли он был таким?
Нет.
Он, как и все люди, был сначала зародышем. Потом – родился. Крепчал, мужал. И вот он вырос. И ему стукнуло девятнадцать лет.
Чуль не был примером для подражания. Он много дрался, пил и заводил случайные и кратковременные романы с женщинами постарше.
Когда ему исполнилось двадцать шесть, он ходил пешком на работу, которая ему не очень-то нравилась. Все также продолжал заводить романы, но уже с девушками помоложе. Пил меньше. Дрался больше.
И вот ему исполнилось тридцать четыре года. Он жил в двухкомнатной квартире, подаренной родителями, ездил на старых «Жигулях», пил пиво по выходным и совсем перестал ввязываться в драки. Можно сказать, Александр повзрослел.
Однажды, возвращаясь с работы домой, он заехал в магазин за продуктами. Припарковал свою машину на стоянке. Взял бумажник. И отправился за покупками.
Одинокому мужчине надобно не много, в принципе, как и одинокой женщине. Одинокие рассчитывают только на себя. Чуль уже привык к тому, что в его небольшой квартирке рядом с ним (так сказать, по соседству) поселилось одиночество.
Оно ему поначалу мешало немного, а потом даже начало помогать. Коллеги по работе (а трудился он в основном в женском коллективе) жалели его: кто домашние пирожки принесет, кто консервированными продовольствиями угостит. А Светлана Игоревна даже дырку на его рубашке заштопала. В общем, жить можно.
Расплатившись на кассе за покупки, Чуль направился к машине.
Но дойти он не успел. На полпути его сбила серая «Мазда». Не очень сильно, лишь несколько ушибов и пара царапин. Зато продукты рассыпались, казалось, по всей стоянке.
Из машины выскочила девушка лет двадцати пяти, в дорогом платье и в очень красивых, изящных и тоже дорогих туфлях.
Ее туфли – это первое, что увидел Чуль.
— О Боже! Вы в порядке? Где у вас болит? Что болит? – Затараторила девушка.
Она нагнулась над ним, чтобы помочь подняться, – и тогда он смог разглядеть ее лицо. Оно было ясным и чистым, словно перед ним был ангелок. Возможно, он умер и это был его ангел-хранитель, который не успел его защитить. Но не беда, если он умер. Ради такого ангела можно было и умереть.
— Почему вы улыбаетесь?
Девушка была в недоумении: Чуль полусидя на асфальте лыбился во весь рот. Казалось, он сейчас запрокинет голову и начнет хохотать во все горло, словно сумасшедший.
Но этого не произошло. Он встал, отряхнулся от пыли и направился к машине.
— А ваши продукты? – Спросила, его девушка, идя за ним вдогонку в своих дорогих туфлях на высоких каблуках.
Чуль оглянулся. И точно. Он забыл продукты.
Она помогла ему собрать разбросанные покупки и провела до машины. При этом все время переспрашивала, все ли с ним в порядке.
Он не отвечал, только слегка посмеивался. От чего девушке ставало немного страшно. Может у него сотрясение мозга, а он садится за руль? Как ему помочь?
— Давайте, я отвезу вас домой? – Предложила девушка.
Чуль молча посмотрел на нее. И протянул ей ключи от «Жигулей».
Он думал, что сейчас она откажется, но не тут-то было. Девушка взяла ключи – и они поехали.
— Меня зовут Лена. – Нарушил тишину нежный женский голос.
— Александр. – Ответил Чуль.
— А отчество?
— Неужели я так стар, что нужно отчество?
— Нет. Это из-за уважения. – Начала оправдываться Лена.
Больше никто из них не проронил ни слова, кроме «прощайте» и «извините», которые были сказаны возле его дома. Припарковав машину, она вышла и направилась к метро.
Александру стало жаль это дорогое платье и эти дорогие туфли. Все еще стоя около машины, он начал воображать, как будут смотреть мужчины на Лену, как будут раздевать ее жадно глазами. И, не выдержав подобных мыслей, побежал следом за ней.
Догнал он ее уже возле входа в метро.
— Лена!
Девушка шла дальше.
— Лена! – Крикнул он второй раз.
И она обернулась.
— Лена, хотите чая? – Он спросил у нее первое, что пришло ему в голову.
— Нет. Я хочу счастья. – Ответила ему девушка.
Чуль не стал ее догонять. Он, словно окаменелая статуя, стоял возле входа в метро, боясь не то, чтобы пошевелиться, он боялся даже вдохнуть лишний глоток воздуха.
Счастье…
Он никогда не задумывался, что такое счастье. Что это?
Состояние или действие?
И что нужно человеку для этого самого счастья?
Он стоял бы у входа в метро, наверное, до посинения, но тут начался дождь. Первые капли прокатились по его лицу, оставив несколько мокрых линий. И лишь сотые или даже тысячные капли смогли снять у Александра гипноз задумчивости.
Он вернулся домой, в теплую маленькую, но уютную квартирку, где его, как верный и преданный пес, ждало одиночество.
Наутро Чуль проснулся с каким-то особым настроением. И это настроение мешало ему быть собранным: на работу он пришел в двух разных ботинках. Сотрудницы еще долго посмеивались над ним. Практически до самого его увольнения.
А уволился он ровно через две недели.
Ему предложили новую работу, где оклад был побольше. А главное, что работа была в радость.
Спустя полгода он все также просыпался с особым настроением.
И в один прекрасный субботний вечер познакомился с Дмитрием Олеговичем Радужным, музыкантом по призванию и художником по профессии.
Они встретились на выставке одного западного известного художника. Чуль занимался организацией выставки, а Радужный облюбовывал картины. Они встретились возле полотна под названием «Счастье».
— Удивительное сочетание оттенков. – Заговорил первым Дмитрий.
— А как вы думаете, что такое счастье? – Спросил Александр.
После той встречи с Леной он каждый день просыпался с этим вопросом в голове, думая, что сегодня найдет ответ на него. Но засыпая вечером рядом со своим одиночеством, так и не мог дать на него ответ.
— Каждый выбирает для себя. Путь к нему – это палитра: каждый волен сам рисовать свое счастье, выбирая те цвета и оттенки, которые будут радовать его глаз. Вот автор этого полотна показал, каким он видит свое счастье. Вот здесь, - и Дмитрий указал на оттенки желтого и оранжевого, - дружба. А здесь, - он указал на оттенки розового и красного, - а здесь – любовь.
— У меня нет ни того, ни другого. – Признался Чуль.
И ему стало горько и тоскливо оттого, что в его жизни не нашлось места для неподкупной дружбы и искренней любви. Слава небесам, хоть новая работа приносила удовольствие и много новых знакомств. И это радовало.
— Будет! – Сказал с уверенностью Радужный и стал для Александра неподкупным другом.
Но не сразу, конечно. Прошло некоторое время, пока они оба поняли, что у них есть надежный и преданный друг.
Когда Александру Васильевичу Чулю стукнуло тридцать шесть, он уже ездил на «Мазде» и носил дорогие костюмы. Сменил двухкомнатную квартиру на более просторную, старую мебель заменил новой, но утром все также просыпался с особым настроением.
Вопрос о том, что такое счастье, его уже не мучал. Теперь у него было два новых вопроса: что такое любовь и как достичь этого самого счастья.
Радужный имел хорошую жену и маленького сына. И поэтому говорил, что счастье для него – это его семья и близкие люди. Когда с ними все хорошо – это счастье. Но на вопрос, что такое любовь, Радужный немного терялся с ответом, а когда находил его, то он звучал примерно так: «Любовь – это жить ради чего-то или кого-то».
Чуль, который никогда в своей жизни не любил, просто согласился с его теорией о любви.
В очередной раз, сидя в своей новой просторной квартире, Александр задумался о любви. Если любовь – это действительно жить ради кого-то или чего-то, то он бездарен в любви, ибо никогда не жил ради кого-то или чего-то. Он жил только потому, что живется. Потому, что дышится, потому и дышал.
Иногда вспоминал о той девушке в дорогом платье. Он практически забыл ее лицо, но отчетливо помнил ее дорогие туфли на высоких каблуках.
Туфли…
Машина…
Продукты…
Дорога…
Туфли…
Дорога…
Ноги…
Надо идти!
Неужели один маленький, почти незаметный и кратковременный, эпизод из жизни так способен поменять эту самую жизнь? Заставить двигаться в другом направлении: в направлении к счастью.
Никогда не поздно оглянуться и переосмыслить пройденный маршрут. Главное: осознать и двигаться вперед.
В один из теплых и солнечных майских деньков Чуль после работы решил заехать в ресторан, чтобы поужинать. Пытаясь припарковать на стоянке свою машину, он не заметил, как сдавая назад, задел кого-то.
Этим кто-то оказалась девушка лет двадцати семи.
Поняв, что что-то не так, Чуль молнией выскочил из автомобиля и помог девушке подняться с асфальта.
— Спасибо. – Сказала девушка.
— Да что вы? Какие «спасибо»? Извините, ради Бога! Я отвлекся. Это так печально. Вы сильно ушиблись? – Затараторил Чуль.
Он, будто провинившийся пес, поджал хвост и скулил свои извиняющиеся речи, совсем не замечая, как девушка широко улыбается и, кажется, еще секунда – и она начнет дико хохотать.
— Хватит! – Потребовала девушка. – Лучше угостите меня чашечкой чая.
Чуль поднял свои глаза и увидел не то дорогое платье и не те дорогие туфли. Он увидел именно ту дорогую Лену.
Александр Васильевич Чуль стал человеком немного забывчивым и рассеянным. Но это не мешало ему, просыпаясь каждое утро, радоваться новому дню.

16.05.13

Поделиться: