Иван Петрович Правдолюбов скромно примостился на ступеньках библиотеки имени Ленина, что расположилась в самом центре столицы. Перед ним стояла картонная табличка: «Продаю собственные книги» и стопка недавно отпечатанного романа с многообещающим названием «Соль жизни».
Иван Петрович был печален, как никогда. Уже не первый день он томился на тридцатиградусной июльской жаре, а продано было всего два экземпляра его шедевра. Он с грустью вспоминал разговор с главным редактором издательства:
-Если придать роману немного другую окраску-редактор заговорщически заулыбался, - мы бы взялись напечатать его за наш счет. Сюжет прекрасен, но несколько не в «тренде». Если воспитательницу Катерину мы сделаем внештатным агентом ФСБ, а ее возлюбленного- таксиста Ивана - волонтером второго галактического флота тайно охотящегося за вампирами, то это несомненно читателя заинтересует.
-Но, позвольте, - вяло возражал молодой писатель- это роман о любви…
-Да, кстати о любви, - редактор многозначительно поднял указательный палец – любовь обязательно должна быть однополой, это сейчас в моде. Например, Иван должен просить Екатерину не выйти за него замуж, а быть свидетельницей на тайной церемонии его венчания с кентавром, которое будет проходить в штабе второго галактического флота.
-Но позвольте, кентавр ведь даже не мужчина….
-Вот именно, разрыв шаблона, новое слово в литературе, побольше жути, побольше фантазии. У вас там по сюжету у Екатерины есть ребенок от первого брака, страдающий астмой? Никаких больных детей. Боль, слезы, это сейчас ни к чему. Ребенок пусть будет мутантом, над которым Екатерина проводит эксперименты в лабораториях ФСБ, она его любит и в тоже время ненавидит, потому что он питается исключительно кровью девственниц, которых ей приходится воровать в детском саду, где она работает.
-Но это же чушь, какая- то!
-Вы просто не читаете современной литературы, полистайте бестселлеры этого сезона - вот что сейчас требует рынок-сумасбродство под маской великих мыслей написанных «Эзоповым1» языком.
Иван Петрович ничего не стал менять в произведении. Он взял кредит и издал роман за свой счет. И вот теперь жарился на солнце, пытаясь продать хоть часть тиража. Припекало все сильнее. Мысли путались.
Внезапно, к перегревшемуся Правдолюбову, подошли две фигуры в форменной одежде:
-Сержант Николаев, - представилась одна из них,- что занимаемся незаконной предпринимательской деятельностью?
-Из какого галактического флота?- вдруг зло спросил Правдолюбов в ответ каким-то своим мыслям,- Я не позволю венчаться таксисту с кентавром…. –добавил он, как - бы оправдываясь.
Двое полицейских переглянулись и неторопливо пошли дальше, доставлять в отделение психически нездорового человека им не хотелось. Взять с него, скорее всего нечего, а оформлять целая морока.
Бог с улыбкой смотрел сверху и видел, как, невидимая никому муза Ивана Петровича, навязчиво тащит представителей закона подальше от этого места. Муза любила Ивана Петровича, ведь он был настоящим писателем.

1 Эзопов язык- тайнопись в литературе, иносказание, намеренно маскирующее мысль (идею) автора.

Поделиться: