Сретенье. Один из великих церковных праздников. Встреча человека с Богом. Казалось бы, какие могут взбрести идеи в человеческую голову в такой знаменательный день. Но именно тогда нам пришла идея снять фильм… ужасов. Уже вечером мы стали листать самые интересные книги, какие только могли найти у себя дома. Встретившись утром на работе (а какая может быть работа, когда тут такие мысли), открыли книгу магии и практически наугад выбрали тему для будущего фильма, вслепую указав пальцем на строку. Привидения-двойники. Нам снова было не до работы: нужно было как можно больше накопать информации в Интернете.

Был вечер 29 февраля. И что самое главное почти полнолуние. Прошло две недели со дня рождения нашей идеи, каждый из дней отличался упорными поисками информации по новоявленной теме. Пора бы и место для съёмки сыскать. С работы мы вышли довольно поздно – после десяти. Но ночная прогулка в такой день, согласитесь, не грех! В центре города мы забрели в старинный заброшенный дом. Конечно, он был ограждён забором, но что нам стоило перелезть через него. Шаг за шагом мы осторожно ступали по нехоженой земле. Казалось, мы ступили шаг в прошлое столетие и вряд ли попадём домой. Когда нас посещала такая мысль, ставало особенно холодно. Но этот холод тогда мы списали на погоду (зима всё-таки). Мне даже показалось, что я самый несчастный трус на свете. Тогда же мои мышцы встрепенулись от ужаса: кто-то схватил меня за плечё.
- Мне так страшно, - сказала Олуэн. Меня так взбодрили эти слова, что никакой страх меня уже не мог победить, более того, у меня проснулось чувство юмора.
- Не смеши мои ботинки, Олуэн. Тебе не может быть страшно.
Но факт есть фактом. Страх Олуэн заставил нас остановиться у самого входа в дом. Мы взглянули на дом с того расстояния, с которого никогда не видели, взглянули и на забор. И это расстояние казалось нам страшно большим. А раз уж мы столько прошли, отступать было глупо! Мы сделали первый шаг в дом. Но как только мы потянулись в рюкзачки за фонариками, в доме засиял неистовый свет. Не уже ли в старом доме ещё есть электричество! – успокаивали мы себя. Да нет! Приподняв головы вверх, мы увидели луну, которая заглядывала к нам через прогнившую крышу. Мы прошли по первому этажу старого дома. Наше внимание обратила на себя одна милая комнатка. Здесь будет алтарь! Комната имела весьма мистический вид, наверняка здесь неоднократно проводились спиритические и какие либо сеансы. По-видимому, ранее через эту комнату шел ещё один выход, по крайней мере, так заставляла думать более свежая кладка. А может, здесь кто-то замурован? Не дожидаясь ответа, мы пошли далее – на второй этаж. Какая-то неведомая сила нас звала подняться. Но как только мы ступили на первую ступеньку, на башне неподалёку часы пробили полночь. В раз луна просто исчезла, а небо покрылось густыми тучами. Стало очень темно и страх как холодно. С ужасом мы выбежали из дома и бежали без оглядки куда подальше…
А на следующее утро пришла весна. Это была уже необычная весна, какая-то нужная. Ведь скоро мы начнём снимать фильм! Конечно, вчерашнюю ночь мы не забыли, наоборот. Целый день мы думали об этой прогулке, как думаем и до сих пор. В нас что-то переменилось. Мы что ли смелей стали. Да! А в принципе именно эта смелость нас потом и погубила.
Скоро настал момент заняться подбором актёров. Выбор пал на девочек. Но одна из них, Эллис, подруга Олуэн, совершенно некстати забеременела. Конечно, потом мы поняли – это было первое предупреждение о том, что фильм нам снимать не стоит. Но на знаки мы обратили внимание слишком поздно, когда в принципе изменить ничего уже нельзя было. А тогда решили девочек заменить мальчиками. В конце концов, мальчики же не забеременеют в самый неподходящий момент!
Долго искать мальчишек нам не пришлось – близкие друзья всегда были рядом, тем более как раз подходили по образу. К тому же они ещё и работали с нами, и мы могли частенько оговаривать детали «не отходя от кассы», точнее в самый разгар рабочего времени. Нам не пришлось им долго рассказывать, где именно мы собирались снимать кино, но когда они услышали об этом доме, долго уговаривать их не пришлось. Димка, он же Ферзь, претендовал на главную роль: именно его двойника мы должны были вызывать по сценарию. Остальные же, Багет и Килатив, должны были играть, да почему собственно играть? – быть! – быть его лучшими друзьями. И когда наш герой сломается, они будут вытаскивать его из пропасти, в которою, впрочем, он попадёт по ихней же вине.
Ещё до идеи с фильмом, нас пятерых на работе считали практически одним целым, друзьями-неразлучниками, единомышленниками, а работа над кинолентой в очередной раз нас сблизила. Ребята были знатными музыкантами. Димка даже начал писать Sound Track к нашему фильму. Килатив пробивал по своим каналам необходимое оборудование, а Багет в свою очередь должен был пробить показ готового продукта на одном из местных телеканалах.
И всё бы хорошо, но в один прекрасный день мы заметили, что Килатив как-то резко переменился: с ним стало сложно даже разговаривать, а уж тем более договориться о чём либо. Неоднократно мы вынуждены были переносить первый день съёмок, а в итоге он вообще не захотел иметь с нами никакого дела. А меж тем, очередная дата первого съёмочного дня приближалась. Понятно: теперь мы не могли рассчитывать на хорошую аппаратуру.
Это было второе предупреждение: мы потеряли дорогого друга, а вместе с тем и необходимую технику. Но навязчивая идея с фильмом не оставила нас. Мы достали любительскую камеру, штатив, несколько настольных ламп и сконструировали отражатели света. Мы даже нашли кем заменить друга. Оппонентом на роль стал Андрюха, брат Ферзя. Кстати на него мы рассчитывали еще раньше: думали, не сыграть ли ему роль Димкиного двойника, тем более что они похожи как две капли воды!
А меж тем заброшенный дом дожидаться нас не стал. Он старел на глазах. Теперь страшно было даже пройти мимо, я уже не говорю о том, чтобы зайти внутрь. Этим он нас притягивал ещё больше. Однако третьим предупреждением стал кошмарный сон, который стал сниться всем нам и несколько ночей подряд: мы заходим внутрь, одна из стен рушиться и заваливается на одного из нас… Но мы не сломались!
Вскоре мы узнали, что Эллис ждёт сына, имя которому Дима. Это совпадение повергло нас в шок: Димка Ферзь в действительности обретёт двойника. Уже тогда мы поверили в мистику.
Настал первый день пробных съёмок. Он совпал со сретеньем. Прошел ровно год со дня рождения идеи о фильме. Но, в принципе-то, всё на этом и закончилось. Решили отложить работу над фильмом до лета: ведь дни тогда длиннее и у нас будет больше времени для съёмок.
Тем временем, судьба не стала размениваться по мелочам. Эллис родила двойню. Оба мальчики. Назвали их Димочка и Андрюша. Белый свет они увидели в канун праздника Сретенья.

Олуэн оказалась самым настоящим преданным другом – при первой же возможности предала. Стала лизать пятки большим начальникам, ведь недаром говорят «язык до Киева доведет». О съёмках фильма уже не могло быть и речи. Она подставляла меня на каждом шагу, а вскоре даже перестала со мной здороваться. С ребятами она тоже перестала общаться, дескать, друзья-то мои, а ничего общего со мной она иметь не хотела. Более чем полгода, сидя в одном кабинете, мы даже не разговаривали. Общались только с мальчишками, которые тоже были шокированы решением Олуэн вычеркнуть нас из своей жизни. И вот настал день, когда на столе генерального директора оказалось заявление Ферзя об увольнении, а через две недели он ушел. Больше мы не виделись. Остались мы вдвоём с Багетом, долго держались друг за друга всё ж единственные друзья остались. А первого февраля и он написал заявление, дескать, он наконец-то добился славы для своей группы и вскоре они едут за границу. На сретенье он работал последний день.
Так слегка небожественная идея в канун великого церковного праздника разрушила крепкую дружбу и разбросала пятерых друзей по разным дорогам жизни. И только со мной по-прежнему оставалась навязчивая идея о фильме.
…………………………………………………………………………………………

Настал сороковой день от рождения Иисуса. Время свершить священный обряд, нареченный Законом Божьим, и посвятить дитя Богу. Рука Божьего проведения направила Марию к Иерусалимскому храму. Старец Симеон взял на руки младенца, благословил его и взмолил Бога о смерти. Так состоялась Встреча Человека с Богом…


Поделиться: