Никакие наблюдения не расскажут того, что творится вверху. Ни один взгляд со стороны не покажет глубину облаков. Нужно только довериться мечте и улететь. Я мечтаю о небе, и я верю в него. Я верю в то, что у меня получится.


Внутри тёмной комнаты художника всегда царил полумрак. Белые холсты были едва видны в свете единственной свечи, которая зажигалась каждый вечер. Плотно задернутые шторы давно не пропускали ни капли солнца в старый дом. В нем редко убирались - об этом красноречиво говорил сантиметровый слой пыли на шкафах и полу.

На столе художника были разбросаны краски - желтые, зеленые, красные, черные, белые. Кисти, при чем самых разных размеров - от совсем маленьких, чтобы лишь наводить контуры и делать мелкие мазки, до огромных - дабы закрашивать фон. В ящиках стола всегда находилась всякая мелочь - сухая пастель, карандаши, старые фантики от конфет, салфетки, карты и нитки.

Художник любил беспорядок. Как бы это парадоксально не звучало, он всегда находил нужную вещь в своем хаосе. Он часто говорил, что для него бардак - самый лучший порядок.

Не могу сказать, что он был одинок. У него было много друзей, товарищей. Художнику нравилось рассказывать о своих идеях для новых картин. Часто он приглашал всех знакомых к себе домой - попить чаю и поговорить о чем-нибудь задушевном. С чашкой горячего напитка в руках, с растрепанными волосами и добродушной улыбкой, он ходил и показывал свои новые произведения и только-только намеченные эскизы. Но в его картинах была одна странность.

В них преобладал синий цвет.

К слову, он очень любил синий. На стенах комнат красовались лазурные волны, нарисованные художником. На стульях он нарисовал по три незабудки, растущие в зеленом поле. Он и сам был голубоглазым. Друзья часто смеялись с мании синего цвета, однако, эта странность стала его фирменной фишкой, которая помогла зарабатывать на жизнь. Картины быстро расходились, а художник был счастлив.

Время шло, творец рисовал и все так же приглашал друзей. Вечерние разговоры все так же приносили радость. Жизнь текла своим чередом и ничто, казалось, не разрушит сию идиллию.

Вот только картины его становились все более странными. Синее море, голубые рыбы, бирюзовые ракушки и даже фантастические синие животные. В рисунках больше не было никаких других цветов, кроме синего и его оттенков. Казалось, этот цвет поглотил художника целиком. Он начал рисовать по ночам, чего никогда не делал, и рисовал до самого утра. Знакомые удивлялись изяществу картинных героев, покупатели были в восторге от задумок художника.

Но что-то изменилось в нем. Он стал более задумчивым и немногословным, неохотно шел на контакт.

Как позже выяснилось, у него появилась мечта и он постоянно думал о ней.

Он хотел изобразить небо во всей его красе. Голубое, прекрасное, его глубину и очарование. Он настолько загорелся этой идеей, что в его глазах вспыхнул огонь. Часами он мог сидеть на лужайке, вглядываясь в небеса. Облака манили его голубизной и прохладой. Закрывая глаза, он представлял себе свою будущую картину. Но только на мечты его и хватало. Сколько раз брался художник за кисть и отдёргивал руку у самого холста! Ему казалось, что он недостаточно умеет владеть красками.

Это ужасно раздражало творца.

Злясь, он снова и снова уходил на поляну, садился, и наблюдал за голубым сиянием небес.

Некогда разговорчивый художник закрылся в себе и перестал общаться с людьми. Не было той задорной и доброй искринки в его глазах, сердце его словно окаменело и стало одержимо лишь одной идеей. Весь смысл его жизни свелся к тому, чтобы понять и различить все краски небес. От него веяло холодом и отчужденностью.

И однажды безумная идея озарила его голову...

Никакие наблюдения не расскажут того, что творится вверху. Ни один взгляд со стороны не покажет глубину облаков. Нужно только довериться мечте и улететь. Я мечтаю о небе, и я верю в него. Я верю в то, что у меня получится.

Художник отложил ручку. Немного подумал, дописал дату. После положил листок на стол. Свеча освещала его полное решительности лицо. Голубоглазый взял кисть, синюю краску и кусочек от холста. Глубоко вздохнул и вышел из дома, направляясь в неизвестность.

Он сделает это.

С каждым шагом приближаясь к цели. С каждым шагом его сердце начинало биться все сильнее, грозясь выпрыгнуть из груди.

Обрыв. И над ним бескрайние небеса нежно-голубого цвета. Художник подошел к краю и сильнее сжал в руках краску.

Вдох. Выдох.

Шаг. Всего один шаг - и он улетел. Раскинув руки, его тело разбилось, а душа воспарила. Он улетел туда, где царит бесконечность. Художник обязательно нарисует свою картину, о которой он так мечтал.

...а где-то на Земле его товарищи стучались в осиротевший дом, надеясь на радушный прием с чашкой горячего чая.
________________________________________________________________________________

"Лунатики"

Мы все лунатики по жизни. Идем, не зная куда, ищем то, не зная что. Думаем, что живем, но на самом деле всего лишь существуем. Смотрим на мир в каком-то своем сне, который прекратится только по истечении жизни.

Мы лунатики, и даже не пытайся возразить. Ты никогда не чувствовал, как гнетущая призрачная пелена обволакивает тебя? Как будто кто-то тебя душит, и нет уже сил выбраться из этого ада? Ты существуешь на Земле, и ты обречен. Ты обречен на жизнь здесь.

Падения и достижения, горести и радости - что останется здесь, когда ты умрешь?

Ничего.

Лишь беззвучная пустота заменит твое место. Этот маленький отрезок времени, называемый жизнью - всего лишь сон. И когда ты проснешься, ты ничего не запомнишь, как после обычного ночного отдыха.

Стоит ли?

Мы все - лунатики, пойми, мой друг.

Мы ненадолго здесь. Мы уйдем. Это наше временное пристанище. А есть ли наш настоящий дом?

Наверно, это конец мира. Конец всей Вселенной, которую люди так и не удосужились понять. Зациклились на себе, не замечая перемен. Обычные животные, возомнившие себя гениями.

Уходя, забери все с собой. Земле не нужен наш хлам - в гостях не оставляют мусор.

Просто тихо улетай в темную неизвестность.

Лунатик.


______________________________________________________________

"Рассказ", полностью сотворенный из диалогов. Жизнь и Тлен в лицах. Юмор.


- Почему ты постоянно такой грустный?

- Не твое дело.

- Что с тобой?

- Отвали, Жизнь, ты села на мои сигареты.

- Ты будешь курить?

- Да.

- Это вредно для здоровья, я не разрешаю!

- Кто ты такая, чтобы мне что-то запрещать?

- Я... я твой друг.

- Жизнь не может дружить с Тленом.

- А я могу! Отдай сигареты!

- Не отдам. Хочу - курю, хочу - наркотиками балуюсь.

- К... какими еще наркотиками?

- Героин, например. Или гашиш. Еще перечислить?

- ...

- Вот сиди и помалкивай в тряпочку.

- ...

- Чего ты на меня так смотришь?

- ...

- Жизнь?

- ...

- Достала, честное слово.

- Ты куда идешь?

- За водкой.

- Зачем?

- Полы, блядь, мыть. Ты не знаешь для чего водка?

- Это опасно. Ты станешь алкоголиком.

- И?

- Ты умрешь.

- Это не страшно для Тлена.

- А для меня страшно!

- С чего бы это?

- ...

- Дура, это была последняя бутылка! Нахрена ты её разбила?!

- Не хочу, чтобы ты пил.

- Ну заебись теперь. Придется новую покупать.

- ...

- Что ты хочешь?

- А Жизнь может любить Тлен?

- Что, прости?

- Жизнь может полюбить Тлен?

- Нет. Это ненормально. Жизнь - это Жизнь, а Тлен - это Тлен. Жизнь никогда не станет Тленом, как и Тлен никогда не будет Жизнью... тьфу, ты меня запутала. От тебя один вред.

- А если я люблю?

- Кого?

- Тлен.

- Эмм... что ты имеешь в виду?

- Я люблю тебя.

- В смысле?

- Люблю. Как весеннюю траву, летние цветы, рождение ребенка, когда я вливаю в него каплю жизни, вылупившегося птенчика, людей...

- Так, стоп!

- ...и добрых гномиков в сказках, и шоколадное мороженое (с глазурью!), и нежность мамы, и...

- Жизнь, прекрати!

- ...и новые кеды, дельфинов, деревья, Новый год, карусели...

- Я сказал, заткнись!

Поделиться: