Лживые, надменные, пустые. Те, что смотрят на тебя свысока. Ехидно хихикающие за спиной. Осуждающие всех, кроме себя. Миллионы прогнивших насквозь. Теряющих нити индивидуальности.Готовые сожрать тебя, твою личность, твой разум, приправив всё кетчупом и майонезом.
Ядерный врыв внутри. Мысли, хаотичные, но такие отчётливые, с огромной скоростью, затмевали сознание. Всё живое и доброе, что было во мне ещё секунду назад, стало непомерно малым, ничтожным, попросту безразличным. И я лечу. Волна от взрыва, проносит меня над выжженными полями, где раньше, так ласково светило солнце и можно было бесконечно долго утопать в особенно мягкой зелёной траве. Над тем милым лесом, в котором можно глубоко вздохнуть и опьянеть от глотка свежего, пропитанного свободой, воздуха. А сейчас он утопает. А пепел, застилает всё, что так дорого, серым, бесформенным одеялом. Над пропастью, где когда-то, блестела и переливалась в солнечных лучах, изумрудная вода. А сейчас здесь, только масляные пятна, злобно глядящие вверх, наблюдая за мной…
Всё вокруг было, нереальным, словно в дымке. Я попытался встать, но тут же с грохотом повалился на диван. В ушах резонировал звук только что упавшего рояля, который разлетелся вдребезги. А в голове, словно в огромном чугунном колоколе, раскачивался огромный маятник, то и дело, ударяющийся о стенку.Тело не слушалось. Я словно кукла, маленькая, никчёмная, и набитая непонятно чем, скорее ватой, чем соломой. Стеклянными глазами, сквозь щелку опущенных век, улавливали некоторые серые очертания.
Передо мной, чуть чётче с каждой минутой, словно на медленном соединении интернета, прорисовывалась картинка. Царил, его Величество Хаос. Четыре стены, в которых я находился, больше напоминали помойку, чем то, что принято называть жилищем. Я не понимал где я, и как тут оказался. Да и высокочастотная пила, никак не хотела оставлять меня в покое. Она менялась, поднимая звук, то на максимум, то пропадая вовсе, словно меняя направления.
Собравшись, насколько это было возможно, с мыслями, я предпринял очередную попытку подняться. Зазвенело стекло, прервавшее монотонное жужжание в ушах. Переливы, струящиеся вокруг меня, а затем, с немыслимой скоростью, разбивающиеся о стены, доставляли непередаваемое ощущение жизни. Я слышал музыку. Пустая бутылка от Джина, ударяясь о фарфоровые блюдца, определённо окутывала волшебной мелодией. Пустые Пивнушки, передавали трепетное звучание виолончели. Первую скрипку играли полбутылки Виски, оставленные видимо про запас.
Я шёл вперёд, чуть приподымая ноги. И увидев, не отчётливое, еле заметное движение остановился и присмотрелся. Прямо передо мной стоял пёс и смотрел на меня, чуть склонив голову. В его глазах, было удивление. Я недоумевал не меньше.
- Техас, - чуть слышно проговорил я. – Техас, что твою мать здесь происходило, я же просил, за мной присмотреть…
Пёс завилял хвостом и видимо от счастья, или просто скуки, подбежал ко мне. Он старательно обнюхивал меня, кружась, словно волчок.
Я вспомнил, что у меня есть мой самый замечательный, друг и питомец в одном лице. И да, его зовут Техас. Почему Техас? Никто не знает, мне он достался ещё щенком, и мне сказали, что он окликается только на этот американский штат. Видимо память начала по не многу, и, к сожалению наверно, проясняться.
Теперь, моё короткое путешествие, от дивана до комнаты самых сокровенных утренних желаний, была скрашена присутствием надёжного спутника. Такого, в котором уверен на все сто процентов, хотя нет, на сто один процент. С которым, можно пройти через весь материк, он Тихого до Атлантического. Несмотря на бури, штормы и ураганы, перешагнуть водную преграду и продолжить своё путешествие дальше. Вперёд, невзирая ни на что, не оглядываясь назад.
Я снова упал на диван, с ощущением, что прошёл ни одну сотню миль. В руке моей снова была скрипка, не так давно замолкшего оркестра, так предусмотрительно сохранённая, бутылка десятилетнего виски. С каждым глотком, я ощущал всё большую лёгкость. Я словно парил на облаке, поднимаясь всё выше и выше, забывая обо всех, бедных и обездоленных, отрекаясь от всего мирского. Умиротворение, пустота, покой. Лишь мой верный друг, разрывает эту тишину, нарушает равновесие, которого так долго все ждали. Он что-то усердно пытается достать из-под дивана, на котором мне так хорошо и удобно. Мысли мои перестали путаться. Они попросту исчезли. Так хорошо, думать о том, что не нужно ни о чём думать. Всё что нужно современному человеку.
Что-то холодное упало рядом со мной. Я приоткрыл глаза.
- Пистолет? – я был удивлён, - Откуда у нас оружие в доме, Техас?
Пёс сидел посреди комнаты и внимательно наблюдал за мной. Его вдумчивый взгляд, словно прожигал меня и подталкивал меня к чему-то.Он сидел неподвижно.
Я взял оружие в руку. Взвёл курок, и ловким движением руки откинул барабан в сторону. У меня получилось всё так ловко, будто я занимался этим тысячу раз. Но я был уверен, что делаю это впервые. Оружие очаровывало меня, я словно почувствовал большой всплеск энергии. Почувствовал власть. Патроны, сидящие в своих гнёздах, готовые сию же секунду разорваться, и, на безумной скорости выпустить пули, вперёд, куда-то вдаль.
- Смотри, Техас, - с важным видом объяснял я, - Безобидная штука, не правда ли? Но стоит нажать на курок и … «БУМ!» … Чья-то жизнь обрывается … «БУМ!» … И ещё одна…
Техас сидел, будто запоминая всё, что я рассказываю ему. Его взгляд был всё таким же задумчивым.
- Вот, посмотри, жать нужно вот сюда, - с улыбкой объяснял я, словно в глубине души, надеялся на то, что он хоть что-то поймёт.
Посидев ещё немного, я вернул всё к тому, с чего начал. А именно приложился к бутылке. Ведь без неё всё ныло внутри меня. Становилось пустым и мрачным. Сделав глоток, а за ним другой, жизнь становилась ярче, а проблемы всё мелочнее.
Жёлтая лента, с надписями, построенными в ряд, которая развивалась на ветру. Отпускающая мне в лицо солнечных зайчиков. Суматошные люди в форме и халатах, шныряющие то в одну сторону, то в другую. Несколько сумасшедших, утверждающих, что шестерых маргиналов застрелил пёс, бело-рыжего окраса. И толпа зевак, передающих друг другу сплетни, приумножающиеся с каждой секундой. А я, стоя у окна, думал лишь об одном:
- Я зря не научил тебя перезаряжать, Техас!

Поделиться: