Утес. На мили песчаный брег.
То медленно, то ускоряя бег,
Несутся волны, о скалы ударяясь,
Грохочут, пенятся вздымаясь,
И брызгами летят… И стонут
Над синим морем чайки, тут,
Наверно, до полусотни будет их.
Там, на утесе, гнезда, где своих
Уже птенцов повыводили,
Теперь заботливо кормили,
Выхватывая рыбу из воды,
Её птенцам скорей несли.
А те безудержно галдели,
И корма вновь и вновь хотели.
И снова их родители летели
К бушующему штормом морю.
В природе всё задумано, не спорю,
Довольно грамотно, и называется
Инстинктом это. Считается,
Что только он и управляет
Миром божьих тварей, помогает
Тем, кто не имеет разума, прожить.
Кто знает? Всё может быть!
А у людей?... И разум есть,
Инстинкты и душа, не счесть,
Всего, чем наградил когда-то нас
Всевышний в отведённый час,
Любовь тем, проявив тогда
Но вот достойно ли всегда
Распоряжаемся его дарами?
Читайте и судите сами.

Глава первая

I
По кромке берега весенним утром
Шла женщина, и ветром
Её одежды развивались,
А пенистые волны ударялись
О берег и брызгами осыпали
Искристыми воды, стекали…
Ногами босыми не ощущала боли
От острых ракушек, кололи
И впивались. Но не замечала
Всех неудобств и пребывала
Как будто в трансе вся она.
К утесу обрывистому быстро шла,
Платок сняла небрежно, побежала,
Глазами что-то там искала.
На вид тридцати лет была,
Каштановые волосы, стройна,
Среднего роста, собою хороша,
В движеньях грациозна и легка.
Одно пугало в облике ее
И беспокоило больше всего —
Глаза, зеленые два изумруда,
Горели пламенем испуга.
Уже к утёсу обрывистому добежала,
Лишь на мгновенье задержала
Взгляд на чайках, что кормили
Потомство поутру своё, носили
Спешно рыбу и кричали,
И шума много на море создавали.
И женщина остановилась,
В какие-то мысли погрузилась,
И вдруг заплакала горько тогда,
Присела на мокрый песок она,
Уже не плакала — рыдала,
Безумие своё всё осознала,
Что совершить сейчас хотела,
Но, к счастью, так и не успела.

II
Рыбацкий поселок. Небольшой,
На берегу разместился, где покой,
Уют и живописнейшая красота…
Тишина, солнце и бескрайняя вода…
Домов не много там, десятка три,
От трассы до него идти
До получаса, может больше,
Это дорогой, а напрямую проще
И быстрей, наверно, в половину.
Овраг, немного полем и в низину,
И запах моря, чуть соленый он,
Шум прибоя слышен, сразу дом.
В поселке, был из лучших том:
Из кирпича, под крышею балкон,
Железом крытый, два этажа
И на фасад выходят три окна.
На рамах краска выгорела и сошла,
А где-то растрескалась и придала
Вид старины, что, как не странно,
Дом не портило, а лишь печально
Свидетельствовало, что пришли
Времена не лучшие, раз не смогли
Хозяева «глаза» у дома подвести
И свежесть рамам нанести.
За домом — куст шиповника,
Раскинулся, зарос, садовника
Руки не знал, наверное, он никогда.
А рядом виноградная лоза,
Забора каменную стену обвила
И заглушила почти всю она.
И гроздья черные уже свисали,
Налились соком, привлекали,
Но мелкими уж очень были
Без должного ухода. Запустили
Лозу уже давным-давно.
Всё говорило, в доме том никто
Активной жизни долго не ведет,
И время, неумолимо, из года в год,
Приводит в запустение тут всё,
Настойчиво беря своё.
А ведь совсем недавно иначе было,
Как много время здесь переменило…
Тогда подумать бы никто не мог,
Каким у дома окажется итог…

III
В том доме не так давно жила семья
Обычная — муж, жена, их сыновья.
Вадим Сергеевич, жена его —
Вера Андреевна, и лишь одно
В их паре было необычным,
Скажем, немного непривычным,
Разница в возрасте супругов.
Сколь ни ходило разных слухов,
Семнадцать лет их отделяло,
Что, согласитесь, в общем-то, немало.
Мы часто задаем такой вопрос,
Хотя прекрасно понимаем, что свой нос
Совать и не должны: что за причина,
Когда, вдруг, состоявшийся мужчина,
Которому давно уже за сорок лет,
Уходит к молодой женщине? Ответ,
Не так уж прост, как может показаться.
И даже время нам в том разобраться
Порою позволяет не всегда,
Столь сложностями переплетена
Бывает жизнь. Но все, кто это пережил,
Скажут впоследствии, насколько был
Его поступок непростым,
И скольким людям дорогим
Он боль и потрясение принес,
И сколько в жизнь размеренную внес
Тревог, переживаний, расставаний,
Ну и, конечно же, страданий.
А что в итоге получено взамен,
Кроме для всех немалых перемен?
Пришло ли счастье, то большое,
Ради которого столь непростое
Решенье было принято однажды?
Но все эти вопросы, так не важны
Виновникам всем кажутся тогда,
Когда опять пришла весна,
И буйством красок ожила
Палитра жизни, что уже была
Давно не интересной, черно-белой,
А зачастую хуже — просто серой.
И вот любовь дает опять,
Вдруг очень ясно осознать,
Что так не может продолжаться,
Нужно немедленно вмешаться
И вновь за молодость схватиться,
Чтоб жизнью досыта напиться,
Себя, как прежде, ощутить
Способным быть, творить, любить.
И только искра лишь нужна,
Чтоб это пламя разожгла.
Такой, примерно, искрой и была
Вера Андреевна, в те времена,
Лишь просто Вера, вдруг вошла,
И кротким взглядом обвела
Вадима Боева, который и тогда
Любил без отчеств обходиться.
Чему дано, то уж свершится,
Наверно, так думал Вадим,
Когда в тот день сидел один
В рабочем кабинете N-ой больницы,
А в коридоре ожидали вереницы
Больных к хирургу на прием,
И каждый думал о своем.

Как вдруг, в кабинет вошла она!
И изумрудные её глаза
Проникли Вадиму глубоко
Куда-то в душу, жаром обдало.
Впервые он за столько лет,
Словно мальчишка, получив ответ
«На что вы жалуетесь?», покраснел.
Когда предплечье осмотрел,
И тонкой кожи прикасался,
Он сам себе смешным казался.
Но искра, та, что пробежала,
Уже всё сделала, она связала
Незримой нитью их надежно,
И главное, настолько прочно,
Что череда событий вся,
Случившихся потом, спустя,
Словно во сне произошла,
Перевернула всё она.
Развод Вадима, слезы жены
Марины, сколь ни дружны
Они себе казались и представлялись
На публике, но расставались
Тягостно, с упреками, боями,
Разделом нажитого и судами.
И боль конфликта с сыновьями
Олегом и Борисом, ударила Вадима.
Казалось, непреодолима
Стена, что выросла меж ними.
Хотя давно уже своими
Жизнями ребята жили,
Самостоятельными были,
Но выбор своего отца не понимали,
И Веру, как жену, не принимали.
Но что поделать, за всё нужно платить!
Так жизнь устроена, и хочешь получить,
Что ж, значит, готовься отдавать.
А сколько? Это не нам уже решать.
В небесной канцелярии определят,
Свой чек оттуда каждому вручат.
Даже сомнений не имейте,
А просто на слово поверьте!

И потому Вадим платил,
Раз так случилось, что решил
Дорогой перемен пойти.
А вот уж, что хотел найти?
Наверное, не наше с вами дело,
Свои б загадки разгадать умело.
Его решение мы можем лишь принять,
И, как не сложно, всё же осознать,
Что право выбора, как жить,
С кем быть, кого любить,
Дается каждому из нас
В какой-то определенный час.

IV
А что же Вера, как она
Все испытания перенесла?
Конечно же, она страдала,
И сердцем всем переживала,
Когда случилось так, что стала
Невольною разлучницею. Понимала,
Сколь сложно всё, но не влияла
На решение Вадима, лишь молчала,
И принимала жизни поворот таким,
Каким он был: сложным, непростым.
И только искренне любила,
Впервые, так глубоко раскрыла
Мужчине сердце, лишь для него она,
Казалось, на этом свете создана.
Как многое ему бы отдала,
Чтобы он счастлив был всегда!
Но, если бы Вадим тогда решил
С семьей остаться, и выбор был
Таким его, она, конечно бы, ушла,
Его решение б молча приняла.
С болью в любящем сердце? Да!
А как иначе, но нашла
В себе бы силы дальше жить,
И только мысленно просить
Счастья любимому. Пускай не с ней,
Пусть жизнью он живет своей,
Но он достоин быть счастливым,
Раз стал однажды тем, любимым,
Единственным, кто дал понять,
Сколь значимою можно ощущать
Большую, настоящую любовь,
Пройдя, все испытания и боль.
Такое чувство не забыть
Так просто, а потому благодарить
Лишь можно жизнь свою за то,
Что было нам оно дано.
И Вера тонко это понимала,
И глубоко в душе осознавала,
Что как бы не сложилась её судьба,
Она уже безмерно счастлива была.

V
А Веру судьба не баловала никогда,
В семье довольно бедной выросла она.
Отец, простой рыбак, погиб давно,
Его не помнила почти, только одно
Осталось в памяти её, что пил
И маму очень сильно бил.
А мама кроткая, всегда терпела
И возразить ни в чем не смела,
Такой всю жизнь и прожила.
Библиотекарем работала она,
Доходы мизерные, но как могла
Всю душу свою Вере отдавала,
И человеком дочку воспитала.
С большим теплом лишь вспоминала
Вера о матери, что вдруг ушла,
Так же тихо, незаметно, как и жила.
И накануне умерла
Их встречи с Боевым Вадимом.
И в этом совпаденьи дивном,
Был знак определенный свой,
Казалось Вере, в тот непростой
Период, когда Господь одной рукой
У нас кого-то вдруг отнимает,
И тут же милостиво награждает,
Лишь дав опомниться едва.
Но таковы Всевышнего права.
И Вера приняла всё, как случилось,
Как жизнь сама распорядилась.
Когда однажды вечером раздался
Короткий стук в тиши и показался
В их старом домике Вадим,
Насколько Верой был любим,
Ещё тогда он до конца не знал,
Но выбор сделал. Рисковал?
Нет! Он всё давным-давно решил,
Ещё до Веры, когда однажды ощутил,
Что в жизни главное своей утратил,
И в суете сует где-то растратил
То важное, что наполняет,
Вдохновляет, окрыляет и помогает
Идти по жизни. Вот причина!
А Вера, сколь была чиста, невинна,
Лишь оказалась искрой той,
Что подожгла огонь большой,
Которого Вадим, так долго ждал
И, не боясь, теперь в него вступал.

VI
Вот так Вадим взял шанс опять
Жизнь заново свою начать,
При этом старт был не с нуля,
А это, честно говоря,
Увидеть многое иначе позволяет,
Отбросить страхи заставляет,
Смело идти вперед и не бояться,
И в прошлое не озираться.
Огромный опыт за плечами,
Уже накопленный годами,
Бесспорно, Вадиму только помогал.
И жизнь теперь он начинал,
До мелочей осознавая каждый шаг,
Решенья принимал все только так,
Как сам наметил и хотел.
Он много важных сделал дел,
Не так, как прежде, в первый раз —
Он душу вкладывал сейчас!
Отстроил старенький их дом
Меньше, чем за год, чтобы в нём
Родился первый с Верой сын.
Теперь казалось, что ни один
Момент Вадим не пропустил
В рождении младенца. Не отходил
От Веры ни на шаг тогда.
Он на руки ребенка взял, когда
Услышал самый первый вздох его.
Как много значим для него
Тот первый крик, что сын издал,
Вадим теперь лишь осознал.
А через год уже опять познал,
Сколь в первом браке потерял,
Когда родился его сын второй.
Тот день, как никакой другой,
Он не забудет точно никогда.
С большим трудом врачи тогда
Спасли любимую его.
Всё обошлось и, слава Богу, но,
Впервые четко осознал Вадим,
Что было б, если бы один,
В тот день остался он без Веры.
Натянутые болью нервы
Потоком гнева разрядились,
И в кровь тогда его разбились
Костяшки пальцев на руках,
Так молотил о стену. На висках
Давно уже пробилась седина,
Теперь добавилась она.
Но время лечит всё и всех!
Нельзя отчаиваться, это грех.
На смену трудностям удача
Приходит скоро, и задача
Не паниковать и сокрушаться,
А лишь терпения набраться.
Наладилась и жизнь Вадима
В их с Верою семье два сына
Денис с Артемом подрастали,
И полнотою счастья наполняли.
Настали, наконец, покоя времена,
Семья их состоялась и такой была,
Какой Вадим только мечтал,
И сил своих немало прилагал.
Сколь значимой считал всегда
И в прежние, те, времена,
Ту нить доверия большого,
Взаимопонимания такого,
Как может быть только тогда,
Когда в сплетении сердца
Двоих, их души и тела,
И даже мысли совпадают,
В столь близкой грани пребывают
Муж и жена. Всё так и было
У Вадима с Верой. Открыло,
Казалось, само небо им дорогу
И посылало лишь подмогу,
Когда случались на пути
Их трудности, всегда найти
Решения им удавалось.
Из года в год их раскрывалось
Счастье, удача улыбалась,
И жизнь всё больше наполнялась
Смыслом и значением большим.
Ну, а насколько дорогим
Всё это было, Вадим уж знал,
Уроки жизни четко осознал,
И потому, так преданно любил,
И беззаветно дорожил
Семьею: Верой и детьми,
Сколь много значили они
Теперь, когда он получил
Шанс вновь, и не забыл
Ошибок трудных опыт свой,
Который нажил в жизни той.

VII
И Вера счастлива была,
Что, наконец, нашла она
Своего мужчину, лишь о таком
Мечтала столько лет. И в том,
Что будет предана ему всегда,
Не сомневалась никогда.
Когда Вадим переступил порог
Их маленького дома, и итог
Подвел под жизнью прежней,
Вера осознала, что надежней
Ей человека вряд ли уж найти.
На жизненном ее пути
Встречались парни молодые,
И красивее, и богаче, но, большие
Разногласия имели они с ней,
И мир их ценностей был ей
Уж слишком непонятным, чуждым,
Поверхностным, наружным.
Для них значение имело только то,
Что в яркой оболочке быть могло,
А в глубину души вникать,
Себя столь сильно напрягать,
Перегружать и утомлять! Зачем?
Хватает и без того проблем!
«Так рассуждает большинство
Парней», — думала Вера. И никто
Из претендентов, что крутились,
Расположенья не добились
У Веры, сколько ни старались
И зачастую даже обижались:
Считали её слишком сложной,
А иногда и просто гордой.
И уходили своей дорогой
От этой умной, в чем-то строгой
Девушки. Бывает, что поделать.
А в случаях таких и делать,
Собственно, не нужно ничего,
А следует лишь просто ждать того,
Кто искренне, сердцем и душой,
Без фальши, маски напускной
Полюбит. И будет близко понимать,
И лишь такою принимать,
Какая есть. И это важно осознать!
Не столь и сложно в мире отыскать
Вторую половину, подобного себе.
Давно известен факт уже:
Мечту мы сами же и зарываем,
Когда сомненья допускаем.

VIII
И Вера дождалась того,
С которым ей уже ничто
Не страшно в этом мире было,
И солнце ярче засветило,
И в жизнь влюбилась с новой силой.
Такой улыбчивой, счастливой
Её не видели уже давным-давно
В поселке, где полным-полно
Забот у каждого. Но не заметить,
Так много перемен и не отметить,
Конечно же, все не могли.
А люди встречались разные, одни
Поддерживали Боевых и уважали,
Другие — бойко осуждали.
За что? Да вряд ли сами знали.
Но Вадиму с Верой не мешали
Ни те и ни другие. Пребывали
В счастливом мире, где свили
Гнездышко уютное, деток растили
И беззаветно, преданно любили.
И часто к морю вечерами уходили,
Послушать чаек, шум прибоя,
Чтоб осознать всю глубину покоя,
Которую дано нам лишь открыть,
Тонко почувствовать и ощутить,
Только с природой в обнажении
И близком к ней прикосновении,
Сколь мир прекрасен и велик,
И бесконечно многолик.
Душою ощутить себя частицею его,
И в глубину проникнуть своего
Сознания, чтоб, где-то там, раскрыть
Всё лучшее в себе, и быть
В единстве и гармонии с собой.
И жизни, как раз именно такой,
Хотели Боевы Вера и Вадим,
И это всё, казалось теперь им,
Они вдвоем сполна имеют.
Но ветры перемен уж веют,
Хотя за горизонтом их не слышно,
Становится, как будто, душно,
И жарче солнце припекает,
Песок всё больше раскаляет,
И влагу собирает атмосфера,
Ещё не знает ни Вадим, ни Вера,
Что скоро буря разразится
И никуда им от неё не скрыться.



Поделиться: