Запах примятой травы молодой.
Той, что прогрета солнцем, водой
Обильно напоенная дождевой,
Землёю щедро напитана весной.
Его ни с чем, наверное, не спутаешь,
Хотя б однажды — ты почувствуешь,
Им полно грудь свою наполнишь,
И на всю жизнь уже запомнишь.
В нём дух самой природы слышен,
Чист, притягателен, возвышен.
И мы стремимся все туда,
Где можем надышаться им сполна.
Особенно в места те, где земля,
В том первозданном виде, как была
Сотворена, лишь только там она
Пока для нас еще сохранена,
И сотни тысяч лет не изменялась,
Какой была — такою и осталась.

Не так уж много сохранилось
На свете уголков, что затаились
На нашей голубой планете, и куда
С цивилизацией своею человек пока
Добраться, к счастью, не успел —
Он не доехал, не дошел, не долетел…
В одном из мест затерянных таких,
Среди давно забытых и глухих
Эта история однажды приключилась.
Где именно она случилась?
Даже герои всё не расскажут, утаят,
И никогда нас с вами не посвятят,
Поведают лишь то, что пережили,
Как жизни чуть не положили,
Но не раскаивались в этом никогда,
Что их забросила судьба туда,
Где сам Господь уже забыл,
Когда в последний раз там был.


Глава первая

I
«Стоп!» — кажется, с дороги сбились.
И двое всадников остановились,
Спешились с коней. Запряженная
Лошадью одной повозка, груженная
Провиантом и багажом с вещами
Тоже стала. Брюнетка с синими глазами
Ловко вожжи натянула посильней,
Спрыгнула на землю. На вид ей
Было лет девятнадцать, не больше.
В мужской одежде, ещё тоньше
Она казалась. Сделав воды глоток,
Сняв клетчатый шейный платок,
Устало пыль с лица смахнула,
С одежды рукою свободной стряхнула,
«Что будем делать?» — она спросила,
Флягу с питьевой водой закрыла.
Но парни озадачено молчали,
Что предпринять, пока не знали,
По сторонам лишь озирались
И ехать дальше не решались.
Жалели, что проводника не взяли
И вот теперь дорогу потеряли,
С пути своего намеченного сбились,
В месте неизвестном заблудились.
Теперь в горах пытались разобраться,
Среди природы дикой не затеряться.
И потому решили остановиться,
Что делать дальше определиться.

«Лиза, мы сделаем привал», —
Блондин высокий девушке сказал.
Темноволосый друг их лишь кивнул,
Блондину заметить не преминул:
«Да, переоценили силы мы свои,
И вынуждены пожинать теперь плоды».
«Артур! — блондин ему ответил, —
Ты правильно, конечно, всё заметил,
Но в этом и твоя вина большая.
Ты знал, насколько непростая
Нам предстоит дорога, но не настоял
На помощи проводника, а убеждал,
Что справимся мы сами. Говорил,
Что в Гималаях много раз ты был.
И вот итог самонадеянности всей:
Ни дороги, ни деревни, ни людей!
Мы даже не имеем представленья,
Где находимся, одни сомненья.
И что теперь?» «Ну, хорошо, Денис,
Я виноват! Только напрасно ты раскис
Мы выберемся, не сомневайся,
В руках себя держать старайся», —
Парировал Артур в ответ ему,
Хотя в душе осознавал: лишь самому
Богу известно, как будут выбираться.
«Парни, давайте не ругаться! —
Лиза попыталась настрой их разрядить,
Друзей своих немного подбодрить, —
Мы просто очень все устали,
И что-то в указателях не разобрали,
Остановимся, переночуем, отдохнем,
А завтра, уверена, мы путь найдем».

Спорить не стали, взялись за дела,
Лагерь предстояло разбить им дотемна.
Распрягли коней, хвороста собрали,
Развели огонь, ужин организовали.
Уже стемнело, когда присели у костра,
Голод пробудила горячая еда.
Ужинали, на завтра планы решали,
Что делать дальше будут, обсуждали.
«Лиза, ведь карта у тебя была,
От шилапатры дорога шла
На север, вот там мы сбились
И в направленьях заблудились», —
Поразмыслив, Денис, предположил.
Поэтому друзьям он предложил
Завтра вернуться к камню опять.
Да, путь немалый, зато понять,
Как выбраться смогут, разобраться
И окончательно в горах не затеряться.
«Согласна, но я не перепутала и знаю,
Всё очень точно припоминаю,
От карты мы ни на шаг не отошли,
Но всё равно деревню не нашли.
Ну, что ж, поступим, как решили,
Жаль времени много упустили,
Но другого выхода не вижу тоже,
Это решенье верное, похоже, —
Итог дискуссии их Лиза подвела,
И на Артура взгляд перевела, —
А ты чего загадочно молчишь,
Свои предложения не говоришь?»

Парень в задумчивости пребывал,
Сосредоточенно о чем-то размышлял,
Но на вопрос он всё-таки ответил:
«А знаете, что я заметил?
Мне кажется, что здесь мы уже были,
И место это с вами проходили!
Точно, мы круг за эти сутки обошли,
И не сбивались со своего пути,
А просто вход в деревню не нашли,
И мимо, по незнанию, прошли.
Или умышленно нас не впустили,
Поэтому по кругу и водили!»
«Артур, ну, что за хитросплетения,
Сложности? Твои умозаключения
Попахивают мистикой и только! —
Заключил Денис, — вдумайся насколько
Нашу проблему ты усложняешь,
При этом, похоже, сам не замечаешь.
«Не впустили», «по кругу мы ходили» —
Чепуха какая-то, да указатель пропустили
По незнанию, вот и проехали, бывает.
Усталость нас уже одолевает,
Поэтому мерещится, бог знает что.
Нам нужен только крепкий сон и всё.
И завтра обязательно найдем
Дорогу и деревню, не пропадем!»

Артур не стал что-то доказывать
И друга, переубеждать, рассказывать.
Напрасен труд — сам все поймет,
Потом назад свои слова возьмет.
Он первый раз в Непале был,
В горах этих ни разу не ходил,
И потому не знал многих вещей,
Порядков здешних, обычаев, людей.
Да, в общем-то, и сам Артур здесь был
Хотя не в первый раз, не уяснил
Ещё так многого, признаться честно.
Однако было для него небезызвестно,
Что чужестранцам непросто в этой стране,
Проникнутой загадками, как нигде.
Но именно поэтому сюда влекло
И завораживало, как магнитом всё.
Красота горных белоснежных хребтов,
Окутанных дымкой легких облаков,
С голубизной – непередаваема словами.
И зелень травы изумрудная, местами
Деревья и кустарники в долинах,
Ущельях, мягких склонах и низинах.
Рельефность местности любого удивляет,
Вдохновляет и неизменно наполняет
Какой-то энергией необъяснимой,
Но притягательной и очень сильной.

Друзья свой ужин завершили,
Давно вопросы все решили
И на ночлег располагаться стали,
День трудный выдался, устали.
Дежурный пост Денис занял,
Никто на это возражать не стал.
Огонь по очереди решено было стеречь,
Чтоб от опасности возможной уберечь
Друг друга. Место незнакомое кругом,
Мало ли что может случиться в таком.
Ночь легла, в тишину все погрузила,
Пологом покоя мягко укрыла,
Лишь изредка слышны то шорохи,
То звуки диких зверей. Но сполохи
Костра горячего надежно защищают
И утомленных путников оберегают.
Им предстоит немалый путь пройти,
Но это завтра, а сейчас ночь впереди,
И пусть останутся пока тревоги в стороне.
В этой загадочной и удивительной стране
Так много неизвестного их ждет,
Не будем торопить событий ход.

II
Уж время за полночь перевалило,
Но Лизе не спалось, тревожно было.
Она обдумывала день прошедший,
Слова Артура, вопрос, уж надоевший,
Покоя не давал: где отклонились от пути?
Они должны были к деревне подойти
Два дня назад. Не столь и велики уже
Просторы здешних мест, и треки все
Изучены, исхожены давным-давно,
Но заблудились они всё равно!
Вот это необычным и казалось,
Разумной логике не поддавалось.
Но в мистику Лиза не верила,
Хотя и много раз проверила
Маршрут по карте их. И всё же,
На то, что просто заблудились, не похоже.
Объясненье этому найдут, не сомневалась,
Не первый раз с загадками встречалась.
Как будущий историк, Лиза знала,
Какая тайна на пути бы не стояла,
Тем интереснее исследование будет.
И воображение ее уже рисует
Открытия, что мир ученый потрясут,
В науку страницу новую внесут…

«Не спишь? — Денис прервал,
Вдруг размышления ее, — я прочитал
Еще раз рукопись, и знаешь,
Обдумывая, всё больше понимаешь,
Попасть в подземный храм
Не просто будет. Да и монахи нам,
Похоже, карту незаметно подменили.
Помнишь, какими обескураженными были,
Увидев нашу рукопись, не понимали,
Как к нам попала, дар речи потеряли.
Она из храма древнего, закрытого,
Тысячелетиями надежно скрытого,
И очень скоро нам предстанет
Войти в него. Дух занимает,
И даже страх немного пробирает».
В ответ Денису Лиза улыбнулась:
В друзьях она не обманулась.
Такие же исследователи сумасшедшие,
И воду, и огонь прошедшие,
Ради большой науки готовые идти,
Хоть на край света, лишь бы найти
Открытия, что мир перевернут
И много новых знаний принесут.

А всё Артур, виновник их скитаний,
Необычных непальских испытаний.
Вернувшись как-то из очередного
Странствия по Гималаям большого
Для Лизы сувенир привез, не зная,
Какая тайна в нем сокрыта непростая.
Из дерева шкатулка представлена была,
Мастерски, умело расписана она.
Наверно, так бы дальше и стояла,
И полку в комнате собою украшала,
Если бы Лиза интерес не проявила
Подарок пристально не изучила.
Исследуя искусное произведение,
Старинных мастеров древнее творение,
Секрет в шкатулке подаренной нашла,
Дно спрятанное содержала не одно она.
Защелку ловко незаметную задела,
От времени давно та заржавела,
Но всё-таки нажиму Лизы уступила,
Скрипнула, поддалась, замок открыла.
Листочек ветхий там на дне лежал,
От времени почти истлевшим стал.
Вырванной страницею из книги был,
На языке неведомом писание открыл.
Кем же спрятан был листок надежно?
Когда Лиза его достала осторожно,
Драгоценная находка её просто потрясла
Подумать даже не могла тогда,
Какой большой подарок получила.
Последующие месяцы все посвятила
Изучению таинственного писания,
Загадочного, непонятного сказания.
Листок послание нашедшим содержал,
В подземный древний храм он звал,
И указание своё подробное давал,
Где спрятан он и что в себе скрывал.

Вот так друзья здесь оказались,
В горах непальских затерялись.
Но то, что справятся, не сомневались,
Десятки раз уж в этом убеждались.
Дружили с детства самого втроем.
И в близком их единстве вот таком
Сокрыто было много непонятного
Для окружающих, и даже занятного.
Компании такой их удивлялись,
Вопросами лишь только задавались.
Два парня и младшая девчонка с ними!
Какими интересами общими такими
Могли быть связаны? Какие их дела?
Это загадка непонятная для всех была.
Но Лиза на все вопросы лишь смеялась,
И объясняться даже не пыталась.
Отшучивались парни, туману напускали,
А Лизу лучшей все равно считали,
Ценили оба и, конечно, уважали.
И комментариями себя не утомляли.

И потому, когда Лиза озвучила, куда
Намеревается отправиться одна,
Услышала решительное: «Нет и нет!
И не питай надежды на иной ответ.
Без нас, ты не поедешь, так и знай!
О своей затее даже не мечтай!
Все вместе едем, без обсуждений,
Других не может быть решений!»

Огонь потрескивал и согревал
И Лизин профиль ярко освещал.
Денис на нем свое вниманье задержал,
Он никогда значения не предавал
Внешности Лизы, какой была она?
Красива? Да! Но главное – умна.
Это важное достоинство её давало
Большое преимущество и убеждало
Дениса, что из всех, кого он знал,
А девушек достаточно уж повидал,
Не встречал Лизе подобных или равных.
Он знал не мало и довольно разных:
Раскрасавиц и умниц воспитанных,
Довольно образованных и начитанных.
Но в редком сочетании ума и внешности
Лишь только Лиза и была. Безупречности
Её такой завидовали многие, но ей,
Казалось, дела не было. Душою всей
Она беспечно людям открывалась,
Бывало, разочаровывалась и огорчалась,
Но ненадолго. Её умение прощать,
Без хитрости, лукавства принимать
Людей такими, какие есть, и удивляло,
И, безусловно, еще больше располагало.
Такой была, за это Лизу и ценили
Друзья, родные, близкие любили,
И даже недруги, что изредка бывали,
За это качество, бесспорно, уважали.

«Денис, ложись-ка отдыхать,
Нам на заре всем предстоит вставать,
А мне не спится все равно, я посижу,
И за костром, меж делом, пригляжу.
Скоро очередь Артура смену принимать,
И я успею до утра еще поспать».
Денис сначала возражал, но согласился,
Настойчивости девушки он подчинился.

И Лиза к огню поближе села
На яркие сполохи костра смотрела,
И думала, как повезло с друзьями ей.
Она ценила этих двух парней,
Их дружбой верной очень дорожила,
Как братьев бы родных своих любила.
Они, конечно, были непохожие и разные
Характерами, поведением, но равные
Достоинством, умом и благородством,
Вот в этом обладали полным сходством.
Артур заядлым путешественником был,
Биолог по профессии, уже исколесил
Немало дальних стран и континентов,
Ученый прирожденный, без комплиментов.
Денис – лингвист, свободно и легко
Владел рядом восточных языков, но,
Был больше домоседом. Как известно,
Языковеду без усидчивости, скажем честно,
Профессией едва ли удастся овладеть,
Нельзя особенности этой не учесть.
При разности интересов у друзей такой,
Их дружбе и сплоченности большой,
Лишь можно было позавидовать немало,
Но эта разность им нисколько не мешала.
Любые радости свои умели разделить,
И в трудностях старались рядом быть.
Лиза, Артур, Денис в такой компании,
В столь близком взаимопонимании,
Дружили уже долгие года и знали,
Какие бы преграды на пути не возникали
Непременно разберутся в них и одолеют,
Пройти все трудности свои сумеют.

III
Рассвет среди громаднейших хребтов,
Покрытых дымкой белоснежных облаков,
Внимание к себе приковывал и удивлял,
Красотою неземною своею изумлял.
Но время было в дорогу собираться,
В путь путникам скорее отправляться,
Так много сделать сегодня предстояло,
А утро раннее неумолимо убегало.
Поэтому друзья не мешкали и торопились,
В дорогу скоро, как умели, снарядились.
Повозку, лошадей два дня назад арендовали,
Продуктов и вещей необходимых взяли,
Чтобы на нужды первые хватало,
И на потребности в пути не отвлекало.
Кто его знает, сколько придется им
Прожить в деревне? А с багажом своим
Всегда надежнее передвигаться,
Особенно в такой стране, не опасаться,
Ощущать уверенность в ситуации любой,
Да вот хотя бы, например, такой,
Как оказались сейчас они. Не ожидали
Трое друзей, не думали и не гадали,
Выдастся насколько трудным путь их!
А если бы и знали, то от планов своих
Не отступили всё равно бы никогда.
Ведь молодость на то нам и дана,
Чтобы преграды с легкостью одолевать
И никаких ограничений не принимать
На пути своих больших желаний,
Надежд, мечтаний и смелых ожиданий.

Оседлав коней, закончив снаряжение,
Согласовав втроем своё решенье,
Отправились на поиски деревни той,
Что в рукописи древней значилась такой,
Как вход в подземный скрытый храм.
Давалось в тексте указание, что там
Найдут они подсказку, как найти
Ворота в подземелье. К деревне подойти —
Вот теперь первая задача их большая,
И не такая, как оказалось, и простая.
Но компания верных друзей была
Решительности, как никогда, полна.
Им ни жара, ни ветер знойный не мешали,
Ни насекомые, что донимали и кусали,
Ни дожди проливные — только вперед
Упорно двигались, свой ускоряя ход.

А солнце изнуряло беспощадно,
Уже к обеду, подустав изрядно,
Намеревались отдохнуть, как вдруг,
Послышался глухой короткий стук,
Увидели крестьянина: он топором рубил
И делом каким-то увлеченно занят был.
Расспрос короткий скоро прояснил,
Откуда этот парень. Тот объяснил,
И где деревня расположена сказал,
Направленье путникам рукою указал.
Вздохнули с облегченьем — ну, наконец,
Неужели близится их поисков конец!
Такой своей удаче очень рады были,
Крестьянина за помощь поощрили,
И в направлении указанном отправились.
Но рано решили, что с делом управились.

Всего лишь метров сто они проехали,
До обозначенной деревни не доехали,
Как треск раздался, лошади заржали,
И пыль столбом копытами подняли.
Ось сломалась на колесе переднем вдруг,
Повозка наклонилась. Испытав испуг,
Лиза вожжи туго натянула, удержалась,
Под копытами коня едва не оказалась,
Животное напуганное старалась усмирить,
Как можно поскорей унять, остановить.
Но конь не слушался, брыкался, ржал,
Ногами только бил и на дыбы вставал.
Артур с Денисом на помощь поспешили,
Усилиями общими животное смирили.
Напуганная Лиза, словно лист дрожала,
Но, как могла, в руках себя держала.
Она серьезно пострадать сейчас могла,
Но обошлось всё, небесам только хвала!
Перевела дыхание, успокоилась.
Денис подошел, обнял её: «Расстроилась?
Самое главное, жива и невредима!»
«Нос выше, ты у нас непобедима!» —
Артур добавил, рукой её щеки коснулся,
Он сам немало испугался, но улыбнулся.
К счастью, что парни не растерялись,
И очень своевременно вмешались.

Возможно, этот случай и совпадение,
А может, было им предупреждение!
Но в молодости, кто вниманье обращает?
Кто знаки, что даются, понимает?
Цель их близка – лишь это они знали!
А остальному и значенья не придали.
Но на привал передохнуть остановились,
Возле ущелья близко разместились.
И от препятствия, что на пути возникло,
Их настроенье все равно не сникло.
Обедали, смеялись и планы обсуждали,
И остановку вынужденную приняли,
Всего лишь, как помеху небольшую,
Особо и не значительную уж такую.

К деревне добрались только к вечеру они.
Уже ярко мерцали то тут, то там огни.
Домишки, крытые соломой почти все,
Небольшие, убогие, лишь кое-где
Отдельные дворы чуть побогаче были,
А в большинстве своем, здесь бедно жили.
Детишки смуглые, чумазые сновали,
Любопытство к незнакомцам проявляли,
Свой интерес неугомонный выражали.
А девушка и парни на холме стояли
У самой деревни, прохладою дышали,
Что ждет их впереди, они ещё не знали.
И каждый думал о чём-то своем тогда,
Но мысль объединяла их одна,
Что у порога таинств сокровенных,
Тысячелетиями скрытых и безмерных,
Они безмолвно втроем сейчас стояли,
И чувства непередаваемые ощущали.

А солнце за горизонт уже клонилось,
За Эверестом могучим где-то скрылось.
Весь край чуть золотило тонкими лучами,
Верхушки гор вековых, укрытые снегами.


Глава вторая
I
Непальская деревня. Домики из кирпича
Обожженного, одно-два маленьких окна.
Связки кукурузы, перца, чеснока висят,
О простом деревенском быте говорят.
Во дворах куры гребутся, в заботе своей
Нет им никакого дела до людей.
Толком ни заборов, ни ограждений,
Полная свобода для передвижений.
И хозяйки в длинных одеяниях своих,
Ярких, замысловатых, но простых,
Готовят мирно, не спеша, дал-бат семье.
Слышен суп из чечевицы в каждом дворе
И рис отварной с острыми приправами,
Обогащенный щедро пряными травами.
Эта еда для местных жителей века была
Неизменно главною, хоть и проста.

Здесь не торопится никто и никуда,
Ведутся спокойно и размеренно дела.
А семьи многочисленные почти все,
Детей пять-семь в каждом дворе.
И отыскать пристанище свободное,
Более-менее просторное и пригодное,
В деревне не так-то просто оказалось.
Когда уж нашим странникам казалось,
Что ночевать на улице придется,
Желающих принять их не найдется,
Проблема, к счастью, все же разрешилась.
Немолодая пара, без детей, решилась
За плату чужестранцев взять к себе.
Уставшие путники, почти отчаялись уже
Найти приют для отдыха и сна,
Не знали, что и предпринять тогда.
И вот удача, наконец-то, улыбнулась,
Своею благосклонностью коснулась.

Хозяин и хозяйка мирными оказались,
И хотя постояльцев взять не побоялись,
Но сторонились чужаков на первых порах.
Дни проводили в работе и свои делах,
Внимания к гостям почти не проявляли,
Чем были заняты те, где бывали.
Путешественники — так, видно, решили,
На том любознательность и завершили,
Оплату щедрую за пребыванье им внесли,
Чем неудобства и компенсировать смогли.
А остальное неважно оказалось для семьи,
В своих заботах были заняты их дни.

А путешественники даром время не теряли,
Уже на следующее утро организовали
Изучение деревни, чтобы теории свои,
Предположения, что строили все дни,
Проверить тщательно, детально, поэтапно,
А если нужно будет — даже многократно.
Но никакие поиски успеха не давали,
И жители, казалось, ничего не знали,
Не слышали и представленья не имели
О храме, непонимающе в ответ смотрели.
А может, просто не хотели говорить.
Какими только способами разговорить
Артур с Денисом деревенских не старались,
Но все напрасно — скалою те держались.
Зашли в тупик друзья, ответа нет другого.
Да это и понятно, что тут дивного такого:
Чужестранцев в свои тайны посвящать
Никто бы и не стал. А значит им искать,
Только самим придется, но они найдут,
Не сомневались, пядь за пядью обойдут
Деревню и все окрестности её кругом —
В решении утвердились лишь таком.

И тогда Лиза высказала своё мнение:
«Мы не должны спешить и отношение
Такое местных жителей, возможно,
Скоро изменится. Лучше осторожно
Поиски свои спокойно продолжать,
И мы поймем, обязательно, что подсказать
Должны нам жители деревни этой,
Где вход искать к двери заветной».

Парни, молча, согласились с ней.
На протяжении последующих дней,
Словно туристы местность изучали,
Природные особенности познавали,
С людьми всех возрастов общались,
Обычаями местными обогащались.
И раскрывали для себя так много
Им прежде неизвестного, иного.
Непальцы дружелюбными оказались,
В диалогах и общении раскрывались.
Если обычаи, традиции их уважаешь
И общепринятые правила не нарушаешь,
То принимают хорошо они любого
И даже иностранца им чужого.
Денис особый интерес их вызывал,
Светловолосый, белокожий, удивлял,
Прежде всего, детишек черноглазых,
Многочисленных, забавных и чумазых.
Тянулись прикоснуться к его голове,
Да не решались, запрещено это везде.
Но вот сдружиться всё же получилось,
И тут троим друзьям сгодилось
Их множество предметов личных:
Очков, часов и мелочей различных,
Монет и всякой дребедени разной,
Полезной, но не столь и важной,
Которую так щедро теперь доставали
Денис, Артур и Лиза и охотно раздавали
Новым знакомым, радушие проявляя,
Интерес тем самым, большой вызывая.

А деревня не так и многочисленна была
И весть о чужаках «богатых» прошла
Довольно быстро и скоро проявилась,
Во мнениях благоприятно закрепилась.
И постепенно, день за днем стиралась
Отчужденность деревенских, появлялась
Открытость в общении с иностранцами.
Они за рюмкой ракши с чужестранцами
Рассказывали о праздниках своих богатых,
Традициях, обрядах и героях знатных.
И на сближение такое Лиза полагалась,
Верила и ни минуты не сомневалась,
Подсказка где-то рядом, на видном месте,
И, не спеша, приложив усилия все вместе,
Они со дня на день уже поймут её,
Им нужно лишь терпенье, вот и всё.

II
Примерно где-то так всё и случилось.
Был жаркий день, после дождя искрилось
Солнце в прозрачных капельках воды
На изумрудной зелени деревьев и травы,
И пахло свежестью. Воздух увлажненный,
Насыщенный, зноем не иссушенный,
Хотелось грудью полною вдыхать.
И красоту природную в себя вбирать
Гор Гималайских — громадных, просторных,
На тысячи метров ввысь вознесенных
В бездонные, сине-голубые небеса,
Где только легкие, как дымка, облака.

Лиза стояла босыми ногами в траве густой,
Обильно напитанною влагой дождевой,
На краю деревни, возле ущелья глубокого,
Обрывистого, на десятки метров широкого,
Где дождь за сбором хвороста ее застал,
Так внезапно, что и укрыться ей не дал.
И эта возвышенная природы красота вся,
Обнажившаяся после обильного дождя,
Её очаровала. Лицо к небу подняла она,
Вдыхала грудью воздух, кружилась голова.
А солнце снова уже жарко припекало
И капли влаги постепенно осушало.
Платье мокрое, что к телу прилипало
Старалась девушка отжать, мешало
Её движениям. Юбки подол приподняла,
Обнажилась стройная девичья нога,
Но, уверенная, что здесь сейчас одна,
Даже значенья этому не придала она.
Как чей-то взгляд ощутила на себе,
Оглянулась вокруг — нет никого нигде.
Ей видно показалось, так решила,
Вниманье платью снова уделила.
И, отжимая подол, подумала тогда,
Такого умиротворенья не знала никогда.
Среди каких красот сейчас оказалась!
Словно музыкой её душа наполнялась.
Лишь ради этого стоило преодолеть
Тысячи километров, чтобы разглядеть,
Насколько наш богатый мир велик,
Уникален и при этом многолик.

Раздался треск и размышления прервал
Внезапно Лизы, изрядно напугал.
От неожиданности резкой встрепенулась,
Платье оправила скорей и оглянулась.
Теперь девушка уже не сомневалась:
В густых кустах кто-то таился, догадалась.
«Эй, кто там? А ну-ка выходи, давай!
Не прячься, я все вижу, так и знай!»
Понятен или нет, был Лизин гнев,
Руками грозно свой пояс подперев,
Потребовала выйти на обозрение.
И тут… едва сдержала удивление,
Когда из-за кустов парнишка показался.
Под Лизиным напором он растерялся,
Пятился, испуганно на девушку взирал,
Из сказанного ничего не понимал.
Был юным, годов семнадцати, худым,
Среднего роста, оборванным, босым.
И Лиза, увидев «нарушителя порядка»,
Вдруг рассмеялась. Необычная разрядка
Эмоций иностранки парня удивила,
Озадачила и напрочь с толку сбила.
Он что-то сбивчиво пытался говорить,
Смущение своё старался скрыть,
Но Лиза всё равно его не понимала,
Смеяться ещё громче продолжала.
Поведение иностранки странное такое,
Чуждое, не свойственное женщинам, иное,
Для парня, привыкшего покорность,
Лишь смиренье, кротость, скромность
В женщинах непальских только знать,
Казалось непонятным. А тут принять
Такой поток эмоций ему пришлось,
И настроение Лизы ему передалось.
В нем будто что-то пробудилось,
Неожиданно для самого раскрылось.
Он в голубых глазах её нашел
Частичку неба, взгляд свой перевел
На губы в радостной улыбке озорной,
Он ослеплен был чужестранки красотой!
На Лизу глядя, парень тоже рассмеялся,
Весь мир ему огромный показался
Теперь совсем иным, раскрывшимся
И в новых красках ярко проявившимся,
Вспыхнувшим миллионом огоньков
Синих, желтых, красных цветов.
Уняв поток своих эмоций, наконец,
Лиза произнесла: «А ты, я вижу, молодец!
Не растерялся. Как же зовут тебя?
Я, Лиза!» — рукою показала на себя.
Парень не сразу догадался, помолчал,
Подумав спустя мгновение, в ответ сказал:
«Ашик!» — рукой своей груди коснулся,
Скромно пожал плечами и улыбнулся.

Вот так знакомство их и состоялось,
Обычным оно только лишь казалось.
Тогда ни Лиза, ни Ашик еще не знали,
Какие перемены уже в воздухе витали.
И механизм в движенье запустился,
В глубоких недрах вдруг пробудился
Храм древний, тысячелетиями скрытый,
Прочно до часа нужного закрытый.
И внутренним нутром своим позвал,
Этим двоим призыв он передал.
Толчок, как будто они оба получили,
И где-то в подсознании своем ощутили,
Что нужно делать им, куда идти,
Чтобы дорогу к его вратам найти.

III
Лиза вернулась только к вечеру домой,
В ней что-то изменилось, стала другой.
Денис с Артуром это тут же отметили,
Расспросили, где была она? Заметили,
Что долго пропадала. Случилось что-то?
А может, обидел, ненароком кто-то?
Но Лиза лишь задумчиво в ответ молчала
И на вопросы друзей своих не отвечала,
Напряженно обдумывала что-то своё.
Но не понять было парням по лицу её,
Какая Лизу гамма чувств переполняла.
А девушка сама тогда не знала,
Как объяснить друзьям, что испытала
Возле ущелья днем, лишь не смолчала
О знакомстве с Ашиком и рассказала,
Что, наконец, она загадку разгадала,
Куда идти им древний храм искать,
И что Ашик дорогу сможет показать.
Тропами горными туда их проведет,
Дорогу эту знает и легко найдет.
И отправляются завтра на рассвете они.
Парни в замешательство даже пришли,
Им нужно было время, чтобы собраться,
Прежде, чем так далеко отправляться.
Но Лиза доводы друзей не принимала,
Стояла на своём и лишь в ответ сказала:
«Нет, промедление наше неуместно,
Что ожидает нас в дороге неизвестно,
Но мы пройдем её, какие б не ожидали
Нас трудности и как бы сильно не мешали.
Мы только ради этого приехали сюда,
Ну, согласитесь с доводами, что я права».
Поразмыслив, парни с Лизой согласились,
Её такой настойчивости подчинились.

И на рассвете друзья, пораньше встав,
Лишь самое необходимое с собою взяв,
На окраину деревни отправились. Спешили,
Меж собою ни о чем почти не говорили.
Сколько в пути пробудут, толком не знали,
А потому в тревоге некоторой пребывали.
Молчали и мыслями своими не делились,
Каким-то чувством все прониклись
Важности того, что предстояло совершить,
И потому, не договариваясь, старались быть
Собранными. Серьезное дело их ожидало,
Трепет и волненье в душе вызывало.

Лишь завидев Ашика, парни заметили,
Что с непальцем поладят, и отметили:
В отношениях обязательно сойдутся,
И с делом, что предстояло, разберутся.
Знакомство подтвердило их предположения,
После первого короткого общения сомнения,
Что были у парней, окончательно отпали.
Ашик, как то Денис с Артуром ожидали,
Проводником вполне достойным оказался:
Он хорошо в местности этой разбирался
И знал дорогу, идти которой предстояло,
Всё это доверие к непальцу вызывало.
Денис, закончив свой расспрос подробный,
Диалог короткий с Ашиком полный
Тут же друзьям своим пересказал,
Насколько местный диалект он разобрал.
Но Лизе разъясненья оказались не нужны,
Они с Ашиком, как будто сплетены
Незримой нитью уже были, понимали
Без слов друг друга, мысли читали.
Но это нисколько не удивляло уже их,
Вполне естественным казалось для двоих.
Парням лишь раскрывать секрет не стали,
Не время было, и потому смолчали.

А над горами солнце поднималось,
Заснеженных верхушек уже касалось.
В дорогу молодые люди поспешили,
В ожиданиях больших событий были.



Поделиться: