В небесах начиналасьвесенняя гроза. Между пористыми облаками собирались серые дождевые тучи. На одной из таких сидел ворчливыйГромобах. Он был похож на морского колючего ежа, но был мягким как облако. Ему иногда нравилось ворчать, он находил это забавным, хотя был очень добрым и мирно жил в домике на своей отдельной тучке далеко в небесах. Надвигалась непогода, он готовился к своей работе. Натянув свои странные ботинки с заряженными громом индикаторами шума, Громобах поднялся и посмотрел на свои часы со странным циферблатом. Это был специальный механизм для определения громкости производимого шума. «Пора бы уже топнуть хорошенько» – решил ворчун и, чуть попрыгав на тучке, стал ожидать первых капель дождя. Постояв немного, пошмыгав носом, он понял по сырому запаху, что скоро начнется сильный ливень. Не успела первая капля упасть на него, как Громобах высоко подпрыгнул и, опустившись на тучу, создал ужасный гул и треск, который разнесся по всем небесам, прокатившись заодно и по земле. После прыжкаГромобах стал расхаживать по туче и сильно топать своими необычными ботинками, которые и создавали этот неприятный диссонанс, именуемый громом. Порой небесный житель поглядывал на свои часы, которые показывали уровень громкости издаваемого треска. Сам Громобах не мог этого определить из-за собственной глухоты. Уровень на часах должен был размещаться в строгих пределах, ведь при нарушении все люди на земле могли оглохнуть от такого сильного звука грома. Громобах любил свою работу, ему нравилось топать по туче заряженными шумом ботинками.
Как-то раз, после очередного дождя чудоковатый небожитель заболел. Громобах сильно чихал, почему-то именно мыльными пузырями. К сожалению, он не знал, что это за болезнь и не представлял, как лечится. Однажды вечером Громобах, после долгого болезненного приступа, решил лечь спать пораньше. Ему очень надоело постоянно чихать пузырями, они раздражали его. Поэтому он, ворочаясь и кряхтя, все-таки улегся и заснул. За окном была уже ночь.
Луна освещала часть комнаты Громобаха. У кровати стояли заряженные ботинки, одиноко оставленные своим заболевшим хозяином. Неожиданно в темноте началось какое-то странное движение. Зашуршало. Потихоньку открывая глаза и осматриваясь вокруг, Ботинки оживали. Их было двое - левый и правый. Лёва (он был левым) всегда много шумел и играл по ночам, когда Громобах засыпал. Прова (он был правым) оставался порой скучным, но рассудительным и всегда знал, что и как правильно. Вот и сейчас было так же.
-Наш хозяин заболел Уицлипуцли,– сказал Прова.
-Чем он заболел? Уклипукли?– не понял Лёва.
-Уи-цли-пуц-ли,- по слогам произнес Прова.
-А что это за болезнь?
-Все начинается с чихания мыльными пузырями, затем икота черными облаками и, самое противное, кашель радугой. Звучит, может, и красиво, но на вид ужасно, Лёва.- закончил свою маленькую лекцию Прова.
-Ох, тогда нам нужно скорее спасать Громобаха, иначе он не сможет работать. Надо привести к нему Улнию, – решил Лёва.
-Это вряд ли поможет. Чтобы Улния помогла ему избавиться от Уицлипуцли, она должна закричать специальным голосом, а какой в этом смысл, если Громобах глухой?- спросил Прова.
Но Лёва уже не слушал брата и мчался к двери.
-Пошли, пошли. Мы придумаем что-нибудь, главное – найти Улнию,– с блеском в глазах говорил Лёва.
-Но Лёва….– не успел крикнуть Прова, как брат уже исчез за облаком, куда по инерции полетел и сам правый ботинок.
Проснувшись утром,Громобах увидел, что его заряженные громом ботинки пропали: их нигде не было. Хоть он и болел, но решил пойти поискать свои ботики на облаках.Громобах долго ходил по воздушным клубам дыма и, устав, решил немного передохнуть на небольшой тучке. Но он не успел как следует расположиться на ней: прямо на него сверху упало нечто тяжелое. Опомнившись и отодвинув от себя нежданного гостя, Громобах неожиданно чихнул от удивления, когда увидел, кто перед ним. На него свалилась эта странная чудачка Улния. Она была похожа на воздушную скрипку.
-Привет, Громобах. Я пришла тебе помочь. Я знаю, что ты меня не слышишь, но я смогу найти общий язык с тобой,- звонко проговорила Улния.
Незнакомка запела, и возле нее появилось сиреневое облако. Его звали Тучинни, оно почему-то постоянно икало.Улния легонько отхватила от него кусочек дыма и стала мастеритьГромобаха, себя, заряженные ботинки, мыльные пузыри. Она плела свой голос в виде нот из клубка дыма. После каждой сплетенной фигурки, Громобах кивал: он понимал, что хочет сказать ему Улния. Затем она создала из облака склянку с лекарством, которую он должен выпить, чтобы излечиться отУицлипуцли. Улния протянула настоящую микстуру. Громобах увидел в пузырьке плавающие ноты и понял, что там излечивающий крик Улнии. Он тут же выпил снадобье и чихание прекратилось. Громобах,наконец, улыбнулся и поклонился Улнии. Она же отошла в сторону и за ней оказались ботинки Прова и Лёва, которые успели быстро закрыть глаза, чтобы хозяин не распознал в них живых существ. Громобах очень обрадовался, что его ботики нашлись, он с радостью надел их.Облако Тучинни заснуло и исчезло.
Близился ливень, и Громобах должен был выполнять свою работу, но он не мог просто так отпустить Улнию и, в знак благодарности, пригласил ее потанцевать. Она согласилась, и начала медленно покачиваться вместе с ним. На Громобаха упала капля дождя, и он, не прекращая танца, стал сильно топать ботинками по туче. На землю обрушился гром. Улнии стало забавно и весело, она засмеялась так громко, что на землю обрушилась еще и электрическая молния.
Вот так они и танцевали вместе, а внизу, на земле, люди во время дождя слышали гром и видели яркую молнию.
2012

Поделиться: