Тихая, почти беззвездная ночь. На небе много облаков, через которые никак не может пробиться лунный свет. Недалеко в пруду еле шуршит вода. В ночной мгле начинает понемногу вырисовываться пейзаж скромного дачного садика. Крохотный домик стоит чуть вдали от грядок и посевов. Он тих, как и сама ночь. После бурного, веселого дня все в доме отдыхает, а его маленький обитатель мирно спит в постели. Но если в доме все спокойно, то сад только начинает свою жизнь. Чуть дальше от домика стоит очаровательная беседка. Она была деревянной, ее почти всю запутали озорные лозы винограда, от чего постройка казалась даже какой-то волшебной. Именно там, в этой простенькой беседке и происходило,пожалуй, самое необычное таинство всей этой ночи.
За столом, среди тканевых обрезков, сидела молодая женщина и упорно что-то мастерила. По столу, лавочке и вообще по всей беседке валялисьмелкие кусочки материи, но не потому, что женщина была неряшлива и не следила за своим рабочим местом, нет-нет, она была очень усердна и аккуратна, просто легкий ветерок забавно разбросал ткань в творческом беспорядке. Иголки, ножницы, бархат, вельвет, искусственный мех, пуговицы, бусины, махровые кисточки – все это окружало хозяйку беседки, словно сказочное королевство. Женщине нравилось шить, и сегодня, в тихую июльскую ночь, она решила смастерить кое-что очень особенное. Ведь это что-то она хотела подарить своему самому дорогому человеку, маленькому обитателю дачного домика, своему любимому сыну. А это что-то было ничем иным, как мягким игрушечным львенком. Он был почти готов. Сантиметров двадцать в высоту, сшитый из светло-бежевой ткани, с коричневой гривой из меха, милым розовым носиком – львенок просто сидел на краешке стола, дожидаясь, пока к его хвосту пришьют пушистую кисточку. Сделав последний стежок, женщина с умилением посмотрела на готовую поделку и обрадовалась, что успела в срок. Ведь день рождения сына был уже завтра. Неожиданно, оторвав рукодельницу от раздумий, ее ноги коснулось мягкий и пушистый хвост кота.
– Ох, как ты меня напугал, Чап,– с волнением произнесла женщина, увидев у своих ног домашнего кота.
Кот внимательно посмотрел на хозяйку и лишь мяукнул ей в ответ. Она же аккуратно подхватила его на руки.
– Вот, Чап, смотри, какой славный львенок у меня получился, – как бы показывая коту свое творение, говорила женщина. – Надеюсь, игрушка понравится нашему озорнику и он, наконец, перестанет таскать тебя за хвост.
Кот дотянулся до носика львенка и легонько лизнул его.
– Чап! Осторожнее! Не испорти!– опасаясь за игрушку, встревожилась женщина.
Она посадила кота рядом с собой и принялась убираться на своем рабочем месте, подбирая лоскутки ткани. Чтобы львенок не загрязнился, женщина поставила его на краешек беседки. Быстро справившись с уборкой, она со спокойной душой отправилась домой, потому что время было уже за полночь и ей хотелось спать. За ней отправился и Чап, всячески ластясь к ногам хозяйки мягким бочком.
– Ладно-ладно, подлиза, я знаю твои уловки. Бегом в дом.
Женщина пропустила вперед кота и вошла следом, закрывая дверь. И дом, и сад погрузились в умиротворяющую тишину. Лишь сверчки иногда стрекотали и нарушали покой. Вот теперь абсолютно все и везде было спокойно… Или нет?
***
Старая деревянная беседка. Ее уже много лет обвивал кудрявый виноград, ниспадая с крыши вниз, дотягиваясь до краев бортика. На одном из них, сейчас, этой ночью, мирно сидел маленький пушистый львенок и, как ни странно, с интересом разглядывал пространство вокруг себя. Его небольшие глаза-бусинки еле сверкали в темноте, изучая каждую мелочь. Ведь его сшили совсем недавно, он был новеньким и ничего здесь не знал. Он начал чувствовать и видеть только после того, как его нос лизнуло что-то мокрое. Львенок смог разглядеть свою хозяйку, у которой так долго вертелся в руках. Сейчас он сидел и рассматривал все чудеса, происходившие с ним в этот момент. Ветер легонько колыхал лозы винограда, играя с его листьями. Из крана трубы за беседкой звонко капала вода. Но потом львенок увидел нечто потрясающее. Маленькое чудо летело, все такое разноцветное, яркое, легкое. Прекрасная бабочка села прямо на плюшевое ушко львенка и замерла. Ему очень нравилось здесь. Так красиво и интересно было в этой маленькой беседке. Вдруг из-за туч начала появляться луна. Она горела в небе, словно фонарь и ее свет лился на сад. Львенок залюбовался этим чудом. Плененный серо-желтым сиянием лунного диска, он считал, что видит нечто невообразимое. Неожиданно что-то упорно начало толкать его с бортика беседки. Бабочка улетела, а львенок не понимал, что происходит, он ничего не видел рядом с собой. Его отчаянно и очень сильно толкали в бок, а он ничего не мог поделать. Последний толчок был таким мощным, что львенок не смог удержаться на краю беседки и полетел вниз, в заросли витиеватого растения. Что именно произошло – осталось для него загадкой.
***
В это время в другой части сада.
«Ну, где же этот мелкий проказник?» – не переставая вертелось в голове Лиль. Она уже ни один час искала своего младшего брата чуть ли ни под каждым листиком Адаса. Ей порой надоедало приглядывать за вечно не слушным, чересчур озорным Енилем. Он не желал смириться с опекой старшей сестры и постоянно норовил удрать от нее. Сама Лиль, может быть, и была этому рада, но она все же любила своего непоседливого брата и не хотела, чтобы он попал в неприятности.
Отодвигая то лист земляники, то лист смородины, Лиль безнадежно продолжала поиски. Она знала, что далеко этот плутишка не уйдет, побоится. Лиль наклонила голову и увидела под ногами вытянутые семечки из плода здешнего растения. Вдруг ей в голову пришла отличная догадка. Она вспомнила о виноградных горках. По огромным листьям винограда всегда было весело кататься, а Енилю это очень нравилось, поэтому Лиль и подумала, что он наверняка пошел к большим лозам.
– Ааа!
Лиль мгновенно обернулась на крик. Это был голос Ениля. Она сорвалась с места и побежала к виноградным горкам. Перепрыгивая через ветки и ягоды, она неслась к местному аттракциону. В ее голове пронеслись кучи мыслей от самых ужасных до просто смешных. Но одно она поняла точно–это то, что она запрет непослушного братца дома, а перед этим спустит его с высочайшей виноградной горки: будет знать, как портить растения. Выбежав на полянку рядом с горками, Лиль увидела Ениля, живого и невредимого. Он сидел на траве так спокойно, как будто и не кричал пару минут назад.
– Ениль! Ты что тут расселся? Я ищу тебя, а ты тут кричишь неподалеку. Ты хоть можешь понять, что мне надоело гоняться за тобой по всему Адасу...
– Я споткнулся, – перебил ее брат.
– Ты что? Споткнулся? И из-за этого надо было кричать?
– Я споткнулся об это, – дрожащим голосом произнес Ениль, указывая на что-то длинное и круглое рядом с ним.
Лиль оглянулась и интуитивно заслонила собой брата. Она пыталась осмотреть этот непонятный объект. Приглядевшись получше, ее глаза увидели мохнатую кисточку и очертания хвоста.
***
Львенок лежал на земле в зарослях густой травы. Он ушибся при падении, но боли не чувствовал благодаря толстому плюшевому меху. Вокруг все стало темным.Большой фонарь в небе исчез, и теперь ничего не было видно. Как-то похолодало, и от земли пахло сыростью. Львенок так и лежал, не поднимаясь, прислушиваясь к тишине. Вдруг на его хвост свалилось что-то маленькое. Видимо, споткнулось. Раздался крик, и вновь все стихло, а через несколько минут стали разговаривать уже двое. Львенок решил, что, может быть, эти кто-то за его спиной помогут ему вернуться в свою беседку.Он осторожно повернулся к ним, после чего вновь раздался крик, да такой, что львенок сам испугался и втянул шею в плечи. Он видел лишь небольшие очертания фигур рядом с собой, но неожиданно свет луны пролился на них и они стали ясно видны. Львенок разглядел перед собой двух маленьких человечков, не больше виноградного листа, но меньше, чем он сам. Они уже немного успокоились и не боялись его, хотя тревога отражалась на их лицах. Львенок с интересом разглядывал необычных существ. Это были девушка и маленький мальчик. У обоих были русые волосы, и кажется, зеленые глаза. Одежда не четко различалась во тьме.
– Кто ты такой? – неожиданно спросила девушка.
– Я не знаю, – ответил львенок. Он и правда этого не знал.
– Как ты здесь оказался?
– Я сидел там, наверху, в своей беседке, а потом что-то вытолкнуло меня оттуда и я свалился сюда, потом пришли вы и начали кричать…
– Это странно. Ты никогда не бывал здесь, внизу?
– Нет, я только сегодня смог увидеть этот мир.
– Тогда тебе наверняка понадобится наша помощь,–уже с улыбкой произнесла девушка.–Меня зовут Лиль, а это мой брат Ениль.
– Привет. Извини, что упал на твой хвост,–негромко отозвался Ениль, выглядывая из-за спины сестры.
– Вы поможете мне вернуться обратно в беседку?
– Возможно, мы найдем какой-нибудь способ. Я уверена, наш дядя сможет помочь тебе. А как тебя зовут?
– Этого я тоже не знаю.
– Лиль, он ведь похож на львенка, – почему-то немного шепотом говорил Ениль.
Девушка внимательно всмотрелась во внезапного гостя и правда разглядела пушистую гриву и хвост кисточкой.
– Итак, ты действительно львенок,–с умным видом произнесла Лиль.–Ты согласен идти с нами?
– Но куда?
– К нашему дяде, он король Адаса.
– Что такое Адас?
– Это все вокруг тебя. Каждая травинка, ягода на кустарнике, листья на деревьях, вода в ручье и лужах…–развеселилась Лиль.
– Виноградные горки, гороховые качели, капустные пещеры, – ликовал Ениль, пританцовывая рядом с сестрой.
Львенку понравились эти веселые человечки, и он решил согласиться пойти с ними.
– Я пойду с вами.
– Отлично, тогда не будем ждать, иди вперед,– подтолкнула Лиль львенка сзади.
Он поднялся и немного неуклюже зашагал вперед. Львенок подошел к Енилю и тот погладил его, убеждаясь, что он совсем не опасен. Лиль стояла позади от того места где сидел львенок и только сейчас ее взгляд упал на следы. Она присела и начала рассматривать их более внимательно. На одном из отпечатков с лапы львенка Лиль заметила странные вмятины прямо посередине. Девушка хотела окликнуть своих спутников, но они уже немного отдалились от нее. Она стала расхаживать вокруг слепка, пытаясь прочитать надпись, но ей это никак не удавалось. Присев очередной раз Лиль случайно выронила свое зеркальце. Оно упало не прямо, а немного прислонилось к небольшому камню. Собираясь поднять его, она увидела отражения букв с отпечатка. Лиль, наконец, смогла прочитать надпись с помощью зеркала. Поняв, что это за слово, она ринулась догонять львенка и брата.
– Ениль, – прокричала девушка.–Остановитесь.
– Что случилось? – спросил мальчик у запыхавшейся сестры.
– Я узнала, как тебя зовут, – обратилась девушка к львенку.–Тебя зовут Рокки.
– Откуда ты знаешь? – спросил Ениль.
– У него написано это на задней лапе, смотри.
Лиль подошла к львенку и немного приподняла его лапу на подушечке, которой было вышито «Рокки». Львенок стал разглядывать свою лапу, надпись он видел впервые.
– Значит, теперь у меня есть имя, как и у вас, – обрадовался Рокки.
– Да, а то постоянно звать тебя «львенком» как-то совсем неправильно, – рассмеялись брат с сестрой.
– Спасибо, что помогла узнать мое имя,- поблагодарил львенок.
– Не за что. А теперь идем, иначе нас, правда, начнут искать.
– А куда мы точно идем? – поинтересовался Рокки.
– Наш дядя ТриольБульдоль сегодня гостит в Стручкфурте, это небольшое поселение гороховых земледельцев, которые обеспечивают весь Адас своим натуральным продовольствием, за их счет кормится все королевство. Сегодня они устраивают праздник в честь приезда нашего дяди. Их селение недалеко отсюда и мы быстро дойдем, – закончила рассказ Лиль.
Рокки шел рядом с братом и сестрой, но внезапно его внимание привлекло какое-то яркое свечение вблизи зарослей травы. Он немного отстал от Лиль и Ениля, и решил посмотреть,что же там такое. Львенок подошел ближе и отодвинул лист, загородивший ему обзор. На небольшой ветке дерева, свернувшись в спираль,лежала неоново-зеленая гусеница вся расписанная красным узором, будто татуировкой. Это от нее лился такой яркий свет. Львенок с любопытством смотрел на непонятное ему существо. «Может попросить ее раскрутиться» – подумал Рокки. В ту же минуту гусеница, как бы по желанию львенка, сама начала выпутываться из спирали. Рокки с удивлением наблюдал, как выполняются его мысли, ему это явно нравилось. «А может теперь она подползет к той ягоде и съест ее» – снова подумал львенок. И в этот раз гусеница будто выполнила его указания. Она и вправду не спеша доползла до ветки со смородиной и съела одну из ягод, незамечая львенка. Рокки это откровенно развеселило. «А сейчас надо бы и ко мне подползти» – решил он. Гусеница вновь все покорно исполнила и направилась прямо к львенку.
– Я понимаю, что это может быть смешно, но может, хватит мне приказывать? – потребовала гусеница.
Львенок опешил. Он никак не ожидал такого.
– Но как вы могли это знать? Я ведь только думал об этом.
– Мысли вслух надо держать под контролем. Ты не только думал, но и говорил, и мне это порядком надоело – надулась гусеница и стала светить еще ярче.
– А почему вы светитесь?- поинтересовался Рокки.
– Лампочек переел. Что за глупые вопросы? Я же не спрашиваю, почему у тебя есть грива.
– Не злись на него, Элфирт, он здесь новенький и ничего не знает, – вышла из зарослей Лиль.
– Мы подумали, что ты потерялся, забрался куда-то, а ты тут, встретил старика Элфирта, – обрадовался показавшийся вслед за сестрой Ениль.
Львенок немного смутился и наверняка покраснел, но темнота не выдала его. Хотя это все же заметила гусеница.
– Так ты принял меня за мадемуазель? – кряхтя, смеялся Элфирт. – Что ж если я гусеница, надо сразу меня в девочки записывать?
– Извините, я не хотел вас обидеть, – еще сильнее застеснялсяРокки.
– А малый неплох, даже покомандовал мной, – смеясь,обращался Элфиртк Лиль с Енилем. Те рассмеялись в ответ.
– Вы немного странная гусеница, – отошел от смущения львенок.
– Зато мне очень весело, ха-ха. Итак, я готов отправиться с вами, – развеселился Элфирт.
– Но мы даже не сказали, куда идем, – смеялась Лиль.
– Да это и неважно, главное – путешествовать.
Гусеница подползла к кусту смородины и достала из-под листа шапку, которую надела на голову. Головной убор был похож на зонтик, только вместо ручки вставлена лента по окружности. Сектора зонтика были раскрашены в разные цвета.
– Зачем вам эта странная шапка? – удивился Рокки.
Элфирт ничего не услышал, а лишь потянулся за очередной ягодой смородины.
– Рокки, он уже ел эти ягода? – спросила Лиль.
– Да, когда я пришел сюда.
Лиль быстро подбежала к гусенице и отобрала большую черную смородину из ее лапок.
– Элфирт, ты же знаешь, тебе нельзя есть много смородиновой закваски.
– Да все со мной хорошо, – поправляя причудливую шляпу, икал Элфирт.
– Этот ненормальный никогда не сможет остановиться, - обреченно говорил Ениль Рокки. – Когда он съедает вот такие большие смородиновые закваски, то становится совсем чокнутым. А эта шляпа – приз, который он выиграл на фестивале поедания ягод. Теперь Элфирт одевает ее всякий раз, когда хочется объестся.
Рокки с трудом понимал странное поведение своего нового знакомого, но этот причудливый старичок явно ему нравился. Он наблюдал, как Лиль не дает Элфирту смородину и, отделавшись от нее, ведет гусеницу обратно, подальше от искушения.
– Ребята, ну чего вы стоите? – обратился Элфирт к Енилю и Рокки. – Мы идем или нет? Вечно вас молодежь надо ждать.
– Пошли, пошли, Элфирт, – подталкивала его Лиль, тихонько смеясь и поглядывая на брата с львенком.
Все вчетвером отправились самой короткой дорогой до Стручкфурта. Усталость сказывалась на каждом, и всем хотелось отдохнуть. Особенно много потрясений случилось с маленьким львенком, который ничего не знал в этом мире, но уже успел его полюбить.
***
На входе в поселение стояли небольшие витиеватые ворота из прочных виноградных усиков. Изгородь была совсем не высокой, но сплетение частей гороховых стручков обеспечивало неплохое укрепление.На верху, в маленьких камешках, горели огоньки, переливаясь желтым и зеленым цветами.
Пройдя на территорию самого поселения, Рокки с интересом разглядывал небольшой Стручкфурт. Вокруг росли непонятные низковатые деревца, а между ними были, будто растянуты, огромные гороховые стручки. Только в них не было горошин. Львенка окружали дома маленьких земледельцев-стручкфуртян. В каждом таком жилище горел свет, и кто-то находился там, внутри. Все эти дома как бы парили в воздухе, потому что висели на двух деревьях, словно летние гамаки.
Вся компания не спеша двигалась в центр поселения, где проходил праздник и откуда доносились звуки музыки и возгласы веселья.
– Как тебе Стручкфурт, Рокки? – поинтересовалась Лиль.
Львенок смотрел на все вокруг стараясь разглядеть каждую деталь и ничего не забыть. Он еще никогда не видел чего-то подобного.
– Здесь так необычно, – отошел от раздумий львенок.
– Да это что, всего лишь жилой квартал, – засмеялась Лиль. – Скоро ты увидишь главную достопримечательность этого поселения, его гордость. Ах, да мы уже пришли.
Четверка стояла напротив огромных листьев лопухов. Старина Элфирт сильно устал, он не привык к таким быстрым походам. Гусеница немного облокотилась на пушистую лапу львенка и тяжело дышала, обмахиваясь своей странной шляпой. Лиль и Ениль лихо подбежали к зеленым листьям.
– Итак, добро пожаловать в Виндмил, – задорно крикнули брат с сестрой и распахнули листья лопухов.
Львенка ослепил яркий свет, но, моргнув пару раз, он смог увидеть прямо перед собой огромную площадь с большим шатром в самом центре. На холме возвышалась ветряная мельница, а на лопастях ее крыльев горели разноцветные прожекторы, которые освещали всю площадь. Повсюду бегали маленькие стручкфуртяне. Рокки никак не удавалось разглядеть их внимательнее – они слишком быстро танцевали и разбегались в разные стороны.
Вся компания с усилиями добралась до шатра, и львенок увидел множество музыкантов, которые задорно играли веселую музыку. В центре, под навесом, находилась большая площадка для танцев, которая пока пустовала. Львенок шагал осторожнее, стараясь не задеть маленьких жителей поселения, но они порой сами на лету врезались в его пушистый мех. На мгновение Рокки потерял из виду своих друзей, но тут же увидел перед собой внезапно появившуюся Лиль, которая настойчиво повела его к другому концу площадки, пробираясь через толпу.
На плетеном, чуть корявом троне сидел давний властитель этих земель, а по совместительству – дядя Лиль и Ениля, знатный воин Иллирин, король Адаса Триоль Бульдоль. Тяжеловатый на вид, грузный мужчина вовсю хохотал с Элфиртом, который рассказывал ему веселую шутку. Старость уже коснулась лица Триоля проседью на темно-рыжих волосах и сеточкой морщин вокруг зеленых глаз.
– Здравствуй, дядя, – улыбалась Лиль.
– О, моя дорогая Лильниэлла, ты совсем не изменилась, как всегда любишь подкрадываться потихоньку. А ты,Ениль, кажется, подрос, но наверняка все так же не даешь покоя сестре, – обнимал племянников Триоль. – А кто же это?
Львенок с любопытством разглядывал все вокруг. Столько красок, музыки, везде кутерьма. Рокки переполняли чувства восторга от этого места. Он уже ничего не боялся, ему нравилось здесь.
– Дядя, мы нашли его возле виноградных горок… – начал Ениль.
– Да, когда ты снова удрал от меня и чуть не попал в переделку… – поддакивала Лиль.
– Ребята, перестаньте. Я бы хотел сам поговорить с этим незнакомцем.
Лиль подвела львенка ближе к королю. Он уже перестал озираться по сторонам и внимательно смотрел на Триоля.
– Итак, кто же ты?
– Меня зовут Рокки. Я львенок, который свалился из беседки вблизи этих, как их там, виноградных горок, хотя я плохо понимаю, что это такое.
– Ага, а ты знаешь, почему ты вообще появился в этом мире?
– Я надеюсь, вряд ли случайно.
– О, конечно же, нет. Случайности не бывают случайны, – улыбался Триоль. – Но наш мир не для тебя, верно?
– Да, я не такой как вы. Меня сшили этой ночью, я всего лишь простая игрушка, которая попала непонятно куда, не знает для чего и как ей вернуться назад.
– Сир, у нас все готово. –обратился паж к Триолю.
– Не расстраивайся, мой юный друг, я постараюсь помочь тебе, а сейчас передохни немного и посмотри, как веселится этот народец.
Лопасть крыльев ветряной мельницы повернулась и перестала светить на площадь. Вокруг стало темно. Из середины подвешенного шатра свисал большой яркий прожектор и освещал лишь маленький кружок пространства под собой. Послышалась приятная, звонкая мелодия и раздался мелодичный женский голос. Девушка медленно вышла из темноты в единственное светлое пятно на площадке. Она была похожа на небольшой аккуратный стручок с горошинками. На плечи спадала копна огненно-рыжих волос, обрамляя круглое личико. Талию плотно облегал корсет. Девушка пела на непонятном языке, но ее голос мягко разливался по всей площади.
Внезапно крыло мельницы снова повернулось и все вокруг озарилось ярким светом. На смену тихой и скромной музыке пришла более динамичная и стремительная. Девушка, которая пела, стояла уже не одна. Вокруг нее собралось много стручкфуртян, которые начали весело отплясывать и отбивать чечётку. С очередным поворотом музыки в центре площадки появились та же девушка и юноша, которые танцевали вдвоем.
Рокки с улыбкой сидел рядом с троном на мягкой зеленой подушке и немного постукивал плюшевой лапой в такт музыки. Он все еще думал о своем появлении в этом мире. Львенок надеялся, что теперь, когда он добрался до короля, Триоль поможет ему все выяснить и вернуться в беседку.
– Рокки, в нашем мире каждому предначертана одна главная загадка всей жизни. Поняв ее, ты сможешь понять, кто ты сам и зачем ты здесь, – обратился Триоль к львенку.
Король взял оранжевый мандарин из целой горки возле трона.
– Одна загадка, – указал он на фрукт, – может скрывать в себе много других, – очищая, говорил Триоль. – Но, только съев каждую дольку по отдельности, можно ощутить вкус всего мандарина.
– Я не понимаю…
– Ох, все начинается с малого. Ведь ты уже узнал, что ты львенок и тебя зовут Рокки, а никак иначе. Сидя у себя в беседке, ты не знал бы и этого. Поэтому твое появление в нашем мире совсем не случайно. Я думаю, у меня найдется легенда, которая станет важной для тебя. Когда-то давно, до существования поселения, здесь жил мельник Иллирин и было у него три дочери: Иоланта, Бриаль и Ниаль. Иоланта была намного старше своих сестер-близняшек и пыталась всячески оберегать их. УБриаль и Ниальбыли длинные, прямые волосы, доходившие до пят, чем девочки очень гордились. И вот как-то раз гуляла Иоланта со своими сестрами у реки, что была недалеко от мельницы. Бриаль и Ниаль взобрались на обрыв, нависший над рекой, где росло одинокое дерево и стали играть там. Неожиданно ветер закружил вокруг реки, облака почернели, и пошел дождь. Иоланта поспешила на обрыв забрать сестер. Только она успела отвести от края Бриаль, как молния ударила в мокрую землю недалеко от Ниаль. Кусок обрыва свалился в реку. Иоланта бросилась к краю спасать сестру, но вытащив ее, сама оступилась и оказалась на волосок от гибели, держась за корни дерева. Старшая сестра просила близняшек помочь ей и спустить свои длинные волосы, чтобы ухватиться за них. Но гордыня за свою красоту полностью затмила разум девочек и они не стали помогать старшей сестре. В тот же миг Иоланта сорвалась с обрыва, и ее тело унесла быстрая река, а в одинокое дерево снова ударила яркая молния и две сестры-близняшки исчезли. Опечаленный отец не смог выдержать своего горя и в память о девочках оставил только три лопасти крыльев на мельнице вместо четырех, а сам отправился в дальние страны, тая надежду хоть что-то узнать о своих дочерях. Из мельника он превратился в храброго воина и одинокого странника. Но это уже совсем другая история.
– Так что же стало с Бриаль и Ниаль?
– По преданию, их забрало небо и заставило вечно служить путеводителем для заблудших душ. Так появилась радуга, а девочки стали радумгильдами. Вот такая история, – закончил Триоль.
– Ты думаешь, что они смогут помочь Рокки? – спросила Лиль, которая вновь появилась, будто из воздуха.
– Хм, я очень на это надеюсь. Хотя это было так давно. Но я думаю вам все равно нужно попробовать отыскать их. Вы должны отправляться в путь как можно скорее, ночь, к сожалению, вещь короткая.
– Триоль, ты же знаешь этих девчонок трудно найти и еще труднее упросить рассказать что-то, – вмешался в разговор Элфирт. – Они ничего не скажут просто так.
– Вы сможете найти их у реки. Элфирт поможет вам собраться в дорогу. Рокки, Лиль по пути расскажет тебе подробнее о радумгильдах. Ты расспросишь их о своем появлении здесь и о том, как тебе вернуться в беседку, – наставлял Триоль.
– Дядя, а как же Ениль?
– Он останется со мной, а ты отправишься с Рокки. Этого проказника надо держать дома. Не беспокойся за него, Элфирт пока в состоянии приглядеть за твоим братцем.
– Эй?! – возмутился Элфирт.
– Не ворчи, старина. Тебе давно пора бросить жевать смородиновые закваски, а с Енилем ты точно скучать не будешь, – рассмеялся Триоль.
– А вы не сможете пойти с нами? – поинтересовался Рокки.
– Нет, мой юный друг. Свои загадки я давно разгадал и на веку слышал немало судьбоносных легенд. Это твой путь, и я верю, что ты сможешь пройти его сам, ведь ты забрался уже так далеко в наш мир. Помни о мандаринчиках.

Поделиться: