Тусклое, еле освещаемое помещение, облезлые стены, разбитые окна и тлетворно-сладкий запах свежего или уже подгнившего... мяса. Несколько рядов с лотками вырезки, вечно зазывающие торгаши. Обычный рынок - свинина, говядина. Другое либо уже съели подчистую, либо опасно ловить. Не люблю ходить по здешнему базару. Одно зловонье от тухлятины, хотя больше раздражает противное желание продать все это. Но в наше время выбирать не приходится. Хочешь жить – умей вертеться, а точнее жрать, что попало. Правда, некоторые "сливки" нынешнего общества до сих пор набивают свои животы элитной снедью. Привыкли жить на широкую ногу, ублюдки.
После вспышек вируса прошло лет 20. Мир понемногу пришел в себя, хотя напряжение осталось. Люди вернулись в города, но появились резервации, куда лучше было не соваться. Сами понимаете, от укуса зомби еще никто счастливым не стал. Но находились такие сорвиголовы, которые лезли на зараженные территории. Все ради денег этих "спасителей нашего мира", лидеров с набитыми мешками из "Триниста". Это международная компания, которая проводила эвакуацию людей, ставшая впоследствии диктатором всего мира. К сожалению, прислужником этих людей был и я - Роттен Миэт. Мой отец работал мясником. Он погиб еще в первую трехлетку вирусной активности. Я продолжил его дело и теперь зарабатываю на кусок хлеба в элитном ресторане нашего города "Фортун Лейк". Моя специализация - это ублажение вкусов гостей из "Триниста". А аппетит у них диковат. Даже слишком.
Незаметно для всех зевак на рынке, проскальзываю в неприметную дверцу возле дальней стены. Аппарат сверяет мою сетчатку глаза и, выдав карточку с номером Z-3, открывает следующую дверь. На подпольный рынок Тендерлоин пускают далеко не всех. Да и мало кто хочет оказаться в этом месте. Один запашок разлагающихся зомби чего стоит, а тут настоящая лавка серийного убийцы. Теперь мясо зомби считается деликатесом и стоит баснословных денег. Многие люди платят бешеные суммы, чтобы отведать в ресторанах мертвичинки и пощекотать себе нервы.
Я проходил между длинных прилавков с руками, ногами и другими составляющими человеческого организма. Настоящий конструктор. Как правило, разделывали все тело. Конечности рубили по суставам, вынимали внутренние органы. Все это протирали влажной тряпкой, чтоб не было кровоподтеков, но серое трупное мясо все равно выглядело мерзко. Больше всего меня забавляли выставленные головы. Глазные яблоки выковыривали и продавали отдельно, но для привлечения покупателей эти придурошные торгаши причесывали на затылках зомби оставшиеся волосы. И каждый раз какой-то псих делал на одной из голов то хвостики, то косички с разными резинками и заколками. Хорошо хоть не пудрил. Я даже специально проходил мимо этого прилавка, чтоб посмотреть на новое творение. Что поделаешь, каждый сходит с ума по-своему. Я осматривал лотки с вырезками, филе. Все это ширпотреб уже не первой свежести (хотя как мясо зомби может быть вообще свежими). Некоторые части тел или внутренние органы неплохо сохранялись на момент разделки. Но для меня интерес представляли эксклюзивные товары, как например, сердце, которое редко появлялось на прилавках. Его было трудно вырезать из-за затвердевших вен и загустевшей крови, которая напоминала болотную жижу, поэтому никто не брался за это муторное дело. Я всего пару раз видел здесь легкие. После попадания вируса в тело органы дыхания деформировались и либо темнели, покрываясь желеобразной слизью, либо превращались в сыпучую труху, либо оставались лишь бронхи на трахеи и альвеолярные пузыри без всякой мякоти. Выбор легких зависел от того, что вы хотите приготовить. На рынке быстрее всего расходились руки, ноги и части торса. Их продавали дешево, поэтому свежевание приходилось делать самому покупателю. То, что не успевали продавать или не покупали, обливали кислотой и сжигали по ночам в маленьком крематории на задворках рынка. Весь товар привозили в Тендерлоин за пару дней до торгов, поэтому расчлененные части зомби уже попахивали гнильцой. За время работы я хорошо научился разбирать свежесть этого мяса не только по виду, но и по запаху, поэтому все, что лежало на прилавках не имело ценности для меня. Так, вкусности для среднего класса. Элите подавай чего получше, чем эти отбросы. Для этого и устраивался аукцион ОфэлРемэйн.
Если в Тендерлоин попадали немногие, то на Аукцион приглашались единицы. Раз в неделю проводились торги, а на продажу выставлялся живой зомби. То есть не частями как на рынке, а настоящая тварь готовая сожрать тебя в любую минуту. Именно своей живостью они и были ценны. Все это скопище, как и сам подпольный рынок, запрещались законом, но правительству приносило это достаточно выгоды, чтобы закрывать глаза на творившуюся здесь вакханалию. ОфэлРемэйн проходил в специальном помещении. В центре зала находилась освещаемая сцена, где выставляли зомби в клетке или прикованного к полу цепями. Полукругом располагались закрытые, с застекленной стеной комнаты покупателей. Их было не видно, но они могли видеть все. Обычно покупатели - это личные повара важных особ или работники ресторанов, такие как я. Каждому участнику аукциона выдавалась карточка с номером. Это был его код на момент торгов. Во всех комнатах стоял счетчик, куда вносилась предлагаемая сумма за товар.
Я уже подходил к входу на аукцион, как чья-то рука коснулась моего плеча.
-Роттен Миэт. Не думал тебя сегодня здесь увидеть. Какого черта ты тут?
Это был Расти Хукс. Он работал на одну шишку из совета директоров "Триниста". Лично поставлял ему провизию и готовил. Мерзкий тип. Никогда не доверял ему, но Хукс был единственным из покупателей, которого я знал и вообще видел. Он давно привык к новому миру и то, что обычные, здоровые люди едят мясо зомби, не было для него омерзительным. Этот гад был настоящим живодером, и все свои человеческие качества он потерял задолго до заражения.
-Я думал, у тебя еще остались запасы, - сказал Расти.
-Не твое собачье дело, что и где у меня осталось.
-А, так мяско уже начинает подгнивать. Смотри, не закорми клиентов формалином, - оскалился Расти.
Язвит, придурок. Таких как Хукс надо было первыми скормить этим тварям.
-Заткнись, Расти. Присматривай лучше за своим товаром, чтоб твой засранец из "Триниста" не подавился.
-Следи за языком, Роттен, а то может скоро тебя придется купать в формалине, - хищно улыбнулся Расти и пошел к своей комнате.
Я не стал предавать значения словам этого психа. Но в нашем деле, правда, не одобрялось использование формалина. Он давал привкус медикаментов, поэтому его использовали в крайних случаях или по желанию клиента. Перед началом аукциона я решил заглянуть к хозяину этого дикого места. Шин Пакпао, конечно, был подставным лицом, шестеркой, которой прикрывались для удобства, но он только прикидывался тупеньким, непонимающим корейцем, а на самом деле вел двойную игру.
Я немного приоткрыл дверь в его кабинет.
-Лоттен-хён, как я лад вас видеть, - шепелявил Шин. От его натянутой улыбки тут же стало противно.
-И тебе не хворать.
-Какими сутьпами ко мне? Вам сто-то нузно? - мямлил кореец, прикрывая руками бумаги на столе.
-Какой сегодня товар?
-Лоттен-хён, вы зе знаете, сто вся инфолмация есть в васих буклетах в комнатах. У нас всекта холосий товал...
-Ты знаешь, что мне нужно лучшее. Я не хочу тратить свое время зря. Гнилья хватает и на рынке, - перебил я его.
-Но, Лоттен-хён...
-Скажи по-хорошему или я сделаю так, что никто не купит у тебя эту тварь, - огрызнулся я.
Дверь за мной скрипнула, и в кабинет заглянул прихвостень Пакпао.
-Хозяин, к вам плишли, - пропищал парнишка.
-Плостите, Лоттен-хён, дела-дела, - выпалил кореец и, схватив бумажки, выбежал из кабинета.
Черт возьми! Мне были нужны нормальные сведения о товаре, а не тот бред, что пишут в буклетах для этих неопытных идиотов в комнатах. Озлобленный, я вышел из кабинета и, подойдя к двери напротив, сунул в электронный замок карточку. Войдя, я уселся в кресло напротив стеклянной стены и принялся читать буклет, на сцене ничего еще не происходило, занавес, тусклый свет.
Итак, первая графа "Пол: женщина".
Уже хорошо. У женских особей мясо тоньше и нежнее. Его можно без усилий прокрутить в мясорубке и сделать зомбштекс под острым соусом с гарниром. Филейные части легче разрезать, поэтому в них надрезают карман на половину куска, а затем фаршируют его отваренными крупами с пряностями.
Следующие пункты "Возраст: 30-35 лет", "Срок заражения: 5-10 лет", "Опасность вируса: минимальна".
Каждый раз зомби проверяют на то, насколько вирус в нем представляет угрозу. Для нас, кто возиться с этой тушкой вероятность заразиться достаточно велика, а графа про опасность - это степень вероятности заражения клиента при употреблении мяса. Смотрю на другие пункты. Весьма неплохо. Организм полностью сформирован. С таким сроком заражения внутренности стали гораздо мягче, но еще не превратились в кровавое месиво, поэтому можно промыть отрезанный желудок и утрамбовать в него куски мяса с торса, овощи, травы, залить вином, а затем тушить и коптить. Думаю, выйдет очень недурно.
И последний "Территория: южные резервации".
Совсем отлично. Из-за воздействия вируса и ужасной жары, кости у таких зомби становятся слишком размягченными, но при определенной обработке из них получаются хорошие десерты. Кальций в костях вымывается не до конца, и придает блюду сладковатый привкус.
Осталось проверить это все на практике. В буклетах писали поверхностную информацию, поэтому я хотел сам увидеть товар. Мой многолетний опыт не раз выручал меня на торгах. В нашем мире никому нельзя доверять. Рассчитывать я мог лишь на свои возможности.
-Уважаемые покупатели! Торги начинаются, - прозвучал голос из динамиков.
Занавес приподнялся и на сцене, залитой светом, прикованная цепями к полу, дергалась в конвульсиях женщина-зомби. Она пыталась вырваться, но наручники только сильнее прорезали ее кожу на запястьях. Гортанный рык и оглушительный вой заполнили все помещение. Кто-то уже начал делать ставки, голос из динамиков повторял все новые цифры. Но я не спешил. Я пытался разглядеть кожу зомбячки. Сероватая, с легким коричневым оттенком, шелушиться, и лопается в некоторых местах. Что ж, она точно из южных резерваций. На пальцах рук и ног ногти давно сошли и вместо них образовались рубцы мякоти. Волосы на голове еще остались, но уже скоро начнется процесс выпадения. Женщина была заражена около 7 лет назад. Я наблюдал, как она изо всех сил пыталась вырваться из оков, истошно крича. В ней еще билась энергия. Сжиженная кровь бежала по телу, разгоняя адреналин. Очень хороший товар. Но тут я заметил, что под ее истерзанной одеждой не было запекшихся рваных ран. Я тут же щелкнул по счетчику огромную сумму денег. Эти идиоты-покупатели не понимают, что без порезов на теле нужно меньше обрабатывать его химикатами, а значит и меньше тратить времени на разделку. Да и мне были нужны хорошие куски не израненной плоти. Из динамиков ударил гонг.
-Продано покупателю под номером Z-3. Уважаемые участники аукциона ОфэлРемэйн, просим вас оставаться на своих местах, через несколько минут начнется мастер-класс по разделке тела.
***
Мои руки в перчатках по локоть. Я стоял за кулисами и завязывал на спине пояски прорезиненного фартука. Когда-то отец учил меня, как правильно это делать. Мы были с ним настоящими друзьями. Как-то раз мы вместе разделывали свинью, и он объяснял, как и где нужно давить, отрезать, пережимать, чтобы кровь не хлестала прямо в лицо. Хоть разделка человеческого тела и имела свои отличия, но основная техника оставалась неизменной.
Занавес приподнялся, и я подошел к столу, на котором уже лежал мой закованный товар. Мертвячка рычала, брызгая слюной, и вырывалась. Я отодвинул ее веко - зрачки расширены, по белкам ползут красно-синий прожилки капилляров. Все хорошо, сгодятся для закусок. Осмотрев все тело, взял кусачки и поочередно обрезал ее пальцы на ногах по фалангам. Замариную их в уксусе. Зомбячка кричит и орет. Она вся перетянута ремнями, как больная в психлечебнице. Я подхожу к столу, где лежат разные ножи, щипцы, скальпели. Ухмыляюсь, прямо здравствуй, инквизиция средних веков. Я помню, как в детстве боялся и в то же время любил рассматривать эти страшные картинки, где людей сажали на кол, четвертовали и вспарывали им животы, вынимая кишки для всеобщего обозрения. Гоню от себя мысли прошло и выбираю следующий инструмент. Вернувшись к зомби, замечаю, что она как-то притихла, лежит смирно. Ее кисть крепко обхватывает мою руку, но без желания сломать. Она просто дотронулась как человек. Я не понимаю ее действий и смотрю в глаза. Из них куда-то исчезла звериная жажда убивать, они просто уставились на меня с ... испугом? Но это был лишь миг. Через мгновение глаза снова налились злобой, и зомбячка вцепилась в мой локоть гнилыми зубами. Я, быстро среагировав, резко вырвался из оков ее челюсти. Прыткая тварь оказалась! Осмотрев руку, не заметил никаких следов прокуса перчатки, только вдавленные следы от зубов. Вроде обошлось. Эта ошибка природы начала вырываться с новой силой, но я стянул жгуты на шее, руках и ногах крепче. Я вздохнул. Ничего уже нельзя вернуть. Битва за человеческие жизни давно проиграна. Я должен выполнять свою работу. На всякий случай обрезаю кусачками и пальцы рук. Крови почти нет. Она стала слишком густой, чтобы брызгать из ран. Зомбячка оставалась, если так можно сказать, пока жива. По организму еще циркулировали клетки вируса с эритроцитами, и именно это было самым важным. До момента смерти мясу необходимо впитать в себя как можно больше вирусных клеток. Из-за этого оно сохраняет в себе ту самую опасность заражения, которая так нравится моим чертовым клиентам. Взяв большой острый нож и разрезав плоть с сухожилиями во всех местах по суставам, я принялся отделять конечности от торса.
***
Наклонившись над раковиной, я торопливо умывался. Мне больше не хотелось находиться в этом гадком месте, где всюду меня преследовал трупный запах.
Я собирался убраться с ОфэлРемэйна, но, проходя мимо кабинета Шина Пакпао, услышал обрывки разговора.
-... ни черта ты не понимаешь! - басил голос.
-Но, мистел...
-Хватит мямлить и говори нормально!
Я никак не мог понять, что за ерунда там твориться.
-Мистер Хукс, вы же знаете, что я не могу дать вам эти сведения. Информация секретна, - еле слышно говорил Пакпао.
-Ты, что, придурок, не понял? - рычал Расти. - Все ваши уловки с зараженными зомби, там в Тендерлоине, не срабатывают. "Триниста" не справляется с ситуацией в стране. Людей слишком много, они могут поднять восстание, а если это случиться, то и ваш притон накроется медным тазом.
-Я не могу вам помочь, мистер Хукс.
-Что ж, тогда мне очень жаль, Шин, - хмыкнул Расти. - Твою руку. По столу рубануло что-то тяжелое, а кореец заорал во все горло.
-Какого черта, Хукс?! - крикнул Шин. - Вы отрубили мне кисть руки!
-Я тебе еще не только это отрублю, урод, - рыкнул Расти и кажется, схватил Пакпао. - И вообще, ты же знаешь, что я больше люблю медленно резать части тела, подвешенного на крюке. Кусок за куском.
-Чертов потрошитель! Ты совсем выжил из ума! - выл кореец.
-О, да, еще очень давно, а ты будешь...
Я не дослушал конца фразы. Меня начало мутить и странно шатало. Черт возьми, что еще со мной? Попытался сделать шаг, но тело не слушалось и, оступившись, я упал в обморок.
***
Что-то маячило наверху, прикрывая яркие лучи света. Все тело ныло от боли, будто меня весь день колотили молотком для отбивных.
-Очнись, кусок мяса, - кто-то бил меня по щекам.
Я хотел ответить, какого черта делает этот придурок, но неожиданно понял, что губы не разжимаются. Глаза тут же открылись. Я лежал на чем-то плоском, надо мной качался огромный ржавый крюк, руки и ноги в непонятных ремнях. Что за адская больница?
-Наконец-то пришел в себя, - прозвучал мужской голос.
Рядом со мной стоял Хукс. Опять этот псих. Надоел он мне сегодня за день. Я попытался сказать ему что-то, но вышло лишь мычание, а губы больно саднили. Мои глаза пытались рассмотреть рот, но тут в голове проскользнула мысль - он зашит. Я чувствовал привкус крови. Твою же! Что со мной сделал этот ублюдок?
-Не вырывайся, мой дорогой друг Роттен, - издевался Расти. - Скоро все закончится. Вирус уже проник в твой организм.
До этого я не замечал, что локоть правой руки сильно отек и ноющая боль отдавалась по всему телу. Секунду другую и реальность сложилась перед глазами - зомбячка все-таки прокусила перчатку, а заодно и руку. Я коснулся языком зубов, они превращались в заостренные клыки. Плохо дело. Черт возьми!
-Я нашел тебя у кабинета Пакпао, - объяснял Хукс. - Ты наверняка слышал наш разговор и поэтому я просто не мог оставить тебя там, да еще и с такой раной. Главы "Триниста" недовольны волнениями, которые начинаются в стране, а чтобы как-то усмирить людей их нужно напугать. Ты это знаешь не хуже меня. Старые ужасы гораздо страшнее новых. Поэтому совет директоров принял решение открыть резервации и сделать все возможное, чтобы мертвяки добрались до городов. Гениальная идея утихомирить людей.
Я не верил своим ушам. Они спасали нас от вируса, чтобы потом использовать его в нужный момент. Дьявольское отрепье! Силы уже оставляли меня, но последние капли жизни еще теплились в организме.
-Ну, а что касается тебя, Роттен, - говорил Хукс, опуская крюк ниже. В его глазах плясали бешеные огоньки безумия. - Ты и сам знаешь, как в наших кругах цениться свежее, только что зараженное мясо зомби, поэтому кричи погромче. Это мой рай, но твой ад.

2013

Поделиться: