Есть мир, в котором люди для подмоги
Создали роботов себе. В них жизнь вдохнула магия.
Казалось, все довольны. Но — нет! В одной из стран,
Где магию не чтили, считали делом грешным и постыдным,
Придуман разум был искусственный. Он тоже
Мог жизнь вдохнуть в металл – бездушный и пустой.

И началась война. Года, десятилетья кровавый бой не утихал.
Вот, наконец, признали маги пораженье. Ушли, исчезли,
Скрылись навсегда. А в странах — воцарился мир.
И люди счастливы. И им уже не важно, что власть сменилась.
Главное — покой.
И длится он уж семь десятков лет…
ГЛАВА 1

В мастерской воцарилась абсолютная тишина: даже дыхания находящихся здесь людей не было слышно. Словно кто-то взмахнул волшебной палочкой, и все замерли. Но не магия стала тому причиной, а вопрос. Вопрос, который заставил рыжеволосую девушку, на протяжении всего разговора чинившую механическую птичку, оторваться от работы и оглядеть собеседника.
Несмотря на дорогую одежду, в нем было слишком много от воина: бронзовая кожа, литые мускулы, которые угадывались под натянувшейся на плечах рубашкой. От старого шрама, пересекавшего правую щеку, осталась едва заметная белая линия, но неизвестно, сколько еще подобных отметин, появившихся во время гладиаторских боев с роботами, скрывала одежда.
Взгляды девушки и воина скрестились: ее зеленые глаза смотрели чуть насмешливо, а его карие — с нетерпением. Угнетающая тишина. Напряженное ожидание, кто сдастся первым.
— Так что скажете, ваше высочество? — повторил свой вопрос посланник.
Любого другого Тиа даже на порог не пустила бы, а вот его не только выслушала, но и задумалась, что ответить. Похоже, ее слабость не была тайной.
— А что тут сказать? — Девушка вытерла руки ветошью, скомкала ее и бросила обратно на рабочую поверхность. Кусок полотна приземлился точно в цель: на единственное свободное от инструментов и деталей место. — Лорд Израэл желает исправить ошибки прошлого? Но даже магия не всесильна. Что уж тогда говорить об обычном человеке?
— Ваше высочество, наступило время забыть прошлые обиды…
Она рассмеялась — горько, с надрывом — словно и не смех то был, а хриплый крик души, уставшей от боли и страданий.
— Обиды? Он это так называет? Однако.
Прежде чем посланник что-либо сказал, продолжила:
— Скажи-ка мне, Эрв, — Тиа решила не обращаться к нему столь же официально, как это делал он, — разве у меня нет повода обижаться?
Он молчал. А может, ему нечего ответить?
— Я не успела оплакать отца и привыкнуть к мысли, что стану следующей правительницей Тенарии, а меня поставили перед выбором: или отречение от престола в пользу сводного брата, или смерть. — Тиа умолкла. А когда поборола подступившие слезы, продолжила: — Как видишь, я выбрала жизнь. Словно могло быть иначе? — горько усмехнулась она. — А потом меня сослали сюда, в Сумрачные земли.
— Все-таки Боргус законный сын…
— А я лишь внебрачная дочь, — закончила за него Тиа.
— В то время это казалось правильным.
— А теперь вы хотите свергнуть короля. И десяти лет не прошло. Что, слишком высокие налоги?
— Разве вы не слышали, что я говорил?! — впервые в голосе посланника появились эмоции. — Пока возились непонятно с чем.
— Непонятно с чем? — переспросила Тиа и нахмурилась. — Разве не за этим, — она указала на стол, — тебя прислали?
Теперь уже Эрв нахмурился.
— Я не глупа и понимаю, что на самом деле желает получить лорд Израэл.
И вновь ни единого проблеска понимания. Или посланник умело скрывал правду, или на самом деле не знал, о чем речь.
Тиа решила проверить.
Вставив последнюю шестеренку в грудь птички, закрыла створку. Что ж, механическая игрушка готова. Осталось только подарить ей жизнь.
И это самая любимая часть процесса.
Обхватив птичку ладонями, Тиа закрыла глаза. Небольшое усилие — и перед мысленным взором появилось огненное озеро. Температура воздуха разом подскочила, и, казалось, что даже запахло серой.
Стоило мысленному двойнику зачерпнуть пылающую жидкость, и жар тут же заструился по телу. Металл под пальцами нагрелся — а в следующую секунду раздалось веселое чириканье. Тиа опустила руки: птичка встрепенулась и подпрыгнула, раз, другой, поджимая изящные ножки.
— Что за?..
Эрв ошеломленно смотрел на механическую птичку. Та, словно живая, чистила клювом перья. По крайней мере, пыталась это делать.
— Как это возможно?
Тиа ничего не ответила, лишь погладила нового питомца по голове.
— Без энергии? Без компьютера, который будет управлять роботом? Вы оживили птицу обычным прикосновением пальцев? — не унимался Эрв.
Она могла бы объяснить, что эта возможность черпать живительную энергию из колодца вечного огня — дар матери, который та получила от своих родителей. Но Тиа не стала этого делать. Когда семьдесят лет назад власть в Тенарии перешла в руки ученых-кибернетиков, оживлявших роботов с помощью заурядных микросхем, маги огня предпочли скрывать свои способности, не желая утратить свое положение, имущество, а порой и жизнь.
— Да, я все это могу, — кивнула Тиа. — Вот она, причина, по которой лорд Израэл так жаждет привлечь меня на свою сторону. Как видишь, дело вовсе не в стремлении восстановить былую несправедливость.
Она подошла к двойной деревянной двери и, распахнув одну створку, сказала:
— Ну же, малыш, лети! — Склонив головку на бок, птица смотрела на свою создательницу. — Лети! — повторила Тиа.
Птица расправила крылья и взлетела. А через мгновение ее и след простыл.
— Да, похоже, тебе не все сообщили, — усмехнулась Тиа, наблюдая, как Эрв безуспешно борется с удивлением. — Интересно, а чего еще ты не знаешь?
— Я генерал повстанческой армии и знаю все.
— Ну да! — недоверчиво хмыкнула Тиа.
— Не верите?
— Отчего же. Ты можешь считать себя кем угодно, но я-то знаю, что мы все пешки в руках лорда Израэла.
— Это не так. Мы боремся за справедливость, за народ.
— И ты готов пожертвовать собой?
— Да! — кивнул Эрв.
Тиа поверила. Он всегда был самоотверженным. Ее доблестный «рыцарь». Впрочем, совсем не ее.
Следовало проявить хоть толику серьезности, все-таки разговор шел о будущем, но так редко выпадает возможность подшутить. Да еще и над знаменитым Эрвином Крэгшоу, который завоевал сначала любовь народа на гладиаторской арене, а потом и уважение короля Тенарии за мудрые советы.
— Я так и думала. В противном случае ты бы не пришел сюда. Ко мне, — добавила она.
— Что вы имеете в виду? — нахмурился Эрв.
— Скажи, ты сразу согласился? Или тебя долго уговаривали?
— Да о чем вы говорите?!
— О том, чтобы выступить платой за мое согласие принять сторону лорда Израэла в грядущей битве.
Тиа внимательно наблюдала за Эрвом. Похоже, он никак не мог постигнуть смысл ее слов.
— Разве тебе не сказали сделать все, что я захочу? Пообещать мне все, и даже больше? — Она усмехнулась. — По глазам вижу, приказ был именно таков.
Она подошла к мужчине почти вплотную. Пришлось даже запрокинуть голову, чтобы поймать его взгляд, но Тиа хотела сполна насладиться реакций на свои слова.
— Знаешь, Эрв, я ведь любила тебя. Ты околдовал меня с самой первой встречи. — Но вдруг его ответ стал не таким уж важным. Былые чувства, борьба с ними, боль и страдание всколыхнулись в памяти, и она с горечью повторила: — Да, я любила тебя.
И даже то, что ей удалось сбить с ног великого Эрвина Крэгшоу, не в буквальном смысле, конечно, не принесло ни капли удовлетворения. Она развернулась и поспешила прочь.


ГЛАВА 2

Тиа вышла, а Эрв удивленно смотрел ей вслед. Она его любила? Не может быть?! И что значит это «любила»? Сейчас уже не любит? Желая узнать ответ, Эрв последовал за ней — и удивился еще больше: в громадном саду гуляли, спали, грелись на солнышке механические животные: птицы, кошка с котятами, собаки.
Эрв огляделся в поисках принцессы — увидев, направился к ней.
— Так ты меня любила?
И глазом не моргнув по поводу столь неожиданного перехода к неофициальному тону, Тиа ответила:
— Да, в другой жизни.
— Понятно, — Эрв отвел взгляд. — Что ж, хорошо.
— Хорошо? — переспросила она.
— Да. Значит, теперь ты не страдаешь.
— Да, — она кивнула. — А ты…
— Что? — поторопил ее Эрв.
— М-м-м, — произнесла Тиа, подыскивая правдоподобный вопрос. — Ты женат?
— Нет.
— А почему? — она не смогла сдержать любопытства.
— Так ли это важно сейчас? — пожал плечами Эрв.
«Конечно, важно!» — могла бы ответить она, но не успела, потому что он продолжил:
— Ваше высочество, вы можете вырваться отсюда. Вернуть прошлую жизнь. Стать спасительницей для собственного народа, обрести его любовь и преданность.
— Ты полагаешь, мне это нужно? — она склонила голову на бок.
— А в чем вы нуждаетесь? — Эрв ответил вопросом на вопрос. — Только скажите, и мы все уладим.

Тиа размышляла, что бы он сказал, если бы она заявила, что нуждается именно в нем. Что хочет получить его заботу. Хочет узнать, каково это оказаться в его объятиях. Прожить рядом полвека и все еще любить друг друга.
Ах, мечты, мечты!
Она и сама может позаботиться о себе. А счастливой любви не существует. И доказательство тому, ее собственная мать. Стать любовницей короля, а потом сбежать ради безопасности будущего ребенка. И умереть от тоски. Да уж, много счастья любовь принесла ей.
Тиа вздохнула.
Впрочем, кое-что она все же могла узнать.
— Я уже сказала, что мне нужно.
— Когда? — удивился Эрв.
— Я говорила. — Она подошла ближе. — Неужели не помнить? Ты плата за мое согласие.
— И что это значит?
— А ты не догадываешься? — поинтересовалась она. Подняла руку и тыльной стороной ладони провела по его отмеченной шрамом щеке. — Сделай так, чтобы я согласилась.
Эрв перехватил ее руку, но не отпускал. Заглянув в глаза озорной соблазнительнице, произнес:
— Вы слишком много себе позволяете, принцесса.
— А ты слишком мало, — усмехнулась она. Потом вырвала запястье из его цепкой хватки и направилась в дом. На пороге обернулась. — У тебя есть время подумать. Вечером я хочу услышать ответ. Или ты остаешься на ночь, а утром, возможно, мы отправимся в путь, или же ты уходишь один тем же вечером.
Ее взгляд прошелся по его телу — сверху вниз, а потом обратно. А когда сцепился с его непроницаемым взглядом, Тиа задорно улыбнулась и вскинула левую бровь, а потом развернулась и вошла в дом. Захлопнув дверь, привалилась к ней спиной и прижала ладони к пылающим щекам. И как это она решилась на такое безрассудство?
Само собой, Эрв — хладнокровный и неприступный — откажется. Но как же хорошо, наконец, высказать то, о чем мечтала столько лет.
Вспомнив выражение его лица, она не смогла сдержать довольный смешок.
Неожиданно открывшаяся дверь толкнула ее в спину, и Тиа едва устояла на ногах. А обернувшись, увидела Эрва.
Он смотрел на нее — и в карих глазах вместо привычной невозмутимости пылал огонь.
— Что?.. — только и успела пискнуть Тиа, а в следующую секунду очутилась в крепких объятиях.
— Зачем ждать до вечера? Я отвечу прямо сейчас.
Хотелось узнать, каким же он будет, но непонятный спазм перехватил горло, и она смотрела на Эрва, ожидая, пока он все скажет сам. Но он не торопился говорить. На его лице застыла решительность, а взгляд не отрывался от ее глаз. Возможно, в надежде, что она испугается и отступит.
Однако Тиа не собиралась отступать. Не сейчас, когда желаемое было так близко. Достаточно протянуть руку и…
— Поверь, принцесса, следующим утром ты отправишься со мной, — вдруг заговорил Эрв.
От его хриплого голоса по телу Тии побежали мурашки. А когда Эрв обхватил ее лицо и впился в губы, она задрожала.
И пусть не понятно, хотел ли он напугать ее или это обещанием дивной ночи, она собиралась сполна насладиться происходящим, что бы там Эрв ни планировал.
Удовольствие разогнало все разумные мысли, но Тиа ничуть не возражала. Выскользнув из крепких объятий, она взяла мужчину за руку и, пробормотав «Пошли», повела его в спальню.


ГЛАВА 3

19 лет назад
Рождая невообразимый скрежет, огромный кулак с силой впечатался в металлическую броню. Робот отлетел на добрый десяток футов назад, а его соперник, широко расставив ноги и подняв руки, стоял на арене, внимая овациям зрителей.
Тиа сосредоточенно смотрела на экран, но ее глаза были прикованы не к потенциальному победителю, а к поверженному роботу. Закусив губу, девочка ждала, что он поднимется и продолжит бой, или хотя бы откроется люк, и человек, находящийся внутри железной машины, выберется наружу — живой и здоровый. Но ничего не происходило. Неужели он погиб?!
На арену выбежал судья. За ним следовала вспомогательная команда и врачи.
Пять бесконечно долгих минут, и покореженный люк, наконец, открыли, а одна из камер, парящих над ареной, наконец, зафиксировала бойца.
«Жив!» — облегченно вздохнула Тиа.
— И зачем таких молодых берут? — спросил Тобиас Крейв, ни к кому конкретно не обращаясь, но ответом ему был одобрительный гул подчиненных.
Не проронив ни звука, Тиа наблюдала за тем, что происходило на арене. Вместо того чтобы объявить победителя, судья внимательно случал бойца, который, прижимая к рассеченной щеке ладонь, что-то пытался доказать. Наконец, судья одобрительно кивнул и отступил, освобождая место врачам. И пока те трудились над раной, он витиевато и с пафосом сообщил зрителям, что через несколько минут бой продолжится.
Тиа не любила гладиаторские бои. И не смотрела их. Она предпочитала созидать, тогда как происходящее на арене можно было назвать лишь разрушением.
Уже в девять лет девочка не мыслила своей жизни без всяких железок, поэтому уговорила отца своего школьного друга допустить ее в мастерскую, где ремонтировали машины, роботов-помощников, а также прочую технику.
Обычно, когда подчиненные Томаса Крейва собирались у экрана, Тиа уходила, поскольку в такие моменты всякая работа в мастерской останавливалась. Но сегодня замешкалась, и случайно увидела одного из участников. Не верилось, этот высокий зеленоглазый юноша может быть бойцом. Однако он забрался в кабину робота, а несколько секунд спустя судья объявил начало боя.
Нужно было уйти, но Тиа лишь ближе подошла к экрану, с жадностью наблюдая, как огромные роботы сходятся в рукопашной.
И вот бой вновь возобновился.
— Что это ты вдруг заинтересовалась боями? — прошептал совсем рядом Сет, который после школы подрабатывал в мастерской отца.
— Да так, — пробормотала Тиа, покосившись на друга, и снова уставилась на экран.
Роботы кружили по арене, обмениваясь ударами — и порой они с гулким звоном попадали в цель.
Вдруг раздался сигнал, обозначавший конец раунда.
— Бой закончен, — снова прошептал Сет.
Тиа с удивлением поняла, что оба робота, как и бойцы внутри них, все еще в состоянии продолжать.
— И кто победил?
— Сейчас посчитают очки, — ответил друг, а в следующую секунду на экране появились изображения обоих роботов. Независимый компьютерный судья подсчитывал очки.
Затаив дыхание, девочка с нетерпением наблюдала за тем, как меняются цифры. Наконец, на экране осталось только изображение одного робота — с синими иероглифами на корпусе и вмятиной в районе люка. Тиа облегченно выдохнула: Эрв победил!
Все, теперь можно идти домой, к матери.
Альмира Соргроу была хорошей матерью — любящей, заботливой. Но Тиа видела, как она угасает. С каждым годом в фиолетовых глазах мамы появлялось все больше и больше печали и грусти. Однажды Тиа спросила маму, почему она плачет.
— Из-за разлуки с твоим отцом.
— Так давай поедем к нему!
— Это невозможно, — вздохнула Альмира.
Тиа тогда поняла две вещи: ее папа умер, а любовь — самая плохая вещь на свете.
После того разговора мама больше не плакала. Однако ночами, когда думала, что дочь спит, снова орошала подушку солеными слезами. Вот только Тиа не всегда спала.
Вслушиваясь в приглушенные подушкой рыдания матери, девочка пообещала, что никогда не полюбит. И укрепилась в своем решении, когда три с половиной года спустя ее мама умерла. От разбитого сердца, не иначе.
Тиа со страхом ждала, что ее отправят в приют, поскольку никаких других родственников у нее не было, но семейство Крейвов сжалилось над ней и взяло к себе. Возможно, она бы никогда не покинула пределы Фотена, если бы не одна находка.
Через полтора месяца после переезда Тиа решилась разобрать вещи матери, и все потому, что владелец квартиры настойчиво требовал освободить ее для новых жильцов.
Элина Крейв предложила помощь, но Тиа решила все сделать сама. Она методично вынимала вещи из шкафов и складывала их в коробки. На самой верхней полке платяного шкафа в маминой комнате лежала деревянная шкатулка. Тиа никогда не видела такой красоты — сейчас не делали подобных вещей. Устроившись на постели, девочка провела пальцем по витиеватым узорам, и решительно откинула крышку, даже не предполагая, что может найти. Внутри оказалось устройство связи в кожаном чехле и кулон с камнем ржаво-серого цвета на серебряной цепочке.
Сложив все обратно, Тиа закрыла шкатулку — нужно закончить со сборами.


ГЛАВА 4

Домой к Крейвам Тиа вернулась два часа спустя — все это время ее мысли занимала таинственная находка. Девочка поднялась к себе, устроившись на кровати, достала из рюкзака шкатулку и снова открыла ее.
Невзрачный камень манил и притягивал взгляд. Тиа протянула руку за кулон, но с удивлением отметила, что пальцы замерли на гладкой поверхности кожаного чехла.
Подключив устройство связи к питанию, в попытке укротить любопытство мысленно досчитала до пяти и нажала на кнопку включения. Видимо, пароль был внесен в память, потому что на экране появилась надпись «Войти в сеть?». Кто же откажется от такого предложения?
В почтовом ящике оказалось несколько тысяч непрочитанных сообщений. В основном от неизвестного Гована. Он недоумевал, куда Альмира исчезла. Он признавался в любви. Просил вернуться. Потом требовал вернуться. Он проклинал беглянку, от которой не прозвучало ни слова: ни прощания, ни объяснений. А затем снова признавался в любви, умоляя вернуться.
Тиа поняла, по кому страдала ее мать, о ком ее сердце плакало ночами, кто стал причиной ее смерти. Судя по письмам, отец вполне жив.
Тиа так злилась на него, так тосковала по матери, что решила, пусть и ему будет больно и плохо, поэтому написала, что его любимая Альмира умерла.
В дверь постучали. Спрятав устройство связи под подушку, Тиа сказала:
— Войдите.
В комнату заглянула Мита, младшая сестра Сета.
— Мама сказала, чтобы ты помогла накрыть на стол.
— Хорошо, я приду.
— Мама сказала сейчас!
Само собой, она этого не говорила: Мита ревновала, поскольку теперь не была центром внимания в этой семье. Элина всеми силами пыталась окружить приемную дочь любовью и заботой, настойчиво вовлекала ее в общение, считая, что пребывание в мастерской только усугубляет ситуацию, но и не запрещала там бывать.
Бросив тоскливый взгляд на подушку, Тиа встала, решив не спорить с Митой.

Ужин, во время которого члены семейства Крейв шутили, смеялись, рассказывали, как прошел их день, стал для Тии настоящей пыткой. Сердце рвалось наверх, к устройству связи. Хотелось узнать, кто еще писал маме.
А вдруг уже пришел ответ? Если да, тогда что Гован написал? Но приходилось сидеть, делать вид, что слушает, что есть пюре и салат.
— Тиа, что-то случилось? — спросил Тобиас.
— Нет, — покачала она головой, осознав, что не так уж хорошо притворялась.
— Я же вижу, тебя что-то беспокоит, — не отставал глава семейства.
— Тобиас, — одернула его жена.
Они переглянулись: Элина покачала головой, а Тобиас пожал плечами.
— У нас сегодня замечательный десерт! — сказала Элина, словно и не было этой заминки в разговоре. — Я сейчас подам, а вы, девочки, смените тарелки. — Она встала и неспешно направилась на кухню.
Семья Крейвов могла позволить себе робота-помощника — и он у них был, даже не один. Однако Элина считала, что детей нужно приобщать к труду, поэтому никто не увиливал от обязанностей по дому. И никто не смел перечить ей в этом вопросе.
Вскоре она вернулась с большим блюдом в руках.
Аромат свежей сдобы и печеных яблок подсказал Тие, что на сладкое будет шарлотка, ее любимый десерт.
Элина всеми силами пыталась утешить приемную дочь. Тиа не хотела быть неблагодарной, поэтому через силу съела свою порцию пирога, вымученно улыбнулась, поблагодарила за ужин и попросила разрешения уйти.
Получив его, помчалась в свою комнату и первым делом схватила устройство связи. Ответного письма не было.
Не пришло оно и три дня спустя. Но вместо того, чтобы грустить из-за этого, Тиа радовалась, что история не получила своего продолжения. Ведь не просто так мама не отвечала на письма — она даже не читала их.
Было там одно, почти десятилетней давности, от неизвестного адресата. В нем говорилось, что Альмира правильно сделала, покинув Стретбон. Она выполнила свою часть уговора и теперь может не беспокоиться, что ее тайна станет известна королю.
Решив, что именно она была этой тайной, Тиа испугалась. Следовало как можно скорее избавиться от устройства связи. Она затолкала злополучную шкатулку на верхнюю полку шкафа, планируя спрятать ее где-нибудь вне дома.
Однако не смогла расстаться с кулоном, который с недавних пор носила, не снимая, поскольку он давал ей ощущение необычайной связи с матерью.


ГЛАВА 5

«Вы мой отец?»
«Нет, но он послал меня за вами».
Во время путешествия в Стретбон Тиа снова и снова мысленно возвращалась к этому моменту. Чего она ожидала? Что отец сам придет за ней? Хотела ли она этого? Нет, потому что он заставил маму страдать. Да, потому что он единственный кровный родственник.
Когда появился мужчина в сопровождении роботов-охранников и потребовал предъявить ребенка леди Альмиры, Тиа смело выступила вперед.
И вот теперь ее везли к отцу. Сложно было предугадать, что ждет ее после этой встречи.
Наконец, поездка подошла к концу. Первой ее встретила столица, однако думала Тиа совсем о другом: нетерпелось увидеть отца, о котором ей неизвестно ничего, кроме имени. Лейрем, сопровождавший ее мужчина, отказался рассказывать хоть что-нибудь.
Пришлось терпеливо ждать.
Они неспешно ехали по Стретбону: взгляд девочки нет-нет да и скользил по мелькавшим за окном зданиям, пешеходам. Столица оказалась стильной, многолюдной и шумной. В толпе прохожих мелькали роботы, однако никого это не удивляло. В Фотоне лишь немногие могли позволить себе адаптированных к социуму помощников.
Тию не оставила равнодушной высокая башня, по архитектуре напоминавшая факел.
Заметив, куда смотрит девочка, Лейрем сказал:
— Это научный центр. На верхних этажах разместился сервер компании «Триус», с его помощью искусственный разум в любой точке страны может запросить помощь или информационную поддержку.
Однако вскоре городские высотки остались позади.
— Разве мы ехали не в Стретбон? — нахмурилась Тиа.
— Ваш отец будет ждать нас за городом.
Никаких других объяснений не последовало. Как всегда.
Минут через пятнадцать автомобиль свернул с главной трассы, а еще через десять остановился у дома. Белоснежное здание с черной черепичной крышей и остроносыми башенками напоминало замок. Самая настоящая башня, застывшая рядом, лишь подтверждала истинность первого впечатления.
— Пойдемте, — поторопил спутницу Лейрем.
Вздохнув, она последовала за ним по длинным запутанным коридорам, не в силах поверить, что ее отец живет здесь.
— Проходите, — Лейрем открыл дверь, пропуская Тию первой.
За массивным столом сидел уже немолодой мужчина. Резкие черты лица, седеющие волосы, прямой нос. Не было никакого сходства. Но тут их взгляды встретились: его глаза насыщенного зеленого оттенка с любопытством смотрели на вошедших. На нее. Неужели?..
— Ваше величество, я привез дочь леди Альмиры. Ее зовут Тиа.
— Спасибо, Лейрен, — ответил хозяин кабинета, не отрывая взгляд от девочки. — Теперь оставь нас.
Лейрен вышел, тихо прикрыв за собой дверь.
— Тиа? — переспросил мужчина, сидящий за столом, будто с первого раза не расслышал. — Красивое имя.
— Спасибо, — дрожащим голосом произнесла она.
— Подойди ближе. Садись.
Тиа с опаской подошла к креслу, села на краешек и положила руки на колени.
— Это ты написала письмо?
— Я, — кивнула она, не став спрашивать, о каком письме речь.
— Почему именно сейчас?
— Я разбирала мамины вещи и нашла устройство связи. Прочитала письма… — Смутившись, Тиа скороговоркой выпалила: — Я знаю, что нельзя читать чужие письма, но…
— Что дальше? — поторопил ее собеседник.
Не похоже, что ему важны ее извинения. И все же она не хотела признаваться, почему сделала то, что сделала, поэтому промолчала.
— И ты написала мне письмо, — сказал за нее мужчина. — Ты знаешь, кто я?
Девочка посмотрела на собеседника, вздохнула, а потом отвела глаза и покачала головой.
— Меня зовут Гован. Твоя мама когда-нибудь рассказывала обо мне?
— Нет, — снова покачала головой Тиа.
Он недовольно поджал губы. Подошел к окну и, сцепив руки за спиной, стал разглядывать колышущиеся вдалеке кроны деревьев.
Наконец, обернулся и сказал:
— Я твой отец. Теперь ты будешь жить со мной. — Но она продолжала упрямо смотреть в пол. — Ты рада?
Вскинув голову, Тиа опалила его взглядом таких же зеленых глаз.
— Я вас не знаю.
Но это было не самым страшным. Тиа вдруг осознала, что мама по какой-то причине ушла от отца. А если в этом его вина?
— У нас будет время узнать друг друга получше, — сказал Гован.
Он оказался прав. С каждым днем Тиа узнавала все больше и все больше понимала. И это ничуть ее не радовало.
Да, у нее был отец. Вот только он почти двадцать лет назад женился на другой женщине, которая с ужасом восприняла новость о том, что внебрачная дочь ее мужа будет жить с ними.
Да, у нее появился старший брат. Однако он целиком и полностью поддерживал свою мать, поэтому и речи быть не могло о том, что они хоть когда-нибудь смогут по-родственному побеседовать.
Да, король официально признал ее. Но это не отменяло того факта, что она была дочерью любовницы. Нередко случалось так, что, заходя в комнату, Тиа прерывала чье-то тихое перешептывание, и порой беседующие с трудом могли найти иную тему для разговора.
Жизнь принцессы вовсе не похожа на сказку. Правила, ограничения, обязанности — это лишь малая часть того, что свалилось на Тию, которая враз лишилась возможности общаться с прежними друзьями и заниматься любимым делом.
Но появились в ее жизни и неожиданные радости. Оказалось, что юноша, затронувший несколько лет назад ее душу и сердце, теперь находился в свите принца Боргуса, который был поклонником гладиаторских боев. Тиа украдкой наблюдала за Эрвом, но надеялась, что когда-нибудь сможет перебороть стеснительность и заговорит с ним.
Также она открыла в себе удивительные способности. Это случилось после ссоры с мачехой. Едва только дверь с громким стуком захлопнулась, ограждая Тию от всего мира, девочка горько разрыдалась. От обиды за незаслуженное презрение. От одиночества. И в этот момент, как никогда раньше, хотелось оказаться в любящих объятиях мамы.
Тиа рухнула в кресло и сжала кулон, а в следующий миг словно перенеслась в другой мир: снова и снова озеро шло на приступ каменной скалы, вот только вместо воды в том озере был огонь.
Стоило открыть глаза — и вокруг снова привычный мир.
Лишь со временем Тиа поняла, что это такое и кем является сама. Она догадалась, какая тайна вынудила ее мать покинуть любимого мужчину. А это означало, что и ей самой следовало скрывать свои способности. Хотя это и не помешало ей узнать, в чем же суть огненной магии.


ГЛАВА 6

8 лет назад
— Лейрен, вы сообщили Боргусу? — тихим голосом, чтобы не разбудить отца, спросила Тиа.
— Да, — ответил верный помощник ее отца, — но принц сможет вернуться лишь завтра к вечеру.
Оставалось только надеяться, что все это ложная тревога. Тиа не хотела задавать следующий вопрос, но промолчать не смогла.
— А королева?
— Я не смог с ней связаться.
Вдруг дела станут совсем плохи? Лучше, чтобы семья была в сборе, хотя их сложно назвать настоящей семьей.
— Обязательно найдите ее, — попросила Тиа.
— Конечно, ваше высочество.
Возможно, их тихий разговор разбудил короля, а может, ему как раз суждено было прийти в себя. Мужчина на больничной койке, несколько раз моргнул, непонимающим взглядом обвел помещение, пытаясь понять, где находится.
— Папа! — радостно ахнула Тиа и подлетела к кровати. — Ты очнулся.
— Где я? — прохрипел пациент и попытался встать.
— Нет-нет, тебе нужно лежать, — в попытке уложить отца обратно, Тиа легонько надавила на его плечи. — У тебя был сердечный приступ. К счастью, Лейрен в этот момент оказался рядом и смог вовремя вызвать врачей.
Король посмотрел на своего спасителя и едва заметно кивнул, тем самым поблагодарив за помощь, тот ответил ему столь же молчаливым взглядом, в котором читалась почтительность и обещание сделать все, что потребуется.
— Сейчас тебе нужно отдыхать и набираться сил, — сказала Тиа, не замечая этого безмолвного разговора.
— Лейрен, подойди, — позвал король.
— Да, ваше величество.
Когда мужчина подошел к кровати, Тиа отступила, размышляя, что ей делать. Поскольку никто не попросил выйти, все же осталась в палате.
— Ближе, — попросил король. Когда помощник нагнулся, зашептал. — Сделай для меня кое-что…
Как Тиа ни напрягала слух, больше она ничего не услышала.
— Вы уверены, ваше величество? — наконец, спросил Лейрен. Получив в ответ утвердительный кивок, сказал: — Я вернусь, когда все устрою.
Настороженный взгляд, которым ее окинул Лейрен, перед тем как выйти из палаты, вызывал подозрение, однако Тиа не стала расспрашивать отца, что ему было нужно. Она не собиралась вмешиваться в государственные дела.
Придвинув стул поближе к кровати, села, настороженно поглядывая на отца. Он всегда казался сильным, уверенным. Даже мысли не возникало, что когда-нибудь возникнет ситуация, подобная сегодняшней.
А если бы Лейрен не сумел оказать первую медицинскую помощь? Если бы врачи не успели вовремя? Мало ли что еще могло случиться? Неужели она так никогда и не сказала отцу тех слов, которые он уже давно хотел услышать?
— Я люблю тебя, папа, — дрожащим голосом произнесла Тиа. Все-таки в первый раз сложно говорить это. И тяжело вздохнув, добавила:— Прости, что столько времени тянула.
— Ничего, — улыбнулся он. — Главное, что ты все же решилась. Знал бы, что для этого нужно, давно бы уже заболел.
— Ах, папа! — сквозь слезы выдохнула Тиа. Всхлипнув, она припала к отцовской груди, а он с трудом поднял руку и погладил ее по голове. — Я так хочу, чтобы ты поправился.
— Не переживай, все будет хорошо, — пообещал Гован.
В такой позе их и застал врач, которому Лейрен сообщил, что король очнулся от наркоза.

— Что ты сказал, Гован? — в ужасе переспросила Иргрин.
Она приехала в больницу еще вчера вечером.
Болезнь мужа была встречена с холодным спокойствием, хотя королева знала, в чем состоит ее долг, и потому всю ночь провела у постели мужа. Утром съездила домой, а когда вернулась, услышала шокирующее известие.
— Моей преемницей будет Тиа, — повторил король.
— Нет, не бывать этому!
— Я уже все решил. И сделал.
— Когда? — выдохнула Иргрин.
— Полчаса назад Лейрен привез мне документы на подпись.
— Лейрен, — прошипела королева, а в ее устах это прозвучало как «предатель». — Не позволю! — и она вихрем вылетела из палаты.
Автомобиль стремительно несся по улицам, а Иргрин тем временем пыталась справиться с шоком. Она не привыкла сдаваться при первой же неудаче. Но не так-то просто найти способ, чтобы прогнать беду, нависшую над сыном. Поняв, что одной не справиться, королева решила найти союзника.
Сорок минут спустя она ворвалась в кабинет Лейрена, смежный с кабинетом короля, и прямо с порога приказала:
— Уничтожь документ!
— Добрый день, ваше величество, — мужчина встал и почтительно склонил голову. Потом посмотрела на королеву и сообщил: — Я уже известил членов Совета.
Иргрин опалила мужчину гневным взглядом, который обещал наказание за подобное самовольство, и, ничего больше не сказав, покинула кабинет. В приемной она встретила того, кто обещал стать союзником в борьбе за трон ее сына.
— Лорд Израэл, мы опоздали. Лейрен известил Совет. — Судорожно вздохнув, она на миг стала обычной женщиной, пекущейся о судьбе сына. — Чем Боргус заслужил подобное?
— Не переживайте, ваше величество, все будет хорошо, — попытался успокоить королеву придворный советчик, даже не представляя, что повторяет слова своего короля. Вот только смысл их обещаний был разным. Лорд Израэл с подозрением оглядел приемную. — Моя королева, нам следует продолжить беседу в другом месте.
Но заговорщики не успели выйти. Открылась дверь, и в приемную вышел Лейрен. Он очень изменился: бледный, с растрепанной шевелюрой, растерянный.
— Ваше величество, — дрожащим голосом начал он, — мне только что звонили из больницы.
— Да? — поторопила его королева.
— Его величество король Гован умер десять минут назад.
— Но как?.. — ошеломленно прошептала она. — Утром он был здоров.
— Повторный приступ, — сказал Лейрен. — Врачи не смогли ничего сделать.
Королева смотрела на того, кто принес ужасные известия, он смотрел на нее — и никто из них не заметил, как на губах лорда Израэла промелькнула довольная улыбка. Вот она была, а секунду спустя ее уже нет. Со скорбным выражением лица он первым принес соболезнование вдовствующей королеве Иргрин.


ГЛАВА 7

Их настоящее
Тиа открыла глаза, сладко зевнула и потянулась к тому, кто сделал эту ночь просто волшебной, но рядом никого не оказалось. Ну и пусть! Память тут же воскресила чудесные ощущения, и губы сами собой растянулись в довольной улыбке.
Интересно, где сейчас Эрв? В мастерской? В гостиной? Или в саду?
Живот заурчал, и Тиа решила первым делом совершить набег на кухню.
На столе под тканым полотенцем лежали пирожки, судя по запаху, с яблоками. Значит, Кори уже пришла. Она жила в поселении, расположенном в полумиле от дома, и добровольно вызвалась выполнять обязанности кухарки, а также помогать по дому.
Взяв еще теплый пирожок, Тиа отправилась на поиски самого удивительного мужчины на свете. Неспешно вышла из кухни, повернула направо и по узкой тропинке пошла в сад. И еще издали увидела Эрва. Он сидел под деревом: глаза закрыты, ноги вытянуты.
Казалось бы, что еще нужно? Теплый ветерок ласкает кожу. Живые птицы выводят изумительные трели. Замечательное утро.
Но отчего же Эрв не кажется расслабленным? Почему его брови сошлись у переносицы? Откуда эти скорбные морщинки вокруг рта?
— Эрв! — позвала Тиа.
Он молча поднялся, отряхнул штаны и лишь потом спросил:
— Когда отправляемся?
— Что? Вот так сразу? — удивилась она.
— Ты вчера выдвинула условие, я его выполнил. Или, скажешь, что осталась недовольна?
Тиа потрясенно моргнула, а потом заставила себя произнести:
— Ты отлично справился.
— Тогда чего же ты хочешь?
Она многого хотела. Например, получить утренний поцелуй. Или хотя бы улыбку. А также узнать, что же на него нашло? Но зачем требовать то, что тебе не дают? Унижаться Тиа не собиралась. Выпрямилась, расправила плечи и сказала:
— Я только вещи соберу.
— Ты сказала, что мы отправимся утром, — напомнил Эрв.
— Не переживай, вещей у меня немного.
Она развернулась и быстро пошла — почти побежала — в дом, а потому не видела, как мужчина опустился на землю, положил локти на колени и тяжело вздохнул, словно этот разговор и ему не добавил радости.
Тиа ворвалась на кухню. Ноги подкосились, и она села прямо на пол. Прижав ладонь к губам, попыталась сдержать слезы.
— Ваше высочество? — прозвучало совсем рядом.
Жители поселения обращались к ней именно так, хотя Тиа много раз просила называть ее по имени. Глубоко вдохнув, обернулась.
— Да, Кори?
— Ваше высочество, что-то случилось?
— Все в порядке. — Добровольная помощница по хозяйству смотрела так понимающе, и Тиа едва не призналась в собственной глупости. Вместо этого сообщила: — Я уезжаю.
— Уезжаете?!
Удивление Кори было понятно. Тот, кого сослали в Сумрачные земли, никогда не покидал их.
— Я рада, что все устроилось.
— Время покажет, — пожала плечами Тиа. Она не хотела лгать этой милой женщине, но и правду тоже не решилась сказать. — Кори, спасибо, что заботилась обо мне столько времени.
— Мы только так могли отплатить вам за щедрость, — ответила она. И смущенно добавила: — Мне это было в радость.
— Пойду за вещами, — сказала Тиа, желая поскорее оказаться в своей комнате.
Сборы были недолгими. Смена одежды, деревянная расческа и все. А зачем больше? За пределами Сумрачных земель совсем другая жизнь. Подумав немного, добавила еще складной нож. То еще оружие, но лучше так, чем вообще без ничего.
Потом надела кулон с кусочком магнитной слюды, заправила за ворот рубашки. Украшение недорогое, да и привлекательности в нем немного: пористый кусочек скальной породы ржаво-серого цвета был не так уж красив. Но Тиа почти никогда не расставалась с кулоном, поскольку это единственная вещь, которая напоминала о матери.
Подхватив сумку, поспешила на улицу. Там ждала Кори.
— Ваше величество, я собрала вам немного еды в дорогу, — она протянула полотняную сумку.
— Спасибо, — улыбнулась Тиа. — Не знаю, увидимся ли мы снова, поэтому прощай.
Стоило обнять свою добровольную помощницу, та испуганно замерла, но потом нерешительно положила ладони ей на плечи. Восемь лет жизни бок о бок нельзя просто так забыть.
— Вы заедете попрощаться? — спросила Кори, смахнув фартуком слезу.
— Да, — кивнула Тиа.
И вздохнув, направилась к Эрву, который так и не покинул свой пост у дерева.
— Я готова, но мне еще нужно съездить в поселение. Хочу попрощаться.
— Я с тобой, — он вскочил.
— Не переживай, я не вовсе не собираюсь сбежать.
— А если бы собиралась, то сказала? — поинтересовался Эрв.
— Ладно, как хочешь, — бросила Тиа и громко свистнула.
В следующую секунду раздался звонкий стук копыт — и к ней подбежала Гарта, ее резвая лошадка, еще одна механическая питомица.
Путники направились в конюшню. Там их встретил радостным фырканьем гнедой скакун Эрва, и быстро оседлали лошадей. Прикрепив сумку, Тиа ловко вскочила в седло.
— Догоняй! — крикнула она и пришпорила лошадь. Та понеслась быстрее ветра, однако не было привычной радости. Где же восторг от безумной скачки? Где удовольствие? Ничего.
Тиа не думала, что будет так трудно уехать. Первое время она только об этом и мечтала. Еще бы, в Сумрачных землях совсем другая жизнь. Дело даже не в том, что во дворце слуги с радостью выполняли любые пожелания, а здесь каждый день был битвой за выживание, и опальной принцессе многому пришлось научиться.
В Сумрачных землях действовало необычное магнитное поле, которое убивало любую электронику, поэтому всё приходилось делать вручную. Это был другой мир, как будто вынырнувший из глубин средневековья. Нет электричества. Не работают компьютеры. И роботы в один миг превращаются в ненужные груды металла.
Бежать отсюда! Бежать — без оглядки!
Да только пути назад нет. Если тебя сослали в Сумрачные земли или еще хуже, ты здесь родился, то больше никогда не увидишь развитый технологический мир.
А потом Тиа получше узнала местных жителей. Добрые, отзывчивые, чуткие. И она оживила роботов, которые случайно попали в Сумрачные земли, чтобы облегчить людям жизнь, а взамен получила бесценную помощь.
И вот теперь, когда она почти смирилась с мыслью, что останется здесь навсегда, ей предложили вернуться обратно. В мир, где больше не будет ни утренних пирожков Кори, ни вот таких маленьких одноэтажных домиков, ни приветливых прохожих, которые сначала с любопытством смотрели на Эрва, а потом желали счастливого пути ей самой.
Тиа заехала к старосте и сообщила, что уезжает. Заглянула в кузницу, одиноко стоявшую за пределами поселка. Хотя какая там кузница — почти завод! Коф, как всегда стоял у печи. Металл подчинялся его рукам будто влюбленная женщина.
Обняв мускулистого гиганта, исполнявшего все ее, пусть даже самые необычные, запросы, Тиа попросила позаботиться о механических животных. Получив заверение, что с ними все будет в порядке, Тиа вскочила на лошадь и направила ее навстречу новой жизни.
Путники ехали молча, но впереди еще долгая дорога, успеют наговориться.



ГЛАВА 8

До границы они добирались полтора дня — долгих, утомительных. И так непросто, а тут еще и лес напирает, словно пытается поглотить путников. Магнитное поле Сумрачных земель странным образом влияло на растения: они стремились ввысь, наступая на беззащитных людей.
Но вот показались огромные ворота — почти пятнадцать футов высотой — в обрамлении каменной стены. Первый этап путешествия подошел к концу. Гарта бойко мчалась вперед, а Тиа напряженно всматривалась в столь явную границу меж двух территорий, пытаясь понять, закончится ее магия за пределами Сумрачных земель или нет. Это могло освободить от участия в предстоящей войне, и вместе с тем не позволило бы увидеть мир, который был ее домом первые семнадцать лет жизни.
Эрв спешился, достал из тайника в стене электронную карточку-ключ — одно движение, и ворота автоматически открылись.
— Но как? — ахнула Тиа.
— Мы уже пересекли настоящую границу между землями. Стена расположена на территории Тенарии.
«И если Гарта все еще нетерпеливо перебирает копытами, значит…» — Тиа облегченно вздохнула: ее магия действовала за пределами Сумрачных земель.
— Пошли, — позвал Эрв.
— Вперед, — одно слово, произнесенное шепотом, почти неслышное, но лошадка послушно двинулась к воротам.
Оказавшись на другой стороне, Тиа увидела джип с прикрепленным к нему фургоном, но ее не интересовало новое средство передвижения. Она пыталась сравнить ощущения. Воздух был другим, не таким свежим. Солнце светило ярче, поскольку его не закрывали высокие деревья.
— Ваше высочество, — позвал Эрв.
Она обернулась: оказывается, он уже завел свою лошадь в фургон и ждет, когда она сделает то же самое. Подозвав Гарту свистом, Тиа сняла седло и озвучила приказ, а потом наблюдала, как лошадь смело поднялась по лесенке.
Путники забрались в джип. Не успел Эрв завести машину, как салон огласил бодрый мужской бас:
— Приветствую вас, Эрвин!
— Как дела, Рич?
Тиа едва не сдержала веселое хмыканье. Похоже, ее спутник совсем не любит усложнять себе жизнь: просто в обратном порядке прочитал аббревиатуру, которая используется для обозначения компьютера, наделенного личностными характеристиками. ЧИР — частный искусственный разум. У нее во дворце тоже был такой, вернее, такая. И откликалась ее подружка на имя Марги. Ох, сколько времени было потрачено, пока результат не удовлетворил их обеих.
— Я скучал. И еще волновался о вас. Рад, что все в порядке. Кто ваша спутница?
— Идентификацию проведем позже.
— Как скажете, — заявил все тот же голос. Разве что глухой не расслышал бы в нем обиды. Но Рич лишь компьютер, главной целью которого обеспечение безопасности и комфорта своего владельца, так что обижался он не долго. — Куда едем?
— В Ингрем, — сказал Эрв.
— Дорога займет полтора дня. Вот оптимальный маршрут. — На мониторе появилась карта: красным цветом был выделен нужный отрезок пути. — Забронировать вам номера в отеле?
— Не думаю, что это потребуется, — сказал Эрв.
Он переключил управление на компьютер, откинул спинку кресла и, похоже, уснул.
Тиа решила, что если Эрв предлагает и ей спать таким же образом, то им точно не потребуется останавливаться в отеле.

Они добрались в Ингрем вечером следующего дня.
Дом лорда Израэла находился за городом, поэтому пришлось потратить, сказал Рич, еще двадцать четыре минуты.
Эрв предупредил лорда Израэла о скором визите, и хозяин сам вышел встречать гостей. Тиа узнала его сразу, хотя и не видела почти десять лет. Он постарел. Появилась седина. Стал ниже. Может, просто сутулился, или же это грехи давили ему на плечи? Но в глазах — все та же несгибаемая воля и жажда власти.
— Ваше высочество, — поклонился он.
— Лорд Израэл, — кивнула Тиа.
Да, она незаконнорожденная, в опале, уставшая и в мятой старой одежде, но в ее жилах кровь Агрмуса, короля Тенарии, и Ульки, дочери Великого мага огня.
— Прошу в дом, — пригласил лорд Израэл.
— Прежде нужно позаботиться о моей лошади.
— Слуги…
— Я сама, — перебила его Тиа. Когда Эрв открыл дверцу фургона, свистнула и внутренне порадовалась ошеломлению, на миг озарившему лицо пожилого мужчины. Интересно, такая вольность в поведении заставит его передумать?
Чтобы не выдать своих эмоций, отвернулась.
Вскинув голову и неспешно перебирая ногами, Гарта спустилась по специальной лесенке. Не произнося ни слова, лорд Израэл пристально наблюдал за механической лошадью.
— Как вам моя Гарта? — поинтересовалась девушка, легонько поглаживая лошадку по морде. И пусть под пальцами был металл, а не теплая, бархатная шерсть, но отказать себе в удовольствии Тиа не могла, поскольку уже давно считала своих питомцем едва ли не живыми, и относилась к ним соответствующе.
— Она великолепна.
Довольно усмехнувшись, приказала Гарте побегать двадцать минут в парке за домом, чтобы насладиться свободой после вынужденного заключения, а потом вернуться сюда. И кто-нибудь обязательно отведет ее в конюшню.
— Лорд Израэл, вы позаботитесь об этом? — Когда он нахмурился, она добавила: — Подойдет любое крытое строение, например гараж.
— Я распоряжусь, — кивнул он и снова пригласил гостей в дом.
Портик с колоннами у главного входа, стены нежно-лимонного цвета, красная черепичная крыша, кованые решетки балконов — внешний облик особняка подготовил гостью к тому, что интерьер будет не менее шикарным, поэтому она не особо удивилась, заметив мраморный пол, экстравагантную люстру с хрустальными подвесками, антикварную мебель. Все это ожидаемо. Как и достижения техники. Чего так не хватало в Сумрачных землях.
Робот-служанка провела Тию в предназначенную ей комнату — большую, как три спальни в ее домике в Сумрачных землях.
На кровати было разложено желтое платье-туника. На полу стояли легкие босоножки. Но гостья не удостоила их взглядом, а подошла к прикроватной тумбочке, на которой лежала шкатулка. Движимая любопытством, открыла ее. Внутри оказалась золотая цепочка с кулоном. Камень на подвеске цветом напоминал изумруд. Все это напоминало подкуп.
Захлопнув шкатулку, Тиа приказала служанке почистить и погладить ее вещи. Та не посмела возразить — программа не предусматривала возможность оспаривать распоряжения людей.
А вот хозяин, когда гостья часом позже спустилась вниз, не смолчал.
— Вам не понравился наряд?
— Я отвыкла от платьев. И если мы планируем сражаться, то, думаю, не стоит к ним снова привыкать.
— Понимаю, — почтительно склонил голову лорд Израэл. — Но нам предстоят не только битвы на поле. Придется также завоевать доверие союзников. Они должны поверить, что вы станете достойной королевой. А в вашем одеянии, — он с долей презрения оглядел простую полотняную рубашку, жилет и кожаные брюки, заправленные в сапоги до колен, — это сложно сделать.
Это было еще мягко сказано. Тиа это понимала, но сдаваться не собиралась, поэтому сказала:
— Но я ничего не знаю о том, как управлять страной.
— При опытном советнике вы быстро все освоите.
Она не стала спрашивать, кто же им станет. И так ясно.
— Значит, мне придется обновить гардероб, — сдалась, желая усыпить подозрительность лорда Израэла.
— Давайте ужинать, — довольно улыбнулся он.
Они сели за стол. Слуги-роботы меняли угощения, а Тиа все ждала, когда же речь зайдет о самом главном. Но, видимо, лорд Израэл не желал торопить события. И вскоре она сказала:
— Уже поздно. Я устала.
Мужчины пожелали ей спокойной ночи. Тиа вышла в холл, но уходить к себе не спешила. Оглянувшись, нет ли рядом слуг, припала ухом к двери.
— Лорд Израэл, я хочу с вами кое-что обсудить, — сказал Эрв.
Похоже, недаром она заронила семена сомнений в его душу. Впрочем, в ее словах не было ни капли лжи.
— Что вас интересует, Крэгшоу?
— Увидев лошадь принцессы, вы мастерски разыграли удивление, и все же я заметил, что это лишь притворство.
— Вам показалось.
— Тогда почему вы не спросили, как ей удалось вдохнуть жизнь в обычный металл? Ответ прост: вам и так это известно.
— Даже если и так, какое вам до этого дело?
— Признайте, это именно та причина, по которой вы решили вернуть принцессу.
— Генерал, неужели вы считаете, что нам удастся победить без нее?
— Не важно, что я считаю, — скрипнул зубами Эрв. — Вы говорили о попранной справедливости, о народе, жаждущем заполучить свою настоящую королеву, а на деле принцесса только способ добиться желаемого. После того, как вас заменили более молодым советником, вы делаете все, чтобы отомстить.
— Но ведь и вы не просто так встали на мою сторону, — насмешливо произнес лорд Израэл.
Желая услышать ответ Эрва, Тиа задержала дыхание. Но вдруг донеслись шаркающие шаги слуги-робота, и ей пришлось уйти. Никто не должен был застать будущую королеву за столь недостойным занятием, как подслушивание. Впрочем, это не значит, что она собирается отказаться от этого в будущем.
А ночью Тиа долго не могла уснуть, размышляя, что же заставило Эрва предать короля и перейти на сторону заговорщиков.


ГЛАВА 9

Следующее утро принесло лишь одну разгадку. И вовсе не ту, которую желала получить Тиа.
После завтрака лорд Израэл пригласил гостью в кабинет и, не желая более скрывать своих намерений, сказал:
— Ваше высочество, я знаю, кем была ваша мать. — Тиа лишь улыбнулась, ожидая продолжения. Это не та новость, которая могла удивить. — И знаю, кем являетесь вы сами.
— И что? — не вытерпела она.
— Не желаете ли увидеть свое будущее войско? — сразу перешел к делу лорд Израэл.
— Думала, вы никогда не спросите.
Нет, конечно, можно было изобразить простодушие, и долго выпытывать подробности, но зачем тратить время, если так хочется узнать, что же планирует этот старый интриган.
— Отправимся прямо сейчас?
— Не вижу причин откладывать. — Тиа поднялась. А потом, глядя на все еще сидящего мужчину, сказала: — Надеюсь, генерал будет нас сопровождать.
— Если вам так угодно, — кивнул лорд Израэл, но в его глазах мелькнуло недовольство.

Дорога до старой свалки заняла немногим меньше двух часов, и стало ясно, почему лорд Израэл приобрел себе дом так далеко от столицы. Хотел держать под контролем свою будущую армию, пусть до недавних пор она была просто грудой покореженного металла.
Если снаружи свалка все еще казалась заброшенной и никому ненужной, то стоило пройти через ворота, и сразу становилось понятно, насколько видимость не соответствовала действительности. Внутри кипела работа. Одни работники сновали по громадной территории, пытаясь разыскать наиболее сохранившихся роботов, другие занимались их восстановлением.
Механические воины, которых уже привели в порядок: отремонтировали, почистили, смазали — стояли под громадным навесом. И там оставалось еще много места — для тех, кому повезет снова встать в строй. Их жизнь будет недолгой, но это лучше чем постепенно ржаветь. Похоже, семьдесят лет назад никто не подумал, сколь недальновидно не уничтожить целиком и полностью этих роботов.
Их бросили на этом «кладбище металла» и забыли. А зачем помнить? Электронику можно соединить со старыми механизмами, но это слишком энергоемкий процесс. Намного проще создать под нее новый каркас — из более прочного материала, по новому проекту.
Но нашелся человек, который вспомнил. А вспомнив, увидел выгоду для себя.
— Ваше высочество, не хотите оживить одного из роботов прямо сейчас? — предложил лорд Израэл.
Тиа едва сдержалась, чтобы не поинтересоваться, уж не сомневается ли он в ее способностях, даже несмотря на все увиденное. Вместо этого кивнула:
— Хорошо. — Впрочем, она не собиралась хвастаться своим могуществом, чего не было, того не было, поэтому со вздохом добавила: — Это нелегко, и мне нужно время, чтобы сконцентрироваться.
— Понимаю, — склонил голову аристократ. — Мы оставим вас одну.
— Генерал Крэгшоу, — позвала Тиа. Она решила соблюдать видимость приличий в присутствии других людей. — Не поможете мне выбрать робота?
— Я не знаю, что вам нужно, — нахмурился мужчина.
— И все же, прошу, помогите мне.
— После вас, — Эрв указал в направлении навеса, под которым стояла дюжина человекоподобных машин. Вот только ростом они были раза в четыре выше, чем обычный человек.
— Я хотела кое-что у тебя спросить, — сказала Тиа, когда они оказались вне пределов слышимости других людей.
— О чем?
— Почему ты присоединился к лорду Израэлу?
— Как вам этот робот? — сменил тему Эрв и указал на одного из механических воинов.
— Хорош, — пожав плечами, пробормотала Тиа. Ее сейчас волновали не роботы. — Подходит. Как и любой другой. Но прежде чем я начну, ответь на вопрос.
— А иначе что? — Эрв пристально смотрел на нее. Его лицо не выражало никаких эмоций. Ну, точно, робот! Лишь размеренно вздымающаяся грудная клетка подтверждала, что перед ней человек.
— Не заставляй меня угрожать тебе.
— Боюсь, — хмыкнул он, не отводя взгляда. И словно забыв о собственном решении соблюдать дистанцию, шагнул ближе, подавляя своим ростом, силой, мощью.
Тиа решила выиграть этот бой характеров, но все же сдалась первой.
— Прошу, ответь.
Возможно, подействовала ее мольба, а может, Эрв вспомнил, что перед ним его будущая королева, но вдруг сказал:
— Когда умер наш король, меня не было в столице.
— Да, помню. Ты уехал на свадьбу к брату.
— Когда я вернулся обратно, все кардинально изменилось. Боргуса короновали, а ты… вы уже уехали. По слухам, вам надоела жизнь во дворце, и вы жили здесь только из-за отца. А теперь же пожелали вернуться туда, где жили до приезда в столицу.
— Меня отправили в Сумрачные земли.
— Я хотел разыскать тебя… вас.
— Правда? — обрадовалась Тиа.
— Но не стал. Раз уж вы не задержались во дворце из-за своей семьи, то не вернетесь из-за меня.
Она бы вернулась, скажи он только слово. Если бы могла. Если бы знала, что он ее ждет, она бы даже попыталась сбежать из Сумрачных земель, но она не знала.
— Понятно, — вздохнула она. Хотя события были давними, не спросить не могла: — Зачем ты хотел меня найти? — И затаила дыхание.
— Сейчас это уже неважно. А пять месяцев назад лорд Израэл рассказал, что король Гован назначил тебя своей преемницей.
— Да, но я отреклась в пользу Боргуса.
— Но не по своей же воле? Лорд Израэл сказал, что тебя вынудили. Возможно, даже пытали. — Эрв сжал кулаки и выдохнул: — И за этим стоял твой брат. Я всегда уважал Боргуса и готов был отдать за него жизнь, но после такого… — Качнул головой и сказал: — После такого, для меня он уже не король.
Продолжения не последовало, но Тиа по глазам видела, что Эрв считает ее истинной королевой. На том можно было и закончить, но правду не удержать, как ни пытайся. Не сейчас, так потом все обязательно выплывет наружу.
— Не было никаких пыток.
— Не было? — нахмурился Эрв. — Значит, лишь потому, что вы сразу согласились.
— Да, так и было, — сказала Тиа.
Она помнила тот долгий разговор, когда ее убеждали уступить королевство брату. И не согласись она, одними пытками дело не обошлось бы. Судя по решимости в глазах собеседников, ей недолго быть королевой. Так или иначе, Боргус все равно бы надел корону.
Было еще одно обстоятельство, которое следовало прояснить. Но что произойдет, если она раскроет глаза Эрву? Как он поступит? Тиа посмотрела на роботов, не зная, как поступить. А потом слова сами собой вырвались наружу, словно их произнес кто-то другой, а вовсе не она.
— Боргуса там не было. Не думаю, что он знал о происходящем.
— Но тогда кто?
— Его мать… — Тиа взглянула Эрва: — и лорд Израэл.
Она наблюдала, как медленно понимание озаряет лицо Эрва, а потом едва успела схватить его за руку. Его взгляд, устремленный на виновника ее страданий, горел ненавистью.
— Обещай, что ничего не предпримешь. — Мужчина молчал. — Эрв, обещай.
— Нет.
— Хотя бы до тех пор, пока мы не обсудим это наедине.
После долгого раздумья, он, наконец, сказал:
— Но когда-нибудь ему придется ответить.
— Договорились. А теперь давай сделаем то, ради чего сюда пришли, — заявила Тиа. Ей предстояло оживить механического воина, а Эрву — научиться управлять им.


ГЛАВА 10

Тиа подошла к ближайшему роботу. Пытаясь рассмотреть, закинула голову назад, но вскоре заболела шея. Металлический воин был громадным, особенно в сравнении птичками, кошками, собаками, с которыми до этого приходилось работать. Оживить его казалось невозможным, но ведь кому-то удалось это. Тиа судорожно сглотнула. Пальцы начали нервно подрагивать, поэтому пришлось сжать их в кулаки.
А если у нее не получится? Если ей просто не хватит сил? Потом она вспомнила, как оживляла роботов для жителей Сумрачных земель. Конечно, они не шли ни в какое сравнение с этими механическими воинами, но страх начал потихоньку отступать. Нужно попробовать. Иначе как узнать, где пределы твоих сил?
Тиа шагнула еще ближе, прижала ладони к металлу и закрыла глаза, но не спешила ничего делать. Лишь размеренно дышала, пытаясь успокоиться. Решив, что достигла нужного состояния, представила своего мысленного двойника на берегу озера. Зачерпнув огненную жидкость, впитывала ее тепло, ее силу, а потом передавала роботу.
Но не спешила возвращаться в реальность. Этому металлическому гиганту требуется очень много энергии. Пришлось снова зачерпнуть еще огненной жидкости. Потом еще. Решив, что достаточно, открыла глаза. Металл под ладонями нагрелся, и, казалось, теперь уже он готов был поделиться своим теплом.
Тиа отступила и тряхнула ладонями — раз, другой. Да, она лишь проводник живительной энергии, но кое-что всегда остается. Нет, ощущения нельзя назвать неприятными. Легкая дрожь моментально проходила, а вот с желанием вернуться к огненному озеру и бесконечно долго впитывать его мощь бороться не так-то просто. Возможно, уступи она ему, ничего бы страшного не случилось, но неизвестность пугала. А посоветоваться не с кем. Все приходится постигать самостоятельно. Тиа не хотела рисковать, поэтому всегда старалась сводить к минимуму контакты с огненной энергией. Понемногу и нечасто. Но судьба внесла свои коррективы в ее планы.
Желая увидеть результаты своих трудов, девушка отошла в сторону и приказала роботу пойти вперед.
Первый шаг дался ему с трудом. Послышались скрипы и неприятный скрежет. Когда огромная ступня изо всей силы опустилась на землю, та едва застонала. Второй шаг был не менее труден. Как и третий. То ли механизм плохо смазали, то ли ему не хватало энергии. Пришлось снова обращаться к огненному озеру.
Результаты повторной проверки были намного лучше: теперь робот двигался быстрее, его реакции улучшились. Тиа была довольна: она справилась! Но это лишь половина дела. Теперь Эрв должен показать, на что способен.
Повинуясь приказу, металлический гигант опустился на землю, и теперь легко можно было забраться в кабину, но Эрв не спешил это делать.
— Я думал, робот будет действовать самостоятельно.
— Это не так, — усмехнулась Тиа. Как он себе это представлял?
— Но ваши питомцы…
— Это лишь видимость. По большей части они выполняют команды. Да, присутствует немного рефлексов, но я не могу объяснить этот факт. Я так и не поняла причин этого, а спросить не у кого. Впрочем, — Тиа пожала плечами, — не особо хочу разбираться в этом вопросе. Для меня мои питомцы живые.
Забывая о том, что это не так, она могла беседовать с ними, обнимать, нежно гладить, а они в ответ ластились и проявляли свою безмерную любовь, словно, и правда, были живыми.
— Тогда что конкретно происходит? — допытывался Эрв.
— В Тенарии все просто. Сделал металлическое тело, подсоединил искусственный разум, подключил источник питания — и либо сам управляешь роботом, или он действует в рамках написанной программы. В моем же мире все немного иначе. Аккумулятор не нужен, его заменяет огненная энергия. Но магия не всесильна, она не может наделить робота сознанием. Поэтому нужен человек. Тот, кто будет направлять робота. Это может быть маг, тогда достаточно лишь слова…
— Но как это возможно, если робот не наделен сознанием?
— Прикоснувшись к огненной энергии, маг уже не может полностью избавиться от нее. Она проникает в его тело, в его ауру, остается с ним навсегда. Также и у робота. При контакте энергии одного и другого смешиваются, переплетаются, и в результате устанавливается связь. Иногда она крепче, иногда слабее. Порой достаточно даже мысленного приказа, но для полноты эффекта все же приходится его озвучивать.
— Значит, вы бы смогли руководить роботами издалека?
— Не то поле боя, — покачала головой Тиа. — И я не настолько сильна, чтобы контролировать всю армию.
— Ясно, — Эрв погладил подбородок. — Видимо, никто не обладал таким могуществом, иначе в этих роботах не была бы предусмотрена кабина для человека.
— Не думаете же вы, что маги участвовали в битве?
Трусы!
Нет, Эрв не сказал этого, но выражение его лица можно было истолковать именно так.
— Нет, вовсе не трусы. Думаю, их лучше назвать практичными. И потом, каждый должен заниматься своим делом. Даже в те времена, когда маги не боялись заниматься своим ремеслом, их было совсем немного. Зачем рисковать столь уникальными людьми? Кто бы оживлял роботов в случае чего? Но оставим эту тему. Давайте лучше посмотрим, как вам удастся поладить с вашим воином, — она приглашающее указала на пустующую кабину.
— Справлюсь, уж не сомневайся! — проворчал совсем тихо Эрв, но Тиа его услышала.
Сдержав довольную ухмылку, направилась к лорду Израэлу, чтобы со стороны наблюдать за симбиозом двух воинов. Было интересно, хотя эта часть процесса девушку не очень интересовала. Нет никаких сомнений, что Эрв справится с поставленной задачей. И у него все получилось.
— Ваше высочество, вы желаете продолжить? Или вернемся домой? — спросил лорд Израэл, когда тренировка человека и робота закончилась. Несложно догадаться, что он мечтает прямо сейчас заполучить ожившую армию, но понимает, что настаивать не стоит.
— Давайте вернемся домой, — ответила Тиа, мечтая лишь о том, как оседлает Гарту и растратит ту бурлящую энергию, которая осталась после визита к огненному озеру.


ГЛАВА 11

В тот день ей не удалось поговорить с Эрвом наедине, поэтому, когда следующим утром они вместе оказались в одной машине (лорд Израэл сослался на какие-то неотложные дела), Тиа решила не терять драгоценную возможность.
— Поговорим? — спросила она, повернувшись к Эрву, который самостоятельно вел автомобиль. Здесь не был установлен компьютер, а может, его отключили, поскольку никто не хотел, чтобы остались записи о частых поездках на заброшенную свалку. — О лорде Израэле.
— Он солгал мне, — хмуро произнес мужчина, вглядываясь в дорогу, стрелой мчащуюся вперед.
— Не о распоряжении моего отца. И не о том, что меня вынудили отречься от престола.
— Он солгал о своем участии в этом деле.
— Что это меняет в итоге?
Эрв секунду-другую смотрел на принцессу, а потом вновь устремил взгляд в лобовое стекло.
— Что это меняет для тебя? — повторила вопрос она. — Я больше не имею права претендовать на трон. Ты готов вернуться к Боргусу и рассказать ему о наших с лордом Израэлом планах? Ты сделаешь это, Эрв?
— Тебе прекрасно известно, что нет! — буркнул он, вновь забывая о желании соблюдать субординацию.
— Почему? — тут же потребовала Тиа. Теперь, когда он не может уйти, она хотела спросить о том, что тревожило ее уже почти неделю. Пусть только попробует снова увильнуть от ответа. — Почему ты согласился на мое сумасбродное условие? Не только ради того, чтобы уговорить меня?
Его руки все сильнее и сильнее сжимали руль — Тиа даже испугалась, что в следующую секунду тот треснет, но отступать не собиралась.
— Почему, Эрв? Скажи мне!
— Я хотел этого! — в тон ей ответил он и резко нажал на тормоза. Машина вильнула, но Эрв сумел выровнять ее.
Не успела Тиа и слова сказать, а он уже выскочил из машины и скрылся в лесной чаще. С трудом разжав пальцы, во время этого фортеля вцепившиеся в дверную ручку, принцесса вышла из машины. Ноги дрожали. Как и все тело. То ли выброс адреналина, то ли ярость из-за того, что Эрв снова увильнул от ответа. Успокоившись, Тиа уже подумывала отправиться за беглецом, но он вернулся сам.
Остановившись по другую сторону от машины, бесстрастным голосом произнес:
— Хорошо, давайте поговорим. Вижу, вас беспокоит то, что случилось в Сумрачных землях. Меня тоже. — Эти его слова подарили надежду, а следующие разрушили ее. — Однако это была ошибка. Моя ошибка. Я видел, что вы гневаетесь, — услышав это, Тиа удивилась, — поэтому и сказали то, что сказали. Мне следовало подождать, пока ваш гнев пройдет, и попытаться еще раз убедить вас. Словами. Но я поддался страсти. Вы красивы и любому мужчине сложно было бы удержаться, услышав подобный вызов.
Тиа нахмурилась. Поддался страсти? Любой мужчина? Вызов? Явно не лучшее оправдание случившемуся. Однако она молчала, поскольку Эрв продолжал:
— Но дело не только в этом. Я желал вас, ваше высочество. Уже давно. Но вы всегда были для меня недостижимы. Идеал, к которому, сколько ни стремись, все равно не приблизишься. Когда же мы оказались вдали от цивилизации, я оступился. Поэтому вините во всем меня.
— Я не хочу никого винить, — в конце концов, Тиа смогла прервать его уничижающий монолог.
Но Эрв будто не слышал ее.
— Как я уже сказал, это была ошибка, которая никогда больше не повторится. Теперь все изменилось. Здесь, в Тенарии, вы будущая королева, а я лишь скромный слуга. Иного не будет.
Не будет? Что за бредовое обещание?
Тиа сглотнула, но во рту было сухо, и слова не могли прорваться сквозь эту пустыню.
— А теперь, если не возражаете, давайте продолжим наш путь. Вам сегодня нужно оживить еще одного робота.
Слезы застилали ее глаза. Найдя на ощупь дверную ручку, Тиа дергала ее и дергала, но открыть не получалось. Вдруг ее ладонь накрыла мужская рука.
— Ваше высочество, позвольте мне.
Отстранив ее, Эрв открыл дверь. Тиа села в машину и часто-часто заморгала, не желая показать, как сильно его слова обидели ее. Она так надеялась на иное завершение этого разговора. А что она ждала, если еще тем утром мужчина повел себя так, словно ничего грандиозного не случилось. Не было слов любви и не будет.
«Глупая! Пора уже давно открыть глаза. Разве жизнь еще не показала, насколько жестокой может быть?» — подумала Тиа. И она решила, что будет такой же. Сначала заберет то, чем так вольготно пользуется брат, а потом уже решит, что делать с чувствами к Эрву.
Но решить, не значит сделать, поэтому принцесса еще долго пыталась обрести вожделенное спокойствие и невозмутимость. Она погрузилась в собственные мысли и переживания и не заметила, что сидящий рядом мужчина каждый раз напрягался, слыша ее судорожные вздохи и всхлипы, и даже раз потянулся к ней рукой, когда одинокая слезинка, покатилась по ее щеке. Но тихонько чертыхнулся и отдернул руку.
Он сам выбрал этот путь, и теперь не стоило жалеть об этом.


ГЛАВА 12

Следующие полтора месяца пролетели в одночасье, хотя событий было предостаточно: встречи с аристократами, которые могли обеспечить поддержку в Совете; обучение под чутким руководством лорда Израэла; возрождение к жизни ме

Поделиться: