"Сильней не тот, кто телом крепок — сильнее тот, кто духом силен"
Глава I
Весна! Прекрасное время года. Пора начинаний, оживлений и радости. Словно только что родившееся, цветы заполняют широкие и просторные поля разноцветным ковром. Яблони начинают цвести и заставляют непоседливых маленьких детей с жадностью и нетерпением смотреть на цветущие бутоны. Из своих берлог просыпаются беорны и медведи после долгого непробудного сна, чтобы сполна насладиться этой прекрасной порой.
Не менее радостно встретили весну и жители Эльдораса,пожалуй самого знаменитого города королевства людей, которые готовились к празднованию 90-летнего юбилея победы на Кельтерийских равнинах: повсюду висели разноцветные флажки, ленты, на каждом доме висели знамен полков орочьих, людских, гномьих и эльфийских армий. Народ веселился: люди гуляли по улицам, распевая песни, танцуя и распивая разного рода напитки. В каждом доме столы ломились от обилия лакомств. На главной площади, как всегда, устраивались конкурсы и состязания для тех, кому было вовсе нечего делать в этот день. В этот раз были организованы кулачные бои. Посреди площади соорудили арену, а вокруг нее сидячие места для короля и ветеранов Великой войны.Все желающие могли принять участие, чтобы выиграть главный приз: 10 тысяч золотых. Сумма была в те времена огромна, поэтому участников было хоть отбавляй.
—Собирайся, люд честной, посмотреть на бои кулачные. Ставьте деньги свои—не пожалеете!—кричали глашатаи, пытаясь привлечь как можно больше людей.
Вскоре собралось столько народу, что на площади едва хватало места, из-за чего люди забирались даже на крыши окрестных домов. Для того чтобы принять участие, необходимо было зарегестрироваться. Народ проходил один за другим, желая побыстрее выиграть манящий приз. За стойкой регистрации сидел старик, лет 70, который, несмотря на преклонный возраст, проворно записывал имена участников.
—Следующий! И побыстрее: мне еще домой успеть надо! А тебя как звать, дылда?
Перед ним стоял высокий юноша, брюнет с короткой стрижкой и голубыми, словно океан, глазами. Одет он был, как обычный, ни чем не выделяющийся, гражданин: на нем не было драгоценностей, дорогих вещей, ожерелий и прочих вещей, относящихся к дворянскому происхождению. Ему было на вид лет двадцать, не меньше.
— А можно анонимно?—спросил он, добрым взглядом посмотрев на старика.
Старик, будучи ворчливым и пренебрежительным по отношению ко всем на свете, думавший, что все, кроме него, вокруг виноваты, вдруг улыбнулся и ответил:
—Конечно: о чем разговор! Прошу вас, проходите! Не стесняйтесь! Желаю вам хорошо провести время! Следующий, пожалуйста!
Стоявшие за ним двое, эльф и человек, просто оторопели от увиденного.
—Вот это да! Старина Элбер вдруг стал вежливым, словно герцог Эльдорасский! С чего это вдруг? Что думаешь, Кулиэль?-спросил эльф.
—Не знаю, Элендил! Сдается мне, что этот парень не так прост, как кажется. Какой-то он добрый для кулачных боев. Надо бы за ним проследить. Согласен?
—Пожалуй да,—согласился Элендил.—Однако, нам нужно готовиться к боям: чувствую, будет жарко!
После регистрации участникам предоставлялась возможность подготовиться к грядущим поединкам. На территории было размещено различное оборудование для тренировок: штанги, гири, чучела из сена и другие различные тренажеры.
—Элендил,—братился к другу Кулиэль ,нанося удар по чучелу,-предлагаю проследить за этим парнем: уж больно он подозрительный!
—Поддерживаю,—согласился он, искоса глядя на юношу.
В тот момент предмет слежки наших героев направился к чучелу, чтобы испытать силу своего удара. Встав в боевую стойку, он от бедра нанес удар такой силы, что его кулак насквозь пробил корпус из сена, словно нож прошел сквозь масло. Затем, юноша неторопливо вытащил кулак из корпуса чучела, дружески похлопал по его по "лицу" и пошел к штангам. У друзей на некоторое мгновение челюсти поотвисали от удивления.
—Ничего себе удар!—сказал Элендил, нервно схватившись за свой живот.—Если бы мне такой нанесли, я бы уже через секунду после удара валялся на арене и истекал кровью! Не хотел бы я с ним драться!
Вдруг , их разговор неожиданно прервал голос ведущего:
—Участники соревнований! Через несколько минут состоится первый поединок в турнире за звание чемпиона Эльдораса по кулачным боям!
—Интересно,—спросил Элендил Кулиэля,—кто же все-таки выиграет?
—Не удивлюсь, если тот парень окажется в призерах,-ответил Кулиэль.— Про себя скажу, что я хочу выиграть этот приз или занять почетное третье место, но не меньше!
На арену поднялся бородатый гном в парадной броне и с молотом за спиной. Его рыжая густая борода свисала почти до его ног. Чтобы его было видно всем, ему дали ящик, на который ему пришлось встать, как о ни отпирался.
—Итак,-начал оглашать участников гном,—первые участники Дорхок из королевства орков и Аорл из королевства людей!
Оба участника неторопливо вышли на арену.
—Пожмите друг другу руки!—сказал судья.
Две руки, разные, словно булыжник и маленький камень, сошлись в дружеском рукопожатии.
—Приготовились!
Взгляды двух соперников сошлись. Каждый смотрел друг на друга с ухмылкой превосходства.
—Начали!
После того, как прозвучала команда, орк сразу же перешел в атаку, нанося сильные удары один за другим. Человеку приходилось то и дело уворачиваться. Следует подметить, что он делал это очень успешно: словно мотылек, он буквально парил рядом с массивным противником, как-будто играя с ним, даже дразня. И вот, выждав удобный момент, он нанес апперкот в выпирающую нижнюю челюсть орка. Тот, опешив от такой неслыханной наглости, еще больше рассердился и продолжил наступать на крошечного, по сравнению с ним, человека. Но лейтенант не собирался сдаваться и все так-же продолжал "танцевать" вокруг своего противника. Вскоре орк уже еле дышал и, словно упитанный толстяк, неуклюже передвигался по арене, пытаясь догнать неуловимого противника. И тут, в самый подходящий момент,когда орк на секунду опустил руки, Аорл молниеносно подскочил к нему и нанес мощный апперкот в его челюсть. Поверженный противник с грохотом упал на белый песок арены.
В этот момент толпа просто взорвалась криками восторга. Победитель подошел к нокаутированному противнику. Тот ошарашенными глазами не мог понять, что происходит. Аорл подал руку бывшему сопернику и помог ему подняться. Они оба посмотрели друг на друга, улыбнулись, пожали друг другу руки, и после этого Дорхок вдруг поднял руку его спаринг-партнера. Толпа взорвалась общим криком восхищения. После минутного ликования участники ушли с арены.
—Вот это да!—раздался голос ведущего.—Такого еще не видел мир кулачного боя! Что ж, давайте поздравим победителя аплодисментами! Браво!
После своей короткой речи, ведущий достал из кармана список участников. Раскрыв маленькую бумажку, он начал читать:
—Итак, следующие участники: Дорин из королевства гномов и Кулиэль из королевства людей.
—Вот, Кулиэль, твой шанс!—подбадривал нашего героя Элендил.—Покажи ему, кто ты такой! Я верю в тебя!
—Я уж покажу, будь уверен!—ответил Кулиэль. После ответа он быстро пошел на ринг. Он был уверен в себе, как никогда. Ему было не важно, какой перед ним соперник. Будь он даже самим Зевсом, он бы не остановил его. По крайней мере, ему так казалось.
Выйдя на арену, оба участника встали в центр. По сравнению с гномом, Кулиэль казался великаном. Поэтому, было вполне объяснимо, почему наш герой смотрел на своего соперника с нескрываемым пренебрежением. Пожав друг другу руки и встав в боевую стойку, участники ожидали команды судьи.
—Приготовились!
Голос судьи прозвучал в голове Кулиэля как-то помутнённо. Его ничто не волновало, кроме победы. Он, словно хищник, был готов броситься на жертву в любой момент, и только голос судьи являлся его ошейником, который его сдерживал. В его глазах виднелось бешенство и безумие выпившего кровь волка. Будучи человеком, звериное начало всё ещё играло в нем.
—Начали!
В тот момент, судья невольно спустил с цепи жуткого зверя, коим являлся Кулиэль в тот момент. Молниеносные удары посыпались на гнома, который начал пятиться назад, сминаясь под ударами Кулиэля. В конце концов, отступавший гном споткнулся и упал на землю. Победитель, не слыша просьб о том, чтобы он остановился, занес кулак над побежденным. Публика внезапно замолчала и с ожиданием развязки этого жестокого поединка. Кулиэль смотрел на соперника, как на жертву, как на добычу. Зверь в его душе был пробужден и , казалось, ничто не могло остановить его. Он думал только о том, как разорвать своего противника на части. Только судьи и зрители сумели остановить его и оттащить от гнома.
В момент волочения по арене, Кулиэль пришел в себя. Первое, о чем он подумал, было место, где он находится. Он помнил момент, когда он вышел на ринг, рукопожатие, голос судьи, а дальше...
Вдруг, он услышал странный свист, который с каждой секундой становился все отчетливей и отчетливей. Он поднял голову и увидел, как огромный огненный шар несся прямо на него. Раздались крики ужаса и возглас: "Берегись!" Еще секунда и шар врезался в желтый песок арены. Столб песка поднялся в воздух вместе с горящими осколками, которые образовали дымовую завесу над полем, закрывшую собой солнце.
Оправившись от шока, Кулиэль попытался сообразить, что это могло быть. Ядро от катапульты?—Нет, если бы началась война, они бы давно узнали. Бомба заговорщиков?—Вряд ли: все люди были тщательно досмотрены и маловероятно, что кто-то всё-таки смог пронести незаметно бомбу такого масштаба.Немного придя в себя, Кулиэль взглядом попытался найти Элендила или кого-нибудь еще, лишь бы они не отказались помочь. Поняв, что взглядом он не найдет никого, он решил встать и осмотреться вокруг.
В дыму было ничего не видно, поэтому наш герой двигался на ощупь. Он шел на крики людей, которые были еле слышны в этом дыму. В конце концов, он неожиданно наткнулся на какой-то предмет. Когда дым рассеялся, перед ним проявился большой камень, от которого шел дым. Камень лежал в кратере чуть больше его самого. Кулиэль протянул руку к странному предмету, но вдруг чья-то рука быстро схватила его руку. Обернувшись, он увидел Элендила.
—Не стоит этого делать, друг—плохо будет,—сказал Элендил.—Нам нужно скорее уходить.
—Подожди!—ответил Кулиэль.—Интересно же, что это за штука?
Дотронувшись до камня, он пробудил нечто ужасное, явно не из их мира. Камень зашевелился, начал трескаться и раскалываться.
—О Зевс!—воскликнул Элендил.—Нам надо уходить, причем как можно скорее! Бежим!
В этот момент глыба раскололась и из нее выскочило ужасное существо: огромный чёрный пес с тремя головами и хвостом-змеей. Три пасти его насчитывали сотни острых, как бритва зубов, готовых в любой момент разорвать друзей на мелкие кусочки. Массивное туловище его состояло из сплошных мускулов, а ноги-столбы проминали под собой землю. Глаза были красные, как кровь, бьющаяся в артерии. Оставляя за собой обугленные отпечатки, он, само воплощение смерти, медленно двигался по направлению к друзьям. Оскалив зубы и громко рыча, цербер все ближе и ближе подходил к ним.
Застыв от ужаса, Элендил и Кулиэль смотрели на приближающееся чудовище. Ситуация, в которую они попали, казалась безнадежной, как вдруг Цербер повернул голову влево, видимо почуяв что-то, и в тот самый момент что-то молниеносно сбило его с ног и они вместе кубарем покатались по земле к краю арены. Затем, было видно только Цербера, пытавшегося разорвать на части смельчака, и была слышна ругань неизвестного. Они оба в процессе борьбы подняли тучу пыли, так что друзья не могли их увидеть. После непродолжительного периода времени, послышался возглас: "Получи, зараза Аидская!" и вопль, по-видимому, Цербера, а затем—гробовая тишина.
Кулиэль и Элендил со страхом и любопытством всматривались в дымовую завесу, пытаясь разглядеть того, кто так изрешетил Цербера. Как только дым рассеялся, перед ними предстала следующая картина: у стены арены лежал труп Цербера, истерзанный когтями и сломанный пополам. Позвоночник его был переломан, так как из спины торчали кости. Теперь над друзьями навис новый страх, страх неизведанного, таинственного.
—Элендил,—обратился к своему другу Кулиэль,—похоже мы сегодня не успеем на фестиваль.
—Да, я тоже так думаю,—ответил его друг.—Скорее, надо выбираться отсюда.
—Подожди ка,—сказал Кулиэль,—кажется, я что-то слышал.
Друзья замолчали. Стояла гробовая тишина, только слышны были отдаленные крики людей, выбежавших с арены.
—Кулиэль, похоже мы тут не одни,—сказал Элендил шёпотом, немного отходя назад.
—Вот попали!—ответил Элендил, с явной дрожью в голосе.—Меня же теперь никуда из города князь не отпустит!
Настала напряжённая минута ожидания. Внезапно, перед ними выскочил синий дракон, спросив:
—Вы впорядке?
Ответа он не услышал. Вместо него последовал истошный вопль страха.
—О Зевс!—сказал сокрушенно дракон, приложив руку ко лбу.—Я не хотел вас напугать, извините. Ради всего святого, извините!
—Говорящий дракон!—воскликнул Кулиэль, отпрянув назад.
—Сначала Цербер, потом дракон: что за день такой!—возмутился Элендил.
—Эй, послушайте!—сказал дракон.—Если бы я хотел вас убить, я бы не убивал Цербера и просто не стал бы вмешиваться, ясно?
—Да, ясно,—с дрожью в голосе ответил Кулиэль.
—Вот и славно,—ответил дракон.—А теперь пойдем: здесь нельзя задерживаться.
Как только неожиданный знакомый отошел в сторону, у друзей появилась возможность разглядеть его получше. Чешуя дракона была цвета ультрамарин , не считая брюха, которое было выкрашено в белый цвет. Крылья были достаточно большими и по длине доходили до колен. Сам он был высок и мускулист. На концах фаланг передних и задних лап были острые когти, которые наверняка смогли бы разорвать самый прочный доспех. Хвост его был длинным и массивным и доходил до ступней опорных лап. Его морда была вытянута вперед, как у волка или лисы, вместе с челюстями, на каждой из которых было по ряду острых зубов. Глаза его были ретильими, а также цвета ультрамарин.
—А что мы теперь будем делать?-спросил Элендил.
—Соберем совет Объединенных Королевств и будем планировать дальнейший план действий. Единственное, что меня смущает—это причина, по которой боги так разгневались.
—Боги?!—переспросил Кулиэль.—Мы что, имеем дело с богами?
—Похоже на то,—ответил дракон.—Иначе откуда взялся Цербер?
—Он прав,—подметил Элендил.—Чем раньше мы соберем совет и спланируем наши действия, тем лучше для нас. К счастью, насколько мне известно, все правители сейчас находятся в замке. Скорее всего, совет уже идет, так что нам даже не придется его собирать.
—Что ж, друзья, решено: мы пойдем на совет и спланируем дальнейший план действий вместе с Союзом Объединенных Королевств,—сказал дракон.—Но для начала я хочу спросить: кто-нибудь ранен?
—Эмм,—замялся Элендил,—у меня есть небольшая царапина, но я думаю она ничего не стоит: переживут как-нибудь.
—Дай-ка глянуть,—сказал дракон, взяв руку Элендила.
На месте царапины уже зияла огромная рваная рана, которая была черной, словно уголь.
—Что ж ты раньше молчал, дубина!—воскликнул дракон.—Это же яд когтей Цербера: скажи спасибо удаче, что сразу же не умер!
Дракон поднес лапу к руке. Через несколько секунд она начала излучать яркий свет, который на мгновение ослепил друзей. Как только свет пропал, дракон убрал лапу и сказал:
—Всё—можно спокойно идти дальше. В следующий раз предупреждай, если что-то болит.
—А...,как..?—пробормотал Кулиэль, пытаясь спросить как дракон осуществил это чудесное исцеление.
—Это моя прямая обязанность—помогать тем, кто нуждается. Потом объясню,а сейчас нам надо идти. Вперед!
С этими словами он последовал по направлению к северной, самой высокой части города, где располагался замок короля, в котором должен был проходить совет. Элендил и Кулиэль последовали за ним следом.
Глава II
Уже начинало темнеть, когда Элендил, Кулиэль и дракон подходили к королевскому замку. Это величественное сооружение, построенное несколько десятков поколений назад, ещё внушало былое величие королевства людей той эпохи. Массивные стены, не раз защищавшие его величество, выдержали бессчетное количество войн, в том числе и битву за Эльдорас 100-летней давности. На стенах и в башнях стояли лучники, готовые встать на пути у каждого, кто посягнет на жизнь его величества. Сегодня, совместно с флагами королевства людей, на древках копий стражников висели также флаги орочьего королевства, княжества эльфов и королевства гномов, что свидетельствовало о проведении совета.
Подойдя к воротам, наши герои были остановлены стражниками.
—Стоять! Посторонним лицам, согласно приказу его величества, вход воспрещен!—сказал один из них, по-видимому капитан, и преградил путь нашим героям копьем.
—При всем уважении, мы не посторонние лица, а важные персоны, у которых, поверьте, в совете есть достойное место,—ответил дракон.
—Ну-ну,—ответил стражник, ухмыляясь,—ещё скажи, что ты Хранитель Добра!
—Да, я Хранитель Добра,—ответил дракон.
—Ха! Насколько мне известно, Хранитель Добра является драконом!
В этот момент их собеседник, приняв настоящий облик, привел самый убедительный аргумент в свою пользу, развеяв все сомнения на счет подлинности его должности.
—Прошу прощения за неясность, ваше Благодеятельство, не признали,—ответил стражник, пребывая в некотором шоке.—Милости просим!
—Ничего,—ответил дракон, превратившись обратно в человека,—всё бывает, только в следующий раз готовьтесь к совету тщательней, узнавая списки советников заранее.
Затем, улыбнувшись, он пошел вперед. За ним следом последовали Кулиэль и Элендил. Проходя по парадной, наши герои созерцали произведения различных видов искусства: от строгого и каноничного классицизма до вычурного и причудливого барокко. Ковровая дорожка, сшитая из шерсти барука, была уложена по мраморному полу вплоть до лестницы. Всюду стояла стража, которая в любой момент готова была защитить членов совета. Все это несколько напрягало Кулиэля, который отродясь не бывал в таких роскошных местах. Живший на окраине города, он никогда не видел такого богатого убранства, как в этом дворце. Он чувствовал себя, словно в сказке.
Поднявшись на последний этаж, друзья вышли в длинный коридор, в конце которого была дверь в зал заседаний. По голосам из зала было слышно, что заседание уже шло в самом разгаре. Подойдя к дверям, дракон сказал:
—Так, вот мы и на месте. Волнуетесь?
—Еще бы!—ответил Кулиэль.—Я первый раз в королевском замке и уж тем более во дворце короля.
—Мало того, у меня есть небольшие долги перед государством!—сказал Элендил.—Что я скажу князю? Как я ему в глаза смотреть буду?
—Налоги—самое меньшее, что их сейчас волнует, поверь мне,—сказал дракон, пытаясь успокоить эльфа.—Просто идите за мной: они не кусаются.
Открыв дверь, дракон усомнился в своем предположении о не наличии зубов у членов совета, так как вместо цивилизованной беседы он увидел просто диспут, не иначе. Эльфийский князь спокойно выслушивал оскорбительные речи от представителя орочьего королевства, который был явно чем-то не доволен. Его величество Пендрагон II пребывал в относительном спокойствии и даже пытался успокоить собравшихся, однако все его усилия были напрасными.
Увидев все это, друзья, стоявшие в дверях, просто были ошеломлены таким бардаком, творившимся в цивилизованном собрании.
—И что, так всегда?—спросил дракона Кулиэль.
—Поверь, раньше было намного хуже,—ответил тот, облокотившись на дверь.—Что ж, надо действовать: эй, вы, представители цивилизованного общества, вы обратите когда-нибудь на нас внимание, или все-таки продолжите ругаться друг с другом?
Наступила тишина. Все обернулись на наших героев. Первым отозвался правитель людей, его величество Пендрагон:
—При всем моем уважении позвольте спросить: кто вы и как вы сюда попали?
—Я Хранитель Добра, а это мои спутники,—ответил дракон, поприветствовав членов совета поклоном.
—Хранитель Добра?!—переспросил с удивлением гном.—Пфф! Насколько мне известно его уже нет в живых.
—Да, действительно, что за вздор! Он не появлялся уже более 100 лет!—подметил эльфийский князь.
—И еще одно: Хранитель Добра, как нам всем известно, был драконом, причем ледяным драконом! Я не вижу на тебе чешуи, крыльев, зубов, когтей—их нет.
—При всем моем уважении к вам, ваше величество, я и есть тот самый ледяной дракон.
—Тогда докажи нам это,—сказал гном.
—Хорошо,—сказал дракон, и через мгновение он стоял перед членами совета в своем настоящем обличии.
—Зевс милосердный!—воскликнул гном.—Мы думали ты погиб!
—Как видите, нет,—ответил дракон спокойным тоном.
—Что ж, Хранитель Добра, мы готовы выслушать твое мнение,—сказал орочий вождь.—Что ты предлагаешь?
—Я предлагаю поговорить с богами и разузнать, чего они от нас хотят. Так мы избежим бессмысленных жертв.
—Они все равно не станут нас слушать!—сказал гном.—Кто мы, а кто они! Да они нас как букашек раздавят!
—Но если мы ничего не предпримем, неизвестно что нас ждет,—сказал Пендрагон.—Мы не можем рисковать миром только из-за простых доводов. Мы должны поговорить с ними!
—Каким образом? Мы же не умеем их вызывать!—сказал эльфийский князь.
—А вам и не придется,—послышался чей-то гробовой, мертвый голос.
Все обернулись и перед ними предстал Аид. Он был в образе немощного старика с бледным лицом и морщинами под глазами. Он был костляв настолько, что кожа буквально свисала с его костей. Его глаза не отражали ничего, кроме пустоты, а седые волосы его еще больше внушали страх самой смерти. Одет он был в черный балахон, в руке он держал старую корягу, чем-то напоминавшую посох.
—Кто ты?—спросил орочий вождь.
—Хе-хе!—ухмыльнулся Аид,—Какой глупый вопрос! И все же я тебе на него отвечу. Я тот, кто вынужден выполнять самую тягостную работу среди трех братьев, тот, кому не досталось того самого лакомого кусочка любви от людей, в отличие от моих двух братьев, которые только и купаются в лучах славы, пока их брат сортирует мертвечину!
—Аид...—пробормотал Элендил.
—А я уж думал вы не догадаетесь,—сказал Аид своим замогильным голосом с долей сарказма.—Итак, зачем же я, великий бог смерти, удостоил себя посетить этот прогнивший мир лжи и войн? По правде сказать, я с братьями решил, что слишком уж вы стали заносчивыми и перестали нас бояться и поклоняться нам. Следовательно, мы стали терять нашу силу. И вы, жалкие твари, этому причина.
—Да как ты смеешь нас унижать!—воскликнул эльф.—Если ты не прекратишь, мы...
В этот момент Аид появился прямо перед ним. Эльф сразу остолбенел и замолк. Он не мог пошевелить ни одним мускулом в своем теле.
—А ты я вижу смелый, раз посмел перечить самому богу смерти,—спокойно сказал Аид, взяв эльфа за горло.—Сколько там эльфы живут—лет 100-120? Хм, давай-ка сократим твои годы жизни лет на 300. Превратившись в прах, ты вряд ли будешь мне перечить. Итак...
—Стой!—прервал Аида чей-то голос.
Он отпустил эльфа и с интересом повернул голову туда, откуда донесся голос, чтобы увидеть того смельчака, кто так дерзко прервал его обряд. Перед ним стоял дракон, который своим взглядом пронзал бога смерти.
—Ах да, конечно! Про тебя то я и забыл! В те времена мне пришло очень много душ, а в этом как-то маловато. Может потому, что ты искоренил все болезни и прекратил все войны и внутренние конфликты? Ох, поверь мне, когда начнется апокалипсис...
—Аид!—внезапный голос прервал его монолог.
Аид медленно и нехотя обернулся. Перед ним стояли Зевс и Посейдон.
—Ах, это вы, братья мои! По какой причине вы прервали мой столь важный ритуал расправы над этими презренными смертными!
—Мы бы хотели переговорить с ними и выдвинуть наши условия,—ответил Посейдон.
—Но у меня тоже есть к ним дело. Я...
—Мы пришли сюда не наводить преждевременный хаос, а назвать наши условия,Аид,—сказал Зевс, грозно посмотря на своего брата.—А ты все наши попытки делаешь бесполезными!
—Я тебя понял,брат...—с явным недовольством сказал Аид.
—Итак, живые существа этого мира,—обратился к находившимся в зале Зевс.—Мы пришли в этот мир, чтобы сказать вам: настало время Великой Расплаты. Вы стали часто пренебрегать поклонением нам и посему разгневали нас. За это мы вынуждены устроить Судный день.
—Но молитвы в храмах проводились каждый день и никогда не переставали совершаться: мы никогда не отрекались от веры!—сказал Пендрагон.
—Ложь!—грозно сказал Зевс.—За последние 2 года мы не услышали ни одной молитвы! Мы дали вам Хранителя Добра, который должен был вам помогать, но он ничего не сделал!
—Но мой и мой отец, и я, и остальные правители не знали войн на протяжении вот уже 100 лет! Он активно разрешал внутренние конфликты, устранял революции, несколько раз побеждал голод и засуху. Наша медицина и развитие росли в очень больших темпах. Он не виноват—он только, наоборот, помог.
—Что ж, возможно, но факт остается фактом—кто-то разрушает храмы и этим вы нас серьезно разозлили. Мне не остается другого выбора, как устроить Апокалипсис на Земле!
—Но погибнут те, кого вы так любите, те от кого вы получаете силу,—сказал дракон.—Да, мы не совершенны, у нас много грехов, но в некоторых ситуациях мы способны на невозможное, преодолеть любые преграды. 100 лет назад я видел людей, которые сражались за идеалы этого мира, за добро, за веру в вас! Преклоняясь перед вами, я прошу дать нам всем шанс исправиться и показать, что мы достойны жить на этой Земле.
—Что ж, дракон,—ответил Зевс,—я выслушал тебя, но мне нужно посоветоваться с моими братьями.
После этих слов Зевс подошел к своим братьям и начал обсуждение решения, которое было бы правильным в этой ситуации.
Дракон стоял в центре зала, ожидая решения богов, и был настолько погружён в свои мысли, что не заметил, как к нему подошли Элендил и Кулиэль.
—И что теперь будет?—спросил Элендил.
—Могу сказать только одно—у нас есть только два варианта: гибель и шанс на спасение. От их решения будет зависеть будем мы жить, или нет.
После недлительной беседы боги подошли к нашим героям и готовы были дать ответ.
—Что ж, я могу сказать, что вам сегодня везет, ибо удача на вашей стороне,—сказал Зевс.—У нас есть для вас решение: задание, которое практически невыполнимо.
—Что мы должны сделать?—спросил Кулиэль.
—Вы должны найти три вещи, которые спрятаны в разных местах по всей Земле: трезубец Посейдона, молнию Зевса и глаз самого Страха, Фобоса, сына Аида. С последним справиться не удавалось никому, но я верю, что вам это удастся сделать, ибо это ваш единственный шанс на спасение.
—Как нам до них добраться?—спросил дракон.
—Как только наступит ночь, садитесь на корабли и плывите по дорожке, проложенной по морю луной. Так вы дойдете до всех целей постепенно,—сказал Посейдон.—По пути вам будут встречаться множество опасностей, те вещи, от которых волосы на ваших головах станут дыбом! Будьте бдительны и осторожны, ибо титаны, которых мы заточили 3000 лет назад не дремлют и готовы сделать все, чтобы вы не добрались до этих мест.
—Спасибо вам за подсказку, о Великие!—отблагодарил богов дракон.
—Через 20 дней, на рассвете вы должны уже быть в замке, иначе Апокалипсиса не миновать!
—Мы постараемся вернуться во время!—сказал Элендил.
—Торопитесь, ибо время не на вашей стороне...—сказал Зевс и вместе со своими братьями испарился из зала.
Все в зале были поражены случившимся. Несколько минут все сидели и обдумывали дальнейший план действий, так как никому не хотелось просто сидеть сложа руки и ждать финала. Первым высказался Пендрагон:
—Что ж, друзья мои, собравшиеся здесь мудрые правители, что вы предлагаете: кого отправить в столь опасное и трудное путешествие?
—Предлагаю отправить от каждого государства по кораблю, потому что так будет лучше: мы совместим все достоинства и недостатки всех расс так, что все будут дополнять друг друга, тем самым мы создадим эффективную флотилию,—сказал орк.
—Верно,—согласился гном,—но нужно отобрать лучших из лучших, мастеров корабельного дела, превосходных воинов, отважных и смелых, просоленных морем моряков. А еще, к тому же, нужен крепкие корабли, способные вынести шторма, бури и другие опасности.
—И еще,—сказал Пендрагон,—я думаю, что Хранитель Добра и два его спутника отправятся обязательно. Нам нужны те, на которых мы сможем положиться, и их я вижу в этой замечательной троице!
—Будем рады послужить на благо мира, ваше величество,—сказал дракон, уважительно поклонившись.
—Что ж, решено—отныне вы будете нашим единственным шансом на спасение,—сказал Пендрагон.—Если вы не вернетесь, мы обречены на погибель.
—Мы не подведем вас, ваше величество, как и вашего отца не подвели,—сказал дракон.
—Ступайте и да благоволит вам удача!
—Как же она нам не помешает, Ваше Величество!—сказал дракон.—Но если мы отправимся в море, мы не сможем далеко уйти, так как нам нужен опытный капитан.
—Позвольте я выскажусь,—сказал Кулиэль.—Будучи ребенком, я каждый день выходил в море, чтобы помочь отцу. Имея должный опыт, я с честью и удовольствием поведу эскадру.
—Он прав,—сказал Элендил.—Я ручаюсь за него!
—Ну что ж, Кулиэль, тебе выпала великая честь вести Эскадру Спасения. На тебе Хранителе Добра лежит огромная ответственность за наше будущее. Готов ли ты разделить с ним эту ношу в это непростое время?
—Мой отец отдал лучшие годы своей жизни, чтобы мы с братом жили без бед и не знали никаких несчастий за всю нашу жизнь. Перед смертью он сказал мне, что последняя воля его—участие мое в поддержании мира и помощь Хранителю Добра во всех его делах. Почему же я, сын великого воина и защитника, должен отступить и опозорить честь моего отца?
—Так и быть, Кулиэль, сын Эзраэля Кельтерийского, если ты действительно хочешь помочь Хранителю Добра в его непростой задаче, мы не будем против,—сказал Пендрагон,—но только если Хранитель Добра не будет против.
—Эзраэль был хорошим воином и верным товарищем, на которого я всегда мог положиться. Надеюсь, что в этот раз и сын его не подведет нас всех в этой важной миссии. Кулиэль, мы назначаем тебя командиром нашей эскадры!
—Почту за честь!—с нескрываемой гордостью сказал Кулиэль.
—Вот и славно!—сказал дракон.
Затем, он обратился ко всем собравшимся:
—Друзья! Завтра, как только скроется солнце, мы спустим паруса и отправимся на встречу неизведанному. Нас может ждать всякое, но я верю в наш общий успех и в то, что вы не позволите опозорить себя и подвиг своих предков в те трудные времена! Возьмите с собой провизию, оружие, напичкайте корабли всем, что может быть полезным: путь обещает быть долгим и опасным, поэтому не хотелось бы умереть в первый же день, валяясь на палубе в судорогах. Возьмите побольше лимонов, так как без их сока после десятка дней ваши зубы будут осыпаться, словно осенние листья с деревьев! Пресной воды должно быть вдоволь! Завтра мы отчаливаем к нашему спасению!
—ДААААА!—громогласно прозвучало в зале совета.
После этого все встали из-за стола и направились к своим городам, чтобы начать собирать столь рискованную и опасную экспедицию.
Глава III
Вечером следующего дня порт Эльдораса стал местом стоянки для объединенной флотилии Людского, Орочьего, Эльфийского и Гномьего королевств. Суматоха в тот день была жуткая, так как народу собралось очень много, чтобы проводить смельчаков в путешествие. Последние припасы загружались в трюмы кораблей, когда солнце наполовину скрылось за горизонт. Жители и гости Эльдораса с нетерпением ждали этого волнительного момента, чтобы успеть бросить вслед путешественникам слова напутствия.
Дракон, Кулиэль и Элендил находились в тот момент на триреме флота его Величества Пендрагона, которая являлась флагманом флотилии Спасения. По бокам стояли дракар орков и десятипушечный фрегат гномов. Замыкающей стояла галера эльфов. Команды всех кораблей, ожидая приказов капитанов, были готовы спустить паруса и двинуться в путь. В спину отважным мореплавателям дул попутный ветер, который несколько облегчал им выход из бухты. И вот, когда солнце уже скрылось за невидимой линией горизонта, прозвучала команда: "Спустить паруса!", и ветер, заполнив паруса, понес наших героев в неизвестность. Ориентиром им служила лишь яркая звезда на фоне темного ночного неба.
Прошло не так много времени с момента отплытия, как уже начались первые проблемы: обнаружилось, что у некоторых членов экипажа, никогда не плававших по морю (в их числе был, естественно, дракон), началась морская болезнь. На дракона, то и дело бегавшего от борта к борту, с настолько усталым и болезненным выражением морды, было больно смотреть. Кулиэль, видевший все это, невольно ухмылялся и прибавлял:
—Эх ты, это тебе не по воздуху лететь, да присвистывать! Ха-ха-ха!
—Я бы на тебя посмотрел, когда бы ты на высоте 700 метров вниз захотел. Вот тогда бы...—не успевая договорить, дракон тут же бросался к борту.
—Как бы ты еще от цинги когти не откинул! Эх, рептилия, держись!—кричал Кулиэль и вертел штурвал в нужную сторону для поворота.
В это время на остальных кораблях работа кипела во всю: матросы завязывали кнехты, морские узлы, драили палубы, заряжали пушки и балисты, складывали оружие и амуницию. Разрезая лазурную морскую гладь, корабли уверенно шли вперед. В это время на палубе корабля гномов началось интересное и в то же время опасное мероприятие под названием "Дровосек". Суть этой игры заключалась в том, чтобы один участник с завязанными глазами попал топором в мишень, которая находилась на голове у другого участника. Судя по крикам восторга, игра у них шла на славу.
—Мда,—сказал Кулиэль, смотря на забаву гномов.—Как они только до такого додумались?
—О-о-о! Поверь мне, Кулиэль: если людям скучно, они всегда найдут себе забаву по душе, будь она даже самая дурацкая,—сказал дракон, выпивая лимонный сок.
—Слушай, ты наверное ничего не боишься, раз участвовал в стольких сражениях и бросался в бой не раздумывая! Как тебе удается сохранить самообладание?
—Хм,—ухмыльнулся в ответ дракон своей зубастой улыбкой.—Каждый из нас чего-то боится, будь он даже самим Зевсом! Боги тоже боятся, причем не меньше нас.
—Да, это, конечно, само собой разумеется, но все же: как тебе удается сохранить самообладание и бороться не за свою собственную шкуру, а за других?
На мгновение дракон призадумался и потупил взгляд в палубу.
—Знаешь, когда-то мне было за что бороться, я имею в виду личное, но теперь, когда у меня нет ни семьи, ни сородичей,которых я потерял, я пытаюсь бороться за то, чтобы остальные не познали ту горечь, которую познал я. Быть Хранителем Добра—это значит не иметь семьи, терять друзей, приятелей, переживать смены эпох, кризисы. Однако, не имея личного счастья, ты все-таки, с прошествием времени, конечно, начинаешь понимать, что мир и счастье остальных—это самая большая награда для тебя.
—А каким был мой отец?
—Твой отец...Хм! Помню его, словно видел вчера: статный, стройный, высокий—красавец одним словом. Он долго прожил для человека—аж 80 лет! Чуть не дожил до юбилея победы! Он всегда был готов прийти на помощь, он был отважным, смелым, сильным, духовно и физически. Правда много лишений пережил он, слишком много... Я 2 раза спасал ему жизнь, причем один раз он чуть было не погиб, но он, как всегда, обвел старушку смерть вокруг пальца. Хороший был человек, хороший...
—Я рад слышать хорошее слово об отце от близкого ему...хм...существа,—ответил Кулиэль.
—Для меня также была честь познакомиться с сыном героя Союза Объединенных Королевств. Надеюсь, что ты превзойдешь своего отца,—сказал дракон.
Внезапно их разговор прервал крик впередсмотрящего:
—Впереди дорога из света!
—Дорога из света?—перефразировал впередсмотрящего Кулиэль.—Что за вздор?! Сейчас сам посмотрю!
Подойдя к носу корабля, он действительно увидел ровную светящуюся дорожку, пролегавшую в 20 метрах от борта.
—Что это?—спросил Кулиэль дракона.
—Не имею ни малейшего понятия,—ответил его собеседник, с любопытством всматриваясь в сие чудо природы.—Но все-таки мне кажется, что это верная дорога к нашей цели.
—Как мы это проверим?—спросил Элендил, в это время подошедший к друзьям.
—Не знаю,—сказал дракон оглядываясь по сторонам. Тут его взгляду приметилась веревка,точнее канат, которым перевязывали кнехты.
—А ну-ка,—сказал дракон, взяв веревку.—Давайте бросим веревку на эту дорожку: мало ли что.
После броска все на протяжении нескольких секунд смотрели на нее. Упав на дорожку, веревка улетела вперед с неимоверной скоростью и исчезла. Все ахнули.
—Нужно собрать всех капитанов,—сказал дракон,— и решить, как поступать дальше.
—Я полностью согласен,—сказал Кулиэль.
—Вот и хорошо,—сказал дракон. Затем он взлетел на самую высокую мачту и прокричал:
—Внимание всей эскадре! Всем капитанам собраться на совет на флагмане! Мы должны обсудить важное решение!
Услышав просьбу дракона, с кораблей было приказано спустить шлюпки с капитанами и направить их к флагману. Через несколько минут капитаны уже стояли на палубе, готовые обсуждать дальнейший план действий.
—Итак, какие будут предложения?—спросил Кулиэль.
—Я предлагаю рискнуть и последовать по пути веревки—все равно другого варианта у нас нет,—сказал дракон.
—Но мы можем погибнуть и не вернуться,—сказал капитан гномьего корабля.
—Однако если мы вернемся, мы совершенно точно погибнем,—сказал Кулиэль.
—Он прав,—сказал орочий капитан.—Назад пути нет. Или мы плывем дальше к неизведанному, или остаемся здесь и ждем Судного дня, как трусы. Лично я и моя команда выбираем первый вариант.
—Не хотелось бы бросать начатое,—сказал эльф,—так что мы с вами.
—Гномы не отступали и не будут отступать,—сказал гном,—поэтому, без всякого сомнения, мы с вами.
—Мы вам очень благодарны за ваше решение,—сказал дракон.—Кулиэль, мы ждем твоих указаний.
—Наш план действий таков, друзья мои: несколько минут назад наша команда убедилась, что данная дорожка может запускать предметы с неимоверной скоростью через пространство и время. Наверняка она сможет запустить и наши корабли. Поэтому, каждый из нас должен как-нибудь, каким угодно способом остаться на корабле во время этого прыжка. Хватайтесь и держитесь за все, что вам кажется устойчивым, закрепите все, что может показаться необходимым в дальнейшем путешествии! Держитесь крепче, иначе можете навсегда остаться в Междумирье! Пойдем по очереди: наш корабль, потом эльфов, орков и замыкающим будет корабль гномов. Всем ясно?
—Да,—раздался дружный ответ.
—Тогда по кораблям! Сделайте все, как я просил!
После слов Кулиэля все капитаны быстро разбежались по своим шлюпкам и отчалили к кораблям. Через пять минут все шлюпки достигли своих кораблей. На всех судах началась беготня и спешка: все готовились к опасному прыжку. Некоторые(как, например, Элендил и орочий вождь) привязали себя к мачтам, кто-то спрятался в трюм, кто-то привязал себя веревками к перегородкам—все зацеплялись как могли. Только матросы, которые должны были опускать паруса, остались непривязанными. Кулиэль остался за штурвалом, предварительно привязав себя к корме, а дракон зацепился всеми восемнадцатью когтями, шестьюдесятью четырьмя зубами и хвостом за грот-мачту.
—Ну что, крысы сухопутные, готовы?!—прокричал Кулиэль.
—Да!—раздалось дружное согласие и только глухого драконьего:"Угу" не было слышно, так как он не мог говорить в тот момент.
—Тогда готовьтесь—сейчас будет немного трясти!—сказал Кулиэль.—Спустить паруса!
Белые, словно снег, паруса в ту же секунду упали и наполнились попутным ветром. Корабли постепенно приближались к дорожке. Ближе всех к ней была людская трирема, которая первой испытала на себе всю мощь межпространственных перемещений. Едва трирема коснулась дорожки, ее тут же подкинуло в воздух и понесло по лунной дорожке. Бешено крутясь, выписывая неслыханные пируэты, она стремительно неслась в неизведанном пространстве. Все, кто находился на палубе, кричали во всю глотку. Несколько секунд, в течение которых трирема неслась сквозь пространство и время, показались матросам вечностью, но после непродолжительного полета трирема выскочила из светового туннеля и с огромной скоростью врезалась днищем в водную поверхность. От удара все весла переломались и разлетелись в разные стороны, словно щепки. Передняя мачта от неимоверного удара отломалась и улетела на несколько сотен метров на берег. Нос-таран треснул, но не отвалился, а начал болтаться, словно маленькая веточка на ветру. Однако, несмотря на серьезные повреждения, трирема все же осталась на плаву.
Пребывая в некотором шоке от случившегося, Кулиэль, чудом удержавшийся не мог сообразить где он находиться и что вообще произошло. Он попытался подняться, но из-за сильного головокружения не смог этого сделать. Кулиэль огляделся по сторонам, пытаясь взглядом найти выживших. Его взору предстали несколько членов команды его корабля, однако он никак не мог найти дракона. Однако вопрос о его местонахождении не заставил себя долго ждать, когда тот появился прямо перед ним сказав:
—Хороший полет выдался, капитан! Давай-ка я тебе помогу встать.
—Мы добрались?—спросил Кулиэль, протягивая руку дракону.
—Похоже на то,—ответил дракон, взвалив Кулиэля на себя.—Из наших тридцати человек в живых осталось 19. Корабль еще на плаву, правда его еще нужно привести в "плавающий" вид. Но это потом: сейчас нам нужно подлечить раненых. Не волнуйся: ты хорошо вел корабль!
Кулиэль только улыбнулся в ответ дракону. Придя в точку сбора, дракон положил его рядом с ранеными.
—Элендил в порядке. Он сейчас занят, поэтому не может подойти к тебе. Ты полежи немного, а когда станет лучше, подходи к шалашу: у нас там совет.
Затем дракон подмигнул Кулиэлю и ушел.
А ушел он не просто так: в спешно-поставленной палатке его уже ждал совет Экспедиции Спасения. Когда он зашел в палатку, первый, кого он увидел, был орочий вождь.
—Мы рады, что ты жив, Хранитель Добра. Что с капитаном флотилии? Он цел?
—На удивление да,—ответил дракон.—При таких обстоятельствах выжить было невозможно. Но я верил, что не ошибся в нем: он весь в своего отца. Каков дальнейший план действий?
—Первое, что мы должны найти—это трезубец Посейдона.—сказал эльф.— Если карта нам не врет, то он находится на этом острове в очень глубоком водоеме. Ни один человек не сможет спуститься на дно этого озера, так как там очень холодно, слишком большое давление на дне и никто не протянет без воздуха так долго.
—Насчет воздуха—это не проблема,—сказал гном.—У нас есть то, что поможет смельчаку дышать под водой, при этом не сковывая движений. Я сейчас покажу.
После этих слов гном встал из-за стола и вышел из-под навеса, заставив всех прийти в недоразумение. Всем было интересно, какое же все-таки изобретение преподнесет гном. Через пять минут сидевшие в палатке услышали кряхтение и оханье гнома, по-видимому тащившего что-то тяжелое. В конце концов гном втащил под навес свое изобретение. Оно напоминало большой, толстый, ровный ствол дерева с закрытым с одной стороны куполом, а с другой диском. Агрегат был сделан из железа. Сверху него находился вентиль и маленькая металлическая трубочка, исходящая из трубы побольше, исходившей из самого железного ствола. В руке у гнома была длинная широкая резиновая трубка, на одном конце которой был большой округлый объект, с одной стороны которого была белая дуга, а с другой этот самый объект с прорезями.
—Вот он,—сказал гном, с гордостью указывая на свой агрегат.
—Любезнейший, позвольте спросить: что это такое?—с любопытством спросил Элендил.
—Эх вы, длинноухие! Наши инженеры назвали его "глубоныр" Изначально он был создан для работ в задымленных шахтах и назывался по-другому, но специально для этой экспедиции он был переработан для дыхания под водой. Воздух находится в баллоне под давлением, который передается по шлангу в этот округлый объект, а затем и в легкие ныряльщика. А большой он такой потому, что для более длительного пребывания под водой нужно больше воздуха.
—А он не опасен?—спросил Элендил.
—Эм...Вроде как нет,—сказал гном.—Нужно еще добавить, что несмотря на размеры, воздуха в нем намного меньше: всего минут на пятнадцать. Поэтому нужен тот, у кого большой объем легких и тот, кто может задерживать дыхание на долгий промежуток времени.
Кулиэль, уже опомнившись и придя в себя, на удивление остальных, все это время стоял около входа и подслушивал. После того, как гном закончил говорить, он вошел в шалаш и сказал:
—Итак, подведем итоги: нужен тот, у кого большие легкие и тот, кому холод не страшен,—сказал Кулиэль.
—Именно,—согласился гном, будучи немного ошарашенным от такого скорого выздоровления капитана.
—Да, как видишь, я жив и здоров—спасибо нашему Хранителю Добра. Итак, кто-же будет у нас в роли ныряльщика?
Медленно проводя глазами по толпе, Кулиэль высматривал того, кто подходил бы на эту должность. И конечно, его взору попался дракон, который медленно отходил в сторону, стараясь не привлечь ничье внимание.
—Я кажется знаю, кто подойдет...—сказал Кулиэль, смотря на дракона.
Все тут же повернулись в его сторону.
—Кто, я?!—переспросил дракон.—Вы что, с ума сошли?! Я ни разу в своей жизни не плавал—только тонул! Это все равно что крысу летать научить!
—Поверь мне—это не страшно: бултых!—и все. А дальше от тебя требуется только умение дышать, смотреть и хватать.
—Ну хорошо—так и быть, но только один раз! Больше я в воду не полезу, ясно?
—От тебя больше и не потребуется,—сказал Кулиэль.—Берите оборудование и несите его к водоему. Будем доставать трезубец!
Глава IV
Уже смеркалось, когда наши спутники подходили к озеру. Расположившись у берега, наши герои начали готовить дракона к первому(и, возможно, последнему) погружению. Аппарат стоял у края, ожидая момента погружения. Дракон сидел на краю озера, с недовольствием полоская лапы в черной мутной воде. После проверки оборудования гном вручил дракону глубоныр. Тот нехотя начал надевать его. Его размеры были как раз подходящими для роста и веса дракона. Привязав аппарат потуже к туловищу дракона, гном начал давать ему необходимые инструкции:
—Слушай: когда окажешься в воде—не паникуй и не кричи, а то потеряешь вот эту круглую штуку и тогда тебе точно конец. Дыши ровно и спокойно, словно ты находишься на земле. Не говори ничего вслух, чтобы себя успокоить, а то, опять же, потеряешь ее. Следи за уровнем воздуха, иначе может не хватить и ты отбросишь лапы. Когда ты подберешь трезубец, поднимайся наверх медленно и спокойно, не лети, а то все сосуды полопаются и тогда каюк, хотя, я думаю, с твоей устойчивостью к давлению тебе это не грозит. Понял?
—Понял,—ответил дракон.
—Тогда одевай вот эти очки и вставляй загубник в пасть.
Дракон так и поступил.
—Все впорядке? Дышится?
Дракон кивнул в ответ.
—Тогда на счет три: раз, два...
Дракон сидел в жутком напряжении. Ему хотелось, чтобы этот кошмар закончился. Все, что было на него навешано, внушало ему скорее страх, нежели уверенность.
—Три!
Резкий толчок в спину чем-то тяжелым опрокинул дракона в воду. Под тяжестью оборудования, его начало быстро тянуть ко дну. Он не мог сориентироваться где он вообще находится и что ему делать. Внезапно он вспомнил, что нужно дышать, и пузыри воздуха быстро устремились к поверхности. Он смотрел по сторонам и не мог разглядеть ни одной живой души. Вокруг было очень темно, но это было для него не проблемой, так как мать природа наделила его способностью прекрасно видеть в темноте. Спуск вниз показался ему вечностью, хотя в действительности он занял всего несколько секунд. Как только он почувствовал, что под его лапами просела земля, он начал осматриваться по сторонам. Он не слышал ничего, кроме звука выходящих пузырьков воздуха, поднимавшихся к поверхности. Судорожно осматриваясь по сторонам, дракон искал что-то напоминавшее трезубец. Он посмотрел на время. Оставалось около девяти минут. Это его подстегнуло искать трезубец быстрее. Судорожно перебирая песок, он рылся в поисках трезубца и, в конце концов, нашел его. Он выглядел потрясающе: полностью сделанный из золота, с множеством драгоценных камней, он действительно внушал восхищение. Собравшись уплывать, дракон почувствовал, как что-то схватило его за заднюю лапу и не собиралось отпускать. Обернувшись он с ужасом увидел то, что охраняло данную реликвию: перед его взором предстала гидра. С 6-ю змеиными головами, огромным хвостом, это создание по-настоящему внушало ужас. Судорожно пытаясь освободиться, дракон пытался оторвать щупальце от своей задней лапы, но безуспешно: щупальце, словно капкан, схватило и не собиралось отпускать его. В тот момент он решился на отчаянный шаг: он сделал вдох, выпустил загубник изо рта и схватился зубами за щупальце, пытаясь разорвать его на мелкие кусочки. Теребя щупальце из стороны в сторону, он, в конце концов, перекусил его напополам, и кровоточащий кусок щупальца медленно начал опускаться на дно. Гидра заревела и отпустила его. Затем, медленно уползая, скрылась в темноте.
Однако, у дракона появилась новая проблема: нужно было подняться наверх, причем быстро, чтобы не захлебнуться. А с глубоныром это сделать было невозможно, так как приборы показывали, что воздуха оставалось на минуту. Он чувствовал, что вот вот задохнется, потому что воздуха в его больших легких становилось все меньше и меньше. И тут в его голову пришла идея. Он быстро нащупал трезубец, схватил его зубами, снял с себя баллон, перевернул его вверх дном, ухватился за него и, собрав последние силы, задней лапой нанес удар по вентелю, который удерживал воздух в баллоне. Вентель отскочил, и из баллона стремительно начал выходить воздух. Как пушечное ядро, дракон понесся к поверхности, еле сдерживаясь от нехватки воздуха.
На поверхности все смотрели в темную непроглядную глубину в ожидании дракона. Кулиэль всматривался в темную воду водоема в надежде увидеть дракона или хотя бы пузырьки, свидетельствовавшие о том, что их товарищ был еще жив. Но ничего,даже малейшего пузырька, не было видно. И вот, когда все уже потеряли надежду, в воде показался странный объект, который приближался с каждой секундой к поверхности. Приглядевшись, Кулиэль разглядел в этом странном объекте дракона, который с каждой секундой поднимался к поверхности все ближе и ближе. Он держал в зубах трезубец и смотрел наверх своими рептильими глазами, которые были немного выпучены из-за страстного желания дракона вдохнуть воздух.
—Он жив! Он жив! Вот крыса сухопутная! Ха-ха! Эй, бегите скорее сюда!
Дракон был все ближе и ближе к поверхности. Еще чуть-чуть и он достигнет ее. Внезапно, у самой поверхности, воздух в баллоне закончился и дракон начал тонуть. Судорожно размахивая лапами, он пытался подняться наверх, но безуспешно: он медленно шел ко дну. Тогда он стал махать крыльями и медленно начал приближаться к поверхности. Воздуха в его легких оставалось все меньше и меньше, и он инстинктивно начал махать лапами из стороны в сторону. Казалось, его уже ничто не спасет, как вдруг чья-то рука схватила его за лапу и потянула наверх. Через несколько секунд его нос, а затем и пасть с трезубцем в зубах показались над водой, и он жадно вдохнул полную грудь воздуха. Все бросились к нему и принялись вытаскивать из воды.
Очутившись на береге, дракон наконец разжал челюсти и из них выпал неимоверной красоты трезубец Посейдона.
—Фух!—выдохнул дракон.—Это была та еще задачка!
—Что там было внизу?—спросил его Элендил.
—Там была гидра, которая имела большое желание меня убить и навсегда оставить на дне водоема, но, как видите, ей это не удалось... Хорошо, что воздуха в баллоне еще оставалось, а то бы захлебнулся...Фух...
—Ты просто молодчина!—сказал Кулиэль, похлопывая дракона по спине.
—Это моя прямая обязанность—спасать мир!—усмехнулся дракон и выпрямился в полный рост. Сняв очки и вытерев воду с морды, он обратился к Кулиэлю:
—Как обстоят дела с кораблями?
—В общем и целом, у нас осталось целыми 3 корабля: наш, гномий и орочий—сказал Кулиэль.—Четвертый мы разобрали на запчасти и заменили недостающие детали на двух других. В целом они готовы и мы можем идти дальше: за молнией Зевса.
—Тогда в путь,—сказал дракон,—чего мы ждем? Кулиэль—настал твой черед.
—Хорошо,—сказал Кулиэль и обратился ко всем.—Внимание всем участникам экспедиции: мы должны собрать все оставшиеся припасы и погрузить их на корабли ровно через 15 минут! В противном случае мы просто выбьемся из графика. Уже смеркается, поэтому нам нужно отплыть в полночь. Помните: ориентир—самая яркая звезда на небе. Идем строгим конвоем: первой идет трирема, за ней—фрегат, замыкающим идет дракар. Эльфы перейдут на нашу трирему. И помните: не отставать и не спешить, в противном случае мы не сможем друг другу помочь. Всем все ясно?
—Еще бы было не ясно!—сказал гном.
—Тогда вперед: погружайте припасы на корабли.
—А глубоныр брать?—спросил Элендил.
—Не надо: он уже бесполезен. Зачем нам лишний груз?
—Верно,—сказал Элендил и оставил поломанный агрегат на пляже.
—Давай, залезай—мы отплываем,—сказал Кулиэль и направился к шлюпке.
К полуночи всё было готово к отплытию: припасы были загружены в трюмы, команда была готова к исполнению своих прямых обязанностей. Кулиэль, стоявший на капитанском мостике, наблюдал за деятельностью команды, которая ожидала приказа капитана. Погружённый в свои мысли, он не заметил, как к нему подлетел дракон.
—Все в порядке?—спросил он, сложив крылья.
—Да, в полном,—ответил Кулиэль.—Знаешь, даже смешно как-то получилось.
—Что именно?
—Ты ,не умея плавать, полез в воду, несмотря на свой небывалый страх перед ней. Подумать только: тот, кто в принципе плавать не умеет и жуть как боится воды, вдруг согласился нырнуть в непроглядную бездну и достать что-то для блага других. Я никогда не понимал, как можно жертвовать собой ради остальных.
—Я и не знаю, что сказать на этот счет. В те времена, когда мне было 100 лет, по вашим меркам 15, я потерял все, чем дорожил, и всех, кого любил в одночасье. Стоял холодный, морозный день. Отличная погода по моим меркам. Я тогда сидел в кузнице. Да, это может показаться смешным, но у нас действительно было ремесло. Я очень устал от работы и решил прилечь на часок другой. Раздувая огонь в печи, я не заметил, как уснул под мягкий треск углей. Проснулся я от грохота, криков и странного шума. Я быстро выбежал из кузницы и моему взору представилась страшная картина: темные драконы, по-видимому прорвавшиеся через потайной и главный выходы, убивали всех на своем пути. Я выбежал из кузницы, принялся надевать доспехи, чтобы дать бой, но взрыв позади меня, откинувший меня от кузницы, помешал мне это сделать. Я быстро полетел к выходу. С разных сторон раздавались взрывы и город, несколько минут назад напоминавший рай, превратился в огромный пылающий костер. Обернувшись, я увидел, что дворец короля был объят пламенем. Чтобы не видеть всего, что происходило вокруг, что естественно меня, 100...хм...15-летнего мальчишку, напугало очень сильно, я устремился к выходу. Рядом с ним дежурили темные драконы, которые убивали каждого, кто осмелился бы вылететь из города. Но, к счастью, меня не заметили и мне удалось улететь. Последнее, что я видел, перед тем как потерять из виду город, было обрушение главного входа и силуэты темных драконов, выносивших все ценное через главный вход. Затем я скитался по лесам, рос, использовал магию превращения в человека, чтобы не пугать окружающих. Затем я нашел город людской город Разергард, в те времена являвшийся столицей могущественного королевства людей, который после 200 лет был переименован в Штомград. Там у меня, как и везде в принципе,не было постоянного места жительства: я переходил из одного района в другой, прикидывался кузнецом. Там как раз я и повстречал твоего отца и его друга, Гилроя, которому стоит памятник в Эльдорасе. А затем, в один день началась война, которая длилась год, Великая Война. После обороны Эльдораса, мы с твоим отцом некоторое время находились в Лориэле, где он впервые познал горечь войны: лежа в лазарете, он узнал от меня, что его друг погиб. Мне очень не хотелось ему об этом. На следующий день я стал Хранителем Добра и совершил первый поступок на этой должности: вылечил твоего отца от ранения. Он был счастлив, как никогда, хотя я был счастлив гораздо больше. Затем уже битва на Кельтерийских равнинах, праздник, на котором меня не было, женитьба твоего отца, твое рождение, смерть Эзраэля... В течение этой войны я понял, что самое большое счастье для меня—счастье остальных. И когда родился ты, и я увидел счастье на лице твоего отца, я был рад больше всего, потому что знал, что все-таки я справляюсь со своей должностью. Вот так, отказавшись от своего счастья, можно познать еще большую радость за тех, кто обрел свое.
Наступила пауза, в течение которой Кулиэль молчал, видимо задумавшись о словах дракона. Через, примерно, минуту молчания он сказал:
—Я очень благодарен тебе за правду, которую ты мне рассказал. Теперь я знаю, кем был мой отец. И это, прости меня за "крысу сухопутную"...
В этот момент дракон громко рассмеялся.
—Эх, глупый! Да я и не обижался! Ха-ха-ха! Ну ты даешь!—сказал дракон, похлопав Кулиэля по плечу.
Наступила минутная пауза. Тишину развеял крик впередсмотрящего:
—Земля!
Глава V
Наступало третье утро для путешественников. На горизонте виднелся небольшой остров, на котором не было ровным счетом ничего: только ровный черный холм. Все это показалось нашим героям очень странным, поэтому они решили оплыть его.
—Всем кораблям право руля!—прокричал Кулиэль и дал 3 звона в колокол.
Все корабли, один за другим, повернули вправо, чтобы обойти этот странный остров, и таким же строем продолжили путь. Однако, на удивление всех, остров вдруг зашевелился и пододвинулся влево, перегородив путь путешественникам.
—Что-то здесь не так,—сказал дракон.—Надо быстрее сматываться отсюда: вдруг это то, что несет нам гибель? А скорее всего, так оно и есть.
—Ты прав,—согласился Кулиэль.—Внимание всем:полный разворот к югу и вперед на полных парусах!
Вся эскадра постепенно развернулась на юг и попутный ветер понес их в нужную сторону. Но когда дракон оглянулся назад, чтобы удостовериться, что все в порядке, его взору представилось страшное зрелище: из воды медленно поднималось нечто огромное, причем настолько, что его размеры сравнились бы с горой Ротодор, самой высокой точкой на Земле.
—Зевс милосердный! Что это такое?—воскликнул Элендил.
—Боюсь, что мы столкнулись с деятелем Апокалипсиса: это Кархародон!
Как только пар от брызг рассеялся перед ними предстало то, что всегда казалось мифом и никогда не воспринималось всерьез. Это ужасное порождение труда трех богов выглядело устрашающе: громадное туловище его можно было сравнить только с Ротодором, да и то Ротодор казался маленькой песчинкой по сравнению с этим чудовищем. Две громадные конечности, напоминавшие лапы дракона,словно гигантские трубы гномьего завода, выходили из плеч этого порождения смерти. Колоссальных размеров пасть насчитывала 200 рядов по 1000 зубов в каждом из них, на которых были насажены десятки судов несчастных моряков, которые были проглочены им. Из туловища,в районе живота, выходили 6 конечностей: 3 клешни и 3 конечности с огромными пилами, как у рыбы-пилы, только в несколько тысяч раз больше. Длина его хвоста была сравнима с расстоянием от Эльдораса до Элберской пещеры: почти 200 километров! Сзади был мощнейший панцирь, по типу как у дракона, но в тысячи раз крепче и больше.
Его раздавшийся рев посрывал паруса с мачт и на время оглушил матросов, не успевших закрыть уши.
В это время Зевс и Аид стояли на облаке и смотрели на происходящее.
—Что же мы наделали, брат!—сказал Зевс.—Если они не убьют его, это порождение наших с Герой трудов уничтожит их. Какой же я все-таки дурак: разве можно было давать им такое непосильное задание?
—Мы не виноваты в этих грехах, Зевс. Люди сами выбрали путь неуважения к нам и самим себе. Пусть теперь они поплатятся за свою глупость!
—Аид, как брата прошу, не пытай их в Тартаре слишком сильно, хорошо?
—Хм,—усмехнулся Аид,—постараюсь...
Подняв огромную пилу, Кархародон был готов снести и утопить в морской пучине эскадру.
—Быстро, лево руля!—скомандовал Кулиэль, чтобы избежать смертельного удара.
Благодаря быстрой реакции, пила пролетела в нескольких сантиметрах от мачты, лишь срубив флаг. Проведя удачный маневр, Кулиэль скомандовал:
—Открыть огонь!
Стрелы из баллист тут же полетели в сторону чудовища. Однако, к несчастью, они не причинили ему никакого вреда, отскочив от его шкуры, словно камешки от крепостной стены. Гномы также пытались пробить его шкуру, но безрезультатно: ядра отскакивали от Кархародона, даже не раздражая его.
—Стрельба бесполезна: от него все отскакивает!—сказал дракону Кулиэль.
—Нужно скорее убираться отсюда!—прокричал Элендил.
—У нас не получится!—ответил Кулиэль.—С каждым его движением образуется водоворот, который нас притягивает. Если мы не разберемся с Кархародоном—нам не выбраться!
—У меня есть идея!—вдруг воскликнул дракон.—Я скоро вернусь!
С этими словами он поднялся в воздух и устремился к фрегату гномов. Он имел весьма удручающий вид: две мачты были сломаны, а третья еле-еле держалась на веревках. От ростры не осталось ничего, ровно как и от капитанской каюты. Лишь чудом корабль еще держался на плаву. Приземлившись, дракон первым делом нашел капитана. Он стоял за фальконетом и вел прицельный огонь по чудовищу, пытаясь попасть в глаза.
—Не жалеть ядер и пуль, матросы! Посражаемся еще!
—Сэр,—обратился дракон к гному,—разрешите позаимствовать у вас порох.
—Это еще зачем?—спросил в ответ гном, стреляя из фальконета.
—У нас есть план.
—Что ж, я вам доверяю: берите сколько хотите, только зачем?
—Увидете,—сказал дракон и, схватив бочки, устремился к триреме.
На палубе, увидев дракона, люди расступились, чтобы дать ему место для посадки. Приземлившись, дракон положил бочки рядом с баллистой.
—Зачем нам порох?—спросил Элендил.—Снаряды же бесполезны!
—Я кажется понял зачем...—сказал Кулиэль, с улыбкой посмотрев на дракона.
Тот, в свою очередь, ответил тем же. Затем Кулиэль отдал приказ:
—Итак, салаги! Быстро заряжайте баллисту и привязывайте к стреле как можно больше бочек с порохом, а сзади закрепите еще несколько для полета на более дальнюю дистанцию. И поживее!
На корабле началась суматоха: все искали тросы и веревки, чтобы привязать бочки к стреле. Через несколько минут бочки были привязаны к стреле и ожидали своего дальнего полета.
—Отлично!—сказал Кулиэль.—Ждите моей команды!
Чудовище развернулось и было готово нанести решающий удар и разнести в щепки суда наглых моряков. Его жуткие янтарные глаза с яростью смотрели на отважных смельчаков. Члены команды невольно тряслись от страха. Руки и ноги юного артиллериста, стоявшего за той самой пушкой, тряслись словно осиновые листья. В его глазах можно было увидеть подлинное лицо страха и испуга перед ужасным Кархародоном. Он был бледен, как утопленник, которого только что достали из воды. Его взор был устремлен на огромную пасть монстра, в которой были видны тысячи острых, как мифрил, зубов.
—Поджигай фитиль!—скомандовал Кулиэль.
Артиллерист поднес факел к фитилю и маленькая искорка поползла по нему.
Перед финальным взмахом щупальца, Кархародон раскрыл пасть и из его глотки раздался душераздирающий вопль.
"Так вот что слышали те несчастные перед смертью"—подумал Кулиэль, но недолго думая, подловив самый подходящий момент, выкрикнул:
—Пли!
Артиллерист, зажмурившись, потянул спусковой рычаг и стрела взмыла в небо по направлению к Кархародону. С каждой секундой стрела, со свистом пронзая воздух, все ближе и ближе приближалась к пасти чудовища.
—Давай, давай, разящая моя, давай...—шептал про себя артиллерист.
Все с напряжением ждали момента, когда стрела достигнет своей цели. 20 метров...10 метров...5 метров... И вот, в момент, когда Кархародон уже захлопывал пасть, стрела пролетела между его огромных зубов. Наступило гробовое молчание. Все с ожиданием смотрели на Кархародона. Несколько минут он стоял целым и невредимым.
—Ну все, пропали мы, братья,—прошептал Элендил.
—Эх, зря я бороду не расчесал!—промолвил гном.
—Надо было дома оставаться...,—сказал один из матросов.
Внезапно, прогремел взрыв и из брюха Кархародона фонтаном выплеснулись его внутренности вместе со струей крови. Она была настолько мощной, что залила все корабли и облила всех, кто находился на палубах, с ног до головы. Ошметки его органов падали в воду рядом с кораблями и в нескольких метрах от них. Некоторые куски размером с булыжник попали на палубы и проделали дыры в них, так как они были очень тяжелыми.
Элендил первым решил поднять голову, чтобы посмотреть на случившееся. Он рассчитывал увидеть того же Кархародона, целым и невредимым, раскидывающего корабли, словно щепки. Но вместо этого он увидел огромную тушу чудовища, которая медленно погружалась под воду, и неимоверных размеров красное пятно на волнистой поверхности воды. Несколько секунд стояло гробовое молчание.
—Мы что—убили его?—спросил Элендил.
—Похоже на то,—ответил Кулиэль, медленно проведя по своим волосам.—Не верю своим глазам: мы только что взорвали треклятого Кархародона!
Все обернулись на артиллериста, который запустил стрелу. Тот, видимо от испуга, остолбенел. В глазах его читался страх и шок, от которого он еще до сих пор не оправился. Ему казалось, что вот-вот ему дадут по шее.
—Ты стрелял?—строго спросил матроса Кулиэль.
—Да, я,—робко ответил матрос.
Строгий взгляд Кулиэля, казалось, пронзал испуганного матроса насквозь. Стрелок был уже готов выслушать поток оскорблений в его адрес, но в место этого он услышал лишь фразу, которая ему была, как бальзам на душу:
—Ай да Тирен, ай да Лориэльский стрелок!
Внезапно, все начали обнимать его, хлопать по плечам и говорить всяческие ругательные слова. Но Тирен не обижался, а лишь улыбался в ответ, так как эти слова были сказаны не в обиду, а из-за недостатка приличных слов для выражения той радости, которая переполняла всю команду. После продолжительных похвал вся команда подняла Тирена на руки и начала раскачивать его так сильно, что он чуть не улетел за борт. После этого Кулиэль отдал приказ:
—Друзья! Вы сегодня

Поделиться: