Сборник поэтических произведений
Еле слышна тоска одиноких созвездий,
Прячущих в полости рта рудименты снов,
Гаснущих медленно и позабывших о мести,
Умершей где-то в несказанной рифме строф.

Я иногда наблюдаю за ними с планеты,
Имя которой уже не помнит никто.
Я наблюдаю за ними… и думаю: «Где ты?»
Где-то наверное в мрака одета пальто

Тихо идёшь по дорогам застывшего парка,
Скинувшим память о нас с пожелтевшей листвой,
Глухо прилипшей к земле, как почтовые марки,
К письмам размытым однажды горячей слезой.

Может и ты иногда наблюдаешь за ними…
Долго не в силах заснуть от их горькой тоски.
Может и ты сегодня Его называла по имени,
С неба срывая колючих цветов лепестки…

***

Под этими холодными дождями
Грубело утончённое лицо
И небеса налитые свинцом
Ложилось баррикадой между нами

***

Вполголоса.
Нет.
Шёпотом.
Нет.
Про себя.
Я нюхаю твои волосы.
Я моряк
За бортом корабля,
Утонувший
В глазах твоих море.
И пальцы твои водоросли
Тянут меня на дно.
И бороды поросль
Седая уже давно.

***

Пунш
из обрезков звезды колючей
и мякоти
неба ванильного,
местами солёно-тучной,
и запаха твоего сильного.
«Пей до дна!» -
кричит капитан
корабля, в судовом чьём журнале
запись есть, но всего лишь одна:
«Майский вечер. Султан
на палубе. А в бокале
горит Луна».

***

Лю-бовь
два слога
не в бровь
а в глаз
и снова
как в первый раз
волнение.
И я
оловянный солдатик
стою-
сол-да-тик-так-тик-так-
неподвижно
и в такт
сердце колотит.
Хватит
ли сил
сдвинуть
булыжник речи?
Воздух
набрать и выдуть
свечи
им погасив?

***

Как обычно, брови
нахмурив - сентябрь ползёт
не спеша, недовольный,
лохматый и сирый.
И с разодранным пузом, в крови
слёзы льёт
на каурые гривы
лошадей одиноких.
Ну а мы
забрели под ивы
оседлав их и свесив ноги

***

Океан, в котором ты тонешь
И ты, в которой тонет океан.
Я, которого ты не помнишь
Закутался в чёрный тюрбан.

***

Твоя звезда обожгла моё сердце, ещё находясь вдалеке.
Что же случиться, если она засияет в моей руке?

***

Смотри, как почка превращается в листок,
Как зелень свежую колышет ветерок,
Как безмятежно, жухлая, скользит не торопя
И как порой, внезапно, срывается она.

***

Твои волосы – бурные реки
от чужих взоров прячут лицо
и лишь только закрытые веки
снежным локоном не замело.

И алеющих губ просеки
окроплённые сладкой пыльцой
приведут меня к стенам Мекки (1)
где в суджуде (2) склоню чело.

Примечания:

(1) Мекка – место паломничества у мусульман
(2) Суджуд – земной молитвенный поклон

***

Я думал – отбил атаку на сердце,
Но осень свою в нём проделало брешь.
А я продолжаю идти по инерции,
Давно понимая – не взять мне рубеж.

И там где луга озарялись соцветьями,
Где их аромат опьянял и манил,
Где мы не могли быть вторыми и третьими,
Там образ я твой навсегда поселил.

Но образ живёт, а реальность иная:
На выжженной почве – кровавая пыль.
И я «иноверец», и ты не святая.
Ноябрь холодный нас в сети ловил.

Ноябрь холодный нас разлучил.



***

Сердце бьётся,
но уже всё туже.

Время льётся,
застывая тут же.

Голос внутрь
прорывает норы.

Этим утром
содрогнулись горы.

К вечеру сегодня
их уже не станет.

Завтра на поводьях,
алыми перстами

Нас с тобой повесят
перед Небесами.

***

Ты не пишешь мне писем больше,
Перестала смотреть в глаза.
И на сердце вдруг стало горше,
Потемнела очей бирюза.

Обернусь и тебя не увижу,
Сон оставив стремглав бегу.
Я себя всё сильней ненавижу,
Пребывая в слепом бреду.

На моём пути ты повстречалась,
Как встречаются только раз.
Небо, звёзды, Луна вращаясь
Вдруг застыли, смотря на нас.

А теперь они, ход ускорив
Всё бегут, и бегут, и бегут.
День и ночь в постоянном споре
О тебе мне сегодня лгут.

***


Я ни скажу никому об этом
Где ровно в полночь цветёт розарий
Мне это ангелы показали
Своим с небес нисходящим светом.

Я сберегу эту тайну тихо
К груди прижав и закрыв ладонью
Отбив от острых когтей вороньих
И городов неуёмных криков.

И ровно в полночь войдя в розарий
Остановившись за той калиткой
Я сердце вынул из-под накидки
Омыв его золотыми слезами.

Минуты эти забыть не в силах
Они печать свою ставят навечно
И проходя по дороге млечной
Оставим запах цветов жасмина.

***

Не могу я в отсутствие соли
Вам друзья рассказать о сахаре.
Если в жизни моей нету горя
То и счастье не будет знахарем.
Если в жизни моей нет печали
То и радость пройдёт не замеченной.
Изорвите меня бичами
И быть может я вам отвечу.
Я отвечу, что существую
В полной мере – лишь когда падаю
И когда жизнь меня линчует
Оставляя глубокие ссадины.
Только так я потом ощущаю
Абсолютную Милость Дарителя.

На волнах бытия качаясь
Все шторма и циклоны вытерплю.

***

На чаше вашей я не вешу ничего
Но сколько вешу я на чаше у Него?

***

ДАЖЕ ЕСЛИ СГИНУ

Далеко летишь ли
Птица золотая?
Вздрагивал камыш
Небо озирая.

Следующей весною
Встретимся с тобой ли?
Снова надо мною
Пролетая – вспомни.

Ну а если в бездну
Океана канешь,
Не осилив ветра
Буйную игру

Для тебя разверзну
Сердце, ты в нём станешь
Самым ярким светом,
Что я сберегу.

Ну а если ветер
Мне сломает спину,
Или лёд при сходе
Расщепит впотьмах

Продолжай же петь мне
Даже если сгину
Гимны о свободе
В дальних тех краях.

***

Корчится
в подворотнях питерского мая солнце.
Как и это время дОлжно кончиться,
отгремят и наши колокольца.

И с громкоголосьем нерадивым,
ввалиться без стука хохоча,
в чёрном саване и на бураке дивном
смерть-поклажа, талая свеча.

А пока что, копоть воскуряя,
блики тщимся пядью ухватить.
Забывая - в сердце ключ от Рая,
золотая, пламенная нить.

***

Дойти до предела.
А есть ли он?
Границы имеет тело,
но нам ведь,
впадая в сон,
до этого нету дела
и твердь
под ногами сжижаясь
подобна воде морской
и в плавание пускаясь
до звёзд достаём рукой.

***

Мне кажется порой, что боль и я – едины,
Что мир вокруг и мир внутри – всего лишь пустота.
Но боль уходит и тогда, пред толпами судилищ,
По тёмным коридорам влачусь как арестант.

***
Ты принцесса из старой сказки,
Что мне в детстве читала мать.
По глазам я узнал тебя ласковым
И душе, как речная гладь.

Сон ли вижу, как ты на утёсе
Смотришь вдаль, ожидая меня?
Как потом ветер нас уносит,
Обрывая концы-якоря?

Или может всё это – правда?
Ты принцесса – я рыцарь-принц,
Путь нашедший в закрытую гавань,
В море глаз меж твоих ресниц.

***

Я боюсь тебя не узнать, ведь прошли уже тысячи лет.
Наши души расстались тогда и теперь они бродят по свету,
Облачённые в кунтуши тел. Но я слышал: «Смотри в глаза,
Там узришь неземной огонь, обернувшийся в магму базальт».

И я шёл по пескам пустынь, по заснеженным склонам гор,
Был штормами застигнуть врасплох и под снег погребён пургой,
Королями далёких земель был посажен в глубокие ямы,
Заносил над главою меч, прорываясь к тебе с боями.

А в карманах – сухие листья, горсть песка в рваных сапогах,
Крови ссохшийся след на руках и дорога к чужим берегам.
Может там две звезды в глазницах меня встретят сияньем волшебным.
Может там я найду покой, одинокий бродяга-отшельник.

А пока лишь во сне, внезапно, не закрыв за собою дверь,
К моему ты приходишь порогу, в свете солнечных фонарей.
Не могу разглядеть я твой образ, только чувствую дольний взгляд
Из под тонких бровей изящных, бремя лет растворяющий хлябь.

***

Лучами Солнце вырезало силуэты
В тени которых находили мы приют
И никогда я не забуду тех минут
И ни за что я не забуду это лето

А ночь когда свою спускала шаль
И замерев за нами наблюдала
Глас ангельский с небесного портала
О райском счастье нам украдкой возвещал

***

Плетьми твоих рук
исполосована моя судьба
из этих ран кажется сукровица отчаяния
отпусти
ядовитая роза страсти
шипы твоей осанки рисуют боль
на свежем теле моей весны
и оно
распадаясь маковыми зёрнами слёз
пропадает в эхе
падающей луны.

***

Небо – кладбище
Где звёзды – плиты с именами
А луна – сторож немой

Мир – поприще
Где народы стоят полками
А каждый день – веет войной

***

Стеклянные глаза у водоёмов ночи
Что растеклись по небу в туманный этот час
И смотрят на меня и нож свой длинный точат
В загривке у луны волнами серебрясь

А я силками пойман не в силах шевельнуться
Не в силах отменить смертельный приговор
И водоёмы ночи мне на голову льются
И спину разрывает охотничий багор.

***

Сердце порою,
как бокал из тонкого хрусталя.
Цедишь, сначала, по капле, вино туда -
бережно и осторожно -
а потом как завоет луна,
оды которой слагал восторженно,
и пропади оно пропадом всё -
под ноги льётся
алая жидкость.

Осколками руки рассёк.
Хоть бы до свадьбы зажило…

***

И в одиночестве нашли спасение не многие,
И многие погибель в обществе нашли.
Так что же делать нам, таким убогим
Для сохранения гармонии своей души?

***

Вы как и мы когда-то были молодыми
Мы как и вы на землю упадём
Но ветер нас кружиться не поднимет
И тело не омоет водоём

Вы как и мы росли и расцветали
Мы как и вы завянем и умрём
И нас зима в пылу своих баталий
Спать до весны оставит подо льдом

***

Закрыл глаза усталый день седой
И ночь вспорхнула в голое окно,
За ним густою белой бородой
Мороз украсил тусклое сукно.

И слышен треск древесных исполинов,
Их скрип протяжный, грустный и тугой.
И лёд трещал на берегу залива,
Распластанного длинною дугой.

Огонь горел, поленья расточая,
Труба пускала витьеватый дым,
И с ним душа до облаков взлетая
Искала путь к урочищам родным.

***

Камнем кануть в воду,
Залечь на тихое дно,
И пролежав там годы,
Зелёным покрыться мхом.

Стать другом китам и акулам,
Врагом кораблям людей,
Что с громким протяжным гулом
Поля бороздят морей.

И встретив однажды русалку,
Ей сердце своё отдать.
И вместе под шторма сагу,
Нектары глубин алкать.

***

И жизнь вроде не тёмный лес
И люди вроде не волки в нём
Но я не видел страшнее мест
Чем город, в котором мы все живём

***

Погасла солнца вечная лампада,
Холодный дождь въедается в лицо,
И молний смертоносная армада,
Небесным режет отступы свинцом.

Живые души забиваются под корни,
Ища спасения у матери-земли.
А там, снаружи, умирая в тёрне,
Щебечет обессиленный кулик.

Нас по итогу ждёт такая же кончина -
Болото-мир затянет с головой,
Ввергая в свои тёмные глубины.
И целый век – в том часе роковом.

***

ВОСТОНЫЙ ФРОНТ

В грудь. На вылет.
И пусть я ещё молодой…
Раны мои пулевые
К весне прорастут травой.

Только дуб
Память хранить будет долго,
Как в чаду
Я с отвагой сражался на Волге.

Только ветер
Шептать будет еле слышно,
О расцвете
Полей близ родного Гиссена.

Только птицы
Махать будут мне пролетая,
И кружиться
Над горящим фасадом рейхстага.

Добрый друг,
Если жизнь твоя будет длинной,
Если вдруг
Не окончишь её на мине,

Передай маме весть на юг
О любившем ей сыне.

***

Здесь нет тебя, здесь даже нет меня,
Здесь только те, кто сгинул насовсем,
Их песни – это чёрные моря,
Которые тревожит злая осень.

***

Я одинокий волк
И мне неведом страх.
Вооружённый прёт ли полк,
С мушкетами в руках,

Или охотник удалой,
Со сворою собак -
Готов принять смертельный бой,
Каков бы ни был враг.

Давно сточил клыки о латы
И когти в схватках поломал,
Стянули шрамы как канаты
И до костей весь исхудал.

Я тех жду, кто по Воле Бога,
Меня сумеет одолеть.
Веди до крайнего чертога,
Подруга Жизни – фрау Смерть.

***

Не мир – но меч
Не праздный быт – но испытание
Что ты готов из опыта извлечь
Страдания
Вселенского масштаба?





***

вышибаю искру о сердце,
для того оно и камень.
из искры разгорится пламя.

***

Вдыхаем
битое стекло
стального века

и кровь стихами
запеклась
у человека

на перепаханных
морозами
губах.

Играем в шахматы
со смертью
во гробах.

***

Тягучее небо с копчёным лицом
- прощальная ветошь войны –
Над чёрной землёю застыло венцом,
Землёю с резьбой бороны.

Деревья-изгои раздевшись торчат,
Впиваясь руками в глаза,
И тёмные воды под льдами молчат,
Лишь тихо шумит лоза.

И в этих краях безвозвратных, постылых,
В пространстве без света и дна,
Белёсые кости над нивой могильной
Сияют, как жемчуг-луна.

***

На мои ладони,
которые кажутся тебе огромными,
положи свои,
нежные, как лепестки
роз и горячие, как чай,
которым ты меня угощаешь ночами,
ветреными,
как девушки лёгкого поведения
и холодными,
как тело
утопленного

***

Я под небом твоим деспотичным
у безумья очнулся в плену
и сияет над койкой больничной
Солнце Чёрное мне одному

***

Полную чашу выпил
последних дней октября
и в выпавший снег вымпел
с кричащим «люблю тебя»
вонзил по самое сердце
и кровь подступила к щекам.
Ты знаешь, мне раньше не верилось,
в улыбку от колотых ран…
Теперь же в устах теплится:
«любовь подарила нам…»

***

Солнечный шар мне на голову рухнул
И наступила кромешная ночь.
Лист опадает, последний, жухлый,
Я за ним следом несусь тоже прочь.

***

РУСЬ КАК ВЬЮГА

Утолил мою жажду ливень,
Остудил моё сердце мороз.
Нету в мире прекраснее линий,
Чем осанка родных берёз.

Нету ласковей матушки-лета
И суровей зимы-отца.
Солнцем русским земля согрета,
Снегом белым занесена.

Вы меня положите на сено,
На обмершее тело травы,
Засыпать под оркестр осенний:
Трель ручья, песню птиц золотых.

Пусть меня укрывает листвою
И метелью заносит сполна.
Навсегда я останусь с тобою,
Русь как вьюга и Русь как судьба.

***

А если скажешь "нет" – уйду и потеряюсь,
и золотую степь покроет седина.
Поныне мои тропы под снежной спали прядью,
отныне покрывать их будут письмена,

моих
шагов
к Тебе.

***

Траншейная груздится хладь
На ниши согбенных плечей.
Ползёт неспешно газа прядь
Под свист крылатых палачей.

И под надзором поредевшей,
Полураскрывшейся Луны,
Ложатся на землю неспешно
С тоской стальные валуны.

Зияют очи рваной раной,
В бездонной мгле их птичья рябь.
И под откос кренятся пьяно,
Ныряя в призрачную хлябь.

***

Ваше Сиятельнейшее Высочество! –
кричу тебе вслед –
в Ваше отсутствие
у меня случился
самый страшный недуг –
ОДИНОЧЕСТВО.
И это ж надо – на склоне лет
(может я завтра умру вдруг)
и руки трясутся,
и сердце в виски стучится,
и голова мчится вкруг.

В связи с произошедшей интоксикацией
мне требуется инъекция
Вашего внимания.

***

Мои дороги вьются вокруг твоей оси
Мы вроде бы так близко - в черте одной России
Но жизни этой каменной тяжёлые шаги
Нас довести готовы лишь до сырых могил

Но верю я что время однажды сбавит ход
И бремя дел различных с плечей моих падёт
Нальются светом солнечным стальные облака
И сердце одинокое прильнёт к твоим рукам

Как корабли при шторме выходят на маяк...
Как стягивает нить с иглой разверзные края...
Как прилетает соловей на запах алых роз...
Как волны разбиваются о каменный утёс...

***

Ночь
наполнила меня до краёв
словно терпкий чёрный чай
и гонит прочь
отсюда
на кресты холмов
кромешная печаль.
Луна
своим серпом
старательно наточенным
мне шею полосует серебром
сполна
воздав за прошлое.

***

Бог щедрейший наполнил благами весь мир
Пей, вкушай, веселись – для тебя этот пир
Только помни и это довольство не вечно
Скоро счёт принесут – а платить-то и нечем

***

Хочешь мир изменить? Так начни же с себя!
Хочешь пищу вкусить, не посеяв семян
В боронённую почву? Не будь дураком!
Для себя ты являешься главным врагом.

***

Меч из ножен своих доставать не спеши,
Если действовать дальше пока не решил.
Ну а коли достал – то руби им сплеча
Злое войско страстей, изнутри что рычат.



***

Где бы ты ни была,
Север твой дом или Юг,
Зной спутник твой или вьюг
Белая пелена –

Тайну двоих храню,
Даст ли нам встречу Господь
Прежде, чем в землю плоть
Сгинет… Тогда в Раю

Руку возьмёт рука,
Взгляд встретит встречный взгляд.
В свой облачась наряд
Примешь меня – моряка,

Чей затонул баркас.
Ну а пока плыву
В мареве и чаду
На свет
твоих ярких
глаз.

***

Тучи выжала
все на голову –
не остыла.

Ты мне в уши
словес олово
залила.

Сердца голуби
в небо взмыли
прочь долой лететь.

Волки взвыли.

Одиночество.

Смерть.

***

И город без названия,
и я без памяти,
а времени уже без пяти
полночь. Бреду, одетый в воспоминания,
без понимания, зачем и куда. И ноги сами
тащат тело, шепеляво скребя ладони
улиц. Облака, нависшие шатрами,
заполняют зрители. И кони -
на арену пущенные вкруг -
обессиленные падают на землю.
И взять бы себя за шкирку, и кинуть себя в сундук
пустой от мысли. И с новою метелью
рассыпаться по земле.

***

Год, какой-то драконий,
месяц, ни то ли май.
Втиснувшись на подоконник,
в птичий протяжный грай,
слух окунаю с надеждой
главный ответ найти,
снять с бытия одежды
и до основ изойти.

***

Ночь звала как мартовский кот.
Луна зевала в полный рот.
А сна у нас ни в одном глазу.

И ветер бередить устал листву,
И небо вытерло слезу.

А мы? Сердцами топим лёд.

И за руки берёмся под тёплым одеялом
На расстоянье суток друг от друга находясь
И в свете фонарей горящих ярко-алым
Мы душ незримую налаживали связь.

***

Порт
встречал нас лицом хмурым,
неба холмами свинцовыми.
Воды о борт
бились,
как пальцы о струны,
дальних берегов
песнями новыми.
А дальше дороги вились.
Одни поднимались в дюны,
другие спускались в ров.
И кони,
сбитыми подковами,
неспешно крошили песок.
Ладони,
пальцами пудовыми,
взрывали револьвер в висок.

***

Прелая ветошь елей-старух
Над головою повисла.
Ворона речи ласкают мне слух.
Смерть раскрывает смыслы.

Тело закуталось в листьев подол.
Ночь подожгла лучину.
Перед глазами Вселенский Престол.
Смерть убирает личину.

Волчьи хоралы клонят ко сну.
Капельки слёз хрустальных
Быстро замёрзли, мгновенье блеснув.
Смерть разглашает тайны.

Ливни омоют рогожу души.
В инея саван одевшись
Жизни последние сброшу гроши
И улыбнусь, онемевши.

***

Глаза не опускай пред смерти взором,
Её цепными псами не бойся быть разорван,
С улыбкой на лице иди навстречу,
Смотри, там впереди сияет вечность!

***

Дни,
которые мы складывали в конверты
И ночи,
которые прятали под язык.
А ещё были сумерки и светания…
Я верю, верь же и ты –
На восходе солнечный рык
Оброняет литания
Своими лучами
Нам в лицо,
Что были два, а стали одно.

Вечера гладили твои волосы,
А восходы точили косы.
Ночь оставляла полосы,
А день
Семена в пашню бросил.

Он знал!
И рана зияла
На вокзалах памяти.

***

Цветы снего-дня
твоего имени
и меня
сего-дня
рас-творили
о-творив
дверь во сны.
ко-сну-сь ли
губ холодных
рас-топив и их
?

***

На сизом небе чужие птицы
Кричат от боли нам неизвестной,
А ты оделась в тумана ситец,
Передо мною стоишь невестой.

А мне и шагу не сделать с места,
Не протянуть до тебя ладони.
Здесь всё вокруг оказалось тесным.
Не зная раньше пускали корни.

И не согреться уже лучами,
Ведь до земли привалил щекою.
Лишь провожаешь в тугом молчанье
Свои мечты танцевать с волною.

Лишь ожидаешь, когда лесничий
Топор наточит глубокой ночью
И с заунывною песней птичьей
Тебя в печи растопить захочет.

***

Рождение – венчания начало,
а смерть – есть брачной ночи
окончание.
Молчи
и слушай.
Только не спугни.
На наших душах
тихо шепчутся
грачи.

***

Тела уходят
души воспаряют
а тени остаются
они на флейтах сумрачных играют
во чреве диких
революций
и солнца золотую пыль
в карманы прячут тёмной ночи
покуда ангел Исрафил
в свою трубу не заклокочет (1).

Примечания:

(1) Исрафил – один из великих ангелов. Когда он затрубит в горн – это будет предвестием Судного Дня.

***

Под забралом не видно глаз
Их тоску по иным мирам
И уверена будь, Марьям
Не вернётся он в этот раз.

Молодым вином крепких тел
Тёмной ночью напьётся песок.
Возвращается храбрость к истоку
Слыша птиц райских дивную трель.

***

Как вода очищает тело,
Так и пост очищает душу.
Обрати снова в цвет белый,
Всё что было испачкано тушью.

Обрети снова страх праведный
И любовь осиянно-глубокую,
И тогда может быть во сне,
Ты окажешься рядом с пророками.

И тогда сердца чёрные заводи,
Испаряться под светом молитвенным,
И водой родниковой загодя,
Бог наполнит сердечные рытвины.


Если жизнь вдруг до ночи протянешь -
Посвяти её поклонению.
Ну а коли сутра встанешь -
Не предайся пустому забвению.

***

Уничтожьте меня, украдите!
отнимите меня, отнимите!
дайте вдоволь насытиться рознью,
что приходит с осенью позднею.
И пускай изорвёт меня в клочья
черногривое время волчье.
Лишь бы век не томиться мне в заводи
занавешенной тихою памятью,
и ночами забвенно-дремучими
беспробудно сидеть у излучины.
О лихие морозы-разбойники,
оживите меня, покойника,
сединою окутайте властною,
разграбляя моё богатство!

***

«Я тебя люблю!»
Из уст твоих эти слова изливаются так же редко,
как и дожди на иссохшие земли Африки.
И сердце - томящееся в клетке
рёбер, чьи прутья костлявые крепки –
подобно соловью,
ждущему,
когда же с решёток снимут покров,
что бы проснувшись воспеть красоту цветов
и весну грядущего.

***

Через рваные раны туч – свет
Через рваные раны тел - кровь
И на каждое Твоё "Нет!"
Небеса я штурмую вновь

***

Она:

Уходила, жизнь забрав с собою
Под земли тяжёлую плиту.
Я не буду больше молодою
И к тебе я больше не приду.

Он:

Уходила и не попрощалась.
Снег следы украдкой заметал
Неужели жизнь так беспощадна?
Или вовсе я тебя не знал?

Она:

Не печалься, время скоротечно
Миг пройдёт - воротишься ко мне
Созерцать в своей могиле вечность
В белой ткани лёжа ни спине.

Нас поднимут, призовут к ответу
В Судный День, который недалёк
И с тобой расставшись в мире этом
Засияем в небе хрусталём

***

Я в эти облака ступил с открытыми очами.
Нет больше поводов для печали
Нет больше поводов
Нет больше
Нет

***

Ты есть –
и мне уже не нужно снотворное
и пусть за окном дождя струиться
серебряная нить,
и небо гудит чёрное -
руки продолжаю вить
вокруг образа твоего
стройного.
И я продолжаю пить
из алых губ
хмель ночей.

А из сточных труб
Всё так же гремит ручей.


Поделиться: