Поездка кажется мне бесконечной. Я сел в автобус около получаса назад, но мне казалось, что проходили дни. Свою остановку я уже проехал. Она была настолько близко, что я мог бы дойти и пешком, но нечто побудило меня воспользоваться транспортом.
За окном погода менялась молниеносно. Солнце, дождь, град… Порой я замечал маленькие смерчи, гордо подбрасывающие в воздух пыль и небольшие горки мусора. Именно по этой причине я садился в автобус – разнообразие жизни, которое можно увидеть во время обычной поездки намного пышнее, чем при обыденном созидании окружающего мира.
Когда я засмотрелся на очередное деревце, одинокое, рясное, посреди ухоженного двора, нечто кольнуло меня в бок. Конечно, ничем физическим Это быть не могло. В последнее время я часто думал над проблемами, преследовавшими меня с детства.
Каждого человека всю жизнь направляют на путь, порождающий новую жизнь. Мы живём для того, чтобы дать право на существование нашим детям. Живём, чтобы обеспечивать их заботой и финансами, чтобы они в конечном итоге обеспечили счастливую жизнь нашим внукам. Человек проходит через тернии образования, работы, личной жизни, чтобы придти к этой абсолютной конечной цели. Когда еще в шесть лет я спросил: “А нет ли альтернативы?”, мне последовал простой ответ: “Ты же не задумываешься, есть ли Бог? Не нужно сомневаться в намерениях, которые он нам вселил.”
И правда, такие ответы мне дают и по сей день. Однако ныне я атеист, который признаёт только обоснованные фактами события. Людям кажется, что в этом возрасте я еще не могу сознательно выбирать свою позицию, но это не так. Каждый может. Всё же я отвлёкся. Получив жестокий приказ о повиновении Божественной воле в детстве, я всё же продолжал искать ответ на свой вопрос всё время моей сознательной жизни. Очень большое значение в этих поисках играли книги. Новые, интересные сюжеты. Они рассказывали о чужих судьбах, других мирах, неизвестных мне эмоциях. Каждый раз, когда по просьбе взрослых я начинал мириться с мыслью о неизменности конфигурации нашего мира, я прочитывал новую историю и вновь задавался старым вопросом.
Это отличало меня от остальных. Я учился разным наукам, любил литературу, музыку, кино, видеоигры. Ни в чём я не был истинно талантлив и совершенен, но понемногу каждая сфера формировала мой ключ к разгадке собственного вопроса…
Новая остановка прервала ход моих мыслей. Я еще не бывал в этом районе. Обветшалый, бледный, но манящий своей неизведанностью. Каждый наверняка пожелал бы оказаться в каком-нибудь более радостном месте, но я уже устал от слащавого окружения. Многие критиковали меня, говоря, что я не испытал горечь жестокости на себе, но это и не нужно. Каждый рождается в том мире, в котором ему было суждено. Я всегда боролся с этой мыслью, но не могу отрицать её. Я посмотрел на скамейку остановки, возле которой остановился автобус. Там лежал побитый молодой человек в оборванном пальто. На секунду мне показалось, что если бы я был на его месте, моя проблема бы сама собой. Ох, это стоило бы всех богатств, которые есть у меня…
Автобус тронулся, оставив оборванца далеко позади. Я часто сталкивался с подобными мыслями, потому сразу отвёл взгляд. Лил дождь, а теперь еще и налетела буря. В транспорте было еще несколько человек: бабушка с маленьким ребенком, молодая женщина возраста тридцати лет, и подросток моего возраста, также пристально всматривавшийся в окно, как и я. Мне хватило взгляда, чтобы понять об этих людях всё, что я хотел. Парня терзали проблемы школьного характера, отчего он нервно подергивал лямку рюкзака. Пожилая женщина устала от ребенка, время от времени кидая на девочку взгляд, наполненный горьким презрением, а девушка беззаботно наблюдала в экран своего телефонного аппарата, будучи погруженной в мир музыкального искусства.
Она привлекла моё внимание больше остальных. Лицо не выражало эмоций, руки не тряслись, а указательный палец правой ладони то и дело скользил по экрану смартфона. Нет, она чувствовала, она точно могла чувствовать, но не показывала этого. Все эмоции были там, в её голове, прочно сокрыты музыкой и виртуальным общением.
Это был барьер. Защита от взглядов окружающих, новый этап сознательной мысли. Люди постоянно критикуют новую технику за лишение человеческого разума его Человечности, столь необходимой нам. Однако это не так. Внешняя пассивность – лишь иллюзия истинного урагана эмоций, который создаёт мир за миром в каждой клетке сознания, разрушая предыдущий. Внешние эмоции – лишний окрас. На самом деле, они раздражают и нас самих, когда мы проявляем их. Это – наша слабость. В какой-то степени, садясь за компьютер, или беря в руки телефон вы невольно отдаёте свою душу в лапы дьявола, сознавая, что иначе вас сожгут…
Мои размышления были длительными. К моменту их окончания в салоне уже не осталось никого кроме меня. Несколько секунд я вспоминал, куда я вообще еду… Конечно. Мои мысли. В последнее время я пришёл к объективному выводу, что человек живёт без высшей конечной цели. На самом деле, человечество бесконечно, потому что каждую секунду рождается больше и больше других людей. И они никогда не смогут конфигурацию мира. Большинство будет подвластно догмам, ограничивающим возможность здравого разума найти логичное решение, а малое количество гениев, жизнь которых могла бы поменять мир будет забыто. Многие из них просто перестанут бороться, когда поймут, что мир не пойдет им навстречу. Никогда.
Я ехал в этом автобусе столько времени, чтобы сделать выбор. У меня есть конечная цель, но у неё есть два решения. Либо прекратить борьбу, и возненавидеть себя после искусственной смерти, либо бороться за новый способ. Я решил, что если всё в этом мире погибнет, всё живое, не будет конечной цели, не будет старой конфигурации и цепей, сковывающих сознание. Не будет вообще ничего. Всё поглотит пламя забвения, и тот, кто сможет так поступить будет истинным героем. Его не смогут воспеть в балладах, и никто не осудит его. Он просто сделает то, что должен, он сделает самое важное в истории мира. Он прекратит монотонность бытия и заставит новую конфигурацию зародиться из хаоса разрушения.
В этот момент меня обуяла жестокая ненависть. Я был беспомощен. Я не могу ничего изменить и поэтому желаю всему конца. Но я не могу даже этого. Даже разрушения мне не под силу. Я способен мыслить, но беспомощен. Единственная жизнь, которую я могу загубить, это своя собственная. Закончить борьбу…
Водитель объявил, что мы прибыли на конечную, и передо мной распахнулись двери. Я давно решил, что я хочу сделать, и потому приехал сюда. Ступив шаг вперёд я услышал голос всё того же водителя:
“Вы дрожите, молодой человек. На улице дождь, а навесов тут нет. Можете проехаться со мной еще круг, я с вас денег не возьму.”
Я остался в салоне, понимая, что погода на улице успеет поменяться еще множество раз.

Поделиться: