Спираль. Удивительная форма существования объектов. Бесконечная, закрученная в множество повторяющихся витков. Теоретики считают, что она лежит в основе объектов нашего мира, как материальных, так и духовных. Мир движется по кривой, закрученной вокруг пустоты, в невозможную даль бесконечных повторений. Подобная идея подтверждает, что мнимое развитие человечества, является лишь одним из повторяющихся витков, который рано или поздно закончится и вновь наступит примитивный хаос. Но это всё теории. Никто не знает точно, куда катится мир, есть ли предел у развития и правда ли, что рано или поздно мы вернёмся на уровень неандертальцев.
Однако есть идея, о которой думать не принято. Принять её – означает признать свою абсолютную ошибочность. Это бы убило каждого из нас – осознание полной глупости всех собственных решений. Как я уже сказал, многие считают, что спираль является основой еще и духовного мира. А это означает, что самый высокий взлёт и самое низкое моральное падение уже было когда-то совершено и сейчас мы лишь повторяем очередной виток. Почему это так неприятно людям? Мы считаем, что развиваемся, движемся вперёд не только технически, но и духовно. Наркомания, секс, алкоголь, курение – всё это последствия либеральных решений, являющихся необходимыми на пути к новому этапу развития. Так думаем мы, люди, которые эти решения приняли. И понимание того, что когда-то уже был идеальный мир без всех глупостей, совершаемых нами, и мы далеко не самые высокоразвитые люди, должно свести нас с ума. Ведь это означает, что были и другие решения. Совершенно отличные от тех, что приняли мы. Главный герой моего рассказа убедился в том, что осознание подобного факта несёт действительно разрушительную силу для человека.
Саймон Дирк работал менеджером в магазине электроники. Довольно популярная должность для современного человека. Платят много, а работы, то, собственно, почти нет. Многие бы назвали этих менеджеров лентяями, и оказались бы правы.
Саймон олицетворял собой абсолютно типичного “менеджера”. Доброжелательная улыбка, чтобы угодить покупателям, милый тон, чтобы не вызвать у них тревогу, ухоженная внешность, чтобы не подумали, что в магазине работают аборигены. Приятный человек, совершенно не помнящий ни одного своего клиента. Парадоксально, но это так – когда стараешься всем угодить, постепенно начинаешь видеть не личностей, а коллектив, где одиночная душа не имеет для тебя ровным счётом никакой ценности.
Что примечательно в таких людях – так это их отношение к действительности. Пассивное, бездейственное, стандартное. В детстве они плыли по течению, руководствуясь мыслью: “Чтобы жилось хорошо, нужны деньги и умение подстраиваться под ситуацию.” Однако каждый такой человек был несусветно ленив и ему нужно было найти такую профессию, где не нужно было бы много работать, но можно было бы получать много денег. И профессия менеджера была именно такой. Да, эти люди просто хотят жить счастливо, но ни в коем случае нельзя выдавать их стремление за гедонизм. Они не отдают себя счастью – они отдают себя обществу. Пренебрегают собственными увлечениями, зачатки которых зарубили в корне, чтобы не было соблазнов, или убрали в долгий ящик, ради денег и мнимой счастливой жизни, которую можно за эти деньги купить. К годам тридцати у них могут быть хорошие дома, дорогие машины, прекрасные девушки, может даже дети и они будут счастливы, но ровно так же, как и хомяк в крутящемся колесе. Сейчас я описал образ некоего яппи, рутинного и скучного человечка, но есть небольшая деталь – в наше время эти хомяки иногда останавливаются и выходят из колеса. К сожалению, здесь и просматривается влияния уже чистого гедонизма, но влияние отрицательное. Эти люди иногда собираются, устраивают вечеринки, пьют и развлекаются, курят траву, участвуют в оргиях, причём с раннего возраста. Мы живём во времена Свободы и это нормально, так считают они. Но действительно ли это так? Да, действительно – подобные действия абсолютно нормальны, но они вызывают отвращение, так как человек, прилежно работающий во благо государства и своей семьи, внезапно участвует в аморальной оргии или употребляет наркотик, чтобы отвлечься от рутины, является отвратительнейшем лжецом и лицемером. Но именно такова картина типичного современного человека. Человека не старомодного, принадлежащего к новому, идущему вперёд поколению.
Саймона, однако, не смущало, что он ведёт именно такой образ жизни. Каждый живёт так, как хочет, в его мыслях. Все выживают, в соответствии с законами современного мира, общества, времени. Именно потому событие, произошедшее с ним накануне, еще долго не давало ему покоя, если не превратило его в человека сумасшедшего.
Вечеринка на Ноттинг-Хилл проходила удачно. Все веселились, пили и развлекались как могли. Огромное здание было доверху наполнено молодыми людьми в возрасте двадцати пяти-семи лет, желающими найти отдых в бокале мартини, мешочке кокса или в объятиях таких же, как и они. Среди этих людей был и Саймон Дирк, прибывший сюда по приглашению своего приятеля по кличке Бонк. Ко времени описываемых мной событий, он уже хорошенько напился и лежал на кушетке в дальнем углу зала, время от времени понюхивая белый порошок. Зрелище было не из приятных, я вам скажу.
— Никак не могу понять, почему подобным так восхищаются. — проговорил голос над Саймоном, лица говорящего он пока еще не воспринимал. — Вам не кажется это абсурдным?
— Вы… обращаетесь… ко мне? — парню потребовалось некоторое время, чтобы внятно отреагировать на вопрос.
— На этой кушетке лежите только вы. — человек улыбнулся. — По крайней мере сейчас.
— А почему это должно казаться абсурдным? Все это делают, всем это нравится.
— Именно поэтому в происходящем нет ничего абсурдного? Не согласен. Раз таким занимается огромное количество людей, то это лишь придаёт подобному абсурда.
— Не нравится – не приходите, без вас здесь никто не умрёт, я думаю.
— Сказать так легко. — человек впервые нагнулся к Саймону так, что последний мог увидеть очертания его лица. Светлые волосы, тёмно-зелёные глаза, пронизывающий насквозь взгляд и чёрное, как смоль пальто, придававшее этому человеку изящную грацию. — А если я хочу разобраться? Разве подойдёт такой ответ?
— Вы из какой-то службы? Наркоконтроль, или еще что похуже?
— Вам показалось так из-за моего вида? Нет, я обычный человек, такой же как и вы.
— Таким же как я нравятся эти вечеринки, не говорите так. Как вас зовут?
— Моэндар, друг мой.
— Так вы иностранец? — Саймон расплылся в улыбке. — Тогда всё нормально.
— В какой-то степени вы правы, но это никак не связано с тем, что мне не нравятся подобные забавы. Сейчас не только в Великобритании увлекаются вечеринками, алкоголем и наркотиками.
— Почему вы подошли ко мне, Моэндар? Я всего лишь обычный парень, который дико устал после работы и хочет отдохнуть. Заморачивайте голову кому-нибудь еще, ладно?
— Вы знаете, что можете быть счастливы и без всего этого, Саймон? — иностранец улыбнулся.
— Вы знаете моё имя. Вы какой-то проповедник?
— Нет, что вы. Я атеист.
— Тогда объясню вам популярно. Есть работа, а есть отдых. Отдыхать можно на природе, в клубах, на вечеринках. Но на вечеринках все свои, а в клубах много незнакомых лиц, ну а на природе лично мне и вовсе скучно.
— То есть, вы считаете, что отдых здесь и сейчас – единственное, что может вас расслабить? — Моэндар сказал это с сомнительной гримасой.
— Ну… Думаю, это так.
— Тогда я могу показать вам, что вы ошибаетесь.
Саймон вопросительно поглядел на иностранца и начал ожидать чего-то нестандартного, но тот просто начал подходить к каждому из молодых людей, пришедших на вечеринку и говорить им что-то на ухо. Однако удивлению парня не было предела, когда каждый, с кем разговаривал Моэндар сразу же начал уходить прочь из дому. К тому времени, как Саймон остался совершенно один в помещении, иностранец обратился к нему.
— Теперь вы видите? Отдыхать можно и по-другому.
— Что вы им сказали? Что здесь бомба, или что через дорогу продают бесплатное пиво?
— Нет, что вы, я бы до такого не додумался. Я просто рассказал им один секрет. — с этими словами Моэндар к выходу на улицу, но крик Саймона его остановил.
— Подождите! Расскажите мне этот секрет! Пожалуйста!
— Тогда для вас этот вид отдыха потеряет смысл, дорогой друг. Всего доброго. — иностранец вышел из дому и молодой менеджер магазина электроники больше никогда его не видел.


Поделиться: