один день из жизни двоих журналистов-феноменологов
Титры: заглавие фильма.
Вначале Винины глаза во весь экран, в них вращаются галактики, вспыхивают звёзды, летают корабли, шелестят деревья, светятся окна домов, дрожит вода в реках, и снова вращаются галактики, и снова светятся окна домов… Борьба привязанностей, земного и космического.
Саундтрек – борьба гитары и синтезатора.
А затем – слияние: галактик и окон домов, гитары и синтезатора.
(«Вальс тяжёлых космических крейсеров», «Танго «Упорство любви»,…)

1.

Панорама лесопарка и города. Камера отъезжает, и становится понятно, что это вид из окна квартиры на высоком этаже. ( музыка)
Обшарпанные стены в картинах, рисунках, забавных надписях, газетных вырезках,… Обшарпанная мебель, стеллажи, груды книг, рукописей, кассет, дискет, одежды, короче, живописный бардак…
За столом в комнате среди груд папок и справочников печатает на компьютере молодой мужчина с внешностью, как на старинном портрете или модерновой иконе – худоба лица чрезмерна, а большие глаза чересчур навыкате. На нём – шотландский килт, чалма, матросский тельник, рокерский кожаный браслет с клёпками и массивные перстни на пальцах.
Рядом с клавиатурой на столе стоит тарелка с кашей (намешанной с рыбой), из тарелки ест кот.
- И как ты можешь есть такую гадость? Пивом запить не надо?
Он наливает коту в чашку из пластикового пивного баллона (на самом деле бульон). Кот охотно пьёт.
Голос за кадром:
-Это Гелий Сосницкий, штатный сотрудник газеты «Страшная сила». Друзья и близкие так привыкли к его творческому псевдониму, что почти забыли, как его зовут на самом деле,…
Звук ключа, поворачиваемого в замке.
-…как и его жену, Лавинию Херсонскую, также штатную сотрудницу той же газеты.
Входит молодая женщина, красивая и не менее экстравагантно одетая. На ней пятнистая шубка-мини из искусственного меха, известная половине города (поясняет голос), чёрные кожаная шляпка, леггинсы, сапожки, сумка по размеру папки формата А4. На запястьях и шее – много цепочек белого металла, из-под шляпки на плечи спадают распущенные волосы, а на лоб – мелкие металлические бусы. К женщине бросаются пять кошек.
Она их тискает в руках, потом с размаху шлёпается на кровать прямо в шубке.
- Привет, Винечка, солнышко моё!
- Привет,- буркает Виня, пытаясь отдышаться.
- Как Крымова? Как заказ?
- Крымова в замоте, как любой нормальный главред. Заказ на статью мой. Почему я должна писать о косметике, кулинарии и шмотках, когда я хочу писать об уфологии?
- Потому что об уфологии не напечатают, ты же убедилась. Нашу статью «Расизм становится космическим» не взяли… (Ага, «нашу», вообще-то она моя, мысленно ворчит Виня)... Не раздевайся, пойдём в магазин, я сегодня гонорар получил.
- Не могу, устала.
Снимает шубку, шляпку. Водолазка на ней тоже чёрная. Часть волос заплетена в тонкие косички с серебристыми подвесками.
- Да ладно, пойдём.
- Говорю же, не могу! – неожиданно вспыливает Виня. – Пока я отдохну достаточно, оптовка закроется! Ты один пойти не можешь? Меня в транспорте опять «съели», у меня экран плохой, я не умею защищаться! Меня «бьют»! Куда ни приди, везде энергетические вампиры! Меня попросту медленно убивают, и никто не может помочь! Или не хотят!
- И будут бить, и убьют, если ты сама не будешь защищаться! Я же научил тебя медитации! Почему ты её не делаешь? Таков мир, в котором мы живём, и никуда ты из него не денешься!
- В таких случаях бегут в тайгу, но я не люблю жить без комфорта. Я ведь знаю, что защиту найти можно и здесь. Но вот у кого? Ладно, попробую помедитировать…
Виня ложится на кровать, напрягается всем телом, потом расслабляется (компьютерный эффект- Виня в огне, потом в воде), немного погодя встаёт, облегчённо вздыхает, неуверенно замечает:
- Вроде помогает.
Гелий сердито смотрит на неё, выходит покурить, внезапно возвращается, застаёт Виню звонящей по телефону, смотрит на номер.
- Опять ты этому старому дураку звонишь!
- Он не дурак, а уфолог.
- По-моему, это одно и то же.
- Дурак он или умный, мне плевать! Он обещал мне моё участие в экспедициях!
- Всё ещё хочешь улететь на другую планету?
- Естественно, меня же здесь бьют!
- Там, думаешь, лучше?
- Не лучше, но хоть экранировку изобрели.
- А остаться и бороться ты не хочешь? Как я!
- Я устала.
- А пойти в магазин, купить поесть, восстановить силы и писать статьи, тебе порученные, ты не хочешь? Экспедиции всё равно не завтра, а летом, а гонорары нужны сейчас, чтобы что-то кушать.
- Ладно, пойдём, вроде мне получше. Слава Богу, хоть деньги сейчас есть.
Вертится перед зеркалом. Оба начинают примерять и обсуждать сценические костюмы. Быстрая смена кадров, короткие реплики ( «индейская леди», «кисейная металлистка», «космическая индеанка», и т.д.), два «голландских» портрета дольше всего, музыка и песни обоих, по куплету и паре танцевальных па для каждого костюма.
Выйти из дому не успели, звонок в дверь.

2.

Приехали Джим Буланов и Галя, подвыпившие, со спиртным и продуктами, рассказывают. ( Маленький, коренастый, кудрявый блондин со щербатой, но обаятельной улыбкой, лидер партии лиц Б.О.М.Ж., компьютерщик-самоучка, бард, алкоголик; блондинка выше него на голову, студентка юрфака, мечтающая стать второй Марининой, и бродяжка).
- Гавриловна совсем озверела, с цепью, как любер, за нами гонялась. Зачем тогда квартирантов пускать? Мы же ей деньги принесли! Мы накрылись одеялом, а она по нему цепью с размаху, Гале по лбу попало! Она озверела потому, что её голуби («голубые»), которые у неё живут, упорно отказываются её удовлетворять. Сегодня они её разыграли – велели раздеться, обмотали гирляндой и водили хоровод, как вокруг ёлки. «Ёлочке Гавриловне холодно зимой, Ёлочку Гавриловну взяли мы домой…». А удовлетворять всё-таки отказались. Она и стала гоняться с цепью сначала за ними, а потом за нами, дескать, я блядюшку привёл…
Галя раздевается до трусиков и ходит топлес по всей квартире, ищет книжку почитать, раскладывает вещи, и т.д.
Виня мёрзнет, натягивает шубку и сидит, пишет.
Гелий и Джим обсуждают информациологическую помощь для людей в экстремальных ситуациях: к примеру, расставить в различных местах компьютеры на улицах для того, чтобы бомжи могли в любой момент получить нужную информацию…
Гелий заглядывает Вине через плечо.
-Которую из статей пишешь?
-Рассказ.
-Статьи же нужны срочно!
-Успею! Дай мне отдохнуть на моей прозе, а то от этих статей меня блевать воротит!
-Кому нужна твоя проза? Кто сейчас читает книги? А газеты читают все! Мы, журналисты, формируем общественное мнение! Что может быть важнее?
-Из м о и х знакомых книги читают все, и помногу. Книги формируют душу, от которой и зависит это ваше мнение! И вообще, ты меня не убедил – хотя бы потому, что у меня способностей гораздо больше в области прозы, нежели журналистики.
Спор прерывает звонок в дверь. Приходит Рамона (по паспорту Роман, трансвестит, в чёрном парике похожий на юную Клеопатру) со свежими газетами и продуктами. Все решают, что съесть, а что оставить на завтра. Гелий захватывает себе плавленый сырок и пиво, а затем отводит в сторонку Галю и что-то шепчет, показывая на Виню (хочет, чтобы помогли отговорить, слышна эта реплика), но результат обратный, Галя азартно начинает расспрашивать:
-Сколько женщин-космонавтов? Обязательно ли рожать в космосе и пустят ли на борт без ЛСД, ведь перегрузки? Где находится космодром? Как-как, Байконур, Плесецк? Какие требования к здоровью? Может, зрение можно до «минус трёх», как у шоферов?
Гелий, внутренне кипя, объясняет, потом снова шепчет. Галя округляет глаза.
-Она у нас, блин, контактёрша. Зелёный человечек обещал отвезти на высокоразвитую планету, а отвёз на Луну, где её насиловали, ставили эксперименты, заставили родить пятьдесят тысяч зелёных человечков, и теперь она тронулась умом и стала язычницей, поклоняется неопознанным летающим объектам, как идолам, жертвы им приносит…
-Что ты плетёшь?! Галя, не слушай! Он выдумывает и всем рассказывает про меня всякий бред!
-И буду рассказывать! Чтоб ты в ум вошла и не витала в космосе, на Земле дел полно!
-Если бы все великие путешественники так рассуждали, и вообще все новаторы, то прогресса бы не было!
У Гали все та же реакция:
-Ты на Луне была?! Как интересно! Правда? Ты не стесняйся, расскажи, я никому не скажу, мне важно!
Гелий махнул на них рукой и ушёл.

3.

Гелий в досаде отвлекся на еду и свежие газеты, а Джим увел Виню в коридор.
-Один мой знакомый, вполне солидный человек, целитель и бизнесмен, узнав, что ты уфолог, интересуешься «увезёнными ветром» и, между нами говоря, сама хочешь улететь, намерен поручить тебе одно дело. Между нами говоря, он и его жена тоже хотят улететь.
Так вот: надо выследить одну девушку-контактёршу, Майю. Разумеется, не бесплатно. Её перманентно увозят. Она просто шагает с балкона и исчезает. Сейчас она переехала в другой район, они сами выслеживать не могут, их в лицо знают, а ты сможешь представиться её подругой, одноклассницей… Здесь все данные.
Джим дает Вине сложенный листок.
Подслушивавший Гелий налетает, как вихрь, трясет Джима за лацканы и гремит:
-Джим!!! Во что это ты намерен втравить мою жену?! Что за бред?! «Шагает с балкона и исчезает»!!! Если бы она уезжала за город и там исчезала, это звучало бы правдоподобней! Моя жена будет выслеживать неизвестно кого, неизвестно для кого и неизвестно зачем! И неизвестно кому это не понравится! Ты хочешь, чтобы нас всех замочили и пустили на трансплантаты? Соображаешь, что делаешь? Виня, сейчас же дай сюда эту пакость!
Гелий требовательно протягивает руку, Виня отступает с испуганным лицом.
-Не дам. Это не бред, я работала в уфологической группе, изучила кучу материалов, и разбираюсь в этом.
-Я тебе же добра хочу, а ты упорно лезешь во всякие авантюры. Запретить тебе я не могу, но мы поссоримся серьёзно, если ты не изменишь свое поведение. Оч-чень серьёзно, вплоть до развода! Так что хорошо подумай! Не то снова окажешься бомжихой! Ты этого хочешь?
Выжидающе посмотрел на Виню, вернулся в квартиру и взялся за телефон.
-…Пойдёшь, и на спектакль с суицидом пойдёшь… Хорошо, суицид не надо, пусть будут уроки у-шу и экстрасенсорики, не разбазарит она твои секреты, не волнуйся…
Звонит ещё, и ещё, и ещё…
-…У тебя сегодня праздник, какой- сама сообразишь… Тебе срочно нужен совет по грамматике и стилистике статьи, прозы, чего угодно… Просто повторишь интервью, которое давала мне, особенно подчеркнёшь, что православие считает НЛО не просто дьявольщиной, а именно иллюзией…
Виня и Джим повременили в коридоре.
-Не беспокойся, побушует и утихнет.
-Я знаю.
Гелий – Вине:
-Собирайся, поедем к Грише Мерзлякову, он кое-что преподаст тебе в плане защиты.
Виня, хватая на ходу кусок колбасы и яблоко, натягивает сапожки-«казаки» и выбегает вслед за Гелием.
Поездка – выборочные кадры, в ускоренном темпе. Музыка – в том же темпе.

4.

Общая квартира на Преображенке, крошечная комната. Гриша Мерзляков, худой, высокий, бородатый, в очках и кожаной бандане на голове, похожий, по мнению Вини, на Юрия Шевчука, а по мнению Гелия, на Чака Норриса, преувеличенно радуется их приходу.
-О-о, кто пришёл, какие люди в Голливуде! А я тут скучал, как раз звонить вам собрался! Какими судьбами? Да вы проходите, сейчас чай поставлю.
-Какими судьбами?- язвительно начал Гелий. – Гриш, я тебя умоляю, постарайся объяснить вот этой супердрагоценной и суперупрямой персоне, что она должна делать. Если меня, своего мужа, она не слушает, то, может, хоть тебя послушает. Она всё ищет защиту на стороне, а должна искать её в себе. Я уже тебе рассказывал. И она должна просто поверить в свои силы, ничего больше. Просто поверить, и тогда всё получится.
-Да, ты, главное, поверь, и всё тут, - поддакивает Мерзляков.
-Не нужно, как она уверяет, «вскрывать чакры», не нужно «уметь и знать», не нужна никакая «квалификация», нужна просто вера!
-Да, просто вера, и ничего больше! – с преувеличенной убеждённостью подтверждает Мерзляков.
-Я не умею верить, я умею только знать, - буркает Виня. – Я чувствую энергию, свою и чужую, её передвижение, я чувствую, что у меня её мало, я не умею подзаряжаться и не умею защищаться. Нужно, чтобы кто-то научил.
-Много хочешь, - вздохнул Мерзляков. – А мы умеем не так много. Что имеем, то даём, не жалеем. Становись на середину. Представь себе, что на тебя падает тёплый, сильный дождь…
Пассы, жесты, открывающиеся рты, музыка, Гелий смотрит, а Виня с Мерзляковым то ли занимаются делом, то ли просто вздорят, этакий танец из ката каратэ, потом Гелий смотрит на часы, ускоренно пьют чай и ускоренно едут к Ирине Ласточкиной.

5.

Звонок – соловьиная трель. Дверь открыла высокая, полная, ярко накрашенная брюнетка, поэтесса-песенница.
-Привет, мои дорогие, проходите. Я давно вас жду, всё приготовила. Сейчас покушаем, выпьем, потом стихи почитаем, попоём. Я прочту вам свои новые стихи, покажу фотографии, надеюсь, и вы мне тоже прочтёте, запишем…
Гелий наклоняется и шепчет что-то ей на ухо. Она внимательно смотрит на Виню.
-Ты опять себя плохо чувствуешь из-за людей? Я тебе давно говорила, чтобы ты продала свои песни, тогда денег даже на приём у Джуны хватило бы. Можно ведь продать с условием петь самой, да ты и ещё много сочинишь.
Виня вздохнула и упрямо глянула исподлобья.
-Мне уже не раз предлагали продать. Чем об этом, давайте лучше о твоём успехе. Давайте праздновать.
-Вот,- величественным жестом Ирина указала в глубь комнаты. – Всего две песни продала и купила музыкальный центр и дублёнку за девять тысяч.
Сели, подняли тост, пожевали, прочли по паре стихотворений, спели свои песни, посплетничали об артистах:
-…Её нашли мертвой, убийство или самоубийство, неизвестно. Кого? Ту певицу – «Эй, зажгите свечи, станьте под образа…», а Светлана Владимирская ушла к виссарионовцам…
Гелий смотрит на часы, убегают.
Бег по транспорту – в ускоренном темпе.

6.

Сергей Жаренов, называющий себя криминальным журналистом, редактировал текст на компьютере, слушал радио и прибирал беспорядок в своей комнате.
Гостям обрадовался, плюс к прочим занятиям повоспитывал Виню, в то время как она села за компьютер редактировать, после чего переключился на высокие материи – футбол.
-Вот чем плох поздний брак для женщины. Женщина слишком привыкает к самостоятельности. Перестань ты суетиться, не надо что-то искать самой. Муж всё сделает, положись на мужа, он всё тебе найдёт, любую защиту, и вообще он сделает всё, что нужно, потому что лучше знает, что нужно делать в экстремальной ситуации.
Виня уставилась в экран монитора и умным речам внимать не желала, Сергей то и дело переключался на футбол.
-Ладно, - наконец не выдержал Гелий. – Сегодня ты какой-то рассеянный, и от тебя никакого толку, так что мы лучше поедем, нам надо успеть ещё в несколько мест. Увидимся в другой раз.
Торопливый бег по транспорту.

7.

Подруга Вини – женщина в годах, но моложавая, приятная и жизнерадостная, с круглым лицом в обрамлении светлых завитков. Многосторонне талантливая – пишет стихи и прозу, вышивает, придумывает модели одежды, в том числе для Вини сценический костюм – «амазонка» в древнегреческом стиле. Жалуется, что ей некогда этим заниматься из-за быта, из-за того, что вынуждена работать на нескольких работах, чтобы помогать взрослым, но неустроенным детям (у неё двое — дочь и сын).
-Ты не очень хорошо выглядишь. Что случилось?
-Да всё то же, я уже тебе рассказывала. А куда бы всё это могло исчезнуть?
-Сходила бы ты в церковь, как я тебе говорила.
-А я говорила, что ходила и хожу. И что толку?
- А вообще-то, просто возьми себя в руки и скажи себе, что этого нет, и сразу всё прекратится.
-Неужели ты думаешь, что я это не пробовала? Факты не исчезают оттого, что ты им скажешь «нет».
-Вижу, что не убедила. Пойдем покушаем, и я покажу тебе свои новые вышивки, а потом обсудим текст песни «Малаховка», как ты мне обещала.
Гелий вскоре пришёл поторопить, на сегодня ещё запланировано интервью.
Бег по транспорту…

8.

Ира Федюшина, маленькая, тоненькая, юная, хорошенькая сотрудница православной газеты ждала их в парке «Сокольники». Гелий заигрывает и наблюдает за реакцией Вини. Виня сердится, но свои намерения менять не собирается. Виня кипит, слыша полное отрицание НЛО и уфологии, но в целом ей это мнение до лампочки, поэтому она отмалчивается.
-Православная религия относится к НЛО и уфологии резко отрицательно. Уфонавты – это бесы, цель которых – отвращение людей от христианских ценностей и обезличивание цивилизации, присоединение к какому-то безликому Космическому Разуму, который есть дьявол и нуль, ничто. Не надо смотреть на небо и ждать чудес из космоса, надо молиться, ходить в церковь и соблюдать заповеди.
Ирочка закурила и поправила пояс джинсиков в облипочку.
-А вы экспедиции организовывали?
-Да.
-Ой! А они ещё будут? А мне можно в них участвовать?
-Конечно! – живо ответил Гелий.
-А вы видели НЛО?
-Нет,-сказала Виня. Гелий промолчал.
Ирочка разочарованно вздохнула.
-Священники что только не объявляют дьявольским – даже первобытные наскальные рисунки,- съязвила Виня.
Гелий строго посмотрел на неё.
-Виня, помолчи. Лучше записывай. Ты интервью берёшь, и твоё мнение тут ни при чём.
-НЛО и уфонавты – это иллюзии, наваждение, их просто нет, это дьявольское обольщение. Даже если они материальны, всё равно их просто нет. Известен такой случай – купались в реке и увидели объект, видели все. кроме того, кто молился в тот момент. Потому что это иллюзия…
Потом пошли к пруду, Виня дополняла записи по памяти, Гелий и Ирочка чирикали.
-Где жук-плавунец? Однажды я их тут наловила целую банку и наблюдала за ними, такие красивые, интересные.
-А в Китае их едят маринованными, я там был и ел их, очень вкусно…
По пути домой обсуждают Ирочку, Виня язвит.
-Православная, блин, курит и джинсы в обтяжку, а православным женщинам брюки носить вообще нельзя. Твердит, что НЛО не бывает, а сама живо ими интересуется… По-твоему, это напечатают?
-Возможно. Это интервью позже обработаешь, сейчас другими статьями займёмся.
Бег по транспорту.

9.

Дома сели за один стол друг против друга, как следует не раздевшись, покидав как попало куртки и головные уборы.
-Что в первую очередь?
-Про котов, собак и таблетки.
-Нет, ну кто-то и додумался, выкинул просто в контейнер. А если бы не коты, а дети стали подбирать и есть? Надеюсь, мы всё выгребли и спрятали, жалко кошек-то, потравились бы...
-Ладно, пиши название. «Похотливые коты, наглотавшись таблеток, изнасиловали всех дворовых собак».
-Слишком длинно.
-Ничего, редактор сократит, как ему надо. Пиши… А статью об индейцах ты доделала?
- Нет никакого желания доделывать. Крымова, как всегда, вычеркнет все ключевые моменты. О том, что индейцы, не пиететствующие перед белыми, изучают свои традиции, в том числе традиционную экстрасенсорику, и тем самым выигрывают по жизни, о том, что у них никакой не «первобытный анимализм», а подлинное знание энергетической природы предметов и явлений…
Как вычеркнула половину из моей статьи «Мистика любовного романа», изменив её смысл с точностью до наоборот. Я не считаю любовные романы чтивом, среди них есть талантливые и бездарные, как среди книг любого жанра. И в талантливых, помимо художественной ценности, содержится немало полезных сведений, в том числе по экстрасенсорике… В общем, тьфу, писать неохота.
-Тем не менее пиши, раз хочешь в союз журналистов.
Виня вздохнула. Потом спохватилась, глянула на часы.
-Я же на репетицию опаздываю!
-Поедем вместе…

10.

Филипп Буров, очень молодой, но уже достигший многого, учёный-гидролог, музыкант, журналист в области музыки, руководитель музыкальной группы, продюсер ( в том числе для Вини), как всегда, имел вид человека хронически недосыпающего, тем не менее, тоже как всегда передвигался вприпрыжку.
Коротко обсудили, что взять на очередной концерт из репертуара Вини, быстро порепетировали ( «Рокерская», «Маленький пират», «Песня Эстравена», …).
Гелий сообщил своё мнение, что не одобряет Винино стремление в попсу, поскольку серьезная альтернативная музыка ( альтернативный рок) – единственное подлинное искусство.
Виня поморщилась и попросила не мешать репетиции. Очередной концерт – это ещё и деньги на еду.
-Кому посвящено? Мне? – спросил он об очередной песне о любви («Песня Эстравена»).
-Она написана до замужества. Это к сценарию по роману Ле Гуин.
-Всё равно мне,- заявил Гелий…
Он тоже захотел порепетировать. Он знал, что у него нет музыкального слуха ( точнее, раскоординированность слуха с голосом), но упорно хотел не только играть на клавишах и перкашен на сцене (играл также плохо), но и петь свои песни. ( «Посвящение Светлане Хаустовой», «Посвящение В,Высоцкому», «Донбассовские ландшафты»)…
Неторопливое возвращение домой. Устали. Музыка походки (любимая): у Гелия – «Шоу маст гоу он», у Вини – «Лайф из кайф» (напевает за кадром, чуть изменив текст).

11.

Зашли в магазинчик купить что-нибудь вкусненькое и немного спиртного. В магазине была также витрина с косметикой и бижутерией. Виня кое-что примерила и засмотрелась в зеркало, выставленное с этой целью на прилавке. Гелий залюбовался и достал фотоаппарат, чтобы её сфотографировать в этом виде.
-Эй, мужик! Сейчас же прекрати, сволочь! – раздался дикий вопль. Субьект в дорогой дублёнке заслонился ладонью, потом бросился к Гелию. – Прекрати снимать, зараза! А ну отдай аппарат! Отдай, мразь!
Гелий уворачивается и убегает.
Субьект оборачивается к Вине, застывшей в глубине магазина.
-А вот тебя, боженька, я не отпущу! За всё заплатишь!
Виня с криком бросается в глубь магазина, выбегает через чёрный ход, прыгает в первый попавшийся транспорт и уезжает куда попало.
Постепенно её перестает трясти, она выбирается из вагона, чтобы пересесть и ехать в обратном направлении.
Лесопарк. Рядом с шоссе – поляна. На поляне происходит бой на мечах, в быстром темпе и виртуозный.
-О! Толкинисты! – Виня задерживается и с восторгом смотрит через дорогу. К её сожалению, поединок быстро заканчивается. Мужчина постарше уходит куда-то в глубь лесопарка, молодой человек в чёрном подбирает гитару, прячет в её кофр свой меч, накидывает на плечи длинный плащ и неторопливо шагает через дорогу.
Ближайший автомобиль притормаживает и едет зигзагом, не решаясь обогнуть чересчур необычно одетого пешехода ни с какой стороны. Длинный чёрный плащ развевается, длинные чёрные волосы развеваются, за спиной покачивается гитара в чехле, «казаки», отделанные металлом, так припечатывают асфальт, что создается впечатление звона шпор.
Молодой мужчина, одетый в чёрное с серебром, переходит дорогу и задумчиво приостанавливается. К нему подбегает Виня.
Виня улыбается, ей очень любопытно.
-Я журналистка Лавиния Херсонская, можно просто Виня. А вы кто? Эльф, да?
-Ну-у, вообще-то мой папа говорит, что эльфы от нас произошли. А зовут меня в этом мире Борис Берг, можно просто Рис. По-моему, вы от кого-то убежали, это раз, и есть много других проблем, это два. Угадал?
-Ага. На самом деле проблема всего одна – не умею драться. Ни физически, ни энергетически. Поэтому, откровенно говоря, медленно подыхаю. А хотелось бы многое сделать. И поэтому хочу удрать с этого шарика. Здесь никто помочь не может . Или не хочет.
-А туда никого не пустят. Мы, такие, там никому не нужны. А помочь могу я. Научить драться и так, и этак. Поедем к нам? Я думаю, ты понравишься Регги.
-А кто это?
-Регги Кинг, моя жена…

- - - - - - - - - - - -

Дверь открыла молодая женщина, красивая, рыжеволосая, полная, одетая столь же экстравагантно, только не в чёрное, а в зелёное с фиолетовым. Она попросту ходит круглые сутки в сценическом, как и её муж.
-Смотри, какого прелестного ребёнка я тебе привел. Разумеется, у ребёнка проблемы, и ему надо помочь.
-Разумеется, - ворчит, улыбаясь, Регги. Виня ей нравится с первого взгляда, взаимно. – Других ты не приводишь. Это чтобы я с ними возилась.
-Так тебе же это нравится!
-А я разве возражаю?…
Через пять минут Виня одновременно читает на мониторе рассказы Регги на предмет корректурного одобрения, уплетает вкусный обед, подставляет шевелюру рукам Регги на предмет окрашивания модной тушью и изготовления новой, более идущей ей причёски, пытается удержать плечом и щекой телефонную трубку, подсунутую Рисом, чтобы позвонить Гелию и сообщить о своём местонахождении.
Она знает, что Гелий благополучно убежал, во-первых, потому, что субьект погнался за ней, во-вторых, потому, что у Гелия ноги длиннее. А Гелий закатывает сцену ревности, обвиняя в равнодушии. Виня вспыливает и не хочет идти домой.
Регги и Рис переглядываются. Не надо настаивать, ребёнок скоро успокоится и сам поедет домой, решают они. Регги готовит сумку для пикника, Рис играет на гитаре и кое-что показывает Вине – она когда-то училась играть, но забросила, а теперь захотелось восстановить навыки.
Потом все втроём идут к ближайшей части лесопарка. Виня развеселилась, достала из сумки свой сценический костюм – пончо и броскую бижутерию — и надела.
Люди на улице оборачиваются на необычную троицу. Молодой милиционер, с багровым то ли от ветра, то ли ещё от чего и демонстративно суровым лицом, резко сворачивает в их сторону.
-Кто такие? Ваши документы! Почему в таком виде?
-А что, нельзя? Я не голая, всё прилично и закрыто, как хотим, так и ходим, наше право, поскольку ничего не нарушаем! – воинственно заявляет Регги. – Я Регги Кинг, певица, а это мой муж, очень известный гитарист Рис Берг, пора бы знать знаменитых людей, живущих на вашем участке! А это наша подруга, журналистка и писательница Лавиния Херсонская, приехала в гости, московская прописка имеется у всех троих!
-А что в мешке? – сурово интересуется ретивый молоденький служака.
-А в мешке е д а, - ехидно поясняет Регги, развязывает и показывает. – Вот хлеб, вот огурцы. Огурчика не хотите? А вот чаёк в бутылке. Налить? Каркадэ с сахаром, очень вкусный1
Милиционер не слишком стремится вернуть документы их владельцам, и Рис требовательно протягивает руку в рокерском браслете и чёрной перчатке с металлическим перстнем-когтем.
Парень в форме вздрагивает, но всё так же подозрительно и требовательно спрашивает:
-Вам не холодно в таком виде?
-Нет, - мрачно ответил Рис и сделал свой «фирменный» взгляд в упор из-под пышной гривы волос.
Мент заворожённо отдал паспорта, неохотно уронил:
-Можете идти.
Экзотическая троица гордо шествует дальше.
Регги кипит, взмахивая апельсиновыми локонами.
-Я позвоню в отделение, и его завтра же уволят!
-Его можно понять, начальство требует бдить, а на днях в каком-то районе толкинисты кого-то сильно избили…, - пояснил Рис.

- - - - - - - - -

Виня почему-то решила, что её будут учить рукопашному бою, и очень удивилась, узнав, что ей придется взять в руки меч. И испугалась.
-Да я в жизни ничего подобного в руках не держала! Да я первым же ударом что-нибудь снесу если не партнёру, то себе! Сначала же нужно разучить движения, разве можно сразу в спарринг!
-Движения ты будешь разучивать года два, а в спарринге въедешь в суть практически сразу, с двух-трёх уроков. Зачем? Затем, что пригодится, сама увидишь… Показываю ещё раз, ещё медленнее, смотри внимательно!
-…Ну что ты от меня бегаешь?! Деревья тебе не помогут, всё равно достану… Не бегай, лучше пытайся парировать, учись-учись, противник не будет рассуждать, чего ты боишься, а чему ещё не научилась, щадить не станет…
-…Мимо! Лажа! Ещё один такой удар, и от тебя останется нарезка из эльфийских ушей! Ну чего ты пятишься, ну чего?
Виня уже не пятится, а падает на колени от хохота и от изнеможения.
-Ребёнку хватит! – командует Регги…
И Виня всё-таки едет домой.

12.

…-Сильно устала? В «ночнушку» зайти, коктейльчик взять в состоянии? – лукаво спросил Гелий.
-Надо, - хмуро ответила Виня. – Скоро очередной концерт, а у меня опять трахея заложена, и одни травы без спиртного не помогают. Коктейли, конечно, очень вкусные, но я бы их не пила, во всяком случае, с т о л ь к о, если бы не бы… Когда будут деньги, я снова пойду к гомеопату…
-Да не оправдывайся ты, я всё прекрасно понимаю!
-Не-а, не понимаешь, к сожалению…
В круглосуточном магазине купили бутылку «кристалловки», литр сока, рыбные консервы, шоколадку, хлеб.
Дома уже все спали (на кухне), Гелий с Виней разложили еду на столе рядом с компьютером, угостили кошек, посмеялись, глядя, как они друг у друга всё отнимают (кошки полуголодные, как и их хозяева).
У Гелия вдруг испортилось настроение.
-Ну и что? Ну и что дальше? Тебе вот всё это нравится?.. И мне – нет. А ты уверена, что дальше будет хоть что-нибудь хорошее?
-Уверена.
- А я стопроцентно уверен в обратном. Ничего хорошего в моей жизни не будет, поэтому я сейчас возьму таблетки…
- Мне надоела твоя эсхатология! – рявкнула Виня. – Если ничего не делать, то ничего и не будет! Действовать надо, а не причитать!
- Я действовал!
- Значит, не так! Просто поразительно! Самый умный, самый красивый, самый талантливый, квартира, жена, карьера, все друзья завидуют…
- Больше всего из-за жены, потому что она такая умная, талантливая. Красивая. Молодая…
- Молодая, ага, ха-ха… Так вот при всём при этом ты ещё мне тут «уа-уа»!
- Мне тридцать, и чего я достиг?!
- А мне сорок, ну и что? Ефремов в пятьдесят первый роман издал, да ещё и уверял, что так и надо.
- Не преувеличивай, тебе тридцать девять.
- Я округляю. Поставь лучше музыку, доедим, и бай-бай, а то завтра дел много.
- Много, - со значением сказал Гелий, пристально глядя на Виню. – Ладно, на сей раз убедила, тем более что я тебе нужен.
- Именно.
Гелий поставил любимую Винину песню – «Кончита-регги» (группа «Бандитос-бонитас»), и Виня запрыгала, танцуя в латиноамериканско-дурашливой манере.
Гелий поймал её в объятия и потерся щекой о волосы.
-Мр-р, - мурлыкнул он, подражая коту.
-Мр-р, - охотно отозвалась Виня, поднимая лицо для поцелуя.
-Да, давай пойдем бай-бай.
Гелий раздевает её, раздевается сам, пытается отнести на постель. Виня взвизгивает.
-Ой, не надо, я же тяжёлая! Ты меня уронишь!
Камера прячет тела и даже лица, оставляя на виду у зрителя лишь сцепленные кисти рук, которые обнимаются, танцуют, сплетаются, замирают в экстазе.
Затем – лица засыпающих друг у друга в объятиях Гелия и Вини. Сонный диалог.
-Ты убедилась наконец, что медитация помогает?
-Да.
-Теперь у тебя есть защита, и я научу тебя ещё многому другому, и Мерзляков научит. Будешь выслеживать Майю?
Вопрос остался без ответа, Виня сделала вид, что спит, и даже захрапела.
Гелий закрыл глаза, Виня открыла глаза и смотрит в камеру.
За кадром звучит её голос.
-Буду ли я выслеживать Майю? Разумеется, буду. Для себя. Я хочу удрать с этого шарика. Мне тридцать девять. Что я сделала? Родила ребёнка? Посадила дерево? Написала книгу? Изо дня в день я только и занимаюсь глупейшей энергетической дракой, и не по своей воле, а потому, что постоянно кто-нибудь хочет подпитаться, поразвлечься, поутверждаться за мой счёт! Почему я должна тратить на это всю свою жизнь? Я хочу приносить пользу, а для себя получить славу, деньги и пожить со всем этим подольше. Если мне этого не позволяют здесь, я буду искать это в другом месте. Так что я б у д у выслеживать Майю…

Титры: конец первой серии.
Продолжение следует.

Вставить световые спецэффекты — моменты энергетического влияния и защиты для каждой сцены и поездок в транспорте (в особенности).

Приложения (тексты песен и костюмы )

«Рокерская» («Песня о мотоцикле»)

В прыжке он грудью рассекает ветер,
И рушится обратно, и рвется все вперед,
Взлетает на свистящей серой ленте,
И шумно дышит, и восторженно ревет

Мой нежно любимый
Асфальтовый зверь.
Мы неразлучимы
С тобою, поверь.

Мой нежно любимый
Асфальтовый зверь,
Мы неразделимы
С тобою, поверь.

Костюм: чёрный с серебристой бижутерией – сеточка средневековой леди на голове, блузка без рукавов в обтяжку, широкий пояс, узкая юбка-макси, «казаки», много серебристых цепочек на лбу, на шее, на запястьях, свисающих с плеча, пояса, на обуви, рокерский браслет и перчатка без пальцев с отверстием на тыльной стороне ладони, обшитым белыми стразами (украшение – оно же кастет). (костюм есть).

«Дорога сельвы»

…Серебро веслом я трогаю
Слегка.
В сельве лучшая дорога-
Река.

Костюм: коричневый мех, «леопардовая» ткань и коричневая кожа. Сеточка, резанная из кожи, на голове, «леопардовый» блузон, ожерелье – на кожаной косичке «когти»-кулоны разного цвета, плетеный кожано-меховой пояс, юбка-макси с колокольчиками, плетёные кожаные туфли (костюм есть).

«Кисонька»

У меня зелёные глазки,
У меня пушистая шерстка.
Я балдею от нежной ласки
И от валерьянки в напёрстке.

Говорила мне мама-кошка:
Осторожней будь, моя крошка.
Не глупи и старших послушай…
Только я затыкала уши.

Не учите меня
Жить.
Не учите меня
Пить.
Не учите меня
Колечками дым пускать.
Не учите меня
Удачу за хвост таскать.



Костюм (есть): камзол из чёрного бархата с серебристой отделкой и голубоватым мехом, чёрная юбка-макси, тот же мех в волосах.
Или костюм(есть): зелёное платье с подолом-лепестками, чёрный плащ, хайратник, бархатка на шее и очень широкое кольцо на пальце из чёрной кожи с белыми стразами и белым бисером.

И другие песни и костюмы..











Поделиться: