Они познакомились, так как жили рядом друг с другом в одном доме на разных этажах. Сосед пригласил домой в честь праздника выпить по рюмочке и помянуть павших друзей. Песни Николая Расторгуева и хриплый голос Александра Розенбаума разрывали время и пространство памяти, как Черный тюльпан разрывает винтами раскаленный воздух боя. Еще долго потом они сидели, пили и курили: Полковник тянул табак из трубки, Командир курил Беломор и пил водку. Они знали, почём фунт пороха, так как пришлось воевать не на жизнь, а на смерть в разных горячих точках Родины. Офицеры друг друга понимали без слов, несмотря на то, что служили в разных войсках, в разных дивизиях и частях, на разных необъятных территориях Родины, которые раньше назывались одним ёмким словом СССР. Бойцы видели войну не понаслышке, а вживую, совсем близко, кожей ощущая холодок смерти. Не раз шли на риск, знали, чего стоит пуля. Оба были ранены в боях, которые развязывали и начинали не они, но именно им почему-то всегда приходилось спасать людей и Россию от чего-то непонятного… Ибо никто не знает, для чего нужна война, а если кто и говорит, что знает – не верьте, он лжет, ибо война, бессмысленная и беспощадная по своей сути, ведется даже не ради денег или земель, а ради самой своей жестокой и античеловеческой природной глубинной сущности.
– "Я до сих пор не могу понять, за что погибли молодые ребята из моего батальона, 300 человек как один полегли. Я, командир батальона, остался жить, а они полегли! Это Я должен был погибнуть вместо них", вспоминал Командир.
– "А где это было?" – спросил полковник.
– "В горах наш десантный батальон высадился, чтобы прикрыть одну какую-то группу, которая отступала со спецзаданием, а сверху, с вертушек их прикрывали".
– "В зоне 53?" – внезапно просил полковник.
– "Да… как раз в зоне под условным обозначением 53… а ты откуда знаешь?" – резко спросил командир.
– "Так это же вы нас спасали?" – закричал вдруг, сорвавшись со стула, полковник. "Это же мы были! Мы! Мы, понимаешь?!! Вы нас спасли, иначе нас бы там положили на месте!"
– "Это что же получается?" – недоуменно посмотрел командир. – "Мои ребята погибли, чтобы вы остались живы, и я чуть было не погиб?"
– "Да!" – закричал полковник и ударил кулаком по столу. – "Они погибли, чтобы нас спасти! А вместе с нами и всю запланированную спецоперацию! Нас двоих! Чтобы мы живыми двенадцать человек вышли и успешно выполнили поставленную задачу. Это мы были на спецоперации, наша разведгруппа. Они меня спасли, а сами погибли… ты понимаешь?! Ты это можешь осознать? – закричал полковник. – "Они погибли, чтобы нас спасти, 300 человек погибло, чтобы спасти 12. Ты понимаешь, что же это за сука такая – война?!.. Ты рисковал жизнью, чтобы меня спасти, и благодаря тебе я остался жив! Ты это понимаешь? Ты это можешь понять?.." – кричал, сорвашись, полковник.
– "Нет, не могу", – тихо отвечал командир десантного батальона. – "Не могу. Не могу…" – отвечал командир.
У командира медленно по щеке катилась слеза.
Они обнялись, выпили еще по рюмке и уткнулись друг другу в плечо, чтобы не показывать своих слез.
11 июня 2014 Гурген

Поделиться: