Поздний летний час. Сижу на застекленном балконе, читаю. Воздух свеж и приятен. Из окна открывается прекрасная панорама: солнце скатилось куда-то вниз и оттуда слабым теплым светом озаряет чистое, голубовато-белое небо; двухэтажные домики, чем дальше к горизонту, тем больше сиротливо прижимаются друг к другу.
Глаза уже в кучу, пора передохнуть. Открываю окно, высовываю голову наружу, еще раз любуюсь природой. Вдалеке лают собаки. Мимо проезжает «девятка»; из нее раздается какая-то непотребная музыка. Размазываю по стеклу моль, влетевшую было на балкон с намерением полакомиться свежекупленной одеждой; от убитой на пальцах и стекле остается мокрый, белесоватый налет.
Достаю сигарету, закуриваю, затягиваюсь. Гляжу влево и вверх, в сторону крыши. Мое внимание привлекает торчащий оттуда изогнутый черный провод. Вдруг провод начинает шевелиться. Не придаю этому особого значения, мало ли, ветерок подул. Еще раз затягиваюсь. Провод уже не просто шевелится, а ритмично дергается, как движутся у насекомых усики-антенны. И точно: внезапно я понимаю, что это отнюдь не провод, а ус огромного, величиной с человека, жука, сидящего на крыше.
Похоже, он тоже заметил меня. Жук наклонился немного вперед и теперь рассматривает мою торчащую из балкона голову своими большущими черными глазами. От удивления и страха я оцепенел, не в силах что-либо предпринять. Жук неуверенными шагами всех шести лап продвигается ко мне. Не переставая пялиться на него и нервно затягиваться сигаретным дымом, нашариваю на балконном столике мобильник, дабы успеть запечатлеть это невероятное существо на камеру.
Усач тем временем уже надо мной, еще мгновение – и он вгрызается своими челюстями в мой затылок. Я всеми силами стараюсь вырваться, но эта тварь накрепко вцепилась в мою башку. Сдавленно крича, я бью его локтем по головогруди; жук издает звук, похожий на скрип ржавого дверного шпингалета, но он по-прежнему не отпускает меня, продолжая отчаянно буровить мою черепную коробку. Выплевываю, наконец, сигарету (она летит вниз, разбиваясь о землю; пепел, словно стая испуганных птиц, разлетается в сторону) и из последних сил рвусь из челюстей усача, нанося ему резкие удары локтем. Хватаюсь за ручку окна, захлопываю его – раз! усач, получив рамой по голове, отпускает меня и отступает обратно на крышу, я хлопаю окном – два! ус-антенна исполинского насекомого оказывается прижатой между рамами. Жук рвется ввысь, его ус отрывается, тварь с диким скрипящим криком ретируется на крышу. Я прихожу в себя и, быстро вдыхая и выдыхая ночной летний воздух, вижу, что жук оставил мне на память только длинный черный изогнутый провод…
И тут я понимаю, что курить надо меньше…



Поделиться: