Парень, с серыми тусклыми глазами и огромными мешками под ними же, шёл по усыпанной камнями мостовой. Солнце тускло просвечивало через мрачные, почти чёрные тучи. Немного сгорбившись, парень шёл, стараясь не попадать под эти редкие лучи.
Где-то под боком он услышал странные звуки. Чавкающие, мерзкие. Парень повернул голову в сторону звука. Небольшое количество людей, в серой рваной одежде, похожие на голубей, тыкались носом в мостовую и облизывали камни.
«Мерзко...» -фыркнул парень и пошёл в противоположную сторону.
Не любил он унижающихся людей. Они его раздражали. Бесили. Хотелось сильнее их унизить, уничтожить.
Парень закрыл глаза и выдохнул. Стоило успокоиться. Могло бы быть и хуже. Они не виноваты, что им приходится унижаться.
«Нет, я бы лучше с голода сдох» -парня вновь передёрнуло от нахлынувшего раздражения. Стоило быстрее убираться от этих людишек, чтобы они его не заразили чем-нибудь. Убогостью например.
Торопливо шагая и смотря на свои длинные ноги, парень встретился лбом с чьей-то твёрдой грудью. Подняв угрюмые глаза с мешками, ненавистник убогих увидел перед собой настоящего орла: большие, явно зоркие глаза, крупные размеры из-за мускул, весь такой крутой.
«Нашелся мне тут... Птица высокого полёта.» -фыркнул парень вновь и постарался закрыть свои глаза челкой.
Было противно смотреть на людей. Одни такие все из себя крутые, швыряются деньгами, а другие камни облизывают.
«Как они так живут?» -ещё раз фыркнул парень и случайно кинул взгляд на скамейку: Жирная свинья, с которой лил ручьями пот, а её складками спокойно можно было заменить карманы, смеясь-хрюкая, хлопала по голове стоящее на носочках, на трясущихся ногах, радостно высунувшее язык, сложившее передние лапки и писающееся от счастья, тощее существо.
У парня пошёл рвотный позыв. Упав на колени и схватившись руками за рот, ему удалось это подавить. Стоило бежать отсюда, пока его совсем не вывернуло наизнанку.
На встречу парню, горло задрав голову, шла почти полностью ощипанная курица. Только жирные ноги, да торчащий хвост радовали подранным оперением, зато промежность же выщипана гладко, как и остальные части тела.
Парень хотел было плюнуть ей под ноги, но увидел позади неё маленького очаровательного щенка, который жалобно скулил, а побои на теле немного кровоточили. Стоило щенку заскулить чуть громче, как курица тут же развернулась, пнула его ногой, что-то громко прокудахтав, и снова гордо подняв голову, пошла дальше. Щенок, тихо плача, сидел на земле.
Парень подошёл и присел рядом с щенком, убрав с лица свои серебристого цвета волосы. Только он хотел что-то сказать, как щенок попятился назад, а потом и вовсе умчался, и прижался к подранной, но не общипанной ноге матери.
Улыбка с лица парня тут же исчезла. Он понимал, что напугал ребёнка своим неопрятным видом, но что было уже поделать.
Парень встал и поплёлся куда-то в сторону от этой семейки.
«Зачем так жить?» -выдохнул он.
Парень свернул в ближайшую тёмную подворотню в надежде избежать встреч там с этими существами. Пройдя немного вглубь, где редкие лучики всё ещё освещали местность, парень увидел прижатого к стенке козла. Прижимала его и облизывала остриженная овца, которая изредка блеяла.
Парня одолел новый позыв и на этот раз, он, держась рукой за стену, всё-таки опустошил свой желудок. Сейчас его обед, состоявший из пюре, салата и зелёного горошка, смотрелся совсем не аппетитно, да и пах не свежеиспечённым картофелем, да вкусным растительным маслом. Казалось, что именно через эту, только что созданную им картину на асфальте, он видел свою жизнь. Недолго любуясь столь живописным произведением, парень вскочил, вытер рот рукавом и быстрым шагом пошёл обратно, на открытую улицу.
А ведь сначала этот истекавший слюнями козёл не казался ему столь противным. Тот даже имел на себе деловой костюм.
Тяжело дыша и всё ещё немного покачиваясь от ужасного головокружения после создания своего полотна о жизни парень старался идти, на этот раз, прямиком домой. Он больше не мог находиться на улице.Но на какое-то мгновение он замер. Его взгляд приковал к себе олень. Высокий такой. Который никогда не позволял себе смотреть на людей сверху-вниз, но и на себя не позволял смотреть свысока. Рога у него были большие и мощные, явная помощь женщины. Возможно даже той самой овцы, что он только что видел в переулке. Но даже несмотря на всю тяжесть рогов его голова была высоко поднята, осанка прямая, да и одного взгляда на него хватало, чтобы сразу начать его уважать. А олень, тем временем, благородно удалялся, звонко цокая по каменной мостовой.
На лице у парня невольно проскользнула восхищенная улыбка. Вот таких он уважал. Какие бы беды не свалились, этот олень всё выдержит. И переживёт всех своих завистников и врагов.
А теперь домой. Дома же его ждал ощипанный гусь, который что-то невнятно крякал. Парень пару раз слышал слово Дон, своё имя, из воняющей алкоголем пасти этого гуся.
Парень быстро проскочил в свою комнату и запер дверь тяжело вздохнув. Дону было мерзко находиться рядом с ним. Услышав какой-то скрип, парень поднял глаза. На его кровати потягивалась миниатюрная красивая обнаженная девушка. Пожалуй, его единственная радость. Парень взял с тумбочки у кровати таблетки, проглотил сразу две и сел на кровать. Девушка приоткрыла глаза, а затем, издав недовольный звук, залезла к нему на колени. Дон улыбнулся и провёл рукой по обнажённой спине девушки. В глазах мутнело, голова кружилась - таблетки давали знать, что начали действовать. Парень сильно зажмурился и просидел так минут примерно 30. Когда он открыл глаза, на его коленях лежала его девочка, кошечка-сфинкс.
-Дон! Не смей меня игнорировать! - пьяный голос отца звучал по ту сторону двери. - У отца водка закончилась, а он в комнате запирается!
Дон вздохнул и переложив кошку на кровать, открыл дверь.
-Сейчас принесу. - пробурчал парень и получив деньги, вновь вышел на улицу.

Поделиться: