Случилось как то, что попал я под некую великую честь, замешанную на большом невезении, и был назначен моей начальницей на должность члена избирательной комиссии. Времена были тяжелые и становились еще тяжелей. Начальница в добровольно-принудительном порядке была назначена председателем, с отовсюду вытекающим неврозоподобным состоянием, легким помешательством, нездоровым хихиканьем и здоровым, даже стоит сказать, здоровенным перечнем бумажной волокиты. Как члену избирательной комиссии, помимо моих основных трудовых обязанностей, мне была оказана честь разгребать этот перечень в паре с руководством.


В меланхоличном настроении, бурча себе под нос непристойное мнение о выборах и кандидатах в частности я спокойно вырезал таблички с их фамилиями для последующего подсчета голосов. За этим миролюбивым занятием я и был застукан моим руководством. Буравя меня серьезным взглядом в своем кабинете, мне, посредством телепатии, пытались внушить важность грядущего события и сложность нынешнего положения. Разглядев, что мое сознание не поддается на провокации, председатель решила объяснить причину своих извечных мигреней, панических состояний, а также личной неприязни к бумажным изделиям на столе и постоянным телефонным звонкам.

Собственно с телефона и начался наш шпионско-детсадовский разговор. С выражением лица блондинки, обнаружившей под капотом машины «железячки», она принялась вертеть передо мной новым телефоном и заговорщицки, полушепотом намекать, что телефоны прослушиваются. В ответ телефон издавал невнятные позвякивания, явно нездорового характера.

Перенесусь на несколько дней до описываемых событий, в тот день, когда также вдруг почувствовал ту самую плесень на нашей демократии, которую разводят наши политики. Было это во время так называемого дежурства. Члены комиссии занимаются выдачей открепительных удостоверений, дабы добропорядочные люди, мечтающие проголосовать, могли это сделать на любом участке. Дежурства проходят всю неделю, с понедельника по воскресенье. Мне посчастливилось попасть на дежурство в пятницу и субботу. Девяносто процентов времени, я провел в тоске, разглядывая декор класса французского языка школы, в которой находился избирательный участок, и наблюдении как член соседней комиссии судорожно, опасаясь ошибиться, заполняет открепительные удостоверения людям, которые упорно шли именно на ее участок, оставляя меня в состоянии между замечательным бездельем и утомительной сонливостью. Ближе к концу моего дежурства заявилось руководство. Потакая своей упрямой наивности, я надеясь избежать участи стать избирателем поинтересовался, можно ли мне воспользоваться своим гражданским правом и наплевать на выборы. В ответ на мой антипатриотический вопрос, был выставлен кулак и сурово хмуря брови, начальница выразила свое приказное мнение о том что я не только буду голосовать, но мне также предоставят возможность не утруждать себя выбором из такого изобилия кандидатов. В связи с вышесказанным я пришел к выводу, что с наступлением выборов 4 марта, в стране отменяется демократия, надо полагать на законодательном уровне.

Таким образом, с избирательной компанией и выборами, для меня, как и для всех участников организации выборов было отменено такое понятие как «выходные». Владимир Владимирович очень хотел стать президентом и не мог допустить, чтобы его верные подданные члены избирательных комиссий утруждали себя отдыхом.

Возвращаюсь в кабинет начальницы. Итак, после заявления о том, что телефоны комиссии прослушиваются, мне полушепотом, полунамеками поведали самую суть наш выборов. Основной причиной неврастении председателя комиссии стали бесконечные звонки со строгими приказами, любым боком, Владимир Владимирович должен угнездится в кресле президента. Для нашей комиссии это выражалось в 65 процентах голосов, которые, опять-таки, любым боком должны появиться у нужного кандидата. К этим перспективным планам ТИКа (территориальной избирательной комиссии) прилагался поучительный рассказ о комиссиях, которые в свое время не справились с заданием партии и председателях, которые, впоследствии, оказались уволены или как-то «случайно» оказались в больнице с сердечными приступами. Завершался разговор, как правило, информированием о санкциях за нелюбовь к В.В., а именно: штраф до двух тысяч, или 8 лет в специальных унылых местах, куда председатели комиссий, да и любые граждане, особо не рвутся. Особое внимание начальство заострило на том, что все поведанное мне, не должно покинуть стен кабинета, ибо в лучшем случае нам всем придется искать новую работу (и надо полагать это будет та еще проблема). Поведав мне этот некролог демократии, начальница расписала мне наши рабочие перспективы на период выборов В.В. Первым пунктом было разумеется количество голосов за В.В. Мне почти сразу было предложено открепить близких родственников от их участков голосования и приписать к нашему, дабы нужных голосов было побольше. Но это в рамках «капли в море». Основной план выдвижения В.В. в президенты был в том, чтобы нужные люди были в нужных местах. Еще до посвящения меня в эту муть, начальство принялось усердно трудится над этим вопросом и в членах комиссии по мимо меня оказались только те кто был занят в той же организации что и я, то есть «все свои». Когда пешки были расставлены, начался подготовительный этап. Мне было поручено в буквальном смысле воскресить тех, кто по естественным причинам выбрать нашего кандидата не мог. В один из предвыборных дней мне начальством была предоставлена база данных граждан, проживающих в городе, а также список людей, которые родились еще задолго до того как родители моих родителей задумали завести детей. Вспоминая нетленного Гоголя и его Мертвые души, я был поставлен за распечатку заявлений для этих дореволюционных жителей, что мол они страстно желают проголосовать, и рады бы прибежать на выборы, но в силу своего столетия желают гордо проголосовать на дому. Как вы понимаете, сами заявления были также написаны не этими достопочтенными гражданами, ибо 99 процентам из них уже давно было не до мирской суеты, устроенной В.В.

Впоследствии, собранные мной заявления планировалось в соответствии со сказкой Леонида Филатова («Что б народ чего дурного не подумал про царя, действуй строго по закону, то есть действуй втихаря»), оформить в бюллетени и оные подбросить в нужный момент, нужными руками, за нужными спинами в нужное место. Таким образом, у нас настолько добросовестные граждане на Руси, что, даже покинув суетливый мир, они готовы отдать свой голос за правящую макушку.

В последний день перед выборами, я был приглашен для подготовки участка, то есть участия в расклеивании макулатуры по стенам, собирания ширм и урн для голосования, надувания шариков для веселой атмосферы и другой ерунды. Все наши приготовления производились под «строгим» наблюдением веб-камер, установленных с самого утра на всех участках. Собственно расписав достоинства этого способа слежения за избирательными участками, главные действующие лица этого цирка и пустили пыль в глаза населению. Как я узнал уже после выборов, за порядком на участке через камеры следила толпа каких-то подростков с ярко выраженной запуганностью на лице. Чисто любопытства ради, в день выборов я позвонил знакомому и попросил его зайти на сайт выборов, где как утверждалось, можно в прямом эфире наблюдать за процессом голосования. Наблюдать можно. Но прямой эфир шел, как мне сообщили, с более чем пятиминутной задержкой.

Вся демократичность выборов выражалась лишь в натянутых улыбках комиссии, в духе «у нас все торжественно и очень-очень честно» и ответных улыбках избирателей «мы знаем, что все не честно, но вдруг…».

После многочасового наблюдения за наивными людьми, одинаково лицемерными и беспомощными пред ликом нашего великого В.В. Я был добровольно сослан на улицу, где исполнял роль, в какой-то мере, сотрудника ГАИ – приглашал проголосовать тех, кто правильно выбрал участок и посылал тех, кто участком ошибся.

Объясню, почему возникла необходимость в таком «постовом». Дело в том, что люди зачастую настолько высокого о себе мнения, что охотно игнорируют прямые указания. Мне не раз и не двадцать приходилось убеждать их, что они идут не на тот участок, но, то ли под влиянием выборов, то ли просто от человеческой природы, люди делали лицо кирпичом в необоснованной уверенности, что я их обманываю, и ломились вперед. Наверно все таки не вызывает доверия бейджик с надписью «член комиссии».

Суть избирательного процесса, думаю, всем понятна. Куча людей регистрируется у вереницы школьных парт, получает бюллетень, прячется за ширмой и похихикивает над нашими кандидатами, потом ставит галочку, или, размахнувшись фантазией, что-нибудь по изысканней и публично кидает свою бумажку в мусорку, пардон, в урну.

Во время подсчета голосов, я обнаружил восхитительное творение русского интеллекта: количество кандидатов таким очаровательным образом совпало с нужным количеством букв, что кто-то весьма одаренный вместил в квадратики для галочки слово «К.О.З.Л.Ы.», соответственно каждый из кандидатов получил по буковке. Очень жаль, что слово в целом они не прочитают.

Согреваясь чаем и периодически бегая за бутербродом (строго по установленному начальницей графику), я таки дожил до апофеоза выборов 2012. Подготовив все нужные и не нужные протоколы, под наблюдением представителей от партий (которые совсем недавно узнали о том, что они будут представителями партий) члены комиссии, убитые многочасовой комедией правительства и более всех председатель комиссии, приступили к подсчету голосов.

Поскольку у нашего шоу имелась своя «видео трансляция» председатель, громко, чуть ли не на распев, начала декламировать протокольную дребедень, что бы все кому хватило патриотизма смотреть онлайн-выборы в двенадцать часов ночи, смогли услышать. Хотя микрофонов предусмотрено не было.

Воля граждан была изъята из мусорки посредством опрокидывания оной, и начался подсчет голосов. Поскольку я к тому времени был слегка расстроен (это если без мата) абсурдом происходящего и был вынужден изображать серьезность академика, восседающего на унитазе, я уже не придавал значения количеству бумажек, но вскоре после выборов был уведомлен, что добавить нужное и убрать лишнее удалось без проблем.

Что-то из бюллетеней испортилось во время подсчета, а что-то удачно проскочило за спинами комиссии, которая всем скопом собралась вокруг столов с «голосами» и как-то невзначай загородила обзор «независимым» наблюдателям. Сами понимаете, что о своей независимости наблюдатели так же узнали буквально накануне выборов. С лицами кандидатов в доктора, наблюдатели покивали на кучу бюллетеней и очень серьезно погрузились в сон, прямо на оставшихся после уборки зала стульях.

По воле судьбы, огромная куча бумажек за В.В. у нас обосновалась на самой широкой части стола, в то время как пожухлая оппозиция собралась на окраине. Поскольку в городе нашлись люди не сильно запуганные властью или просто неформалы, которым нравится переть против течения, набрать оговоренный процент за В.В. нам не удалось. Но поскольку посредством разнообразных околомистических махинаций В.В. все же получил большинство голосов, нас не стали сильно ругать.

Для меня «выборы» закончились, когда закончив уборку актового зала доверенной нам школы, я около часа ночи отправился домой. Председателю повезло меньше, она вместе с ключевыми фигурами комиссии отправилась в секретный бункер ТИКа, где ей надлежало представить протокол и при необходимости, по величайшему повелению «отредактировать» его. Собственно за такую редактуру и дается 8 веселых лет в невеселом месте, но кому есть дело до мелкого руководителя, которого нагрузили в принудительном порядке обязанностями председателя избирательной комиссии. Все главные клоуны нашей страны невинно прячут глазки, а на эшафот пожалуйте непосредственные участники.

Таким образом, возникает интересная ассоциация. Наши замечательные кандидаты, очень «доверительно», позволяют простым смертным (специально назначенным) стать у руля избирательной компании, чтобы в последствии, случись что, эти самые смертные и почили с миром, а поскольку даже если выясниться та нечестная игра, которую они ведут, никто не возьмется спорить с нашим царем и не станет тратить свои кровные на перевыборы. Кандидаты натянули людей как перчатки, для грязной работы, если перчатки с этим мирятся, то и ладно, если будут спорить, то не жалко и выбросить.

К чему я представил этот отчет. Знаете, после того как ты отпахал на работе, вместо своих непосредственных обязанностей, занимаясь оформлением гламура для выборов, съездил на участок после работы, что бы и там отпахать с бумажками, наслушался про смертушку демократии и насмотрелся на ее труп, после того как с 7.30 и до 01.00 ты горбатишься на людей, которые положили на весь народ и делаешь это не по своей воле (не знаю каким деб…, то есть патриотом надо быть, чтобы пойти на это добровольно)… В общем, после того, как медвупут матушкой клялся что выборы будут честными, а они такими не были ни в одном глазу и именно из-за медвепута, мне просто как-то противно видеть и слышать ту ущербную личность, которая думает, что победила на выборах.

После выборов, мне было велено ликвидировать всю бумажную муть, которую мы развели во время избирательной компании, вплоть до смешных табличек «Ведется видеонаблюдение».

Я поздравляю В.В. с «победой» на выборах. Теперь он вместе со своим мишкой, может по очереди рулить страной, пока не подготовят закон о возвращении старой доброй монархии. Не знаю, стоит ли с этим бороться. Я никогда не интересовался политикой, мне до лампочки и Путин и Медведев, потому что я знаю что люди нифига не социальные существа, иначе бы они не портили жизнь друг другу, но возможно это и к лучшему, стало быть, не все являют собой мелкий рогатый скот, который бредет за одним пастухом, вольным трясти с них шерсть и мясо на личные нужды.

Выборы - это возможность для народа поиграть в демократию. Иногда надо дать людям почувствовать себя значимыми. «Ваш голос важен для страны» - с этого принято начинать агитацию. Но игры играми, а править страной будет тот, кого назначит правящая верхушка. Поэтому предлагаю впредь проводить воскресенье в парке, или на пляже или дома в кругу близких и любимых людей и не тратить его на нелюбимых, они и без нас себя выберут. У них это здорово получается.


Поделиться: