Злое утро, мои дорогие. Сегодня я, наконец, осознала, что каша в моей голове достигла бурлящего уровня. Целая ночь, пролетела, словно в трансе, потому что я, миленькая девчонка, вновь лоханулась. На этот раз, никакого Зака Эфрона встретить мне не посчастливилось. Просто рухнула моя теория про людей, как рухнула теория Раскольникова в «Преступлении и наказании». Что там говорил Родион? Он разделял людей на категории. Вот и я смело распределила всех людишек по полкам, но только сегодня мой ядовитый шкаф рухнул, и разбился вдребезги.
Я никогда не ошибалась в людях, почти никогда. Всегда ещё наперед знала, что именно они сделают, как себя поведут. Просто завистники, стервы и обыкновенные придурки ведут себя одинаково. Тут и велосипед придумывать не надо, настолько всё примитивно и банально. Как вы поняли, мой школьный класс – это самый настоящий рассадник подобных личностей. Что ни день, то концерт какой-то выскочки, истерика стервочки или мозголомство идиота. В общем, я на сто процентов была уверена, что так оно и есть на самом деле, но сегодня мне пришлось резко поменять своё мнение.
Как известно на кануне первое сентября. Ой, ну, пожалуйста, не плачьте, мои дорогие! Это всеобщее горе, давайте преодолеем его вместе. Так вот, наш замдиректора пригласила меня и Риту помочь украшать сцену на улице к праздничной линейке. Работы было невпроворот, а пришли только мы двое. Конечно, кто бы сомневался, что отряд помощи будет таким маленьким?! В нашем микро-мире, только я с Ритой не умеем отказывать, когда нас искренне просят. Любой другой подросток, просто нагло сообщает, что у него нет времени, или что последние деньки каникул, он хотел бы провести подальше от образовательного учреждения. Иными словами, все просто в открытую послали Екатерину Ивановну, и мы с Ритой остались наедине с шарами, плакатами, мелками, и с поставленными друг на друга стульями. Прошло около часа, а нам удалось только расставить столы, и нарисовать по середине мишку со звоночком. Иными словами, медведя-инвалида. Одна лапа была у него больше другой, а глаз, я случайно размазала, когда обводила его уши. Почему нам сказали рисовать именно медведя, я понятия не имею. Хотя, может, тут подвох? Ну, вы поняли? Медведь, Медведев…, а? Ладно, проехали…
Продолжим повествование, про стулья, которые нужно было расставить для первоклассников по периметру. Рита, словно комета, носилась с ними, думая, что так мы быстрей закончим. Но, в итоге, уже минут через десять, она выдохлась, и с умоляющими глазами, попросила меня о перерыве. Я согласно кивнула, и приземлилась на ступеньки, надеясь, что солнце спрячется за облака, но нет. Оно, словно назло стало светить ещё ярче. В этой неимоверной духоте, мы просидели ещё пятнадцать минут, а потом, вновь принялись за дело. Рита побежала в здание за скотчем, а я, качаясь, встала на парту. Плакат со словами «Здравствуй, школа!» был серым и старым. Кажется, каждое первое сентября, именно он висит над сценой, как бы напоминая, зачем мы вообще все здесь собрались. Так что, я испытывала к нему двойную неприязнь. Прикрепив два уголка липкой лентой, я примерно ждала подругу, но она, будто испарилась. Ноги уже стали ватными, а руки дрожали, не в состоянии больше находится в таком положении. И тут я услышала голос:
- Тебе помочь?
Удивленно развернувшись, я увидела своего одноклассника, Сашу. Это был один из тех высокомерных личностей, про которых я говорила вначале. Так что, поджав губы, я отрезала:
- Нет. Спасибо.
- Ты уверена? Ты же сейчас рухнешь.
И когда это он стал таким вежливым? Конечно, его рост, тогда весьма бы пригодился, но…
- Я же сказала, не надо. Ты думаешь, я не могу приклеить плакат?
- Как хочешь.
Саша развернулся ко мне спиной, и именно в этот момент, моя нога подкосилась, и я с криком начала падать вниз. Сразу говорю, забудьте про романтические комедии. Да, конечно, Александр словил меня, но это вам не сказочный принц, а худой, прыщавый тинэйджер. К тому же, я полностью порвала плакат, и теперь на стене красовалось только «вуй, ола. Не удержавшись, Саша упал на асфальт, и мы элегантно расположились там, недовольно бурча. Ударившись спиной о стул, я случайно толкнула парту, и с неё вниз полетел глобус. Ох, не к добру это было, ребятки. Наша учительница по географии не очень любит, когда кто-то трогает её вещи, а если их ещё и ломают…
- Вы что?!
Рита вернулась как раз вовремя. Но она привела с собой Екатерину Ивановну, а это явно было ни к месту. Когда замдиректора увидела, что плакат разорван, глобус треснут, а стулья повалены, её глаза увеличились в размерах.
Я сразу же начала оправдываться, забыв о своих побитых локтях, и ушибленном колене, как вдруг заговорил Саша:
- Это я сделал. Вероника не при чем.
И вот тут-то моя теория рухнула. Я ошеломленно уставила на парня, не понимая, зачем он это сделал. В конце концов, я учусь хорошо, провожу школьные праздники и мероприятия: меня бы не наказали! А вот его…
- Ничего-ничего, - внезапно прошелестела Екатерина Ивановна. – Главное, вы не ушиблись?
И ещё один удар по моей психике. Я была уверена, что замдиректора закатит скандал, или хотя бы прочитает нотацию. Но она лишь взволнованно помогла нам подняться, и отвела в медпункт. Теперь мой удивленный взгляд был направлен на неё.
В общем, странные вещи произошли в тот день. Люди, от которых я не ожидала ничего хорошего, повели себя как настоящий друг в случае Саши, и как адекватный человек, в случае с Екатериной Ивановной. Я ещё долго ходила по дому, не зная, как моё мнение о них могло быть настолько противоположным. Гусеницы, в один момент превратились в бабочек, и мне оставалось только наблюдать за этими сказочными метаморфозами. Где я ошиблась? Когда что-то упустила? Пойду, ещё подумаю…

Поделиться: