1.16.
ЭТОТ МИР НАШ!
«В командование Звездным Флотом. Секретно. Уведомляю Вас, что по последним данным, полученным с мобильных наблюдательных пунктов, проявилась актив¬ность противника во всех секторах. Против кораблей Флота используется неизвест¬ное излучение, близкое по своему воздействию к излучению сверхмощного пси-генератора. Так же со стороны противника обнаружилась возможность бомбарди¬ровки ближайших к Земле планет с помощью концентрированных плазменных импульсов, что наносит невосполнимый ущерб расположившимся там временным базам Флота».
«Из Военного ведомства Исполнительного Комитета Межгалактического Союза Миров адмиралу Звёздного Флота Кессереру. Совершенно секретно. Предлагаем вам в кратчайшие сроки возобновить программу уничтожения объекта, поскольку иные меры результата не принесли. Капитану Шараку - активизировать свои дейст¬вия в подготовке процедуры».
« В сектор неврологических исследований медицинского центра Западный-6. За¬прос номер 2854 от 28 числа 9 месяца 3694 согласно календарю межгалактической станции Эридан - 12, от начальника отдела вневременных перемещений, Николая Джарвиса, заверенный полномочными представителями Парламентской Группы синтетического мира Эридан Сот-Эри-Аркреттом - уроженцем созвездия Проциона, планеты XFZ-886426 звезды PAS-27U и Октеоном Молином - представителем Земли. Прошу рассмотреть возможность экстренной нейростимуляции пациента Рождественского, ввиду острой стратегической необходимости. Всю ответствен¬ность за негативные последствия эксперимента, в случае появления таковых, воз¬ложить на руководство Центра Пространственно Временных Исследований».
«Указ номер 58763.
Назначить руководителем группы исследователей от Центра ПВИ, для участия в разработке плана «Вторжение», разведчика-координатора Дага Корна. В кратчай¬шие сроки заслушать отчёт комиссии Центра по результатам последних исследова¬ний во временных промежутках предполагаемого развития процесса формирования негативной субстанции. План предстоящей операции предоставить в течение одно¬го календарного месяца.
Председатель Парламентской Группы Эридана.»
Капитан Шарак энергично тряс мою руку. Ему очень нравилось это человече¬ское действие.
- Даг, поздравляю с назначением. Хотя, это чистая формальность, ведь ты уже дав¬но этим занимаешься.
Мы стояли в пёстрой толпе представителей всех миров Союза делегированных на открытое заседание Военного Совета в огромном зале Парламента Эридана. Через десять минут всё начнётся. От того, насколько будет убедительным результат дей¬ствий моей группы, зависит существование нашего мира. Меня слегка потряхивало.
- Милый успокойся, всё будет в порядке, - шепнула мне на ухо Джей. Я благодарно посмотрел на неё.
- Джей, - прошипел Шарак, - ты уже оправилась?
- Мы исключительно живучи, капитан, - Джей рассмеялась.
- В биологическом плане мог бы поспорить, но ваши эмоции, бесспорно, являются залогом вашей прочности, - Капитан оскалился в улыбке.
К нам вперевалку подошла моя новая знакомая Асс-Крии. Видно, подглядев жест Шарака, она протянула мне когтистую лапу.
- Слышать ваш последний подвиг с ваш женщина на старой Земля...
Грифоны давно пытались говорить по-нашему, но это пока с трудом им давалось с их сложным речевым аппаратом.
- Это так прозвучало... - томно улыбнулась Джей.
- Аккуратнее, она может обидеться... - шепотом бросаю я жене, и крепко стиски¬ваю лапу грифона.
- Благодарю, Асс-Крии, нам явно не хватало вас...
- Вы точно заметит, наш представител был бы отчен кстати... - хищный клюв при¬близился к моему лицу, - Когда этот официал есть закончен, я с нетерпений ждать вас всех в наш бар на флагман... Капитан, - повернулась она к Шараку, - вы полу¬чить по шее от верховный, сколько тянут с решений о ликвидации?..
Если бы капитан был человеком, я бы сказал, что кровь бросилась ему в лицо. Но в данном случае покраснели от злости только глаза.
- Позвольте это решать вашему капитану, - проскрежетал он зубами. Клюв повернулся ко мне.
- Я поздравлять вас с новая должност... Надеюс это позволит вам принят правиль¬ной решения...
- Благодарю, - любезно ответил, я и Асс-Крии отошла в сторону.
- Чёртовы грифонихи, - прошипел Шарак с нескрываемой яростью, - ни во что не верят, кроме своих клювов и когтей...
Джей расхохоталась.
- Это кто здесь хотел учиться эмоциональности людей?! Поздравляю, капитан, вы преуспели, это совсем по-человечески!
- Простите, - смутился Шарак, - Однако, они будут вашими главными оппонента¬ми. Они и эти бесхребетные с Андромеды...
- Капитан, - с чувством произнесла Джей, - мы, люди, очень обязаны вам. Вы рис¬куете многим ради одной расы, почему?
- Прежде всего, я очень тонко отношусь, по крайней мере, к одному её представи¬телю, - зубастая пасть растянулась в улыбке.
- Капитан... - шутливо погрозил пальцем я.
- Что?! Человеческая ревность к веганскому крокодилу? - Шарак посмотрел на ме¬ня, затем широко раскрыл пасть. Послышались громкие гортанные звуки, Капитан хохотал, привлекая внимание окружающих.
- Наверное, я действительно делаю успехи в обретении человеческой эмоциональ¬ности. - прошипел он, когда хохот прошел, и добавил, - Что до моих предпочтений, я не выношу не обдуманных решений. Уничтожение является последней мерой, а насколько я понимаю, ещё не все варианты исчерпаны...
- Прошу всех занять свои места! - прерывает его мысленный призыв Декарта. После минутной суеты все размещаются по залу. Перед нами на небольшом возвы¬шении полукругом сидят члены правительства Эридана. Чуть сбоку в пространстве замерло голографическое лицо Декарта. Встаёт председатель парламентской груп¬пы, слегка полный человек среднего роста с явными признаками негроидных пред¬ков. Оглядев зал и убедившись, что все его слушают, он включил на своём столе мощный телепатический транскодер и произнёс:
- Я искренне рад приветствовать представителей Межгалактического Союза на территории синтетического мира Эридан-12! Для ведения нашего мероприятия при¬глашаю полномочного представителя Военного ведомства Межгалактического Союза Миров, адмирала Звёздного Флота Кессерера подняться сюда.
В зале возникает огромная фигура адмирала и под одобрительный гул направляется к возвышению. Глядя на фигуру адмирала, невольно возникает мысль, что это -лучший представитель цивилизации Веги. Более двух метров роста, внушительных размеров разворот плеч, спокойный и острый взгляд, уверенная поступь, и даже
жуткий шрам, придающий морде рептилии еще более хищное выражение, всё говорило о не¬сокрушимой внутренней силе командующего армадой. Не знающий поражений, справедливый до самоотречения, талантливейший специалист в области войн в космосе, многие его называли «Бог войны». Веганцы почти с религиозным благого¬вением относились к любимому военачальнику. Проционцы просто мудро чтили его заслуги, а взбалмошные представители Антареса побаивались его крутого ха¬рактера. Мы относились к адмиралу с должным уважением, да и было за что. Кессерер грозной статуей замер посреди сцены, казалось, его неподвижный взгляд устремлён прямо в душу каждого из нас.
- Приветствую вас, коллеги! - зарокотал его хриплый бас под сводами зала и в соз¬нании одновременно, - Прошу отнестись к сегодняшнему обсуждению очень серь¬ёзно, поскольку если ничего эффективного предложено не будет, я имею приказ уничтожить Солнечную систему. Мне самому весьма прискорбно от такого факта, но в данном случае это останется единственно возможным решением. Я приглашаю сюда разведчика-координатора Корна, руководителя группы Центра ПВИ Эридана, который изложит подоплёку и результат исследований в области изучения возмож¬ных методов борьбы с нашим врагом.
Я поднялся с кресла и, на слегка дрожащих ногах, двинулся к возвышению. Вот он
- момент истины, вернусь я обратно либо проигравшим планету, либо... Кто знает, что будет, если мою точку зрения примут. В любом случае на кону существование исторической юдоли человечества, я обязан их всех убедить дать нам ещё хотя бы один шанс.
- Уважаемые представители... - произнёс я хрипло и вынужден был прочистить горло, - Коллеги, тема, которую мы изучали, так или иначе, близка многим из вас. Эта проблема рассматривалась большинством религиозных конфессий на многих мирах в разное время. Любой высокоразвитой цивилизации предшествует тёмная эпоха её становления. Эпоха, где недостаток общественного сознания восполняется злобным неприятием непонимания действительности. Время, когда призрачные ка¬ноны псевдокультуры насаждаются с помощью насилия. Когда войны нелепо объ¬являются ступенями цивилизованности и истребление целых рас лицемерно оправ¬дывается понятием «статистических жертв на нелёгком пути развития». История большинства миров доказывает нам, что поле познания бесконечно, но граница не¬познанного неизбежно является зоной боли. Много столетий назад научное знание привело нас к открытию и систематизации энергетического мира, что дало развитие новой области - психоэнергетике. Факты существования пара-миров, пара-сущностей всего живого, наконец антимира, сейчас это не вызывает ни у кого сомне¬ния. Наша сегодняшняя ситуация была предсказана тысячи земных лет назад рели¬гиозными деятелями нашей планеты. Подобные предсказания, насколько я знаю, присутствуют в священных заповедях большинства ваших миров, потому что на определённом этапе развития разумного существа проблемы аналогичны у всех. Образ дьявольского Зверя, порождения тьмы был заповедан в священных книгах древней Земли нашими далёкими предками, но до конца не понят. Это предсказание сбылось, библейский зверь - это то, что находится на планете. Тьма, породившая его, не что иное, как область недостатка сознания. Стало быть, эта тьма - мы сами. Материализованное порождение нашего незнания, воплощение первичной сущно¬сти зла, библейское дитя тьмы, единственная цель существования которого есть по¬глощение Света Жизни во Вселенной. Вот что представляет собой наш враг.
Я перевёл дух и оглядел весь зал. Стояла мёртвая тишина. Шарак удовлетворённо кивнул, Джей показала большой палец - тысячелетний жест.
- Не так давно, - продолжал я, - по программе исследований я предпринял путеше¬ствие в двадцатый век. Время выбрано не случайно. Это именно та эпоха, когда че¬ловеческое зло начинает выходить на уровень самостоятельной осознанной сущно¬сти с претензией на автономию в общественном самосознании. Грубо говоря - зло, как господствующая энергетическая сущность, «цивилизуется». Оно начинает «раз¬виваться» с развитием научно технического прогресса, причём постулируется не¬возможность иного пути. Как это не ужасно звучит - цивилизация, построенная на крови миллиардов её представителей, путь к прогрессу - безысходное насилие... Знаете, что пришло мне в голову, а давайте примем решение о тотальном истребле¬нии человечества, как породителя монстра, а уж потом его самого! Только пусть за это выступят те, история цивилизации которых не использовала методов, описан¬ных мной!
Я бросил негодующий взгляд на Кессерера.
- Сынок, - тихо произнёс адмирал, - не горячись...
Действительно я что-то разнервничался, вот и Джей многозначительно приложила палец к губам, не порядок...
- Простите...
Я окончательно взял себя в руки.
- Итак, результаты моих исследований в области двадцатого столетия земной исто¬рии привели к подтверждению гипотезы о неуклонном организованном развитии зла, как некоей энергетической субстанции, которая вполне могла иметь тенденцию к материализации. Уже к 2100-м годам, эпохе чудовищного разгара ядерных войн на планете, энергетический монстр был окончательно сформирован, не хватало лишь маленькой детали для завершения всего процесса, своего рода катализатора для воплощения. Здесь я не буду применять определение случайности, которое дав¬но опровергается нашей философией, поскольку следующий факт был весьма зако¬номерен. Некий, явно предшествующий своему времени, эксперимент, который за¬кончился катастрофической неудачей для его организаторов, косвенно способство¬вал созданию условий для возникновения такого катализатора.
Здесь я позволю себе некоторое отступление. Всем известен закон равновесия в природе. Уже давно многих волновал вопрос о том, что у монстра в этом мире тео¬ретически не может быть естественных врагов. Его внутреннее обустройство тако¬во, что высказанная здесь возможность силового воздействия звучит довольно ги¬потетично. Вы наверняка помните, что предпринятый удар генераторами антимате¬рии не принёс ощутимых результатов. Похоже, что это спровоцировало лишь пере¬ход организма на некую новую стадию развития. Не берусь предсказать, чем может закончиться полномасштабная атака всеми силами флота, с применением генерато¬ров... Итак, отсутствие естественных противоборствующих сил приводит к возник¬новению принципа парадоксальности его существования в этом мире. Это предпо¬ложение подвигло нас на проведение нового опыта во времени. Я со своей женой отправился в момент проведения злосчастного эксперимента. Его результаты вы¬явили некоторые недочёты в прежних изысканиях и открыли природу упомянутого катализатора. В момент взрыва лаборатории мы зарегистрировали излучение, кото¬рое не сумели идентифицировать на месте. Но по прибытии на Эридан путём на¬пряженной работы наших аналитиков было установлено, что это сложное излуче¬ние, имеющее в своём составе элементы антиматериального мира и оказывающее жёсткое психотропное воздействие, с провокацией мощных антисоциальных явле¬ний в сознании. Нечто похожее мы наблюдали в последней широкомасштабной операции в околоземном пространстве. Его возникновение именно в этом времени тоже не может быть случайным, поскольку общие социально-психологические предпосылки подобного явления были налицо. Не буду перегружать вас научными деталями, кто заинтересуется этим вопросом, может получить все материалы по проведённой работе у моих ассистентов. Подводя черту под изложенным выше, скажу лишь одно - мы имеем дело с разумным представителем антимира, под¬вергшимся спровоцированной иммиграции в наше пространство...
Это было похоже на взрыв гипербомбы с минутным замедлителем. Первыми вскочили грифоны, все как один. Они что-то горланили, махали лапами в мою сто¬рону и чуть не передрались между собой. На заднем плане полупрозрачным морем молчаливо «штормили» андромедяне. Ракообразные воинственно потрясали в воз¬духе верхними конечностями и забавно пританцовывали на остальных, что соответ¬ствовало высшей степени возбуждения. Люди яростно спорили, что-то доказывая, друг другу и окружающим, большинство из которых их не понимало. Единствен¬ные, кто остался спокоен, это моя группа, загадочно улыбающаяся Джей, непрони¬цаемый Шарак. Несправедливо было бы не причислить к этой части зала Кессерера, который остановил взгляд где-то в середине буйствующей толпы и не проявлял ни¬каких признаков жизни. Предоставив присутствующим как следует выпустить пар, он, видно посчитав время достаточным, выступил вперёд.
- Всем сесть!!!.. - рявкнул он настолько оглушительно, что два проционца потеряли сознание. Бедняги были очень восприимчивы к звуковым колебаниям. Вдобавок мозг большинства представителей был отутюжен мысленным приказом, председа¬тель, явно не ожидавший такой мощи, не успел снизить уровень передачи телепати¬ческого транскодера. Слегка ошалевший от такого натиска зал затих. Кессерер мол¬ча кивнул мне. Потребовалось около минуты, чтобы привести в порядок голову, так как мне тоже досталось.
- Я попрошу своих ассистентов активировать персональные терминалы.
Каждое кресло, ложе и т.д. соответственно тому, кто в нём покоился, были снабже¬ны персональными терминалами, которые сейчас засветились. По экранам поползли все материалы по проделанной нами работе.
- Разведчик Корн, - раздался в моей голове призыв одновременно с каркающим звуком из зала, - не хотите ли вы сказать, что у нас нет никаких шансов уничтожить существо?
- Я этого не говорил. Возможность, бесспорно, есть, но об этом несколько позже... В зале поднялось нечто, являющееся частью плоти андромедянина.
- Как вы объясните такую длительную паузу, - послышалось у меня в сознании, -между появлением излучения и органической сущности монстра? Вы хотите ска¬зать, что пришелец чего-то ждал?
- Вы абсолютно правы. Действительно, пришелец появился в земной области на тысячу с лишним лет раньше первого контакта с монстром. Я склонен даже предпо¬ложить, что это вторжение состояло из двух этапов, второй из которых состоялся в 2164 году. Но это только гипотеза, проверить которую весьма сложно, да и нет не¬обходимости. Что касается ожидания, действительно, должно было пройти некото¬рое время, чтобы органическая сущность сформировалась настолько, что была го¬това к принятию «души». Да, видимо для этого потребовалось немногим более ты¬сячелетия.
- Не усматриваете ли вы, - зарокотал рядом голос адмирала, - некую закономер¬ность в этой паузе. Вы упомянули, что у него нет природных врагов, но его оконча¬тельное формирование совпало со временем, когда наметилось их появление. Пусть вы утверждаете, что мы якобы не можем его уничтожить, но нам дружно удаётся, во всяком случае пока, сдерживать его.
- Здесь есть ещё кое-что, но в общем смысле, уверен, вы правы.
- Выходит, мы и являемся силой противодействия согласно закону о равновесии?
- И да, и нет...
- Что-то вы темните, Корн. Кессерер грозно взглянул на меня.
- Всему своё время. - Я с усилием выдерживаю тяжёлый взгляд, - Профессор Рож¬дественский здесь?
- Да... - послышалось из зала.
- Вы можете подтвердить сказанное мной в отношении вашего эксперимента?
Профессор направился ко мне. Я очень переживал за нашего друга. Экстренная стимуляция, которую провели медики, в любой момент могла дать побочный эф¬фект. Он неспеша приблизился к возвышению и, повернувшись к залу, негромко произнёс:
- Я подтверждаю всё, что было изложено этим молодым человеком, поскольку сам принимал участие в ряде экспериментов и детально ознакомлен со всеми материа¬лами исследований. Я подтверждаю, что именно я открыл «ящик Пандоры» и до¬пустил пришельца в этот мир, что было безнравственно и антинаучно с моей сторо¬ны. В силу недостаточности развития моя эпоха не была готова к моим открытиям, по этой же причине моя безграмотность привела к столь катастрофическим резуль¬татам. Я подтверждаю так же присутствие высокоразвитой энергетической сущно¬сти ещё и потому, что имел возможность личного контакта с ней, в результате чего подвергся длительному воздействию психотропного излучения. Однако уважаемо¬му Корну есть что ещё рассказать вам о законе равновесия, ибо вы - овцы в руках всесильного пастыря...
- Профессор, простите... - перебил я его, - Благодарю вас.
Рождественский кивнул и пошёл прочь. В зале стояла давящая тишина, все взоры были устремлены на меня.
- Я не склонен судить профессора Рождественского, - подал голос председатель Парламентской группы, - он, безусловно, дитя своей эпохи и не мог предвидеть по¬следствий. Многие учёные в истории совершали великие открытия с благими наме¬рениями и становились авторами совершенных методов разрушения жизни. Это бе¬да не одного человека, а общества, которое ещё морально не доросло до очереднойступени прогресса. Если позволительно будет так выразиться, профессор стал инст¬рументом в руках судьбы. Однако, Корн, что за высказывание про «пастыря»? Если не ошибаюсь, это тоже что-то библейское?
До этого момента изображение Декарта сохраняло неподвижность, но сейчас я заметил на нём легкое колыхание. Приближался самый острый момент. Я не обсуж¬дал с учителем эту часть своих мыслей, но он, бесспорно, знал, о чём пойдёт речь. Это было опасно, если мои следующие данные не будут им подтверждены, случит¬ся что-то непоправимое...
Я сделал глубокий вдох и произнёс:
- Согласно закону о равновесии, определённая сущность любой природы не может существовать в области пространства-времени, не имея собственной противопо¬ложности в этой же области, которая отвечает всем её характеристикам, но с отри¬цательным значением. Наши изыскания показали, что в начале 22 века была впер¬вые сконструирована система, которую позже назовут сверхмозгом. Люди очень бережно относились к своему детищу, однако оно не избежало некоторых мутаций, возникших под воздействием радиоактивности во времена последней ядерной вой¬ны на Земле. Похожий процесс мы наблюдали и в органике чудовища. В 2992 году появилось первое упоминание о монстре, одновременно происходит первый ощу¬тимый сбой в работе сверхмозга. Можете проверить мои слова в материалах. Это было настолько невероятно в совершенной системе, что не осталось без внимания. Но причины так и остались невыясненными. Обратите внимание на сопутствующие явления. Падение энергии в системе, выброс энергетического облака и так далее... Следующий такой эффект возник во время последнего вторжения на планету, когда наметилась тенденция максимальной активности противоборствующих сторон. В обоих случаях - самопроизвольная регенерация без намёка на последствия. Теперь обратите внимание на невероятную скорость развития мозга с момента первого сбоя в 2992 году. Наши физики просчитали, что этот процесс никак не связан ни с фоно¬вой радиацией на Земле, ни с воздействиями космических излучений...
В зале нарастал гул. В сторону голограммы Декарта то и дело бросались взгляды с различными выражениями. Кто-то с интересом вглядывался в лицо, кто-то с воин¬ственной ненавистью.
- Признаюсь, - продолжил я, - вначале я напрямую связал образ отца Эридана с действиями монстра на планете. Я был почти уверен, что именно он руководит про¬цессом захвата нашей планеты и продвижения чудовища далее в космос. Но это бы¬ла ошибка. Суперкомпьютер системы Декарт целиком отстаивает интересы жизни в нашей Вселенной, он наделён неестественным для этой эпохи интеллектом. Сверх¬мозг компьютера явился способом материализации антипода нашего врага из дру¬гого мира. Природа мироздания всегда рациональна и, несмотря на парадоксаль¬ность некоторых явлений, они тоже подчиняются её законам. Декарт, я прошу вас подтвердить или опровергнуть мои слова...
Гробовая тишина в зале. Мои последние слова заставили Кессерера встать со сво¬его места, адмирал вплотную подошёл к голограмме, не сводя с неё тяжёлого взгля¬да. Весь его вид говорил о том, что если Декарт не подтвердит сказанное мной, его изображение будет иметь дело с огромными лапами адмирала, которые, казалось, могут разметать даже невесомую голографическую картинку.
В сознании зазвучал Голос. Казалось, он исходит из самых недр Вселенной.
- «СВЯТОЕ НАСИЛИЕ», КОТОРОМУ БЕЗЗАВЕТНО ПОКЛОНЯЛИСЬ РАЗУМНЫЕ СУЩЕСТВА НА ПРОТЯЖЕНИИ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ ИСТОРИИ ИХ РАЗВИТИЯ, ПОЛУЧИЛО ЛОГИЧЕСКОЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ СВОЕЙ РАЗРУШИТЕЛЬНОЙ СУЩНОСТИ. ОБРАТИТЕ ВОПРОС СВОЙ ВГЛУБЬ СОБСТВЕННОГО РАЗУМА, ТАМ НАЙДЁТЕ ВЫ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ СЛОВ ЕГО.
Заворожённые представители развитых цивилизаций угрюмо молчали...
- Имеет ли смысл вопрос, кто есть Я? Имеет ли смысл вопрос, виноват ли про¬фессор Рождественский? Эти моменты - лишь результат процесса, обратите взо¬ры к первоистокам... Сегодня Земля стала местом воплощения тёмной сущности, но завтра это может быть любая из ваших планет... Ибо единственное решение, предложенное вашим сознанием, является новой ошибкой... Не монстр является врагом вашим, способным поглотить Свет ваших миров, но злобное дитя, порож¬дённое разумом вашим, имя которому - Насилие.
Адмирал Кессерер встряхнул головой и мрачно спросил:
- Вы можете подтвердить факт принадлежности вашего существа параллельному миру?..
- Я действительно являюсь явлением не из вашей реальности, привлечённым в неё природной необходимостью. В каком то смысле, я - ваше будущее, в каком то - прошлое. Это противостояние не ваше, но только вы повинны в том, что мир ваш стал полем не вашей битвы, а вы - орудиями её...
- Есть ли возможность остановить катастрофу иным путём, нежели тот, что пока рассматривается? - Кессерер колебался, вероятно, первый раз в жизни...
- Тот, кто стоит перед вами является ответом на ваш вопрос, он создавался для этого и теперь он к этому подготовлен...
Огромный веганец медленно поворачивался ко мне. У меня по спине потекли хо¬лодные струйки пота, это была слишком фантастическая догадка, но она уже посе¬щала меня.
-Два явления одной природы, но противоположные по направлению не существен¬ны без третьего... Третье - есть Связь их... В третьем залог существования пер¬вых двух, в третьем и их ИСХОД... Он есть суть Третьего, лишь ему под силу исход сотворить и восстановить в эпохе вашей Равновесие, что является утвер¬ждением Жизни.
Адмирал молча окинул меня оценивающим взглядом, а Декарт продолжил:
- Но он - ничто без вашего участия, ибо он есть СРЕДОТОЧИЕ ВАШЕГО СОЗНАНИЯ. Вы будете силой его в последней битве этой эпохи.
- Та-ак, - прорычал Кессерер, - в вашей древней религии это называлось «овца на заклание»... И насколько я должен верить в этот религиозный бред?..
- Возможно, вы и являетесь непревзойдённым атеистом, - заметил я, - но не станете же вы отрицать существование научно подтверждённых организмов, более органи¬зованных, нежели мы. Во всяком случае, нелишне прислушаться к их взглядам на проблему, зарождение которой всецело принадлежит их миру.
- Ладно! - отрезал адмирал, - что вы предлагаете по существу?
Г. 17.
ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА ЭПОХИ.
- Я буду последним и совершенным идиотом, если хоть на мгновение поверю во всю эту религиозную галиматью! - гремел хриплый голос адмирала Кессерера в за¬ле поста управления флагманского суперкрейсера, - Лично я считаю весь ваш мистический план самоубийственным безрассудством, и для меня остаётся непо¬стижимой тайной, почему Совет Миров решил его поддержать! Да, я выполню свою миссию до конца!.. Может и дальше, если потребуется!.. Но если что-то пойдёт не так, разнесу на атомы весь этот участок космоса, что бы вы мне там не говорили!
- Адмирал, - спокойно заметил я, оглушённый его акустическими возмож¬ностями, - но ведь именно это и требуется от вас...
Кессерер со злостью отвернулся от меня и уставился в экран внешнего обзора. Во¬круг навытяжку стояли офицеры штаба и молча ждали окончания бури, разыграв¬шейся в зале. Я повернулся и направился к выходу.
- Корн... - Я остановился.
- Да, адмирал...
Он смотрел на звёзды.
- Корн, если мне суждено будет выжить в этом всём, то клянусь, я вас не забуду... И сделаю всё, чтобы никто не забыл...
- Благодарю вас, адмирал.
Я вышел из зала поста управления.
Около тридцати суперкрейсеров армады были размещены в разных секторах Сол¬нечной системы. Эридан был отведён за её пределы. Единственный истребитель, который участвовал в этом сражении по плану, находился в техническом центре Эридана, где его дорабатывали. Всё лишнее было снято, остался минимум от нави¬гационного оборудования и системы жизнеобеспечения, никакого вооружения. Всё свободное место было посвящено усовершенствованным двигателям основной тяги и гиперпространственному приводу. Это делалось по моему заказу. Я находился в медицинском центре, где зелёные медики методично накачивали ме¬ня всевозможными стимуляторами, обезболивающими, облучали какими-то прибо¬рами до такой степени, что моя кожа приобрела довольно сильный пигмент. Короче говоря, делали из меня сверхчеловека с их, проционской точки зрения. Джей не от¬ходила от меня ни на шаг. Шарак обещал появиться перед самым вылетом, было условлено, что Джей во время сражения будет на его крейсере, где сейчас хозяйни¬чал адмирал Кессерер. Я вдруг вспомнил нашу с ним последнюю встречу. По сути, за грозной внешностью потрёпанного жизнью аллигатора, скрывалось большое от¬крытое сердце, впрочем, этому соответствовали практически все веганцы. Будто почувствовав, что я о нём думаю, адмирал связался со мной по интеркому.
- Корн, ваш выход через час...
- Есть, адмирал!
Джей взяла меня за руку.
- Ты говорил с Дэнисом?
- На общие темы, я не стал ничего ему рассказывать...
- Даг, ещё не поздно отказаться, тебя поймут...
- Я не пойму... Ты не поймёшь, хотя и будешь притворяться, что это так... Нет, родная, это не возможно понять! Этот мир наш, понимаешь, наш! И если для этого сейчас требуется одна жизнь... Значит, так тому и быть... Слишком многие уже по¬гибли за пять сотен лет, слишком многие ещё погибнут. Если есть хоть малейший шанс остановить это... пусть ценой жизни...
Из глаз Джей потекли слёзы.
- Позволь... позволь мне ... быть рядом...
- А ты всегда рядом, каждую секунду. Я ничего бы не смог, даже всего этого, ес¬ли бы тебя не было рядом. Ты всегда со мной.
Я обхватил её голову и прижал к груди. Чуткие проционцы вышли из лаборатории. Мы остались одни. Казалось, что в этот момент мы одни во всей Вселенной, только мы и звёзды... Мы были самим центром этой вселенной, и нам больше никто не был нужен. Как же мне не хотелось выпускать её из объятий. Как много я не успел сказать, сделать... Как часто мы расставались надолго... Как это несправедливо, что мы вновь расстаёмся, но теперь возможно навсегда...
Примчалась Асс-Крии. Обеими лапами долго трясла мою руку.
- Есть гордость, есть гордость что знаком!
- Спасибо, Крии, я тоже польщён знакомством с тобой.
- Мы рано имел нет много разногласий. Есть это ерунда! Я искренне желать побе¬да!..
- Мелочи, спасибо за пожелание...
Грифониха умчалась. В помещение вошёл Джарвис с двумя ассистентами, следом Карлет и капитан Шарак.
- Даг, - сказал шеф, - пора...
- Ну что ж, - произнёс я, как можно веселей, - значит вперёд! Как там?.. - спросил я Шарака, вставая.
- Вы, люди, называете это «преисподней». Враг синтезировал крупные корабли, как будто что-то чувствует. Драка уже началась. Так что пойдёшь под наш дружный фейерверк...
Транспорт доставил нас к моему истребителю. Я попытался сократить процедуру прощания. Оставшись, наконец, один, я произнес в интерком:
- Корн флагману, адмирал, я готов.
- Понял, Корн, готовность пять минут. У вас будет мало времени.
- Адмирал, помните только одно, не спешите с генераторами. Распылите меня раньше времени - провал всей операции...
- Я всё помню, Корн. Генераторы антиматерии будут активированы после вашего прохождения мимо планеты и выхода к границе системы. Четыре крейсера уже ждут вас на своих позициях. Выходите, эскорт на месте...
- Даг, - это был голос Джей, - милый, ты как?
- Хорошо, что ты со мной. Мне очень нужен твой голос. У меня, возможно, дурац¬кая просьба...
- Всё, что пожелаешь...
- Почаще связывайся со мной, хорошо?
- Я буду вести тебя во время всей операции...
- Великолепно...
- Даг, внимание... - голос Джей посерьёзнел.
Я защёлкнул шлем на скафандре, запустил двигатели. Впереди растворился сило¬вой экран выхода. В черноте показались звёзды.
- Старт... - услышал я и отправил свой корабль вперёд.
Отлетев на некоторое расстояние от громадины синтетического мира, я развернул истребитель на запланированный курс и перевёл двигатели на основную тягу. Ко¬рабль начал быстро набирать скорость. Впереди показалось яркое разноцветное свечение. Залпы смертоносной энергии, вспышки взрывающихся кораблей, всё сли¬лось в сплошное море огня, от поверхности которого постоянно отделялись проту¬беранцы, горящие фрагменты, облака газа...
- Я не видел ничего подобного... - невольно вымолвил я, содрогаясь.
- Мясорубка апокалипсиса, - послышался хриплый бас Кессерера, - Мы уже ря¬дом.
Ко мне подошли три суперкрейсера. Они выстроились в треугольник, в центре ко¬торого находился мой истребитель, и уравняли скорости. Единым грозным строем, ускоряясь, корабли понеслись в самое пекло, к Земле.
Уже на дальних её подходах нас встретили два вражеских эсминца. Издалека они начали обстрел своими страшными мерцающими полями. Слева от меня от крейсе¬ра отделилась какая-то небольшая деталь и уплыла в космос. Я похолодел. Если хоть один из них выйдет из строя, мои шансы пробиться сквозь эту чудовищную кашу несколько уменьшатся. Придётся дожидаться резерва, а это - лишнее время. Надо мной загрохотали орудия флагмана. Один из эсминцев превратился в газовое облако, второй попытался отвернуть в сторону, но тут же был разорван на куски но¬совыми орудиями пострадавшего крейсера.
- Какие у вас потери? - спросил я.
- Ничего серьёзного, - ответил шипящий голос, - можно сказать, царапина...
- На всякий случай я подтяну резерв, - сказал адмирал, - они будут нас ждать при входе в пекло.
Его слова вызвали у меня улыбку. Кессерер, как и другие рептилии, очень многое перенял из поведения и лексикона людей.
- Даг, соберись... - это Джей. Мы на подходе, окружающее пространство всё свет¬лее. Скорость дошла практически до максимума, за моей спиной напряжённо воют усовершенствованные двигатели. Мы врываемся в сверкающую плазмой область сражения. Адмирал был прав, когда сравнил это с мясорубкой. Я не представлял, какой реакцией необходимо обладать, чтобы выжить в этом сумасшествии. Всё во¬круг перемешалось с единственной целью взаимного уничтожения. Мобильные штурмовики возникали то тут, то там, кромсая более крупные корабли. Мощные межгалактические крейсеры, уже не способные к битве, раскалённые добела бла¬стерами и практически неуправляемые, таранили огромные корабли противника и вспыхивали как сверхновая, унося миллион жизней сразу. Даже обломки собствен¬ных кораблей экипажи превращали в снаряды, которые направлялись импульсами лёгких плазменных генераторов. В побоище участвовало всё, что могло ещё дви¬гаться, иногда и то, что двигаться в принципе уже не могло.
К нашему строю приблизились ещё четыре крейсера Флота. Все бортовые орудий¬ные установки моего эскорта заработали на полную мощность, расчищая мне доро¬гу. Это было впечатляюще. Внешне это напоминало исполинский тоннель, проло¬женный через самое сердце смертельной области пространства. Всё, что приближа¬лось к его границе, мгновенно испарялось. Дружными залпами, крейсеры буквально вспахивали мне путь.
- Отлично, адмирал!.. - не удержался я от восклицания.
- В вашу честь, Корн!..
- Даг, - сообщила Джей, - нам передача с Эридана. Зарегистрирован мощный бро¬сок энергии в главных сетях Декарта, энергетическое облако уже формируется на внешней орбите...
- Понял, ответил я, - надеюсь, скоро у нас появятся гости...
- Из центра сражения передают, что что-то происходит и на планете...
- Началось...
Мы несёмся в окружении плазменного свечения на предельной скорости. Далеко впереди появилась тускло светящаяся точка, которая медленно увеличивалась в размерах. Мы приближались к основному этапу программы. Я включаю мощный усилитель, задействую датчики псиэнергии, расположенные в моём шлеме.
- Джей, подключай меня.
- Готово, Даг... - ответила она через секундную паузу.
Через космос к Земле устремились импульсы моей энергии, усиленные аппарату¬рой, установленной на крейсерах.
- Милая, иногда тяжеловато будет поддерживать с тобой связь одновременно с удержанием пси-поля, так что не обижайся на возможные перебои...
- Даг, о чём ты говоришь!.. Ты же ради этого туда пошёл... Не волнуйся, я буду на связи за двоих... - её голос осёкся, - Я буду с тобой до конца...
Эскорт на головокружительной скорости несся к Земле, которая уже занимала поч¬ти весь обзорный экран.
- Адмирал, - сказал я, почувствовав что-то в голове, - активируйте защитное поле, по-моему, начинается психотропная атака...
- Уже сделано...
Мы летели в непосредственной близости от планеты. Я обратил внимание на тём¬ное, местами чёрное облако, сплошь покрывающее всю поверхность. Я знал, что это такое. Этого явления не видел ещё никто, но мы все чётко знали, что за этим стоит.
- Всем основным силам авангарда, - загремел Кессерер в интеркоме, - сразу после исчезновения облака, приступить к массированной зачистке на всей территории планеты!
Молодец, адмирал... Дикая боль разорвала мой мозг, я невольно застонал.
- Даг, - тут же отозвалась Джей, - что с тобой?..
- Нет, ничего... - я постарался расслабить голову, - Всё так и должно быть...
- Может всё-таки пока прикрыть тебя? Ты же совершенно открыт перед его излу¬чением...
- Нет, нельзя, - ответил я, - можем упустить...
- Даг, энергетическое облако от Эридана двинулось в нашу сторону. Там не знают, что предпринять. Декарт в состоянии какого-то оцепенения, на Эридане всё функ¬ционирует, но интеллектуальный доступ отсутствует...
- Пусть пока ничего не предпринимают, - произнёс я, едва справляясь с болью, -особенно, передай, никакой агрессии в сторону поля...
- Приняла... Даг, он скоро будет здесь...
- Да, я знаю...
Мрачный лик планеты исчезал с экрана внешнего обзора. Эскорт, с немыслимой скоростью начал удаляться от неё в сторону границы Солнечной системы. И тут произошёл контакт. Дьявольская боль разорвала всё моё тело, разметала его по все¬му пространству, по-моему, я закричал... Справа и слева от меня в чудовищной вспышке утонули два суперкрейсера.
- Джей!.. - голос явно не мой.
- Я здесь, милый, - ответила она, - я с тобой...
Она жива! О как это прекрасно, что она жива!.. Чудесным соцветием эта мысль раз¬лилась по неизмеримому пространству боли. Но её голос... Он какой-то не такой, он необычно близок... Будто идёт изнутри меня... Вокруг сворачивалось пространство. Тела больше не было, было только это пространство боли. К нему со всех сторон начали приближаться сгустки света.
- Я с тобой... - пришёл из одного из них голос Джей, - Они все с тобой...
- Но почему!.. - вспыхнуло всё моё существо протестом.
- В НИХ ТВОЯ СИЛА, ОНИ- ЭТО ТЫ... - ответило пространство.
- Но это не правильно! Это только моя боль!..
- БОЛЬ НЕРАЗДЕЛИМА И НЕЗАВИСИМА...
Вокруг сворачивалось пространство. Сгустки яркого света соединялись со мной, мы сплетались в гигантскую спираль, которая неуклонно росла. Она заполняла всю вселенную, вот она уже сама - это пространство...
Резкими болезненными толчками что-то пробивается в моё сознание. Что-то мощ¬ное, настойчивое...
- Корн... - что это за звук? - Корн!..
Голос Кессерера с грохотом врывается, словно внутрь меня.
- Корн!!! У нас получилось!!! Они идут за тобой!!!
- Уводите... корабли... адмирал... - неимоверным усилием выжимаю я из сознания.
- Простите, Корн, я не могу, - по-моему, Кессерер смеётся... Почему он смеётся?
- Даг, - слышу я далёкий голос Джей, - мы идем за тобой!..
- Нельзя... убирайтесь... отсюда... - мысли плохо слушаются.
- Нет, Даг!.. Я обещала быть рядом!..
- Даг, - сказало голосом капитана Шарака свечение, - она держит Кессерера под прицелом бластера! Джей захватила пульт управления, и не даёт изменить курс! Даг, у вас, людей, удивительные женщины!..
- Нет... - улыбается моё свечение - она... одна... такая... Джей!.. Родная, отпусти их... Вы должны... закончить то... что мы начали... Слышишь? - мой голос уносится во вселенную. - Ты должна жить!.. Эта вселенная не должна быть без тебя!.. Тогда всё это для меня не имеет смысла!.. ДЖЕЙ!!! ОТПУСТИ ИХ!.. Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!
- Даг... - доносится шёпот Джей.
- Корн, всё в порядке... - это адмирал, - Генераторы готовы. Уже скоро... Вперёд, сынок, вышвырни их отсюда!..
- Прощайте...
Пространство продолжает сворачиваться в тугую спираль, увлекая с собой звёзды. В ней появляется что-то новое... С противоположных сторон присоединяются два новых потока. Они занимают слишком много места, но не соединяются... Ну да, они не могут соединиться, они совершенно противоположны... Один из них - это сам свет мироздания, другой - его всепоглощающая ночь... Они несоединимы, но и без¬раздельны. Они - две части одного неизмеримо целого, они связаны между собой великой причинностью и неотъемлемым следствием, имя которому - Я. Они - две части великого сознания, которое есть - Я. Боли уже нет. Что такое боль во вселен¬ной? Всего лишь одна небольшая часть вселенского разума, микроскопический очаг воплотившейся эмоции, порождение чувственного образа. Но её много... Как много иногда бывает малого, и как много оно порой значит в становлении первичного разума!..
- Учитель, ты со мной?..
-ДА... - отвечает мне ПРОСТРАНСТВО,
-ДА... - хором отвечают сгустки света - мои спутники,
-ДА... - отвечают тёмная и светлая сущности и Я, части единого целого. Что-то здесь не так... Эти СУЩНОСТИ... Они, словно бездарным мазком неумелого художника зияют на полотне Вселенной, нарушая всю её гармонию. ИХ НЕ ДОЛЖНО ЗДЕСЬ БЫТЬ!
-ИХ НЕ ДОЛЖНО ЗДЕСЬ БЫТЬ...
Вселенная, будто сжимается в невыносимом усилии исторгнуть чуждое из чрева своего.
- ЭТОГО НЕ ДОЛЖНО ЗДЕСЬ БЫТЬ...
И приходит удар. Пространство сотрясается в чудовищной конвульсии, словно пришедшее прозрение вызвало немыслимый спазм самого СОЗНАНИЯ. Всё сме¬шивается впереди в исполинском вихре. Вселенная начинает поглощать себя самоё... И открывается пустота... Подчинённое вихрю пространство устремляется в проход. Сознание рвётся в чудовищном вопле, который заполняет всё, потому, что он теперь и является этим ВСЕМ... Теперь остаётся только крик. Крик боли, крик торжества сознания. Крик, устремивший всё в ПРОХОД. Первичный вопль рождён¬ного РАВНОВЕСИЯ...
- ДАГ!!! - надрывно кричит Вселенная любимым голосом.

ЭПИЛОГ
- Даг! Даг, проснись!
Я открываю глаза. На моих губах чудесное ощущение поцелуя.
- Милый, проснись, солнце уже высоко!
Надо мной, перекрывая солнечные лучи, льющиеся в широко открытое окно, скло¬няется Джей. Солнечный свет заставил её волосы светиться вокруг очаровательного лица мистическим нимбом.
- Я всегда говорил, что ты - неземная...
Ещё один нежный поцелуй запечатлён на моём лице.
- Вставай, дети уже на пляже.
Солнце ласково пригревает лицо. За окном слышится нежный шелест прибоя и радостный крик чаек. Я бодро вскакиваю.
- Кофе?..
Джей артистично замирает около меня с дымящейся чашкой в руке. О, как кстати... Кофе окончательно бодрит меня, и я выхожу на берег. Бирюзовые волны нестерпи¬мо манят и, не в силах сопротивляться, я с разбега бросаюсь в их нежные объятья. Упругие струи воды приятно огибают тело, я кролем устремляюсь на несколько метров от берега. Наконец, нехотя выбравшись на берег, растягиваюсь на песке, по утреннему слегка прохладном, и подставляю солнцу мокрую спину.
- Пап, привет! Рядом пробегают дети.
- Привет!
Ведомый внезапным импульсом, вскакиваю. Подхватив дочь на плечи бегу вдо¬гонку за сыном, который почти не уступает мне в скорости. Но ему мешает воздуш¬ный змей, который Дэнис тянет за собой. Маленькая Веста забавно хохочет, легонь¬ко похлопывая меня по макушке.

- Скажите, Лаккет, долго он будет находиться в таком состоянии? - Спросил капи¬тан суперкрейсера Звёздного Флота Шарак проционца.
- Как знать, - уклончиво ответил тот, - надеюсь не больше месяца по земному ка¬лендарю. Счастье, что он вообще остался цел, что для меня является совершенной загадкой.
- Да, это просто невероятно, - пророкотал хриплый бас адмирала Флота Кессерера, который задумчиво потирал сбоку свою физиономию, напоминающую внешне мор¬ду аллигатора, - от его корабля ничего не осталось, когда его нашли в космосе. Если бы не этот неизвестный штурмовик... Кстати, Шарак, о нём ничего не слышно?
- Нет, адмирал, он доставил Корна к Эридану и попросту растворился в простран¬стве...
- Всё это очень странно...
- Но что же там произошло? - спросил Лаккет.
- Он увлёк за собой всю эту дрянь, - прорычал адмирал, - потом мы ударили анти¬материей в сторону космоса. Как мне объясняли эти учёные умники, открылся ка¬кой-то переход между вселенными, или как его там... Короче Корн вышвырнул всё это из нашей Вселенной и, по идее, должен был исчезнуть сам, но что-то или кто-то, как видно, спасло его к нашей общей радости. Вот и всё, что я знаю... Ненавижу не всё знать!..
- А как вы получили его дневник.
- Датчик был вживлён по его же желанию несколько лет назад. Его мысли фикси¬ровались компьютером до последнего момента... - ответил вошедший Джарвис.
- Кстати, как ваш Декарт? - поинтересовался Шарак.
- Как суперкомпьютер с возможностями самообучающегося искусственного интел¬лекта - прекрасно, но что-то в нём явно изменилось. Будто он потерял лицо. Сейчас наши инженеры разбираются с этим.
Лаккет пощупал лоб лежащего на столе Корна.
- Это была хорошая идея, Джарвис, на момент его лечения, отправить его сознание во вторую половину двадцатого века. Где он сейчас?
- Австралия, северное побережье...
- Счастливец, ещё и вместе с женой, - промолвил Лаккет, поворачиваясь к столу, который стоял рядом. На нём лежала Джей.
- Но ведь с ней всё в порядке! - удивился Кессерер.
- Да, - ответил Джарвис, - с ней всё в полном порядке. Она сама захотела быть с ним столько, сколько потребуется.
- А как же их ребёнок?..
- Профессор Рождественский любезно взялся опекать Дэниса на это время, что бу¬дет весьма полезно обоим.
- Вы говорите о его сыне? - поинтересовался Лаккет.
- Ну да, о ком же ещё?
- Так вы не знаете? - Лаккет усмехнулся, - Джей ждёт ребёнка и по нашим сведениям это будет дочь...
- Удивительные существа - эти люди. Радость, любовь... Такие сентиментальные... Как бы мне хотелось этому научиться... - оскалив свою пасть в улыбке, промолвил задумчиво капитан Шарак, украдкой смахивая навернувшуюся, совсем не крокодилью слезу.
…………………………………………………………………………………………………..

Поделиться: