Г. 14.
НАЗАД В ПРОШЛОЕ.
Лес, казалось, звенел от мороза. Вокруг сонно стояли, устремившие в серое небо «лапы» своих крон, заиндевевшие огромные сосны. Воздух с трудом проходил че¬рез нос и прогревался только где-то на уровне горла. «Так и до простуды недалеко»
- подумалось мне, хотя я и осознавал, что при нашей экипировке, это невозможно. Наши саморазогревающиеся костюмы с честью выполняли свою задачу, великолеп¬но согревая тела. При этом их термоэлементы были совершенно незаметны, по¬скольку благодаря нанотехнологиям тридцать пятого века, они размещались в са¬мой структуре материала костюмов. Мы были одеты в обычные для этого времени ватные куртки, такие же штаны, меховые сапоги, шапки-ушанки. Внутри это до¬полнялось тёплым бельём и свитерами. То есть любой, даже самый пристальный осмотр никогда не выдал бы в нас пришельцев из другого мира.
Мы с Джей брели по глубокому снегу к контрольной точке в тайге, где меня в тай¬нике ожидало моё оборудование. Я то и дело сверялся с компасом, привычным для двадцатого века прибором определения направления, и непристойно ругал себя за то, что не смог противиться Джей в её необдуманном желании меня сопровождать.
- Милый, хватит ворчать, это было моё желание, и я о нём не жалею, - сказала, улы¬баясь мне Джей.
- Всё только начинается... - мрачно ответствовал я, - помолчи, горло простудишь... Чего это я...? Давно я себя не вёл так грубо по отношению к жене. Она начинала даже немного раздражать меня. Настроение - ноль. Нет, надо взять себя в руки, тут что-то не так.
- Родная, - произнес я, остановившись, - прости меня, я что-то не в духе...
Джей обняла меня, прижалась щекой к моим губам:
- Целуй...
Я обнял её в ответ и крепко поцеловал.
- Ну, вот и всё в порядке, - сказала она, посмотрев мне в глаза очень тёплым взгля¬дом, - просто мы с тобой попали в более дикий мир и ты на минутку оказался под его влиянием. Ведь так?
- Ты как всегда непостижимо логична, это одна из всего многообразия причин, из-за которых я тебя люблю.
- Вот видишь, а ты не хотел меня с собой брать! Куда ты без моей логики? Даже Декарт одобрил мое присутствие в этой программе.
Мы двинулись дальше, то и дело проваливаясь в глубокий снег. Я пристально ос¬матривался, мы явно были где-то рядом с тайником.
-...!- послышался резкий окрик, - ...?!
Из-за деревьев вышли два человека. Оба были среднего роста, одетые в меховые тулупы, обувь, называемую здесь «валенки», меховые шапки с воинскими кокарда¬ми. В руках они держали автоматы, довольно примитивное оружие того времени. Нам оружие не полагалось, программа предполагала чисто разведывательные цели, тем более что мы не должны были оставить в этом времени никаких следов. Всё из нашей экипировки и оснащения, не относящееся к данному веку подлежит полному уничтожению, за исключением того, что будет перемещено вместе с нами назад. Поэтому всё, чем мы владели, это определёнными навыками гипноза и приёмами рукопашного боя, в чём, кстати, Джей весьма преуспела.
- Вы чё, не слышали?! Стоять, с...! - до меня постепенно доходили особенности ме¬стного языка вместе с цветистым изобилием жаргонных выражений, которые под гипроизлучением были внедрены в наше сознание на Эридане, - Стоять, сказал! Кто такие?!
Стволы автоматов уставились на нас. Мне почему-то пришла в голову мысль о том, сумеют ли нас спасти, если мы удостоимся автоматных очередей. Ведь в этом пере¬мещении мы участвовали вместе, так сказать, со своими настоящими телами.
- Ну, напугали, мужики, б..., - воскликнул я со смехом, - да свои мы, свои...
- Ща посмотрим, какие вы свои, - ответил один, - стволы есть? Стволы в снег, на...! Показывайте документы и без фокусов, пришью!
Я достал из кармана слегка помятые бланки, скрупулёзно подготовленные для нас архивным отделом, и протянул неприветливому автоматчику.
- Держи, браток, здесь всё. А оружия нет у нас.
Он углубился в изучение документа, пока второй солдат не сводил с нас напряжён¬ного взгляда.
-Жена, что ли? - кивнул мой собеседник в сторону Джей.
- Ну да...
- Откуда сами и куда направляемся? - он упёрся взглядом в мою жену.
- Да с хутора мы, - ответила она нараспев, - а идём к воинской части, может работу какую найдём.
- Что-то на хуторян не больно то похожи...
- Ну да, ведь мы раньше в городе жили, - ответил я, - а тут вот на приключения по¬тянуло, в деревню подались.
- А, образованные, вашу ... - он ухмыльнулся и закурил - Че ж в городе то не сиде¬лось? Ладно, пошли, в штабе разберутся.
Наши бланки исчезли в недрах тулупа и в приятной кампании хмурых автоматчиков мы двинулись в сторону воинской части. Я размышлял о сложившейся ситуации. По расчетам, финальная часть эксперимента Рождественского должна произойти через три дня, целесообразно ли будет оказаться в расположении укреплённого рай¬она в качестве неких специалистов, если в нашей благонадёжности удастся убедить его подозрительное руководство. Здесь присутствовал риск оказаться в момент ава¬рии в зоне взрыва, тогда как наш тайник был оборудован как убежище от всех ви¬дов поражения, известного этому времени, включая ядерное, которое в этот момент ещё не было изучено. Кроме того, возможно и такое, что нас и вовсе не допустили бы в лабораторию, задержав долгим процессом бесконечных проверок. Я споткнул¬ся о корень дерева, который торчал из снега, чем привлёк внимание Джей и коротко взглянул на неё. На мгновение опущенные веки были её выразительным ответом. Мимолётный полуоборот назад, крепкий захват автомата за ствол, падение на одно колено и мощный бросок через плечо произошёл в течение одной - двух секунд. Конвоир Джей взлетел в воздух, где его догнал жестокий удар прикладом в солнеч¬ное сплетение, и мешком отправился в ближайшее дерево. Всё это я заметил краем глаза, поскольку в тот же момент занимался своим сопровождающим. Ещё раньше я заметил, что воротник его тулупа был расстёгнут, это упростило мне задачу. Резко уклоняюсь с разворотом влево, одновременно отбивая в сторону автомат, и наношу короткий и стремительный удар в область шеи. Рявкнул выстрел, солдат, поперх¬нувшись дымом сигареты, осел на снег. Я обернулся к Джей, она меланхолично ос¬матривала оружие поверженного противника.
- Впечатляет, - произнёс я, кивая в сторону незадачливого воина, валяющегося в нелепой позе у её ног.
- Я никогда не была любительницей архаичного сквернословия, - мрачно усмехнулась она, - надеюсь, ты не успел привыкнуть?
- С такой перспективой как у него, пожалуй, нет, - ответил я со смехом.
Оба солдата живы, но были без сознания. Удобная вещь - обучение под гипноиз-лучателем, у меня никогда бы не нашлось времени, чтобы достичь таких успехов в единоборствах обычным путём. Я вернулся к своим поискам, и вскоре они увенча¬лись успехом. Вход в тайник находился в подножии небольшого холма, в месте, чётко обозначенном на плане, который я держал в голове. Дальше всё было просто, затащив тяжёлых солдат внутрь, мы с помощью пятиминутной процедуры с приме¬нением портативного генератора пси-поля, уничтожили в них всякие воспоминания последнего часа. Экспресс диагностика показала, что они не получили ни одного серьёзного увечья от встречи с нами, не считая нескольких синяков. Затем мы вы¬несли их наружу и разложили в живописных позах, рядом бросили их оружие. Как по заказу уже минут десять падал плотный снег, который избавил меня от разреше¬ния ещё одной проблемы. Вскоре они придут в себя, пора было скрываться. Мы ис¬чезли в нашем убежище, снегопад скрыл все следы нашего пребывания и изрядно засыпал горе-воинов. Я активировал всё оборудование, включилось мягкое освеще¬ние, заработали кондиционеры, воздух быстро прогрелся, и мы смогли снять часть неудобной одежды. Джей рассмеялась.
- Ты чего? - обернулся я.
Сгибаясь пополам от неудержимого приступа смеха, она указывала на монитор внешнего обзора. Взглянув на него, я сам закатился хохотом. Солдаты пришли в се¬бя и сели. Сначала они оба тупо смотрели на собственные сапоги, после чего пере¬вели взгляд друг на друга, встав при этом на четвереньки. Более идиотского выра¬жения лиц я не встречал. Вскоре им надоело, как видно, пялиться на свои физионо¬мии, они молча развернулись друг к другу спинами и серьёзно задумались. Тот, что конвоировал меня, даже закурил. Минут через пятнадцать они поднялись на ноги,взяли свои автоматы, и, не проронив ни слова, потащились прочь. Мы позволили себе немного отдохнуть и перекусить.
- Одно непонятно, - спросила Джей, вскрывая брикет с полевым пайком, - почему бы сразу не направить нас прямо сюда?
- Риск слишком велик, - ответил я, - могли оказаться либо в толще земли и превра¬титься в ядерные бомбы, либо слишком высоко в воздухе. Удобнее работать с уже известными точками отправки.
- Но ведь всё это как-то доставили сюда? - она повела глазами вокруг.
- По местным меркам всему этому не меньше ста лет, - улыбнулся я, - в то время в этих местах было безлюдно, и наши техники спокойно всё собрали.
Джей понимающе кивнула и принялась за содержимое уже разогретого брикета. Я решил последовать её примеру, включив попутно радар. Уж очень не хотелось больше появления неожиданных гостей. Продуктовые брикеты были рассчитаны на триста-четыреста лет хранения, я отдал должное моему завтраку. Тем более что по¬сле разогрева он увеличился по объёму почти впятеро и был довольно вкусным. На¬сытившись, мы настроили оборудование и расслабились в своих креслах. Пункт на¬блюдения был великолепно спроектирован. Куполообразное помещение, занимая минимальное пространство, было максимально функциональным. У стен по всему кругу стояли столы с аппаратурой управления большим количеством скрытого от нас под землёй оборудования: бесчисленного количества датчиков, анализаторов, компьютера и тому подобного, окруженного кольцевым зарядом. В случае непред¬виденных обстоятельств, вся точка, вместе с её содержимым, будет испарена в мощ¬ной вспышке плазмы. Сами стены и сводчатый потолок представляли собой экраны внешнего наблюдения. Вся поверхность холма была покрыта микроскопическими датчиками, совершенно незаметными стороннему наблюдателю. В случае необхо¬димости изнутри создавался эффект прозрачности стен, тогда как снаружи ничто не менялось. Стало совсем тепло и Джей, смущая меня великолепием своего обнажён¬ного тела, переоделась в более лёгкий комбинезон. Немного подумав, я последовал её примеру. Моя жена удобно расположилась в кресле и задремала. Я задействовал все экраны, создалось ощущение, что мы оказались в хрустальном колпаке. Снего¬пад прекратился, сквозь густые кроны сосен начали пробиваться солнечные лучи. Лес вспыхнул миллионами мелких искр, кристаллики льда отразили солнечный свет. Морозный воздух был невероятно прозрачен. Я, заворожённый первобытной красотой, не мог оторвать глаз от пейзажа.
- Как же люди могли потерять это? - услышал я тихое восклицание Джей. Она открыла глаза и тоже, не отрываясь, смотрела на застывший лес.
- Кто-то из древних сказал, что красота способна спасти мир, - произнёс я, - похо¬же, люди предоставили всю ответственность красоте, сами же не пожелали в этом участвовать…
Джей грустно покачала головой. Чтобы отогнать мрачное настроение, я отключил часть экранов и расширил зону действия радаров. На мониторах поползли данные анализаторов. Появилось схематичное изображение местности, на котором чётко обозначился укреплённый район. С виду - обычная воинская часть, под которой на глубине в сто пятьдесят метров располагалась сверхсекретная лаборатория. Я уси¬лил мощность анализаторов, пока ничего необычного, стандартные энергетические всплески работающего оборудования, транспорта и тому подобное.
- Вот бы попасть туда, хоть на мгновение, - сказал я задумчиво.
- Очередная попытка проверить на прочность свой зад? - с живым интересом спро¬сила Джей.
- Ну, не так радикально...
- Просто я знаю, как ты любишь совать свой нос везде, где можно его с успехом потерять.
- Возможно, но разведку я всё же предприму, - ответил я и поспешил добавить, за¬метив её выразительный взгляд, - ну не полезу я внутрь, обещаю, не полезу...
Первая вылазка состоялась на следующий день. Джей осталась в наблюдательном пункте, после коротких прений, она согласилась, что это необходимо. Она зорко следила с помощью радаров за всеми моими перемещениями и за всем, что проис¬ходило в радиусе километра вокруг меня, готовая вовремя предупредить о любой опасности. Мне казалось, что я даже слышал её дыхание в крошечном приборе ин¬теркома, укреплённом в моём ухе. Температура воздуха поднялась на пять-шесть градусов, задул несильный ветерок, который злобно впивался во всё, что не было прикрыто спасительной одеждой. Моё лицо одеревенело, и время от времени я вы¬нужден был тереть нос и щёки, чтобы восстановить кровообращение. Я медленно и теперь уже очень осмотрительно продвигался вперёд. Ничто не нарушало яркой го¬лубизны неба. Мощный солнечный свет, отражаясь от безукоризненной белизны снега, нестерпимо резал глаза. Я размышлял о том, что неплохо было бы использо¬вать лёгкий скафандр, с его герметичным шлемом, самозатемняющимся экраном и так далее, но всё это могло выдать мою принадлежность. Поэтому я довольствовал¬ся своей, несколько неуклюжей для представителя далёкого будущего, одеждой с её волновым обогревом - всё, что было возможно в данной ситуации, добавился толь¬ко белый маскировочный халат из тонкой ткани. Проваливаясь в сугробах, я долго петлял между деревьями, чтобы на всякий случай запутать следы, которые преда¬тельски отчётливо пропечатывались на снегу. Изрядно потрудившись, я, наконец, двинулся в направлении укреплённого района.
- Даг, ты уже близко, - раздался в ухе тихий голос Джей.
- Понял, - ответил я, - уточни расстояние...
- Восемьсот метров до первой линии ограждения.
В тот же миг лес окончился, передо мной открылась огромная пустошь. Я момен¬тально упал на снег, стараясь делать как можно меньше движений. Очень аккуратно достаю полевой бинокль, тоже местного производства, и осматриваю подходы к части.
- Молодцы, - шепчу себе, - отличные стратеги…
Всё пространство, отделяющее меня от забора, было практически ровным. Ни куста, ни холмика. Для наблюдения и обороны просто идеально. Направив бинокль в сто¬рону забора, начинаю методически исследовать каждый его участок. Деревянные доски, колючая проволока, две сторожевые вышки, на которых пританцовывают от холода караульные с автоматами. Вышки оснащены прожекторами, значит ночью нечего и думать пробраться к ним. Мой след на снегу в скользящем луче прожекто¬pa будет намного виднее. А когда начнётся очередной снегопад - неизвестно, может быть будет уже поздно...
- Джей, я иду дальше...
- Кто бы сомневался...
Я усмехнулся и пополз вперёд, максимально распластавшись, чтобы не провали¬ваться глубоко в снег. Недовольство моей жены можно было понять, в принципе, моя вылазка была нелепой. Мы могли вполне ограничиться сидением в наблюда¬тельном пункте, обработкой данных приборов наблюдения и всё это совершенно безопасно. Но что-то тянуло меня к этому району, может это был просто азарт ис¬следователя, может что-то другое. Казалось, это продолжалось целую вечность. Я очень медленно продвигался вперёд, держа в поле зрения обе вышки. Время от вре¬мени прикладывал к глазам бинокль и более пристально рассматривал часовых. По¬ка на меня не было никакой реакции. Несколько раз я тревожно замирал, когда мне казалось, что кто-то из них задерживал взгляд в моём направлении. Но мало-помалу я приближался к забору, чётко посередине между вышками. Опасность быть заме¬ченным возрастала, и я мог рассчитывать только на ослепительное сверкание снега и моего халата, которое, несомненно, и караульным мешало быть бдительными. На¬конец мои пальцы упёрлись в заскорузлые, промёрзшие доски забора. Я позволил себе перевести дух, жадно глотая морозный воздух.
- Ненормальный...
- Я тоже тебя люблю, - ответил я жене вполголоса.
- Полезешь на территорию?
- В этом нет необходимости...
Отдохнув минут пять, я взялся за работу. В один из окуляров бинокля я заблаговре¬менно вмонтировал микролазер. Осталось только подсоединить элемент питания, находившийся во внутреннем кармане, закамуфлированный под портсигар. Это бы¬ло проделано за минуту со всеми предосторожностями, поскольку они были снаб¬жены самоликвидаторами, а мне совсем не хотелось оказаться без рук. Кроме того, вспышка не осталась бы незамеченной. Выкопав небольшую ямку, миллиметр за миллиметром, я стал выжигать мерзлое дерево, часто останавливаясь, чтобы дать рассеяться тонкой струйке дыма. Наконец после долгих трудов, отверстие показа¬лось мне достаточным, и я демонтировал свою установку. В том же портсигаре на¬ходился тонкий волновод и датчик, сканирующий все виды излучений. Я присоеди¬нил провод волновода к датчику.
- Джей, ты готова?
- Давай...
Я просунул провод в отверстие и включил питание датчика.
- Принято, - проговорила Джей, - медленно, слева направо...
Я очень аккуратно повёл волноводом. В наблюдательном пункте Джей фиксировала показания датчика. Всё, начиная от визуального изображения, до всех известных видов излучений, включая потоки нейтрино, записывалось в память компьютера. Идея расположить датчик как можно ближе к объекту, пришла ко мне в первый же день. Я, почему то подумал, что мы что-то упускаем...
- Даг, всё... Фиксируй прибор и возвращайся.
Надёжно закрепив датчик на доске, я забросал его снегом. Началось моё нелёгкое путешествие обратно. Так же медленно и осторожно я дополз до спасительных де¬ревьев и вынужден был отдыхать не меньше получаса, так как окончательно выбил¬ся из сил от напряжения.
- Ты как? - услышал я родной голос.
- Спасибо, в порядке. Скоро буду...
Я прополз ещё какое-то расстояние, затем встал, и двинулся дальше, углубляясь в лес. Предстояло вновь долго запутывать следы до нашей точки.
- Милый, у тебя, возможно, скоро появятся спутники.
Этого ещё не хватало.
- Много?
- Двое... Погоди, тут что-то не так... По-моему, это животные.
- Уже какое-то разнообразие. Позволь поинтересоваться, они крупные?
- Нет, не очень, но, похоже, они тебя преследуют. Передвигаются очень быстро, скоро нагонят. Всё, я выхожу навстречу.
- Джей, я это оценил, но прошу, оставайся на месте. Там, за радаром, ты будешь мне полезнее. Если что, я торжественно обязуюсь позвать тебя на помощь.
- Ты никогда этого не сделаешь...
- Это во мне играет первобытная гордость...
- Угу, самца... - мрачно закончила она, - но меня больше привлекает общественное обустройство грифонов.
Я вдруг вспомнил, что никогда не придавал значения тому факту, что у грифонов с Антареса воевали только самки, которые условно являлись «сильным полом» в об¬ществе. Много веков назад психологи доказали, что самки большинства видов жи¬вых существ являются наиболее агрессивными их представителями. Вероятно, этим доказывалась особая воинственность грифонов, не раз замеченная в боевых дейст¬виях и мирных моментах. Они дрались, что называется, от души и по любому пово¬ду. Я пока не завёл среди них близких знакомых, надо это исправить. Полагаю, это будет занятно.
- Даг, приготовься они сзади...
Я встряхнул головой, отбрасывая мысли, и напрягся в ожидании, зарывшись в снег. На небольшую поляну, которую я только что прошёл, выскочили две твари на че¬тырёх лапах. Всё их тело было покрыто серым мехом, местами всклокоченным. Они внюхивались в мои следы, слегка удлинённые морды ворошили снег. Вдруг оба за¬мерли в десяти шагах, в меня вперились две пары хищных желтоватых глаз. Этот взгляд не обещал ничего хорошего, двигаясь на полусогнутых лапах, злобно рыча¬щие животные быстро сокращали расстояние. «Волк, - всплыло у меня в памяти, хищное млекопитающее...». Да, я видел их в прошлых перемещениях, но никогда вот так, в лесу, нос к носу. Поскольку я уже был замечен, а волки шли явно за мной, лежать было бессмысленно, они уже в трёх метрах. Конечно, это были не люди, но встреча обещала быть нелёгкой, звери были довольно крупные для своего вида. Единственное, что могло сойти за оружие - микролазер - требовал времени на сборку, но мои противники, по всей вероятности, не дадут мне такой форы. Однако я попытался достать бинокль, реакция последовала незамедлительно. Совершив го¬ловокружительный прыжок, одна из тварей вцепилась мне в руку. Предоставив пер¬вому нападавшему грызть рукав моей куртки, мне удалось резко развернуться и предотвратить атаку второго, который метил мне в лицо. Зверь пролетел мимо. Схватив свободной рукой повисшего на мне волка, рывком вскидываю его вверх и наношу тяжёлый удар ногой в живот. Хищник взвизгивает и отпрыгивает в сторону. Развернувшись на каблуках, кулаком наотмашь попадаю сбоку по челюсти его на¬парнику, который уже подкрался ко мне сзади. Несколько ошеломлённые моим от¬пором, твари некоторое время, глухо рыча, приглядываются ко мне со стороны, вы¬бирают момент для новой атаки. Да, с людьми, наверное, было бы проще, я совер¬шенно не знаю повадок этих зверюг. Как же слаженно они действуют! Я начинаю медленно отступать к довольно толстому дереву, постоянно держу их в поле зрения. В ухе разрывается интерком:
- Даг! Даг! Что у тебя там?!..
- Прости, милая, я несколько занят...
Звери вновь нападают, и опять почти одновременно. Но сейчас я был готов. Хватаю первого за шкуру и, используя его же инерцию, резко швыряю к подножию дерева, второго настигает удар ноги. Лес оглашается визгом, похоже, я сломал ему ребро. Расслабляться рано, это здорово его разозлило, отступать он не собирался. Тяжело дыша от боли, волк на мгновение остановился и позволил товарищу напасть на ме¬ня. Удар снизу в челюсть изменяет направление прыжка, тварь плашмя ударяется о ствол дерева, я, не раздумывая с разворота, наношу сокрушительный удар стисну¬тыми руками по его спине. Слышится глухой хруст, серое тело сползает вниз по стволу. Разворачиваюсь ко второму зверю и вижу прямо перед собой раскрытую зловонную пасть. С победным рёвом волк бросается вперед, и его жуткие клыки впиваются в моё горло. Что-то животное просыпается в моём сознании. Из послед¬них сил обеими руками развожу его челюсти, давя на верхнюю левой рукой, отвожу его морду в сторону и резким движением запихиваю правую глубоко в пасть. Мне удаётся нащупать корень языка и крепко его схватить. Больше эта пасть не закроет¬ся. И откуда у меня такие познания?..
Г.15.
ЯЩИК ПАНДОРЫ.
-Даг!..
Что-то громко для интеркома...
- Даг, ты жив?
Волк потянул мою руку, которая по-прежнему крепко сжимала его язык. Ах ты тварь живучая!..
- Даг! Да отпусти же его!..
Я открыл глаза, Джей пыталась оттащить от меня мёртвого зверя. Я разжал руку и взглянул на неё. Попытался улыбнуться, по-моему, получилось...
- Похоже, мне удалось не стать обедом... Джей присела рядом и приподняла мне голову.
- Нет, только лёгкой закуской, но им это дорого стоило. Сможешь встать?
- Думаю, да...
Я поднялся, ноги дрожали.
- Ты весь в крови!..
- Ну... Слегка пожёван...
Я прикоснулся к своему горлу, рука скользнула по мокрому...
- Не трогай...
Джей внимательно осмотрела рану и покачала головой.
- Да, досталось тебе... Я немного не успела, бежала на шум.
Я обвёл взглядом место схватки. Сугроб был изрядно вытоптан, местами виднелись следы крови, надеюсь не только моей. Рядом лежал задушенный волк, чуть поодаль второй, в неестественной позе, с перебитой спиной.
- Похоже, я отключился...
- Совсем ненадолго. Может пару минут, не более...
- Мне явно нужен отдых...
- Пошли, герой мой, и как тебе удаётся находить приключения?..
С помощью Джей я поплёлся на ватных ногах в сторону нашего убежища. Мы не стали петлять, шёл снег –и на этот раз, наш союзник, который тщательно скрывал все следы, да и у меня, признаюсь, не было ни малейшего настроения к лесным прогул¬кам.
Джей довольно быстро привела меня в порядок. Рана на шее была не опасной, я во¬время задержал челюсти волка. Рука была прокушена, но под воздействием регене¬ративного препарата зажила довольно быстро. Зато куртка и штаны превратились лохмотья. Впрочем, и это было поправимо, я обнаружил в наблюдательном пункте второй комплект, который пришёлся мне впору. Так что после длительного отдыха я был готов к новым испытаниям.
Датчик, установленный мной, работал превосходно. Мы отчётливо видели на мони¬торах всё расположение укреплённой зоны. Там постоянно суетились солдаты, под¬чиняясь командам своих начальников, сновали автомобили с военной символикой. Меня несколько удивила жестокость по отношению к солдатам. Я знаю о том, что в армии этих времён суровое воспитание было распространено по отношению к мо¬лодым служащим, но здесь это было как-то уж очень ярко выражено. Посередине расположения находилось небольшое двухэтажное бетонное здание, которое хоро¬шо охранялось. Оно было окружено отдельным забором колючей проволоки, и во¬круг него я насчитал до двадцати вооружённых до зубов здоровенных охранников. «Что-то вроде спецназа», - возникла у меня мысль. Через центральные ворота то и дело въезжали и выезжали тяжёлые грузовики и подкатывали к зданию, что-то вы¬гружалось, что-то загружалось. Пару раз я видел за стеклом автомобиля знакомое лицо, Рождест¬венский совсем не изменился. Энергетический фон в зоне не превышал нормальных показателей.
В это утро мы как обычно рано проснулись, привели себя в порядок, наскоро позав¬тракали прямо за терминалами. Наступал день, к которому мы так долго готови¬лись. Судя по активности в части, не чувствовалось ничего необычного. Около цен¬трального здания стояли два легковых автомобиля, грузовики исчезли. Я на время отвлёкся от мониторов, систематизируя полученные ранее данные. Так прошло около трёх часов.
Меня отвлёк возглас Джей, - Даг, там что-то происходит...
Я взглянул на мониторы. Действительно, в части началось активное движение. Уси¬ливались посты охраны внешнего периметра, не занятые военнослужащие под ко¬мандованием офицеров разводились по казармам, спецохраны около центрального корпуса стало явно больше. Все это продолжалось два часа, после чего часть опять затихла. Но ненадолго. Уже через час из здания выскочили четыре человека в офи¬церской форме, они явно спешили. По их команде завелись два легковых автомоби¬ля и подкатили к выходу. Ещё двое в штатском вывели под руки упиравшегося и что-то объяснявшего им профессора Рождественского, невзирая на протесты, его силком запихнули в первую машину. Сопровождающие быстро расселись и обе машины рванули к воротам. Караульные, открыв створки, вытянулись в приветст¬венном жесте. Автомобили на максимальной скорости вылетели из расположения укреплённого района и понеслись прочь.
- Внимание, - проговорил я, - похоже, начинается... Я включил все датчики, заработали все мониторы.
Вначале мы ощутили сильный толчок, лес вздрогнул, с хвои посыпался снег. Кара¬ульные в части недоумённо замерли. По стенам центрального корпуса пробежали трещины. Затем верхняя часть здания была подброшена высоко вверх и рассыпа¬лась на части. Солдаты бросились врассыпную, пытаясь спастись от града облом¬ков, но были уже обречены. Чудовищной силы взрыв разметал остатки здания и бе¬гущих. Эпицентр расширялся, огромные пласты почвы вздымались и опускались, круша корпуса казарм, людей, технику. Мой датчик перестал работать.
- Быстрее! - крикнул я, - Последние показания в архив!.. Джей ударила по сенсорам.
- Даг! Магнитная волна!.. Что-то ещё!..
Освещение погасло, отключилась часть оборудования, замолчало большинство дат¬чиков внешнего обзора. «Магнитная волна не могла такого натворить, точка же за¬щищена!..» - пронеслось у меня в мозгу.
-Даг?!..
- К чёрту всё! Максимальное питание на компьютер и остаток анализаторов!..
Джей, заливаясь потом, лихорадочно вводила команды в терминал. Эпицентр про¬должал расширяться, грохот нарастал и превращался в жуткий утробный рёв. Из недр извергались огненные протуберанцы. Теоретически мы находились в безопас¬ной зоне, но мне начинало казаться, что этого недостаточно, поскольку граница расширяющейся воронки неуклонно приближалась. Стараюсь сдерживать нарас¬тающий страх, в конце концов, нашим учёным я привык доверять.
- Даг, смотри...
Взгляд Джей был устремлён на верхние мониторы. Я посмотрел в том же направле¬нии и был потрясён. Над эпицентром медленно открывалось небо. Но облака не расходились в стороны, что было бы понятным, а растворялись под действием ка¬кой-то невероятной силы. В расширяющейся бреши начала просматриваться черно¬та космоса. Что-то пожирало атмосферу. Достигнув гигантских размеров, брешь на¬чала затягиваться. Клочки облачности от её краёв начали закручиваться в исполин¬ский смерч, который вскоре опустился на поверхность земли. В нашу сторону поле¬тели вырванные с корнем деревья и участки сорванной почвы. Лес валился под тя¬жестью урагана. Мониторы погасли, оставшиеся датчики были уничтожены. Мы сидели в оцепенении.
- Но ведь это... - подала голос Джей, - это же аннигиляция...
Она машинально набрала что-то на терминале. Машина выдала колонку данных.
- Даг, в этом времени не должно быть ничего подобного, здесь нет таких энергоре¬сурсов...
Я схватился за голову, пытаясь остановить путающиеся мысли.
- Джей, в ЭТОМ ВРЕМЕНИ НЕТ НИЧЕГО ПОДОБНОГО!..
- Даг!.. - Джей завершила изучение колонки данных, - Это... Это антиматерия!..
Наверное, я был готов к этому, потому что нереальное утверждение моей жены по¬казалось мне вполне закономерным. Действительно, из недр бывшей лаборатории был нанесён локальный удар антиматерии. Причина напрашивалась, но я не желал делать гипотетические выводы, фактов было всё ещё мало...
Буря снаружи утихала. Я пробежал пальцами по сенсорам, пытаясь выяснить, что ещё работает. Вывод неутешительный, практически всё из внешних анализаторов было утеряно. Радиометр показывал несколько увеличившийся радиоактивный фон, но это было не опасно.
- Ну вот, милая, - сказал я, поднимаясь из кресла, - наступило время настоящих по¬левых исследований. Переведи дух и начинай готовить аппаратуру, а я взгляну, что там снаружи. Я повернул рычаг на тяжелой двери, и она открылась. Только вы¬бравшись, я осознал истинные масштабы катастрофы. Граница леса сместилась на несколько километров, вокруг меня были разбросаны останки полуобгоревших де¬ревьев. Под ближайшим стволом я обнаружил изувеченное до неузнаваемости тело какого-то животного. О расположенном здесь ещё недавно укреплённом районе ни¬чего больше не напоминало. Посреди выжженной пустоши зияла воронка, диамет¬ром, примерно, в два с небольшим километра.
- «Ядерный взрыв», вашу мать, как же!.. - произнёс я со злостью на местном наречии.
- Даг, - тихо сказала Джей за моей спиной, - они не могли исследовать всё так дос¬конально, просто ты невероятным образом знаешь, где искать...
На следующее утро мы, обвешанные портативной аппаратурой, выдвинулись по на¬правлению к воронке. По обоюдному согласию мы надели привычные лёгкие ска¬фандры, полагая, что люди здесь появятся не скоро. Наши костюмы были значи¬тельно удобнее для движения и представляли собой эффективную защиту от радиа¬ции и ряда излучений, ещё неизвестных, здешнему народу. Почва уже успела доста¬точно остыть, но местами ещё парила. Лёгкие снежинки неуверенно кружили в воз¬духе и быстро таяли, коснувшись обугленной поверхности. Чем ближе мы продви¬гались к центру катастрофы, тем меньше становился размер обломков. У самой во¬ронки почва была ровной, большие её участки сплавились под действием огромной температуры, и хрустели под нашими ногами. Время от времени мы останавлива¬лись и производили всевозможные замеры и анализы. Радиоактивный фон по-прежнему оставался не высоким. Но было что-то в атмосфере, что фиксировали датчики, но не мог определить анализатор. Посовещавшись, мы понадеялись на за¬щиту своих костюмов и двинулись дальше.
- Нет, ну как могли эти идиоты упустить подобное! - в сердцах вырвалось у меня, когда я вколачивал очередной зонд в землю.
- Даг, прекрати, - отозвалась Джей, - сколько можно?..
- Но меня это просто бесит!..
- Хватит, говорю! - она швырнула свой зонд на землю, - Надоело это слышать, просто работай!
- А почему ты мне хамишь? - поинтересовался я.
- По моему, хамишь мне ты! - отрезала она.
- Джей, в чём дело? - во мне нарастала злость.
- Да пошёл ты... - Джей повернулась и пошла прочь, отойдя метров на сто, она раз¬ложила приборы и принялась за работу. Я почувствовал что-то неестественное во всей этой ситуации. Ладно моя жена, но я то ведь умел держать себя в руках прак¬тически всегда. Не могу сказать, что мы никогда не ругались, но в этом столкновении не было никакого смысла. Притом, что и я почему-то не сдержался. Я попытался унять непонятно почему нараставшую ярость и, в итоге, сломал сталь¬ную спицу зонда. Это несколько поумерило мой пыл, зондов и так было мало, и уг¬лубился в показания приборов.
Моя задумчивость была прервана криком Джей. Вдали слышался неясный гул, но я, занятый работой не придал ему значения. Сейчас гул стал ближе, Джей бежала ко мне, размахивая руками, и что-то пыталась мне сказать. Единственное, что я понял, это то, что мне следовало развернуться. С края воронки к нам медленно двигался грузовой военный автомобиль, в кузове которого расположились человек десять солдат с оружием. Как я мог этого не предусмотреть! Ну конечно это группа подго¬товки места для работы правительственной комиссии или что-то вроде того. Обора¬чиваюсь к жене:
- Джей, данные!..
Она на бегу показывает мне блестящие пластинки файлов.
- А ты успела?.. Ага...
Её брошенные приборы исчезают в плазменной вспышке. Я быстро извлекаю фай¬лы из своего анализатора, ударяю по кнопке самоликвидатора, и мы устремляемся прочь. Сзади натужно ревёт двигатель грузовика, слышатся крики. Загрохотали ав¬томатные очереди, пули с тихим воем вспахивают землю вокруг нас.
«Не успеть!..»,- проносится у меня в голове. Мы несёмся изо всех сил к наблюдательному пункту.
- Давай дальше!.. - кричу я Джей, - К точке высадки!.. Я догоню!..
Влетаю внутрь, нажимаю тревожную кнопку на пульте. Одновременно лихорадочно сбрасываю все данные наблюдений на один файл. Одна секунда для того, чтобы от¬крыть аптечку и схватить два инъектора. Активирую замедлитель заряда. Так, вроде всё... Уже на ходу запихиваю пластинки с данными и инъекторы во внутренний карман комбинезона и бегу за Джей. Преследователи уже близко. Мы врываемся в лес, бежать становится сложнее, приходится лавировать между деревьями. Солдаты попрыгали из машины и устремились за нами. Пули впивались в стволы деревьев, срезали ветки, с шипением вонзались в землю.
- Стой!..
Солдат уже дышал мне в затылок.
- Стой!.. Стреляю!..
Резко торможу, разворачиваюсь, уже испытанным приёмом отбиваю левой рукой ствол автомата в сторону. Кулак моей правой руки останавливается на лице пресле¬дователя. Его нос с хрустом принимает неправильную форму и воин, выпустив оружие и закрыв лицо руками, со стоном падает на колени. Я едва не налетаю на Джей.
- Даг, это где-то здесь!..
- Чуть правее!..
Нас настигают солдаты. Один из преследователей хватает Джей за плечо. Резко ос¬тановившись, она перехватывает его руку за пальцы. Развернувшись, заламывает их и наносит прямой удар ногой в челюсть. Затем запрыгивает на плечи второго, за¬жимает шею бёдрами. Резко прогнувшись вниз, выводит его из равновесия и посы¬лает головой вперёд. Пробегая мимо поверженного, отключает его ударом ноги в лицо. Мне удаётся остановить ещё одного, который налетает на мою, резко выбро¬шенную в сторону руку. Предплечье оказывается у него под подбородком, и он, на полном ходу нелепо взбрыкнув ногами, делает сальто и плашмя падает в снежную кашу. Здесь я допустил оплошность. Сзади на меня налетели двое и, схватив за ру¬ки, впечатали спиной в дерево.
- Ах ты шпионское отродье!.. - прорычал, поднимаясь с земли и отплёвываясь, солдат и разразился отборным матом в таких сочетаниях, каких явно не было в на¬шем архиве. Почему-то у меня мелькнула мысль, шутки ради, восполнить этот про¬бел. Тем временем он встал на ноги и принялся кулаками испытывать на прочность мой пресс. Мельком замечаю Джей, которая, вертясь волчком, с бесстрастным вы¬ражением на лице методично вышибает дух из четверых воинов, окруживших её. Улучив момент, заставляю солдата согнуться пополам ударом ноги в пах и тут же разгибаю ударом другой в голову. Резко наступаю на ногу тому, что справа, он ос¬лабляет хватку, этого достаточно. Освободившейся рукой молниеносный удар в горло тому, что слева. Я понимаю главную ошибку наших противников, они очень шумные. Сзади звучит злобный рык, что заставляет меня развернуться. Нож... Рез¬кий захват руки с ножом, рывок вверх, и об колено в области локтя. Громкий треск ломающейся кости. Не задерживаясь, срываюсь к Джей, но там уже делать нечего.
- Никого не убила?..
- Похоже, нет...
В стороне появляется легкая мерцающая дымка.
-Туда...
Я увлекаю за собой жену. Вдруг она оборачивается через плечо, и ни слова не гово¬ря, очень технично проводит бросок. Я кубарем лечу вперёд и замечаю солдата со сломанной рукой, преследовавшего нас. Джей вовремя увела меня от удара ножом. На мгновение она заслонили его от меня. Встав на ноги, вижу её уже верхом на ле¬жащем ничком преследователе. Страшный удар разбивает кадык. Джей встаёт.
- Этот-труп...
Её ноги подкашиваются, я подхватываю жену и тут только замечаю нож, который торчит у неё в боку. Резким движением выдёргиваю его, отбрасываю в сторону и зажимаю рану рукой.
- Чёрт!.. Быстрее!..
Я ввожу её в центр мерцающего круга, Джей повисает у меня на руках. Быстро де¬лаю ей инъекцию, затем себе. То, что происходит в момент перемещения, не стоит воспринимать, находясь в сознании.
- Ну что они там медлят?!..
Неподалёку нестерпимо ярко полыхнула плазма, раздался сильный взрыв. Наш на¬блюдательный пункт превратился в облако пыли. « Как же много злобы!..», -мелькнуло у меня в голове, когда я бросил последний взгляд вокруг, солдаты посте¬пенно начали приходить в себя. Вокруг нас падает экран силового поля.
- Объекты на месте, перемещение завершено...
Надо мной склоняется серьёзное лицо Ника Джарвиса, начальника моего отдела.
- Док, здесь серьёзное ранение...
Заботливые зелёные руки принимают у меня Джей, она всё ещё без сознания. Лаккет, проционец, бросает на меня вопросительный взгляд бирюзовых глаз.
- Армейский нож, - отвечаю я его взгляду, - около двадцати сантиметров закалён¬ной стали, прямой удар в полость...
Лаккет молча кивает, проционцы аккуратно укладывают Джей на тонкую панель, качнувшуюся на антигравитационном поле.
- Вы?.. - Лаккет немногословен.
- Я в порядке, спасибо. Проционец качает головой:
- Вы с нами, без возражений. Вас нужно обследовать, - он указывает на шрам на моей шее, - Животное?..
- Ерунда. Сначала помогите ей, - Я киваю в сторону Джей, над которой уже колдо¬вали два проционца. Док кладёт мне руку на плечо и слегка сжимает его.
- Не беспокойтесь, с ней всё будет в порядке, - и, повернувшись к Джарвису, - Ник, я передам вам Корна в конце дня, если не будет ничего непредвиденного.
- Понял, - ответил шеф, принимая у меня файлы со всеми материалами, - Да, попа¬ли же вы в переделку! Ладно, это я отправлю на обработку, а ты, после отдыха, на доклад. Лаккет, держите меня в курсе по поводу Джей Корн.
Нас доставили в медицинский центр. Джей поместили в регенерационный отдел. Меня наскоро обследовали, больше времени я им не дал, и отпустили, согласив¬шись, что мне ничто не угрожает. Зеленокожая девушка вручила мне маленькую металлическую коробку с ярко жёлтой мазью.
- Это ликвидирует ваши синяки и остаточные шрамы, - сказала она, улыбаясь, -Джей достойна красивого мужа.
Я поблагодарил и помчался в регенерационную.
Джей лежала на столе, окружённая мягким свечением биорегенератора. Я взял её за руку, открыв глаза, она улыбнулась мне.
- Всё в порядке, милый?
Я прижал её пальцы к губам.
- Прости, родная...
- Даг, ты не виноват, я сама подставилась... так глупо...
- Ты заслонила меня...
- Ну не вечно же тебе попадать в истории, мне есть с кого брать пример. Джей провела рукой по моим волосам. К нам приблизился Лаккет.
- Удивительно сильный человек! Даг, стойкость вашей жены выше всяких похвал. Через два дня она будет с вами, но впредь прошу быть осмотрительнее. Конечно ножевое ранение это не плазменный ожог, здесь всё проще. Однако лучше всё же не провоцировать появление лишних отверстий в организме кроме тех, какими наде¬лила вас природа.
- Но у вас тогда не будет работы, док. - Джей с благодарной улыбкой посмотрела на проционца.
Лаккет пожал плечами, проционцы быстро переняли повадки людей за длительное время общения.
- Полагаю, что безрассудство представителей по крайней мере двух рас не сделает меня невостребованным. Люди и грифоны являются, можно сказать, завсегдатаями медицинских учреждений.
С этими словами он вышел. Джей на мгновение прикрыла глаза.
- Даг, там было что-то не так... Эта ярость... что-то противоестественное...
- Ты тоже это почувствовала?..
- Что-то ненормальное, я упивалась яростью... эта драка...
- Приносила ощущение, близкое к удовольствию?..
Джей кивнула.
- Это ужасно. Какие-то животные инстинкты...
- С технической стороны всё просто превосходно, - попытался я расслабить жену.
- Даг, ты не понимаешь, я ХОТЕЛА убивать...
- Твоей вины здесь нет, - ответил я твёрдо, - теперь я знаю, что с нами случилось.
- Даг, - Джей пристально взглянула мне в глаза, - это был ОН, да?
- В какой-то мере...
Она нахмурилась и с минуту молчала. Затем покачала головой и произнесла:
- Значит вот, что имел ввиду профессор. Но как он это понял..?

Поделиться: