«Я очень хочу спать, весь день на ногах... еще и друзья вечером позвали гулять. Завтра на учебу. Устал безумно! Нет, надо спать, это точно, но... не хочу.
«Я же просто лежу у себя в комнате и не в силах пошевелится или уснуть.Черт! Это невыносимое ощущение! О чем же мне таком подумать?..»
Вдруг, резкое дуновение холодного ветра пронеслось по моему лицу, и исчез так быстро, как и появился.
«Холодный ветер... как раз то, что мне надо сейчас... может засн!.. Стоп! Откуда мог взяться этот ветер?!»
Собравшись с силами, я заставил себя встать и повернуть хотя бы голову, и то, что я увидел... Нет, такое удивление нельзя выразить словами...
«Кто ты? — подумал я».
Предо мной сидела девушка, моего возраста, мой, именно мой идеал красоты. Я не мог оторвать взгляда от нее. А она просто сидела и делала вид, что не видит меня.
— Кто ты? — Тихо прошептал я, потому что, боялся разбудить кого либо.
— Я? — Очень удивленно ответила она. Это прозвучало так, что мне показалось, что это я у нее дома среди ночи и сижу на кресле.
— Да, ты. Ты что вообще тут делаешь? — сказал, потерев глаза.
— Я?.. Ну не знаю, а кем ты хотел, чтоб я была?
И тут я понял — это сон. А раз это сон, то она плод моего воображения, и в шутку сказал:
— Раз ты пришла, принеси мне чай или воды.
Она посмотрела на меня и начала говорить с серьезным тоном.
— Чай? Зеленый или черный? Крепкий? С сахаром? Боже, у вас людей все так сложно, придумали себе сотню видов одного и того же продукта и запоминаете все.
— Стоп, что?
— Я веду к тому, что вы намного все усложнили, например: я твой идеал, внешность и внутренней мир такой же, как и у девушки твоей мечты, но, я всего лишь образ возможности, идеал вероятности...
Она продолжала говорить, а я все гадал, как ее выключить или спровадить с моей комнаты, но неожиданно, мне показалось, что позади нее кто—то еще есть, и решил спросить:
— Кто это?
Она немного притормозила свою речь и посмотрела прямо мне в глаза.
— Моя тень... — шепотом произнесла она.
— Почему она другая?
— Так и ваш идеал, с виду «нормальный», а если присмотреться то...
Она встала в полный рост, а тень продолжала сидеть на стуле. Мигом, девушка исчезла! А за ней медленно встала тень. Я не видел полностью ее, но мне стало очень страшно. Так страшно, что, я резко вскочил с кровати и прижался к стенке.
—Оу, чего ты боишься? — Прибился тихий, еле уловимый шепот в мое ухо. – Давай
поговорим.
— Давай, — ответил я, сам не ожидая, что так отвечу, но от стены я не отошел ни на шаг.
— Присядь.
— Не хочу.
Тень начала приобретать объемность и стала больше похожа на черный, не отражающий свет силуэт.
— Да брось ничего не будет, хочешь, могу принять форму той девчонки.
— Да, так будет лучше, — облегченно молвил я.
Словно ни в чем не бывало, силуэт принял ее облик и сел на край кровати. Мне же стало чуть—чуть легче и, я сел на противоположный край.
— Что ты?
Пускай это и был образ милой, красивой девушки, но ее глаза были наполнены неописуемой злобой, ненависть, а главное — болью. Ее, нет, его голос был толи мужским, женским...
— Многие зовут меня лжецом, назвали Дьяволом и Сатаной, но я не тот и не другой.
Я обомлел от страха, но он продолжал говорить.
— Мое имя — Люцифер. Я несу свет и знания, а вы нарядили меня в куклу с копытами, рогами, уродским лицом и приговорили меня к вечному огню. — Ответил он тихим и ласковым голоском.
— Ч... что тебе от меня надо?.. — сказал я с невероятной тяжестью в груди.
— Я же сказал — поговорить, — легко и просто ответил он.
— Почему... почему именно со мной?..
— Настала твоя очередь.
Настала минутная, а то и двух минутная пауза и тишина. Мне было так страшно, что я поджал руки к груди, сжал кулаки, они тряслись, а лицо побледнело, но он будто этого не замечал.
— Почему? Вы перестали хотеть познать истину и смысл жизни? — Резко произнес он.
— Перестали? — В недоумении переспросил я.
— Да, когда, я был тут... — Задумался. — Где—то в начали двадцатого века, я говорил стебе подобными и они хотели знать истину, а ваше поколение — нет, почему?
— Наверное, нам это не надо, или просто не хотим... — Я не стал договаривать, потому что понял, что он не понимает.
— Я хожу по земле со времен Адама... Каина. Я знаю абсолютно все, и я не могу понять, почему вы потеряли к этому интерес? — Легкая злость проскользнула в его словах.
— Нам это интересно, по крайней мере, мне.
Он почему—то рассмеялся, и так громко и ужасно, что мне стало еще больше страшно.
— Ты боишься меня? Но ты же верующий человек? Или такой же верующий, как и те, которые за деньги прощают все грехи? За деньги вы, люди, готовы на все. Хотя нет, еще и за славу. Создали себе кумиров из таких же людей, как и вы сами, поклоняетесь им словно они звезды на небе и боги на небесах! — Сарказмом произнес он.
— Нет, но...
Я понимал, что лгать бессмысленно и по этому говорил как есть.
— Нет, я не порядочный верующий, и что с того?
— А чем ты занимаешься? Чем увлекаешься? — Неожиданно с большим интересом спросил он.
— Многим; люблю играть в игры, гулять на улице...
И тут—то, я понял, что мне больше нечего сказать.
— Плохо, — грустно сказал он. — Может тебе стоило чем—то заняться?
— У меня мало времени.
— Вы, люди, хотите жить вечно или по крайней мере долго, очень долго. Я прав?
— Да, я не вижу в этом ничего такого.
В ответ он только улыбнулся и начал говорить быстро и без остановки, но с выразительностью.
— Хотите жить долго, быть вечно красивыми и молодыми, обладать безграничными знаниями, славой и богатство, я могу продолжать еще долго, но ты сам знаешь, чего хотят люди. Почему никто не хотел бы знать... к примеру, скажем, обо мне, или о Боге? Тебе это не надо?
— Нет, я об этом не думал.
— Не только ты об этом не думал, почти все о таком не думают, — улыбнулся он.
Я знал, потом что сам смеюсь надо людьми, которых волнуют такие темы.
— Почему ты так к этому относишься? — Вдруг перебил его я.
— Мне просто интересно, как вы изменились за сто лет.
— И что ты уже можешь о нас сказать? — Печально спросил я.
— Ну, — он задумался. — В первую очередь, вы придумали себе много нового, к примеру: как вы собираетесь прожить три сотни лет, если хотите жить сейчаснаполную? Вы же не думаете о будущем во все! Вы лицемерней и эгоистичней тех людей, какие были раньше.
— Даже, сложно ответить.
— Нет, ответить не сложно — сложнее понять, что я сказал как есть...
Я подумал, что он прав... что это действительно так! «Господи! Почему?»
— Дьявол! Скажи, что тогда делать?! — неожиданно, воскликнул я.
— Ты? Просишь помощи? У меня? — Грозно спросил он. —Ты назвал меня именем людским! Ты просишь помощи у того, кто обрек ваш род на скитание по грешной земле и в конце попасть в черное пламя очищение?
Я запутался от его слов. Но, я понял, что он хочет мне этим сказать.
— Расскажи, — произнес я. — Расскажи свою историю.
— Это долго. — Утвердил он. — Даже если бы и захотел, на рассказ ушло бы много времени.
— У нас его мало?
— Еще меньше чем ты думаешь.
— Тогда покажи свою истинную форму. — Потребовал я.
— А ты... выдержишь?
Он не стал дожидаться ответа и встал с кровати. Но образ девушки не пропал, а стал еще более красивым, чем был прежде.
— Почему? — В недоумении спросил я.
— Потому что, вы, люди, не видите истину и верите лишь своим идеалам, потому что, вы хотите стать божеством, тогда когда вы величайшие творение Господа отца. — С выраженным отвращением сказал он. — Вы всего лишь люди. Я дал вам семь, именно семь смертных грехов и вы в них поверили... В то время, как о них в Библии нет ни слова. Скажешь, я лгу?
— Но ведь так нам сказали! — С комком в горле закричал я.
— Так и ответишь? — Ухмыльнулся.
— Где?
— Перед лицом Христа. — Выдавил из себя он. — Ты же не станешь говорить ему «меня убедили» или «мне так сказали»? И что? Его жертва напрасна?
Я был в абсолютном разрушение...
— Может... — взмолился я. — Ты прав... Но, зачем ты говоришь это именно мне?..
— Я прихожу к каждому человеку, каждый отвечает мне по своему. Были те, которые вовсе молчали, а были те, которые соглашались со мной.
— И сколько согласилось?..
— Все те, которые верили в «свою истину», — Ответил он с ехидной улыбкой.
— Своя истина? — Все так же жалобно спросил я.
— Вы живете в мире, где у каждого своя вера, к примеру: дай тебе камень и назови его волшебным и ты поверишь.
— А что, тогда для тебя истина?
— Моя истина — ваша истина. Мои идеалы — ваши идеалы. Мои цели — ваши цели. Я убедил вас в том, что бога нет, и сейчас атеистом быть современно, не так ли?.. — Уверенно сказал он. — Ваша же истина изначально заключается в том, что есть Бог отец, есть Бог Иисус Христос и Бог Святой дух. Рай и Ад. Суд и расплата за грехи. — Он немного подумав, добавил тихим голосом. — Я сказал больше, чем хотел. Мне пора идти дальше... Прощай.
Я был рад услышать это, настолько, что даже еле заметно улыбнулся. Однако, мою мимолетную радость прервал беловатый свет из окна - луч, который пронзил всю комнату и остановился рядом. Тихий и очень спокойный голос произнес: «Не пугайся, я не обижу тебя, я ангел божий».


Поделиться: