Девочка Таня лежала в своей кровати и боялась.
«Так, во-первых, не Таня, а Татьяна!» поправила она себя. И то правда, не может же взрослая девочка дрожать под одеялом как маленькая. Таня уже не маленькая, ей мама это часто говорила! А вот папа говорил, что она маленькая пока из кровати не вырастет. Вспомнив об этом, девочка уперлась руками в шкаф, что стоял сразу за подушкой, съехала с подушки, и потянулась всем телом… но ноги так и не достали до противоположного края. Там еще могла поместиться их кошка Филиция, и еще бы осталось место для маленького котенка. Таня бухнула руками на одеяло, «Ну я так никогда не вырасту», подумала она. Все дети хотят поскорее стать взрослыми.
Танина мама то говорит, что она уже взрослая, то что еще маленькая. Так она взрослая или как?! Папа вот говорит, что не надо торопиться взрослеть, потому что детские годы самые лучшие, не надо ни о чем заботиться, ни тебе проблем, ни любовных переживаний… Но как «ни любовных переживаний», когда Саша Пермяков из ее класса неделю назад предложил ей целоваться! Таня тогда убежала, и весь день кусала подушку - наверное, тренировалась так. Она и сейчас все еще думает, нравится он ей или нет, хотя он с тех пор ее только раз стукнул портфелем, когда они дрались в снежки мальчики против девочек. А может это значит, что он ее любит?!
Таня повернулась на бок, и прорычала что-то невнятное. Вот опять она переживает вся, вот как теперь? Спать совершенно не хочется! Правильно сестра говорила ей, что от мальчиков одни проблемы… Всегда так, ложишься спать и начинаешь думать про всякое, то про мальчиков, то про бабаек всяких…
Тут Таня вспомнила, что пару минут назад она жутко боялась, потому что в комнате темно и страшно! Она зажмурилась, и нырнула под одеяло. Ей страшно пошевелиться, страшно дышать, страшно звать маму, вдруг кто-нибудь в этой комнате услышит и найдет ее! А кто это? Таня боялась картину в гостиной, где был нарисован пруд и всякие веточки и цветы в нем, а одна веточка была похожа на скрюченную руку. Ей все время казалось, что эта рука может ей навредить. А еще ей недавно приснился человек с черепом динозавра вместо головы. «Хватит думать! Сейчас придумаешь чего еще пострашнее, тогда точно кто-нибудь заберет!». Но это не особо помогло, воображение продолжало рисовать ей всяческие страшные картины. «Надо просто дождаться утра», подумала Таня. Но время шло, а утро не наступало. Сейчас в окно заберется кто-нибудь, и унесет ее, и не будет больше девочки по имени Таня…
«Не Таня, а Татьяна!», решила она. Девочка сбросила с себя одеяло, села в кровати, и только потом открыла глаза. Первое, что бросилось ей в глаза – это бледный силуэт в окне. Сначала она не поняла, что это. Глаза, остававшиеся закрытыми уже, как ей казалось, целую вечность (хотя на самом деле только двадцать минут) плохо видели. Она протерла глаза, и посмотрела еще раз.
Сидя на подоконнике, на нее кто-то испуганно смотрел. Таня сначала сильно испугалась, но выражение лица этого «кого-то» остановило громкий визг, который уже было, подступил к горлу.
- Ох, ты напугала меня, маленькая девочка! – произнес кто-то.
Таня сидела неподвижно в кровати. Повисла тишина. Они неотрывно смотрели друг на друга, пока не произошло то, что сняло с девочки последние остатки страха. Ей стало скучно.
- А вы кто?
- Я?! – кто-то встрепенулся, как будто его поймали спящим на работе – Я… ничего особенного…
- А почему вы весь белый? Я думала, воры одеваются в черное. Вы же вор?
- Вор? Нет, ты что, деточка, нет, я не вор. Мне нет причин воровать.
- Тогда вы этот… пенопласт?
- Кто?
- Пенопласт. Нам в школе рассказывали, это тот, кто ворует маленьких детей и делает с ними гадости.
- П-пенопласт? Уа-ха-ха-ха!
Кто-то на окне начал заливисто смеяться, да не просто смеяться, а как-то странно. Он хватался за живот, как это делают в мультиках, когда смеются, и еще он… мигал. Как те длинные лампы-палки, когда включаются, только более плавно. И его голос звучал так, словно он смеется очень громко, но звук убавили наполовину.
- Нет, ух-хи-хи, - наконец сказал он – нет, деточка, я не пенопласт. Я – приведение!
- Приведений не бывает! – твердо сказала Таня и значительно бухнула ладонью по кровати – Мне мама с папой всегда говорят так.
Силуэт плавно опустился… внутрь подоконника и исчез. Потом он медленно, как дым из щелок в полу, появился прямо под ногами у девочки.
- Вуа-ля! Теперь веришь?
Таня немного испугалась, и потому молчала. Большие голубые глаза на круглом лице таращились на гостя, а крупные кудри были сильно растрепаны.
- Значит ты… мертвый?
- Ну да, - приведение немного приуныло – Но быть приведением не так уж плохо! Летишь куда хочешь, делаешь, что хочешь! Но я не могу есть, еда проваливается сквозь меня. Я скучаю по еде…
- Даже сладкое?
- Даже сладкое…
- Без сладкого я бы еще раз умерла, будь я тобой – сказала Таня, вжимая голову в плечи. Мысль о существовании без шоколада и мороженного – вот, что по-настоящему пугало ее.
Повисла тишина, обоим собеседникам стало грустно.
- За то я много путешествую, ведь мне ничто не мешает! Знаешь, где я был? – спросил призрачный гость – Я был в Париже, где прыгал с Эйфелевой башни! Был в Африке, где сидел между ушей жирафа! Был даже в Египте, хотел заглянуть в гробницу к фараонам, чтобы спросить у них, как жили древние!
- Как классно! И как же они жили?
- Я… я не встретил их там. На самом деле, за все время, как я скитаюсь по миру, я не встретил ни одного приведения.
- А почему?
- Не знаю, я такой один – гость глубоко вздохнул, отчего увеличился в размерах вдвое, и выдохнул холодным воздухом, от чего у Тани пробежали мурашки.
- Мама говорит, что когда все умирают – то попадают в рай. Вот у нас была собака, Тим. Он старенький был, и ушел на небеса!
- Это хорошо, что твой пес попал на небеса! – на прозрачном лице появилась очень добрая, даже отеческая, улыбка – А мне с этим не так повезло. Очень редко получается с кем-то поговорить, ведь не все могут меня видеть. А если и видят – то боятся…
- Я тебя не боюсь! Мне кажется, ты добрый! Ты похож на моего дедушку!
- А я и был дедушкой, когда умер – гость мечтательно поднял глаза к потолку – Только я был очень далеко отсюда, в городе под названием Тюрнхаут!
- Смешное название – хихикнула девочка.
- Да, немного – улыбнулся гость – Наверное, тебе уже давно пора спать, девочка. А я дальше полечу.
- Постой! – Таня хотела поймать приведение за руку, но рука прошла сквозь него – Если тебе не трудно, подожди меня, когда я умру, тогда мы будем гулять по миру вместе!
- Деточка, что ты такое говоришь! – гость всплеснул руками – Твоя жизнь же еще не успела начаться!
- А ты и не сейчас жди!
- И сколько же ждать?
- Сто лет! – сложив руки на груди, с важным видом сказала девочка – Нет, двести!
Приведение снова засмеялось, отчего комната озарилась мягким, можно сказать лунным, сиянием.
- Как тебя зовут? – спросил уходящий.
- Меня зовут Таня. – уже было ответила девочка, но тут же поправилась - Нет, не Таня, а Татьяна!
- Очень приятно, Татьяна. Тогда до встречи через двести лет.
С этими словами силуэт ее собеседника превратился в дымку, как от папиной сигареты, и улетучился в открытое окно
.

Поделиться: