Где-то далеко в степи бегут два пушистых шарика. Один шарик побольше, другой шарик – поменьше. Это два хомяка, один хомяк-дед, другой хомяк-внук. Я так высоко сижу, что мне не видно, что они там несут. Я спускаюсь пониже. Ага! Теперь я вижу, это морковка. Морковка вся растрёпанная и в истерике кричит:
- Жирные! Отпустите меня, жирные!
- Дед, может, отпустим? А то она какая-то нервная, – сказал хомяк-внук.
- Нет! – ответил хомяк-дед, – она нас жирными называет!
Морковка успокоилась и стала хныкать:
- Пушистики, отпустите меня, пушистики…
- Дед! Она нас пушистиками называет. Может, отпустим?
- А что мы есть будем?
- Ну не знаю, поймаем ещё кого-нибудь!
- Ну, раз «пушистиками» - тогда ладно… - сказал хомяк-дед, и хомяки бросили морковку.
Хомяк-дед всегда перекатывался с гордо поднятой головой, и у него не было пошлой привычки оборачиваться назад, но хомяк-внук шёл вперёд, а смотрел назад, и он видел, как морковка встала, отряхнулась, достала из кармана жёлтую витаминку, проглотив её, глупо засмеялась и снова крикнула:
- Жирные! – и убежала.
- Дед, ты видел? Морковка съела какую-то таблетку!
- Хорошо, что мы её отпустили, она же вся пропитана химией. Пусть люди её едят.
- Да! Пусть её люди едят! – подтвердил хомяк-внук. – Дед! А химия – это хорошо, или плохо?
- Всё на свете хорошо, и всё на свете плохо.
- А как же мы?
- Мы – это я хорошо, а ты – плохо.
- Но, дед! Я хочу быть хорошо!
- Тебе ещё рано! – сказал хомяк-дед. – Вот когда я стану дряхлый и немощный, стану для тебя обузой, вот тогда я стану плохо, а ты будешь – хорошо.
- Так а когда ты станешь дряхлый и немощный?
- Ещё не скоро – с полной уверенностью ответил хомяк-дед. Но тут выскочила лиса и съела хомяков…
- Теперь хомяк-дед не станет обузой для хомяка-внука, и это хорошо, хорошо и вкусно – подумала лиса. - Теперь хомяк-дед не станет дряхлым и немощным, и это ещё лучше…
Но тут раздался выстрел, лиса упала, и на её облысевшем от лишая виске образовалась маленькая дырочка, из которой тонкой струйкой потекла кровь. Теперь лиса не сможет думать. Никогда. И это плохо.


Сергей Алексеенко.

ДНЕПРОПЕТРОВСК.

1декабря 2012г.

Поделиться: