-Белла Сергеевна, вы готовы?
-да.
-тогда начинаем…раз, два, три, мотор, поехали.
Здравствуйте дорогие друзья, с вами я Ольга Михайловна. Сегодня в нашей студии Кросс Белла Сергеевна, талантливая женщина, чьи идеи перевернули весь мир. Белла Сергеевна дизайнер, и сегодня, она расскажет свою историю жизни, свою исповедь.
-всем здравствуйте. Моя история кому- то покажется банальной, кому-то неинтересный, а кто-то ее запомнит. Я не хочу, чтобы меня осуждали или жалели, в моей жизни было все то, что я заслужила.
Когда я родилась, моя мать сразу же отказалась от меня. Ее звали Алина. Она встречалась с моим отцом, и забеременела. Естественно беременность была незапланированной, и не желанный. Мама прожила с нами все два месяца, потом собрала вещи, отказалась от меня, и ушла. Я росла с отцом и его родителями. Могу сказать точно, что вырастили меня бабушка и дедушка. Они были публичными людьми, адвокатами. Мою бабушка звали Кларисса, а дедушку Максим. Бабушка была моим идеалом женщины. Она была очень красивой, она была умной, доброй, самым лучшим человеком в мире. Дедушка был строгим, своенравным, всегда держался при своем мнении, и поэтому всегда выигрывал дела. Я знаю, что он ждал бабушку 5 лет, пока она училась за границей, и были всегда вместе. Их любовь делала, и делает меня счастливой, и благодаря им я верю в самое прекрасное. Кроме моего отца, у нее также была дочь Олеся. До десяти лет я не знала что такое одиночество, и предательство близкого человека. Мой отец женился, и мы переехали в другой дом. Моя мачеха, или как я называла, эта женщина сразу же меня невзлюбила. В новом доме я была изгоем. Всем было все равно есть я или нет меня. У мачехе были две дочки, Инна и Яна. С ним я тоже не ладила, да мы и вообще не общались. Я только спускалась с комнаты, чтобы покушать. Через два года, у папы и мачехи родилась дочка, Ксюша. Знаете, меня даже не подпускали к ней, и вскоре я прекратила всякие попытки увидеть ее, или интересоваться ею. К бабушке я также перестала ездить, потому у отца была новая семья, а ездить туда каждый день не позволяла мачеха. В полном одиночестве я просуществовала еще два года. Да, я просуществовала, потому что перестала чем-либо заниматься, увлекаться, я начала просто деградировать. Одни раз, когда я возвращалась из школы, я увидела девочку, точнее девушку. Она просто меня потрясла. Во-первых, у нее были синие волосы, лицо было бледное, и черные глаза. Я тогда ужаснулась, и посмеялась над ней. Но в тот же день, я купила синюю краску, купила шорты, несколько рубашек, кожаные браслеты, сумку мешок, и кеды. Я решила поменять свой стиль, и выразить себя таким образом. Я поехала к бабушке, но она не одобрила мою идею, но мы сходили в салон и мне покрасили волосы. Я стала другой. Ко мне стала возвращаться жизнь, и моя душа начала заполняться яркими красками. К моему новому образу отнеслись критично, и я в школе я стала изгоем. Знаете, я к этому привыкла, быть не нужной и поэтому особо не обращала внимание. Со мной даже никто не здоровался, и учителя стали придираться. Я записалась в музыкальную школу, стала играть на гитаре, и моя жизнь стала меняться. У меня появилась подруга, хотя ненадолго. Потом она начала стыдиться меня, и мы перестали общаться.
Первый кто предал меня был мой отец. Мы перестали общаться, он все время был на работе или был занят Ксюшей. Мачеха вовсе не обращала на меня внимание, у нее были только ее дочки. Второй кто меня предал, была моя мать. Причем с самого рождения. Позже я узнала, что у нее начался роман с другим мужчиной, а он не принимал ее с ребенком. Также у нее потом родился сын Паша, но мы так и никогда не виделись. Когда она захотела, я ей отказала. Предательство сидело глубоко сидело внутри.
Мой стиль-шорты, рубашка или футболка, а также кеды стали постоянным. Я не менялась больше. Единственное я меняла цвет волос. После синего цвета, я подкрасилась в розовый цвет. В школе я по-прежнему была одна. Но скучать мне не давали. Каждый раз я была задействована в драках. Во основном до меня докапывались старшеклассницы, а тем более Ангелина. Я помню как шла по коридору и слушала музыку, и тут меня дергают за волосы, и я падаю. Вокруг нас собралось много народа. Ангелина пнула меня в живот, и дико ржала. Потом она наклонилась и ударила в челюсть. Все снимали на видео. Я даже не пыталась дать сдачу, или как бороться, но я также не плакала. Прозвенел звонок, все разошлись, я встала, вытерла платком кровь, и пошла в класс. Я пошла в ее класс, в 10 класс. Когда я зашла, сразу увидела ее, она сидела на первой парте. Я встала перед ней, кинула ей платок с кровью. Она ехидно улыбнулась, все хором посмеялись, и тут я врезала ей. Прям в глаз. Все были ошеломлены, встали возле нее, и в тот момент я выбежала из класса. Такая же крупная драка произошла через две недели. я купила чай и пиццу и пошла к свободному столику. Но до него я так и не дошла. Ангелина горячий чай плеснула мне прямо в лицо, от чего сразу упала и заплакала. Она начала смеяться, все стали смеяться надо мной. Я встала, через минуты, и мы вцепились. Я ее ударила, она упала, я продолжала ее бить, тут уже подбежали старшеклассники, и стали нас разминать, среди них был Сергей. Нам сделали выговор, и Ангелине и ее друзьям запретили ко мне подходить. Но издевательства не прекратились, надо мной также смеялись. После того дня, я первый раз увидела его, Сергея. Он поддержал меня, и он каждый раз спрашивал меня как мои дела. Мы стали общаться, и даже дружить. Правда о нашей дружбе никто не знал. Он все скрывал, а мне было все равно. До девятого класса мы общались тайно.
У Олеси была дочь Амелия, она была старше меня на пять лет. У Амелии погибли родители и маленький братик. Бабушка переживала все оставшиеся дни, но после этого Амелия и я жили у бабушки. Амелия была начинающим дизайнером, и она собиралась показывать свою коллекцию в Нью-Йорке. В 16 лет я отправилась туда. Модный показал проходил неделю, ее коллекция всем понравилась и она подписала контракт с студией Виктора Локи. На том модным показе я также участвовала. Мы провели там два месяца, и вернулись только в конце августа. Я вернулась другим человеком.
На школьном празднике, первое сентября, меня никто не узнал. Во-первых, я стала блондинкой, и у меня была короткая стрижка «каре». Во-вторых, я была в черной мини-юбке, бежевой рубашке с короткими рукавами, на высоких каблуках. В тот же день, Сережа подошел ко мне. Через неделю мы стали встречаться. Почему так быстро? Потому что я его любила, и все время я думала о нем. Мой стиль стал женственным. Теперь уже я не снимала каблуки, и Сергей ревновал, когда кто-нибудь подходил знакомиться со мной. Мы были вместе везде, в клубах, с друзьями, в школе. Расходились только вечером, когда надо было спать. Наши отношения восприняли в штыки. Особенно Инна, дочь мачехи.
Сергей был высоким, не худощав, и не качок. У него были голубые глаза, темные волосы. У него был классический стиль одежды, иногда он надевал джинсы, футболки, кроссы. Могу сказать одно, что в отношениях он был доминантам, и это я любила больше всего. Но я как не общалась в школе, так и не общалась. Мне было противно, что сначала они гнобили меня, а теперь дружно улыбались. И все это я сказала им в лицо. В классе у меня появились пару друзей, это Даша, Артем, Ник. Ник был новеньким, и мы с ним быстро сдружились. Также я общалась с друзьям Сергея.
Я участвовала в показе сестры, и там первый раз были представлены мои идеи. Там были представлены три комплекта. Первое было платье, оно было черное, длинное. На спине был вырез. Платье было легким и простым, но потом оно хорошо продалось. Также были представлен блестящий комбинезон. Короткие шорты, и майка. И третье, что потом мы стали применять часто это как мы называем «перевернутые штаны». Мы их так назвали, потому что карманы были спереди, а замок был сбоку, сзади. Сестра не рассчитывала на успех этой идеи, но он произошел. Людям стало интересно носить их, потому что это было что-то новое, что-то необычное. В следующих коллекциях были только нежные однотонные цвета. Успех не сразу пришел, особенно в России, его вообще не было. Меня воспринимали только в Нью-Йорке, и только там я стала популярной.
Через год, после одиннадцатого класса, я уехала вслед за Амелией. С Серёжей мы не сразу порвали отношения, спустя три месяца. Мы понимали, что на расстоянии не сможешь, потому что я не хотела возвращаться в Россию, а он не хотел ее покидать. Я стала посещать показы, участвовать в них, сама демонстрировала свои коллекции, я стала моделью. Стала сниматься для модных журналах. Вскоре мы с сестрой создали свой журнал, который назывался «Кросс», там мы показывали свои одежды. Также мы открыли свой магазин, вскоре открыли еще один магазин. Мы становились знаменитыми, нашу одежду стали покупать, на наших показах стали собираться больше народу, и так же модные дизайнеры. Я полностью ушла в мир шоу-бизнеса. Пресса следила за моими отношениями, а тогда мне предписывали множества романов. На желтых страницах каждый раз говорилось о моем новом романе. На самом деле, после расставания с Сергеем, я ни с кем не встречалась. Но как-то была вечеринка, и мы были приглашены. На этой вечеринки я познакомилась с Джеком, с моим будущем мужем. Джек был противоположностью Сергея. Он был ниже ростом, у него были карие глаза, у него был суровый взгляд. Он добивался меня четыре месяца, и в итоге мы стали встречаться. Джек был крупным предпринимателем, он был архитектором. После трех лет, он сделал мне предложение и я согласилась. Свадьба была громкой, присутствовало много народа, знакомые не знакомые, были все. На мне было бежевое платье, спереди оно было коротким, сзади длинным, также оно без бретелек. Я была красивой невестой. После свадьбы мы представили коллекцию свадебных платьев. Джек сас спроектировал наш дом. Он был большим, он был прозрачным, везде были стекла. Сначала было не привычно, но вскоре я привыкла. Нас все равно было не видно. В 25 лет мы стали родителями. У нас родилась Ханна. Ханна Адель Нэк. Годы протекали быстро, без особых сюрпризов. Через пять лет родился Стефан. Стефан Йен Нэк. Вот когда мы приехали в Россию, моя жизнь вновь изменилась.
В Россию поехали: я, Ханна, Стефан и Амелия. Мы представляли новую коллекцию, деловые костюмы. Джек не смог поехать, у него был крупный проект, и он не смог бросить все. Нас встретила бабушка, и мы поехали к ней. Ханна бегло разговаривала на русском, а Стефан вообще не говорил. Мы неделю готовились к показу, до этого времени я встретилась с Сережей. Он узнал, что я приезжаю, и позвонил мне, предложил встретиться, и мы встретились. Я не хотела идти, потому что боялась. Как только я его увидела, все вспомнилось, вместе с этим вспыхнули чувства. Он пригласил меня в ресторан, который был не популярен, чтобы нас никто не узнал. Сережа стал адвокатом. У него была семья, двое детей, два мальчика. Им было четыре года, как Стефану. Также Сережа был в разводе. Я провела тогда незабываемый вечер, это был самый лучший день. Я не жалею, что было потом. Мы пошли в его квартиру, он жил один. После прекрасного вечера, мы провели незабываемую ночь. Я вспомнила любые губы, мягкие губы, я вспомнила вкус его тела. Я была счастлива. Я была любима, и я любила сама. Джека я любила по-своему, но Сергей моя первая и последняя любовь. В Москве мы были месяц, и весь этот месяц я была с Сергеем. Он также познакомился с моими детьми, а я с его. Дети, особенно Стефан, Антон, Алеша, играли вместе, постоянно. Я не хотела уезжать, я хотела все бросить, и вернуться к нему, быть всегда вместе. Но я не смогла уйти от Джека. Тем более Амелия, бабушка были против моего вспыхнувшего романа. Даже если мы расстались в Москве, мы не разлучались по телефону. Я не могла без него, я не хотела от него отказываться, а тем более отказываться от своих чувств. Когда мы вернулись в Нью-Йорк, я узнала, что я беременна. Беременна от Сережи. Но Джеку я это не сказала. А зря.
У нас родился мальчик, и я решила назвать его Витей. Джек был против русского имени, а тем более что в Вити будет моя фамилия. Мужа успокоило только то, что второе имя была Джек. Кросс Виктор Джек. У Вити были голубые глаза, темные волосы. Он был похож на Сергея в юном возрасте. Вся пресса узнала о рождении третьего ребенка, и напечатали в газеты. Тогда мне позвонил Сергей, и задал свой вопрос «Витя мой?» я ответила да, и мне даже стало легче. Сережа хотел приехать, но я его попросила, чтобы он не приезжал, что сначала надо решить вопрос с Джеком, рассказать ему. Мы даже сначала, на какое-то время, перестали общаться с Сергеем. Джек так заботился о Вити, что я не могла ему сказать, что ребенок не его, но я также не могла смотреть ему в глаза. Но Джек все равно узнал правду, только через два года. Как тогда он сказал: «Я стал замечать, что Витя не похож на меня, как Стефан или Ханна, и я сделал ДНК. Вот тогда то, они и сказали, или потвердели, что ребенок не мой. Я был в бешенстве, и решил тебе сделать так же больно, как больно сделала ты» наверно, за свое вранье, я что-то заслужила, но только не издевательство над собой.
Дети тогда уехали к матери Джека, и я была дома одна. Я приготовила ужин, достала вино, и ждала Джека. Я даже надело короткое красное платье, с вырезам возле груди. Джек любил когда я встречала его во всей своей красоте. Но в тот вечер он пришел пьяный.
-я знаю… я знаю, что Витя не мой ребенок. Как ты могла мне врать. Ты...да ты просто… сука.
-Эм, Джек я хотела сказать тебе сразу, но мы были так счастливы.
- ты всегда его любила, я тебя ненавижу.
Джек схватил меня за плечи, и ударил. Я помню, как упала, и ударилась об пол. Но он не прекратил, он продолжал меня бить. Он не слушал меня. Моя жизнь превратилась в ад, в адские муки. Я полностью ушла из шоу-бизнеса, перестала создавать новые коллекции, я перестала видеть своих детей. Джек просто не подпускал меня к ним, потому что я вся была в синяках. Я не выходила из комнаты вообще. Когда дети приходили, он скотчем заклеивал рот, связывал руки, ноги, и говорил, если я писку, то он меня убьет. Дети стали жить в его матери. Я очень сильно исхудала, потому что отказывалась есть. Он с силой меня кормил, он просто издевался надо мной. Знаете, я даже не знала, какой день, месяц, сколько времени, я так же перестала вести счет сколько находилась в «плену». Именно так я и могу сказать, я находилась в плену. Он бил меня когда ему заходится, а это было каждый день. Один раз, он не закрыл дверь, не связал мне руки, ноки, и это был мой шанс. Мой шанс- выжить. Я в спешке встала, в тумбочке нашла его пистолет, и ждала его. Удача была на моей стороне, ведь в тот день кто-то позвонил в дверь, и Джек забыл про свой пистолет. Но в тумбочке был один пистолет, у него было второй. Я вся тряслась, пока его ждала, я начала хныкать, рыдать. Естественно Джек быстро вернулся в комнату. Как только он вошел в комнату, я уставила на него пистолет. Он же, то же самое сделал в ответ.
-не подходи… не подходи… я… я выстрелю…
-ты этого не сделаешь, и перестань хныкать.
Я даже не поняла, но он выстрел, и пуля вошла мне я живот. Была такая жгучая боль, я сразу же отлетела назад. Кровь быстро стала сочиться, и стала терять сознания. Я помню только, как он кричал, что так мне и надо, что это я заслужила. Я могу сказать ему спасибо за то, что он вызвал скорую. Если честно я до сих пор не понимаю его действия…
Остальное я знаю, по словам Сережи, Амелии, и самого Джека. Его задержали. В Нью-Йорк прилетел Сергей. В общем, в больнице я пролежала два месяца. После травмы, я восстанавливалась еще полгода. Как говорят врачи, я выжила чудом. Если бы Джек не вызвал скорую, я бы умерла. Как только меня выписали, я подала на развод. Чтобы не было шумихи в прессе, нам сделали, так как будто мы развелись два года назад, и после я вышла второй раз замуж за Сергея. В прессе говорилось о том, что мы поженились тайно, и странно, что меня не было один год. Мы купили новой дом, и переехали туда всей семьей. Детям поменяли фамилию, на Кросс. Джека лишили родительских прав, так же состоялся суд. Его приговорили к тридцати шести годом, за избиение, надругательства, и за попытку лишить человека жизни. В конце заседании, он попросил прощения. Ханна и Стефан знают эту историю, и не разговаривали раньше с ним.
У моей жизни были как радостные моменты жизни, так и грустные. Я не жалею , что со мной произошло. Я счастлива, у меня трое детей, любимый мужчина, я известный дизайнер. На данный момент, Ханна ходит навещать отца, она кстати стала тоже дизайнером, но она осталась в Нью-Йорке. Стефан стал копом, он также остался в Нью-Йорке. Только Витя вернулся в Россию. У него там свой бизнес, у него там жена, и новорожденный младенец, Кирилл.
Мы с Сергеем не стали возвращаться в Россию. Сергей моя первая любовь. И пусть мы не сразу были вместе и не всегда, но мы все вернулись друг к другу. Сережа моя родственная душа, и мы в любом случае были бы вместе. Я закончила свою карьеру, я теперь просто наслаждаюсь жизни.

-Белла Даниловна, хотите сделать перерыв?
-нет, не надо. Все хорошо.
-Белла Даниловна, а вы с бывшим мужем общаетесь?
-нет, правда я была у него один раз. Я написала ему письмо, но потом решила сама ему прочитать.
-вы скажите его содержание?
-конечно.
«Джек. Я хочу сказать, что я простила тебя. Правда, я простила тебя в душе. Я хочу сказать тебе спасибо. Спасибо за то, что ты подарил мне двоих детей, что в начале нашей семейной жизни, ты показал мне другой мир. Благодаря тебя, я вернулась к своей любви. Ты тоже будешь счастлив, я верю в это. Моя ошибка в том, что я не отпустила тебя раньше, возможно тогда бы встретил свою судьбу, свою настоящую любовь. Я счастлива, правда, и в этом есть твоя заслуга. Также я хотела сказать, что я любила тебя, правда любила. Просто его я любила больше, он моя половинка. Мне жаль, что я причинила тебе тогда боль, что я не сказала сразу правду. Прости. Я не думаю о том, что было последним, воспоминаем о нас, я вспоминаю только хорошие моменты жизни ».
Знаете, после травмы, я поняла, что я люблю свою жизнь, я хочу жить. Я не хочу и не трачу свое время на мелкие моменты, которые происходят с нами каждый день. Я радуюсь тому, что я просыпаюсь каждый день, что я счастлива, что со мной рядом мои дети, что они счастливы, и счастливы мои внуки. Я радуюсь закату, я радуюсь дождю. Я живу насыщенной жизни, в которой много любви и радости.

«Жизнь одна- проживи ее достойна, проживи ее красиво»

Поделиться: